<<
>>

ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ГЕРОЯ В АНТИЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ I в.до н.э. - Пі в.н.э.

в.н.имжчкин

Говоря о типах идеальных героев, следует помнить о том, что в античности человек показывается через общее, присущее це­лой категории или группе людей. Социальные типы положительных героев вырабатывает общество, которое и пытается в той или иной степени подражать им в нравственном и пр.

отношениях. Идеальный герой был важным элементом морально-политического климата Рима. По тому, какой тип идеального героя избирался, можно судить, как нам кажется, об общественных умонастроениях, о принятых нормах поведения и жизни в обществеfСобственно, сам образ положитель­ного героя воплощает собой определенную систему ценностей, на которую ориентируются определенные социальные группы общества.

В этом докладе избраны некоторые образы положительных ге­роев, избраны, конечно, в некотором смысле произвольно, однако, тем не менее, как кажется, это дает возможность показать эволю­цию образа положительного героя, его место в общественной жизни Рима за довольно продолжительный период, поскольку для Рима как раз большое значение имеет проблема поведения человека, прелом­ляющаяся как проблема идеального героя. Первым взят идеализиро­ванный образ правителя, нарисованный в "Сне Сципиона". По Цицеро­ну образ мыслей и поведение всякого благочестивого мужа, намерева­ющегося приобщиться к бессмертию и высшему блаженству, непремен­но должен отчевать требованиям, выдвигаемым перед ним республикой, а в пределе - высшим божеством, без соизволения которого доступ на небо невозможен. Требования эти, или высшие принципы, как вид-

но из УІ, I3∣ заключаются в том, чтобы способствовать сохранений , упрочению и расширению пределов отечества. Тесная взаимосвязь го­сударственного человека и высших принципов предстает более на­глядной, понятной и полной в свете излагаемого Цицероном строе­ния космоса (УІ, 17-18). Отметим при этом, что две сферы, или две формы бытия - небесная и подлунная - не мыслятся у Цицерона противоречащими одна другой, но в сущности являются различными уровнями единого гармонического целого, осуществляющего иерархи­ческое подчинение низшего высшему, можно говорить, что Цицерон в этом отношении проводит мысль о единой “физиологии” космоса и политической системы.

Все явления социального целого оказываются, как и сам физический космос, воплощением высшего разума. Этому новому наилучшему виду государственного устройства Цицерон пред- назначет особо выдающегося правителя, наделенного способностью справляться с возложенной на него республикой обязанностью, пред­угадывать и своей властью оказывать влияние на ход событий. Это должен быть муж, в равной мере сочетающий достоинства Bagnue civiβ и vir divinus·

Высший разумело Цицерону^последовательно провел Рим через все перипетии, чтобы в результате явить всему миру политическую исключительность Рима. История Рима как бы стала развертыванием Еысшего начала в земном, политическом плане. Эта метафизическая субстанция;по мысли Цицерона, существовала во все времена, и различные типы геров, прославившие себя и Рим на всем протяжении его истории,на метафизическом уровне,как это имеет место в "Сне Сципиона”, сливаются воедино.

Однако не всегда дела республики находятся в полном согласии с высшим разумом - скорее это мыслится у Цицерона как идеальное условие, - и тогда обнаруживается разлад между высшей разумно­стью и государственными делами, отделение одного от другого, от­чуждение. Для мудрых правителей существует высшая награда - это и не статуи , и не триумфы, а само сознание того, что они совер­шили нечто выдающееся (У1,8). Эта добродетель, превосходящая все остальные добродетели. По Цицерону тот божественен^кто сообразно с высшей необходимостью и сознанием своих обязанностей перед все­вышними, действует и направляет свою волю в согласии с этой выс­шей необходимостью и высшими требованиями, то есть перед нами про­

блема свободы воли, понимаемая как волеизъявление души в согла­сии с требованиями небес· В связи с этим обратимся к понятию conscientia∙

Выяснение особенностей COMcientia включает в себя идею взаимоотношений между божественным миром и человеком, одна­ко но всяким человеком, ибо эта божественная добродетель - при­вилегия лишь ограниченного круга избранных.

