<<
>>

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ИСТОРИИ ЭЛЛИНИЗМА В ВАВИЛОНИИ

Μ. М. Дандамаева

Понятие «эпоха эллинизма», которым традиционно обозначают пе­риод от начала походов Александра Македонского до конца 1 в. до п. э., весьма условно по отношению к Вавилонии.

Концом эл­линистического периода считается завоевание Египта Римом (31 г. до ы. э.), однако если Египет в течение трех столетий находился под властью гре­ческой династии Птоломеев, то Навил опия в последней четверти II в. до и. э. становится частью парфянского царства, и тогда, по-видимому, происходят серьезные перемены в жизни и культуре страны, давшие толчок процессам, продолжавшимся и в первые века новой эры. Конец же I в. до н. э., считающийся концом эллинистического периода,— рубеж для Вавилонии совершенно условный. Греческая культура и язык про­должали играть там важную роль на протяжении нескольких веков после перехода власти от греческой династии Селевкидов к парфянам, поэтому концом эллинистического периода в Вавилонии, по нашему мнению, следует считать конец II — начало III в. н. э., когда греческая культура в этой области теряет свое значение ,. В таком случае в истории Вавилонии эпоха эллинизма, пришедшая на смену ахеменидскому перио­ду, сменяется эпохой Сасанидов. Внутри эллинистической эпохи следует выделять селевкидский и парфянский периоды, так как парфянское за­воевание Вавилонии привело не только к смене династий, но и к измене­ниям в социально-политической и культурной жизни страны. Римское влияние в культуре Вавилонии, в отличие от расположенных к западу от нее областей, видимо, не было значительным. Лишь в текстах и памят­никах материальной культуры из расположенного на границе с Сирией городка Дура-Эвропоса с конца Il в. н. э. греческие элементы вытесняются римскими.

В октябре 331 г. до н. э. жители Вавилона, если верить красочному рассказу Курция Руфа (V.1.19—23), стоя на городских стенах, приветст­вовали приближавшееся к городу войско Александра.

Отныне вавило­нянам предстояло жить под властью новых завоевателей, сменивших персов, а грекам — осваиваться в чужой стране, известной им в основном по слухам и рассказам писателей, часто нолуфантастическим. Чужезем­ные династии не были редкостью для Месопотамии, по которой в течение четырех тысячелетий ее истории прокатилась не одна волна завоевателей,

xНачиная с ахеменидекою кремени в культуре Вавилонии присутствуют иран­ки е элементы, однако влияние греческой культуры, судя во сохранившимся источ­никам, вплоть до эпохи Сасанидов было преобладающим.

однако никогда еще страной пе правил парод, обладавший столь высоко­развитой и при этом столь чуждой вавилонянам культурой, как греческая. Подобное столкновение двух устоявшихся высокоразвитых культур, пе часто встречающееся в истории древности, составляет специфику сосу­ществования греков и вавилонян, представляющую особый интерес для исследователя. Вавилоняне, которые обычно ассимилировали завоевате­лей и в свою очередь заимствовали некоторые элементы их языка, искусст­ва или религиозных представлений, на этот раз стремились не только выстоять в столкновении с греческой цивилизацией, сохранить свою тра­диционную культуру, но и продемонстрировать властителям, сколь древ­ней и богатой была опа. Именно это стремление, а не только привержен­ность к старине, вероятно, вдохновило вавилонянина Bepoca (конец IV — начало III в. до н. э.) написать, основываясь на древних текстах, историю своей страны на греческом языке, а жителей древнего города У рука под­черкнуто строго придерживаться вавилонских традиций в архитектуре построенных в селевкидское время храмов; по этой же причине, по-види- мому, представители зпатных родов У рука старались не давать своим детям греческих имен, тщательно выбирая для лих традиционные урук- ские. Еще более непривычной оказалась сложившаяся ситуация для гре­ков. Ведь если для Месопотамии всегда было характерно смешение наро­дов и языков, взаимодействие которых особенно усилилось в рамках Axe- менидской державы, наследницей которой стала империя Селевкидов, и в эпоху эллинизма были лишь расширены границы этого взаимодейст­вия, то греки прежде пе зпали над собой чужеземной власти, не господ­ствовали над другими народами и тем самым до коица IV в.

