<<
>>

РОЛЬ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

В течение длившегося сотни тысячелетий периода палеолита челове­чество сильно зависело от природы и очень мало на нее воздействова­ло. Это — время собирательства и охоты, которая, несмотря на примитив­ное оружие, способствовала уменьшению численности, а иногда исчезно­вению некоторых видов животных.

В VIII —VI тыс. до н. э. в широком поясе земель от Ирана до Бал­канского полуострова наблюдается9 переход к производящему хозяй­ству — земледелию и скотоводству . В новых экономических условиях воздействие человечества на природу стало более значительным, но за­висимость от нее отнюдь не исчезла.

С V тыс. до н. э. начинается постепенное освоение земледельцами бассейна Нила и южной части междуречья Тигра и Евфрата, что в даль­нейшем приводит к созданию грандиозной сети ирригационных сооруже­ний, которые регулярно обеспечивали орошение, а ежегодно отлагавшие­ся пласты речного ила неизменно восстанавливали плодородие рыхлой, легко поддающейся обработке почвы. Урожаи были достаточно надежно обеспечены; вместе с тем в этих условиях не было стимулов улучшать приемы земледелия, длительно остававшиеся почти неизмененными.

Много больше труда и инициативы требовали от земледельца более тяжелые условия существования в древнейшей Европе, в частности на Балканском и Апеннинском полуостровах, где в дальнейшем сложилась культура Греции и Италии — основных 70стран античного мира, ставшего новой ступенью в истории человечества .

Земледелие надежно упрочилось на территории Фессалии и современ­ной Югославии с с^^едины VII тыс. до н. э.71 и несколько позднее в древней Македонии . В VI тыс. до н. э. земледелие существовало уже

69

М. С. Hood. Archeology in Greece, 1 96 1 — 1 962. «Archaelogical Reports for 1 96 1— 19 62». London, 1961 (sic!), p. 30 f.; В. M. Массон. Средняя Азия и Древний Восток. М.— Л., 1964, стр. 74; Е. Neustupny. Absolute Chronology of the Neolithic and Aeneolithic

Periods in Central and South-Eastern Europe.

«Slovenska Archeologia», XVI—1. Bra­tislava, 1968, p. 50 — 52; E. S. Higgs and M. R. Jarman. The Origins of Agriculture:

a Reconsideration. «Antiquity». XLIII, March 1969, N 119, p. 31 — 41.

70

В. Д. Блаватский. Античный мир и Древний Восток. М., 1970, стр. 6 — 7.

71

S. S. Weinberg. The Relative Chronology of the Aegean in the Stone and Early Bron­ze Ages. «Chronologies in Old Word Archaeology». Chicago and London, 1965, p. 286, p. 313.

72

Α. H. S. Megaw. Archaeology in Greece 1963 —1964. Archaeological Reports for 1 963 — 64, p. 16 f.

18

в южной и западн7о3й частях Балканского полуострова. Греция — один из основных районо7в4 земли, где обнаружена дикорастущая пшеница (типа Triticum durum) .

Античное общество достаточно полно освещено в научной литературе. То же можно сказать о доступных этому обществу природных ресурсах.

Обращаясь непосредственно к поставленной нами задаче, должно от­метить, что многие отдельные вопросы, связанные с ролью природы для существования античного общества, например в сфере экономики 75, неод­нократно привлекали внимание ученых и были основательно исследованы. Однако, как нам кажется, этого нельзя сказать о поставленном вопросе во всей его полноте.

В настоящей работе мы не претендуем на решение этой сложной за­дачи. Наша цель значительно скромнее: поставить данный вопрос и на­метить возможные пути его разрешения. Но и при этом крайне трудно решить вопрос о характере и масштабах разнообразных воздействий на природу, которым подвергались Балканский и Апеннинский полуострова (а также прилегавшие страны) в доантичную эпоху. В этом отноше­нии особенно большую роль сыграла деятельность обществ периодов нео­лита и бронзы (VII—II тыс. до н. э.).