Понятие coMcientia часто встречается в различных произведениях Цицерона. Так, напри­мер, в письмах Цицерона Conacientia часто понимается в смысле: удовлетворение от сознания-исполненного на благо респуб­лики долга. Это может быть не только долг, но и утешение, встре­чается интонация некоторого бессилия, враждебности внешней среды - республики, ради которой все и делается. Какие бы усилия ни при­лагались для укрепления дел общегосударственных, тем не менее, все как бы напрасно, и остается искать утешения в правоте собст­венных намерений. Такое положение можно было бы, видимо, охарак­теризовать как отчуждение человека от общественной жизни госуда­рства, несмотря на стремление человека-гражданина естественно влиться в общественную жизнь. Именно в такой ситуации, как нам кажется, в качестве компенсирующей силы выступает consciβntia призванная воссоединить частное индивидуальное бытие человека с общими, высшими, вечными, а в политическом плане - общественными задачами, принципами. Consciantia в трактовке Цицерона

как бы становится внедрением “общей11 идеи в душу человека. Спектр значений Consciantia очень широк: кроме таких значений,

как “удовлетворение от выполненного долга", “утешение", присут­ствует и оттенок "угрызение совести".

Уже со времени Августа (если не раньше) был положен конец традиционным политическим формам и была прервана традиционная преемственность политических форм. В образе Агриколы Тацит пыта­ется эту преемственность как бы сохранить^ли - обеспечить эту преемственность, но это уже герой не республики, а империи.Arри- кола готовился в сенаторы, ему предстояла блестящая карьера и т.п., но он попадает в условия иной политической структуры, ко- · торая исключает все приготовленные ему сложившейся ранее тради­ционной структурой пути: на его судьбу роковым образом влияет противостояние Домициана. Однако й в этих условиях он пытается

выступать как часть некоторого целого, как часть политического тела республики.

Так, он чрезвычайно деятелен, а временная его бездеятельность вызвана внешними обстоятельствами. Агрикола взял на себя роль выразителя всеобщих интересов общества, тех слоев и групп, которые, по понятию Агриколы, это общество и представляют. Именно такова его позиция, естественная в период республики и необычная в период единовластия Домициана. Но это не просто ре­ставрация давно отживших принципов: Агрикола отдает себе отчет в невозвратимости прежних времен. Своеобразие его положения в том и состоит, чтобы не лишать себя возможности быть непримиримым по отношению к форме власти, навязанной Домицианом, и все же на­ходиться в составе высших должностных лиц государства. Агрикола не мыслил себя антиобщественным человеком, и несогласие его с принципами Домициана говорило лишь о том, что он сторонник иной, нежели Домициан, общественной структуры: защищая reβ publics, он не способствует укреплению власти прнцепса, он против развития и укрепления автократических тенденций. Внешняя противоречивость позиции Агриколы в том, что, мысля себя частью целого, и неся в себе как бы эту целостность, он призван выражать ’’общие” интере­сы, то есть интересы республики (=сената), а как отдельно взятый (= поданный Домициана) он связан тесно с решением общегосударст­венных задач и тем самым служит существующей системе^ на деле же - стоящей выше нее гее publics , то есть некоей идеальности. Агрикола не приспосабливается к системе и не снимает с себя нрав­ственной ответственности, занимает нравственную позицию в полити­ческой жизни, которая и делает его популярным образцом жизни, а по смерти обеспечивает ему высшее блаженство.

Человек в понимании многих античных авторов (и Тацита также) не ограничен пределами только собственной истории. Следовательно, достижение каких-либо успехов зависит не только от него, но и от мирового закона, космоса. Агрикола своим образом жизни нащупывает как бы равновесие между существующим общественным порядком и сво­им традиционным воспитанием в стоическом духе, и, как кажется, это балансирование его позиции между противостоянием Домициану и его режиму и противоречивостью своей позиции, проявляется в положите­льно принимаемом им понятии Obliquiume

Особенностью позиции Агриколы, возможно, стало то, что он осознавал противоречия, существующие в современной ему общест­венной структуре между ориентированными на рациональное частями (таких как он, Агрикола) и иррациональностью общества в целом (физическим воплощением этой иррациональности был Домициан: его индивидуальными чертами были безумие, патологические откло­нения и пр.).Если Агрикола - воплощение разумной причины, пони­маемой в духе стоиков, по мере сил стоял за увеличение роли подлинных, истинных ценностей, то с образом Домициана связано нагнетание господства антиценностей - несвободы, неистинности, несправедливости.