до н. э. не имели широких контактов с иноземцами (кроме, разумеется, греческих колонистов). Перед горсткой греков, поселившихся в Вавилонии, стояла по сути дела та же задача, что и перед подвластными им вавилонянами: сохранить свою культуру, свои обычаи, остаться греками в «варварской» стране [1234]. Не следует думать, однако, что в Вавилонии в это время оби­тали лишь греки и вавилоняне, и взаимоотношения греков с местным на­селением страны сводились к контактам с вавилонянами. Так, например, Иосиф Флавий (I в. н. э.) сообщает, что в Селевкви на Тигре, столице Вавилонии, живут в основном греки, много македонян и пемало сирийцев (Ant. Jυd. XVIII. 372 sg.). Вопрос о том, кого и меті о Иосиф Флавий называл сирийцами, вызвал немало споров среди исследователей [1235]. Однако объяснение этому этнопиму можно найти у самого историка. В первой главе «Иудейских древностей» (1.144) Иосиф Флавий сообщает, что «Арам пра­вил арамеями, которых греки называют сирийцами». Выходец из Сирии Посидоний тоже говорил, что пароды, которых греки называют сирий­цами, сами себя называют арамеями (Strabo. 1.2.34). Таким образом, пегреческое население Селевкпи в 1 в. н. э. было арамейским. Арамей­ские имена посилп, как мы увидим, и местные жители другого греческого города Вавилонии — Дура-Эвропоса. причем уже, видимо, в селев- кпдекое время. Арамейским, во всяком случае в TII в. и. э., было, вероят- по, население расположенной в Северной Месопотамии Эдессы, так как

531

532 Греция Эллинизм Причерноморье

оольшинство персонажей единственного известного сегодня документа из этого города [1236]носит арамейские или римско-арамейские имена. Можно- думать, что арамеи составляли значительную часть населения Месопо­тамии в конце I тыс. до н. э. и в первые века следующего тысячелетия [1237][1238]. Однако понятия «арамей» и «арамейская культура» для эллинистического времени кажутся гораздо менее определенными, чем «грек» или «вавило­нянин».

Можно предполагать, что в эпоху эллинизма арамейское насе­ление Месопотамии представляло собой довольно пестрый с этнической точки зрения конгломерат людей, говоривших на арамейском языке. Среди них, несомненно, улее к началу селенкидского периода раствори­лась значительная часть вавилонян, л процесс этот продолжался в элли­нистическое время. О социальных преобразованиях арамеев, их образе жизни нам почти ничего не известно, так как из Вавилонии до нас не дошло почти никаких документов этого времени па арамейском языке. Отсюда, разумеется, не следует, что таких доку мен гов, в том числе, мо­жет быть, даже литературных текстов, было мало — по-арамейски писали в основном на коже, для котором губителен жарким и влажный климат Месопотамии.

В эллинистической Вавилонии жили и иудеи. Ilo свидетельству того же Иосифа Флавия, Антиох Ill переселил из Месопотамии в Лидию- м Фригию, где назревали беспорядки, две тысячи иудейских семей (Ant. Jurt. XII. 147 —149). В Вавилонии были иудейские города Мерда и Ни- сибис. Иосиф Флавиіі говорит о постоянной вражде, царившей между иудеями и вавилонянами и не раз доходившей до открытых столкнове­нии. Причиной этой вражды была, по мнению историка, «разница в за­конах» (Ant. Jud. XVlII.371). В Вавилонии жили также персы, позже- парфяне, в первые вока попой эры туда начинают проникать арабы с Ара­вийского полуострова, о чем свидетельствуют найденные в Вавилонии арабские надписи.

Развитие греческой и вавилонской культур и их взаимодействие в эл­линистическую эпоху происходило, таким образом, на фоне существова­ния прочего населения Вавилонии, прежде всего арамейского, опасность растворения среди которого постоянно грозила и грекам и вавилонянам и в первые века новой эры превратилась в реальность. Для греков сред­ством сохранить свои обычаи, культуру и вообще себя как народ стали полисы cс традиционными греческими устоями и институтами. Обя­зательным условием существования полисов, одновременно являвшимся п условием сохранения греков и греческой культуры на Востоке, была замкнутості, этих коллективов, связанная с их пол у автономией и при­вилегированным положением в империи Селевкидов [1239].