При Домициане подданные лишены были возможно­сти подлинного выбора, когда большинство успокаивает себе со­весть тем, что безуспешно противостоять силе принцепса, а это и способствует расцвету общественного лицемерия.

Отвоевывая право на внутреннюю свободу, Агрикола вступает в отношения подчинения. А вот где пределы достойного подчинения, не переходящего в рабскую угодливость - этот вопрос занимает Тацита. Для Агриколы характерно сознание недозволенности опреде­ленного способа поведения в определенных жизненных ситуациях, поскольку они не согласуются с добровольно избранным им и непре­ложным для него понятием о сословной чести. То есть он убежден в существовании общего, "божественного”, что реагирует на замыс­лы и действия людей. Агрикола как военный - со всеми присущими воину доблестями: готовностью умереть, стойкостью в походах, выдержкой и т.п. - противопоставлен Домициану, в котором подчер­кнуто изображен избыток насилия, жестокости, нечеловеческой не­нависти. Избыточность уже тем нехороша, что нарушает меру; не­хороша и сила, которая проявляется в телесных, физических фор­мах и тем себя самоунижает - ведь телесность ниже благородной души.

Наряду с историческими сочинениями среди определенных об­щественных слоев, все большим успехом пользуется так называемый античный "роман". Герои греческих любовно-авантюрных романов - фигуры, воплощающие собой общие понятия и принципы. Зто люди- идеи, COTBZOpeHHue путем доведения до предельных возможностей одного или даже комплекса понятий или однотипных идей. В ходе повествования их характеры, как правило, не развиваются. При

5 - 557 - 65 -

этом большое значение постоянно придается действующей извне и часто помимо человеческой воли божественной силе, благодаря кото­рой и происходят какие-то изменения с героями· Примечателен сам факт отчуждения авторов ’’романов” от изображаемых ими персонажей· Одним из главных моментов дли авторов ’’романов” было показать, насколько близки образы положительных героев идее, образцу, кото­рому следует подражать· Поведение героев или героинь "романов”, попавших в плен к разбойникам или находящихся в подчинении у тира­на (в греческих ’’роман ах’’-обычно у восточного деспота) служит при­мером того, как следует вести себя свободнорожденному в крайних жизненных ситуациях.

Если в греческих"романах” эта тема затраги­вается попутно, то для такого автора как Филострат в ’’Жизнеописа­нии Аполлония Тианского” она является одной из центральных (имеют­ся в виду эпизоды столкновения Аполлония с Нероном (1У,47), Тигел- лином, и выступление на суде перед Домицианом (УШ,5)· Аполлоний - фигура исключительная, тип деятельного богочеловека, замешанного в земной борьбе, выступающего в качестве покровителя греческих, особенно малоазийских городов и поборника справедливости. Аполло­нии излечивает людей, ему являются призраки, он предсказывает будущее; он - пифагореец, и во всем подражает Пифагору, и хотя и поддерживает отношения с магами, защищается от обвинения в том, что он гоэт. Таков идеальный герой Филострата, возводящий непо­средственное познание божественного до степени постоянного вос­торга. Наивысшие обобщения Филострата тем не менее ограничены рам­ками космоса: все находит свое выражение, преломляясь в космиче­ском универсуме.

В заключение отметим, что в поздней античности существовала сильнейшая потребность в изображении не физически сильного, а ду­ховного героя. В имперском Ри..е свободнорожденный оказывается в положении подданного и фактически подпадает под положение раба, однако, чувство свободнорожденного компенсируется в широкораспро­страненной литературе такого типа, как идеальный греческий ’’роман”, где свободное поведение героя импонирует читателю: например, Апол­лоний у Филострата отказывается простираться перед золотым изобра· жением царя, нарушая тем самым обычай проскинезы, принятый у под­данных восточного деспота (1,27). iПоступать дурно, запятнывая свою сословную честь, означало (в социальном смысле) уподобить­ся рабу (в философском смысле)? означало отделение и отдаление от целостности мира. _ β

j. Irmscher (Berlin)

Bemerkungen zum Menschenbild der Justinianischen epoche

Forechungen zum Menschenbild Vergangener Epochen Bind auf Verechiedenen Pachgebieten durchgefUhrt worden und haben die Pruchtbarkeit der Frageatellung bewiesen. Auch auf dem Gebiete der griechisch-rbmischen AltertumflwiseenBchaft nahmen aolche Unterauchungen Raum ein, wobei VeratHndlicherweiae die zentra- Ien, klaaaiflchen Perioden der antiken Kultur im Vordergrund stan- den. Die mit den apαstrophierten Porschungen erzielten Aufflchllls- βe Iegen eβ nahe, die bei solchem BemUhen gewonnenen Diethodiachen Erfahrungen und inhaltlichen Ergebniaae auch auf andere Epochen der Geschichte des Altertume, im konkreten Falle auf die Justini- βniache Ibriode dee Ubergangs von dern antiken Sklaverei - zur InediHvalen FeudalgesellachaftfZu Ubertragen.

Die AuasagekrGftigsten Quellen fUr die Gewinnung des Nfen- SChenbildeae einer Epoche sind die Iiterarische Natur, und zwar keineswega nur die belletriatischen - dieae apielen fUr die Jus- tinianische Zeit sogar nur Bineictergeordnete Rolle gegenUber den theologischen, den Juristlschen, den philosophischen, pUda- gogischen und rhetorischen∙ Im Rahmen der theologischen Litera- tur nahm die asketische w¾hrend des 6. Jahrhunderts einen Ieb- haften Aufschwung, weaentlich darauf gerichtet, den Hellenisie- rungsproze0 zu redreesieren und die einfachen evangelischen Grund- Iinien aufa neue herauszustellen. Mlt einer Sammlung von 849 Fra- gen und Antworten zum monastischbn Leben trat Barsanuphios her-

- 67

▼or, ihm schloB eich ale Varfaeear weiterer 453 Erotapokrleeie Johannaa der ft,ophet an. Baidar SchtLler war der KlostargrUndar Dorothaoe, daesen Διδασκαλίαν ψυχωφελείς ^i© geistllchen Grund- Iagan dee byzantinischan USnchlehene daretallan. Vorbildgehand hsben sie welt Uber diesee hinaus gewirkt. Sie Iehren Demut, die Gewiesanechaftigkeit, Gutee und Bhsee zu Unterscheiden, die Got- teefurcht fordern, man eolle . der eigenen Veretandeekraft nicht trauen, dUrfe Uber eeinen Nhchsten nicht richten, mUsse sich selbet anklagen, die Rachsucht ebeneo wie die Unwahrheit meiden, ZielbewuBt und nUchtern die StraBe Gottes ziehen; es gelte, der Leidenschaften beizeiten Herr zu warden, man mUsse dae kommande Gericht fUrchtan, habe Versuchungen Stendhaft und bareitwillig durchzustehen; Ziel des Lebene eei der harmonischa Aufbau der se- elischen Tugenden. Die Dbersicht macht deutlich, daB dae Manschen- bild, das hiβr gelehrt, ja man darf eagen: gepredigt wird,allain aus der Blbel und der biblischen Tradition echδpft; Hallani- echee Iiegt ihm fern. Wae Ubrigenedie Itedigtliteratur der Jus- tinianischen Epoche anlangt, eo ist von dieser nur wenig erhal- ten ; dagegen erfuhr die aeketieche Theorie Ihre praktische Er- gfinzung durch ein Vielgestaltigee hagiographischee Schrifttum, in welchem sich Erbauung und Unterhaltung verbanden, Die Quali- tUten, die jane Theorie poatuliert hatte, warden am konkreten Beispiel VerkSrpert dargestellt, wobei fUr dae 6. Jahrhundert in erstar Reihe Kyrilloe von Skythopolis zu nennen ist, der eine Sammlung von Viten PalUstinensischer IBnehe Zusammenstellte ;ihr Lebens- und Bildungsgang, ihra Lehre, ihrβ Charaktereigenechaf- ten, іhr monaetisehee und kirchliches Wirken und nicht zuletzt Ihre Wlmdertaten werden mit ErzUhlergeschick berichtet, ihra PersSnlichkeiten ale Vorbilder dargestellt. In gleicher Weise wirkte die Iiturgische Dichtung, die in der rhythmisch-akzen- tUirenden Kontakien.; des Meloden Romanos einen HShepunkt erk- lomm. Elnige der (inter Romanos’ NamJen gehenden Kontakien behan- deln hagiographische Themen, andere geben der dogmatischen Uber- Iegung, dem POlemischen Ausfall, der moralischen Nutzanwendung Raum; es sind in Metren gebrachte Predigten, die dank ihrer Mu- Sikalitfit welter und nachhaltigqr wirken ale das g es proc hen e

- 68 -

Wort allein.