Между греками — гражданами полиса и прочим населением страны в се.тевкидское время

стояла преграда если ле непреодолимая, то по всяком случае трудно­преодолимая, препятствовавшая растворению греков и греческой куль­туры среди «варваров». Для вавилонян подобные функции выполняла гражданско-храмовая община, похожая в селевкидское время на полис до некоторым чертам своей организации и статусу в империи Селевки- д.ов β. Община, как и полис, была достаточно замкнута и обладала само­управлением, степень которого, как справедливо заметил МакДоуэлл, реально была, вероятно, выше, чем, например, у столицы Вавилонии Олевкии на Тигре, всегда находившейся в поле зрения царя s. К изуче­нию этих двух социальных образований, полиса и гражданско-храмовой общины, и следует обратиться, рассматривая судьбу и взаимоотношения греков и вавилонян и их культур в эллинистическое время. Пись­менные источники, на которые при этом приходится опираться, делятся на две большие группы: клинописные тексты, обнаруженные почти исключительно в У руке и Вавилоне, и грекоязычиые источники, среди которых можно выделить нарративные произведения, документы из „Дура-Эвропоса и эпиграфические памятники, найденные в разных го­родах Вавилонии. Следует иметь в виду, что источники эти при всем .их многообразии немногочисленны и весьма неравномерно распре­делены с хронологической точки зрения. Так, клинописные тексты (в ос­новном частно-правовые и административные документы) относятся лишь к селевкидскому и к самом}' началу парфянского времени. Тексты эти, хотя и содержат ценные сведения о некоторых конкретных сторонах жизни ^храмовых общин, не дают представления об обстановке в стране (или даже в одном городе) в целом. C другой стороны, грекоязычпые документы л надписи датируются в основном парфянским временем, и нам остается лишь пытаться проецировать их данные на селевкидское время. Нарра­тивные источники тоже относятся к 1 в. до н. :·. и более позднему вре­мени, но тут следует учитывать, что многие античные авторы были ком­пиляторами, переписывавшими выдержки из трудов своих предшествен­ников, и, таким образом, сообщения греческих историков, не знавших .современной им ситуации в Вавилонии, могут «отставать» от своего вре- .меви. Другой серьезной проблемой остается сопоставление сообщений .письменных источников с данными археологии. Даже в таких хорошо раскопанных городах, как Дура-Эвропос п Валилов, часто нелегко увя­зать сведения надписей с археологическими находками. Площадь же рас-

<< | >>
Источник: ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ ИЗБРАННЫЕ СТАТЬИ ИЗ ЖУРНАЛА. ВЕСТНИК ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ - 1937-1997. 1997

Еще по теме НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ИСТОРИИ ЭЛЛИНИЗМА В ВАВИЛОНИИ:

  1. Некоторые аспекты внешней политики
  2. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ЭЛЛИНИЗМА
  3. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ РАННЕЙ ПАРФИИ*
  4. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ ХУННОВ
  5. № 49. ПРОТОКОЛ ПЕРЕГОВОРОВ С ГОРОДОМ ВАВИЛОНОМ ЦАРЯ АШШУРБАНИПАЛА И ЕГО БРАТА ШАМАШШУМУКИНА, ПРАВИТЕЛЯ ВАВИЛОНИИ
  6. РАСКОПКИ ЭШЕРСКОГО ГОРОДИЩА И НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ ДИОСКУРИИ
  7. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ЭЛЛИНИЗМА (СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕ­СКИЕ ОТНОШЕНИИ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РАБОВЛА­ДЕЛЬЧЕСКИХ ОБЩЕСТВ ВОСТОЧНОГО СРЕДИЗЕМНОМОРЬЯ В ПЕРИОД ЭЛЛИНИЗМА)
  8. О НЕКОТОРЫХ НОВЫХ РЕЗУЛЬТАТАХ В ИССЛЕДОВАНИИ ИСТОРИИ, ЯЗЫКОВ И КУЛЬТУРЫ ДРЕВНЕЙ АНАТОЛИИ*
  9. НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ХОРВАТОВ (О КОНТАКТАХ C РИМСКОЙ КУЛЬТУРОЙ)
  10. ХРЕСТОМАТИЯ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО МИРА. Том2. ГРЕЦИЯ ЭЛЛИНИЗМ. ПОД РЕДАКЦИЕЙ АКАДЕМИКА В. В. СТРУВЕ. МОСКВА - 1951, 1951
  11. ВАЖНЕЙШИЕ АСПЕКТЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ИСОКРАТА
  12. Хрестоматия по истории древнего мира: Эллинизм. Рим. Под ред. В. Г. Боруховича, С. Ю. Монахова, В. Н. Парфено­ва. — Москва, «Греко-латинский кабинет» Ю. А. Шичалина,1998. — 528 с., 1998
  13. ВАВИЛОНЯНЕ {лат.Babylonii, греч.Bαβuλωvιoι) - полисоним, политоним и этно­топоним, жители Вавилона, одного из древнейших государств, расположенного в Месопотамии. Жители города Вавилон на реке Евфрат.
  14. ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ ИТАЛЬЯНСКОГО ЭТНОСА (СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ В V-VI BB.)