Die KrMfte9 welche die Gesellschaft bestimmten, begnQgten oich Jedoch nicht demit, das von ihnen Vertretene Menschenhild Ilterarisch und poetisch zu propagieren, sondern bedienten sich Iugleich іhrer Ifilglichkeiten, urn es auch In die Virkliehkeit um- zuaetzen. Im AnschluS an die theologische Literatur nennen wir κunMch8t die Kodifikation dee Kirchenrechts9 welche Johannes Scholastikoe vβrdankt wird. Die Sammlung bezeichnβte es ausdrU- Ckiich als ihre Anliegen, darzustalien9 wee zu tun und waβ zu Iaesen sei, Lebenswandel und Charakter eines Jeden einzelnen zu beβaern9 die auf dem rechten Wage Wandalndan zu heβtMrken und die Abgefallenen zu ermahnen. Ihre Quellen sind UneingeachrMnkt christlich-kirchliche.

Perner exzerpierte Johannes Scholaetikos die Movellen Justi- rιlans, welche den Ietzten Tail des groflen Rechtekorpus a us mac ti­tan, auf dae hi er gleichfalls eingegangen werden muB9 da es Ja in nicht geringerem Mafle ale daβ Kirchenrecht zur Pestigung des von der herrechenden Klasse erβtrebten Menschenbildes beizutragen hat- te∙ VMhrend das in das Korpua einbezogene Lehrbuch9 die Institu­tion en, sich damit begnUgt, die durchaus OltrMmischen GrundsMtze Honeste vivere, aIterum non Iaedere, euum cuique tribuβre voran- Zuatellen, werden in anderen Teilen die Mbglichkeiten9 die Kodi- Clkation in den Dienst der PbrBbnlichkeitsbildung zα Stellen9 utMrker genutzt. So rdckt der Codex Iustinianus die Christliehen Spezifika betont an den Anfang, bevor die eus der rMmischen Tra­dition erwacheenen Zivilrechtlichen Themen behandelt warden; von der hMchsten Dreieinigkeit und dem katholischen Glauben und dafl niemand dardber Mffentlich zu streiten wage; von den hochheili- gen Kirchen und ihren Privilegien; von BischMfen, Geistlichen9 Leitern von WaisenhMusern, Pllgerherbergen, PindelhMusern, Ar- menhbusern und AndachtsstMtten sowie von MMnchen und ihren Pri- Vllegien ist da die Rede. Waren es hier die AmtstrMger der Kir- che, von denen eine Vorbildwirkung auegehen βollte9 so warden die IYoMmien der eigenen Gesetzgebung des Kaisers dazu genutzt, um In dessen QualitMten das MenschenidsAlder Zeit herauszustellen: Jener 1st ein Geschenk Gottes9 se⅛-n Amt atammt von Gott9 und in

- 69 -

Iha ahmt er Gott nach9 τon dem er gellebt wird ; er Ubt voreus- ecbauend FUrsorge und Aufmerksamkeit fUr seine Untertanen; MaB und Harmonie sind ihm eigen, ihm, der die Gerechtigkeit verkδr- pert, der Hilfe, Sutzen und Heilung spendeti; die Menschenfretad- Iichkeit gβhδrt zu seinem hβrrβcherlichen Charisma. Christliches und Heidnisches sind in diesem Kaiserbild Zusammengeflossen.

Auch die Rhetorik erschien in Verohristlichtem Gewande, wo- bei die Schule von Gaza eine wβgweisβndβ Rolle spielte∙ Ihr Oberhaupt bildete Prokopios, von dem sβin SchUler Chorikios in der Grabrede rUhmte, daB er ein schlichtes, Spartanioches Leben fUhrte, daB er die Kranken pflegte, daB er die Armen betreute, den Leidtragenden zur Seite stand, daB er sich in den christli- chen Dogmen auskannte und ihre Widersacher zu widerlegen wuBte, kurzum, daB er einen solchen Grad Christlieher Paideia erreicht hatte, daB er bie auf den Ornat in alien StUcken ein Biechof war. Eine solche Einstellung hinderte indes Prokop, den wir als den Prototyp des Chriatliehen Sophisten ansprechen mδchten,nicht daran, Anastasios I. als Nachfahren des Zeus zu preiaen, die al- ten GUiter anzurufen und sich der Tyche-Vorstellung zu bedienen.

Aus der Schule von Gaza stammte Agapetos, DLakon an der Ha- gia Sophia; er VerfaBte einen Weitwlrkenden FUratenapiegel *fi*~ >εσις κεφαλαίων παραινετικών. Sich vor allem auf Iaokrates und die groBen Kappadozier grUndend, hat dieses Buch das Herracher- ideal seiner Epoche gezeichnet∙ Wie fUr die geaamte gazenische Schule Ubt auoh fUr Agapetoa die antike Ihiloeophie eine positi­ve Funktion, und die Fllatonlache Hoffnung auf die Gleiohsetzung von Ihiloeophen und Regenten acheint ihm in der Person Juetini- ans Verwirklicht. Die Platonlschen Kardinaltugenden aind aeinem Gedankensystem eingeordnet; andere Eigenschaften dea postulier- ten Menschenbildes aind die FrUmmigkeit9 die φιλανθρωπία in Wollen und Handeln9 das Wohltun9 die Sorgfalt9 die Waoheam- kelt9 die Mllde∙ Antlkes Gedankengut aua klaasIscher und naoh- klaaalscher Zeit Iat9 bald mehr9 bald weniger gut kaeohiert9 dem Ohriatlichen Menechenblld dIenatbar gemaoht; die Parallelen zu den Juatinianiachen ProUmien aind Offenkundig.

Finden sich nun aber neben ⅛o viel OriginBr Chriatlichem

- 70 -

und βo viβl adaptiert Christlichem nicht such Vorstellungen, die мів unverfB Iecht antik-heidnisch anges prochen warden mil з sen? DLe Prafce lB3t sich bejahend beantworten. In der Epoche der Justinia- niβchen Restauration, erlebte das griechische Spigraidiieine Nach- bl∏te, die in einem Zusammenhang mit Jenen staatlich-gesell- SChaftliehen Maiinahmen steht. Venn nSmlich Uberall die groβe Vergangenheit wieder heraufgefUhrt warden sollte, wandte der Blick sich notwendig aueh auf deren poetiachβ Leistungen, die es xu βammeln, zu konaervleren und nachzuahmen gait. In der Epi- grammatik Zeitigte ein solchea Bestreben die Sichtbarstet Ergeb- nisse: Agathias brachte eine Sammlung von Gedichten aus klaasi- ocher, hellenistischer und rδmischer Zeit heraua, der er eigene StUcke und solche von Zeit/,enossen, darαnter vor allem des ⅛u- loβ Silentiarios, beifUgte; sie sind Bestandteil der spBteren Griechischen Anthologie geworden. Einige wenige StQcke bei Aga- thiaβ zeigen Christliehe AnklBnge: drei Dedikationen an den Brz- pngel Michael, Offenbar aus der Studentenzeit des Dicht βrs ,wBh- rβnd sich in der Epigrammatik des Paulos Silentiarios nichts der- gleichβn findβt. Wo diesar Vielmehr philosophiert, folgt er ein­em Unverbindliohen Epikuroisfnus (10,74). Arete und Sophia sind ∏ahezu identisch in einem weiteren Gedieht (10,7b), das gleich- falls MaD und Mitte zur Maxima erhebt: man entsehlage sich der Sorgen, begnQge sich mit dem Bescheidenen. Auch in Venere ist Verzieht Vorteilhafter als Nachgiebigkeit, Iehrt das Epideiktion (9, 443)∙ DLesem Rat zur Ehthaltsamkeit βtehen freilich 41 Iro- tika gegenllber, welche den LiebeagenuS in alien nur mUglichen Psrrnen zum Geganstand haben. Ja, das Erotikon beinhaltet eine eindeutige Abaage gegenllber dem eben Zitierten Epldeiktikon: die weise Pallas Athene, der des Dichters Jugsnd gehβrte, hat sich Kypris, der LiebesgUttin, als unterlegen erwiesen. Eln denkbar heidnischea Menschenbild wlrd hier entwickelt, zu dem nur eines in Gegensatz steht: derselbe Autor, den wir ale in philosophieiβ konventionell, religiδs indifferent, dafUr aber von helleniseher Dlesseitigkeit und Sinnliehksit durchdrungen fanden, wurde beauf- tragt, dae Festgedieht aus AnlaS der Wiedereinweihung der Hagia Sophia Im Jahre 563 abzufasβen, And er hat sich dieser Aufgabe

- 71 -

mit Bravour entlβdigt, zum Ruhme der kaiserlichen MajestSt und Ihrer Staats- Inklusive Kirchenpolitik.

Haben sich in dleser Bitscheidungssituation die Reprflsen- tan,ten der antiken Philosophie, Verkbrpert durch die Schule von Athen, konsequenter verhalten? FUr diese Schule hatte das Wirken des Proklos den AbschluB des neuplatonischen Systems bedeutet; dann setzte ein Niedergang βin. Gewlcht besafl nur noch die Er- klflrung alter Philosophen, wflhrend sich das eigene Denken in Spekulationen erscho^fte, PUr die Wirkllchkeit und das konkrete Leben blieb kein Raum, und sehr bezelchnend sagte das Schulhaupt Demaakioa Uber seinen Vorgflnger Isidoros, Gott habe allem An- Bcheine nach an dieaem erslchtlich machen wollen, "dafl er mehr Seele sei als das Doppelgebilde, das aus ihrer Verbindung mit dem Kbrper entsteht, und er wollte die Ihilosophie nicht in dem Dappelgebilde bergen, sondern ihr nur in seiner Seele ?elbst ih­ren Sitz anwei3βnπ. Eine solche Art zu philosophieren hatte den gesellschaftlichen Elnflufl Verloren. So regte sich kein Arm, als im Zuge des Verbota des philoaophiachen Unterrichts 529 auch die Athener Akademle geschlossen wurde, und die Regierung sah keine Veranlassung, ihren Mitgliedern das Leben beaonders zu erschwe- ren. Dieee folgten einer Elnladung des Perserkbnlgs Cnusro I. ; doch als sie in dessen Lande sehr wenig von dem Platonischen Idealstaat Verwirklicht fanden, kehrten sie 533 zurUck,und Slm- plikios durfte hlnfort Unbehindert seinen Arlstoteles kommentie- re∏. Er tat das mit einem Vorherrschenden Interesse an den Pra- gen der Metaphysik und in der Tendenz, zwischen Platon und Ari- Stoteles zu harmonlsleren ; gegen Christllche Anschauungen wurde ZurUckhaltend polemislert∙ Auf die AusprUgung des Menschenbll- dee der Epoche ha.ben diese gelehrten Werke ebensowenig elnge- wirkt wie die erotlschen Gedichte eines Paulos Silentiarioa.

So bestfltigen die Iiterarischen Belege, die wir anzufUhren Vermochten, eindeutig das Bild einer Bbergangsepoche, in der al­to und neue Wertungen Uebenelnanderstehen∙ Dabei 1st jedoch der Sleg des Neuen berelts entschleden, wflhrend die Reprflsentanten des Alten zwar die Uberkommenen Denkweisen und Iiebgewordenen Voratellungen noch nicht preisge^eben haben, sondern ihnen nach-

- 72 -

Hehen, wo Imrner das im priveten Leben angBngig ist, um sich zu- g,leich zu den maflgeblichen Wertungen zu bekennen, wenn ihnen das In der Hiffentlichkeit nbtig zu sein scheint. Des diesseitige Men- Bchenbild der Antike mit seiner Lebens- und Sinnenfreude hat in den exklucivθn IL-зLaea der Gebildeten, welche zu den Iiterari- nchen Traditionen Zugang besitzen, ebensc seine Anziehungskrbft bewahrt wie diese Tradition selbst. Aber es ist denen, die mit diesen Vorstellungen noch sρielen, sehr wohl bewuflt, dafl an ihre Gtel]e ein durch Christliche Weltanschauung und Christiiche Sit- tenlehre geprBgtes Kenechenbild rQckte, das unumkehrbar geworden Iat und das zu respektieren den Angehbrigen der herrschenden Klasse und Ihrenintellektuellen MitlSufern ZweckmBBigkeit und Staat6raison nahelegen. Debei kar.n nicht Uberaehen werden, daG diese neue Ideal in weitem Ausmafle antikes Gedankengut rezipiert und adaptiert hatte.

Die gleiche Doppelgesichtigkeit wie die Literaiur zei^t such die Kunst der Justinianiechen Epoche bei der Gestaltung ILrcs 7en- Schenbildes. In der Arcbitektur sind die schlichten, klaren Lini- cn der Antike mit ihrer Bindung an eine strenge, rationale, dem Menschen untertane Ordnung preisgegeben zugunsten von Biiufcrmen von feierlicher Erhabenheit, die den Beschauer seine Nichtigkeit gegenUber dem transzendenten Gbttlichen erspUren lessen. In der Bildkunet ftlgt sich in diese Linie das in der Berliner Erlihchri- atlich-byzantiniεchen Sammlung Tekonstruierte Apsismosaik der Kirche San Michele in Affricisco zu Ravenna. Ohne Innerbildliche Beziehung blicken hier die Gestalten den Beochauer an, es herrschi strenge, feierlich hierarchische PronttlitBt, alles Szeni- sche wird vermieden, um den Beschauer ganz und gar zαr Andacht hlnzulenken. Auch in den Miniaturen des Kodex von Rossano begeg- net uns eine derartige Ausformung des Menschenbildes. Szenen aua dem Evangelium stehen vor abstrakt purpurnem Hintergrund, das Ie- bendige Menschenantlitz verliert sich unter dem BemUhen, zu ver- Innerlichen und zu Vergeistigen.

Aber heben solchen Zeugnissen eines Verchrietlichten, mit- telalterlichen Menschenbildes zeigen sich noch deutlich AuslBufer der Kunstgesinnung der (SpBt )anti,ke und ihres Ifenschenideals. Von

- 73 -

den Werken der Plastik verdient in diesem Zueammenhang die Reli- efgestaltung des Iirzengels Gabriel im Museum ven Antalya Beach- tung∙ Obgleich der Klnstler spllrbar bemllht ist, Tornehmlich die innere, geistige Verfaaaung zum Ausdruck zu hringen, verhleibt doch die Darstellung im Bereiche des Irdisch-Ifatlrlichen, bereit und beflhigt, warms menachliche Emotionea aαfzufangen∙ Oder wir denken an den Iesenden Artz im Pflanzenhuch des Dioskurides, dem die Heuresis das Heilkraut Mandragora vorhhlt - eine in ihrer Hastizitlt geradezu realistisch zu nennende DerstellungJ

<< | >>
Источник: ПРОБЛЕМЫ АНТИЧНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ (ДОКЛАДЫ XlV МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ АНТИЧНИКОВ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН «ЭИРЕНЕ») II ИЗДАТЕЛЬСТВО АН АРМЯНСКОЙ CCP ЕРЕВАН 1979. 1979

Еще по теме ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ГЕРОЯ В АНТИЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ I в.до н.э. - Пі в.н.э.:

  1. § 6. «Так называемые “диаконы”»: эволюция «сакрального служения» в раннехристианской литературе
  2. ЭПОС СКИФОВ И АНТИЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА
  3. Глава 11 АНТИЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК В МИРЕ ЛИТЕРАТУРЫ, НАУКИ И ИСКУССТВА
  4. ИЗОБРАЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА В АНТИЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ И ИСКУССТВЕ
  5. Критика христианства античными авторами. Древнехристианская литература
  6. Нартский сюжет О РОЖДЕНИИ ГЕРОЯ ИЗ КАМНЯ*
  7. § 1. Терминология «служения» в античной до-христианской и не­ христианской литературе
  8. 7.1. Понятие «античность». Источники античной истории
  9. Г л а в a II ИБЕРИЙСКИЙ РОД И ЕГО ЭВОЛЮЦИЯ
  10. ЭВОЛЮЦИЯ ЮЖНОГО ХУННУ
  11. (7) Эволюция форм собственности на землю.
  12. Эволюция государственно-политической системы
  13. Народничество, его основные направления и эволюция
  14. Историческая эволюция понятия “Западное Средиземноморье”