В силу сказанного очень трудно установить картину природных усло­вий в южной части Балканского и на Апеннинском полуостровах ко вре­мени возникновения античной культуры.

Древние авторы ограничиваются случайными и отрывочными сведе­ниями даже о состоянии природы Греции и Италии, еще меньше извест­но о территориях будущих западных римских провинций.

Данные естест­венных наук, в известной мере позволяющие заглянуть в прошлое, не располагают возможностью датировать интересующие нас явления с до­статочной точностью, в силу чего не могут оказать существенную помощь при исследовании этой проблемы.

Учитывая указанные трудности, мы сосредоточим свое внимание пре­имущественно на вопросе, какие виды деятельности человечества антич­ной эпохи и в какой мере, Прямым или косвенным образом, вносили те или иные изменения в природу.

Само собою разумеется, что обширные пространства от Испании до до­лины Инда и от Британии до Нильских катарактов, в той или иной мере причастные к античному миру, не были чем-то совершенно единым ни в отношении природных условий, ни в отношении воздействия общества на них. Основные очаги, где возникало и развивалось античное общество,— полуострова Балканский и Апеннинский, Эгейский архипелаг, западное побережье Малой Азии, а также завоеванные и включенные в него стра­ны древних цивилизаций Востока и, наконец, западные и северные рим­ские провинции, населенные более молодыми пародами,— находились да­леко в не одинаковых условиях как в отношении социально-экономическо-

73

Н. И. Вавилов. Центры происхождения культурных растений. «Труды по приклад­ной ботанике и селекции». XVI. Л, 1926, стр. 28.

74

На Балканском полуострове обнаружено одиннадцать разновидностей абориген­ной мягкой пшеницы (Н. И. Вавилов. Указ. соч., стр. 398 и сл.).

7 5

М. Сагу. Указ. соч., passim.

19 2*

го развития общества, так и тех природных условий, в которых они су­ществовали.

Например, в Египте, как уже отмечено, не было стимулов усовершен­ствовать технику хлебопашества, остававшуюся почти неизменной на про­тяжении тысячелетий, а вся активность этого общества была направлена только на поддержание ирригационной системы и борьбу с надвигающи­мися песками пустыни и освоение новых участков.

Значительно больше труда, наблюдательности, вдумчивого отношения к своему делу, смелого экспериментаторства и инициативы требовали от земледельца более трудные условия существования в древнейшей Европе, в частности в Греции и в Италии, а возникновение ботаники и агроно­мии является ярким доказательством борьбы человека с природой.

Разу­меется, в еще более тяжелых условиях находились хлебопашцы менее освоенных северных провинций, где приходилось преодолевать труднопро­ходимые леса с могучей буйной растительностью.

Однако, как ни велика роль земледелия в античном мире, специфи­ческой особенностью его является небывалый до того времени расцвет го­родской культуры во всем ее многообразии. А это явление стало возмож­ным лишь в условиях широкого применения железных орудий труда и развития античного рабовладения. Причем большая эффективность труда огромного числа рабов достигалась усилением их эксплуатации, умелой организацией труда и, что весьма важно, большим интеллектом создате­лей античной науки и техники.

Итак, активность античного общества во всей ее широте и изобрета­тельности смогла проявиться главным образом в Греции, Италии и на тер­ритории, занятой молодыми западными народами, вошедшими в античный мир. На эту часть античной ойкумены в первую очередь и будет направ­лено внимание автора. Меньше мы будем касаться включенных в антич­ный мир стран Древнего Востока, многовековая цивилизация которых от­личалась большой устойчивостью.

Конечно, воздействие общества на природу отнюдь не было одинако­вым в различные периоды полуторатысячелетней истории античного об­щества. Небольшие эллинские полисы (VIII —IV вв. до н. э.) с их сравнительно скромными масштабами рабовладения контрастировали с большими эллинистическими монархиями (конец IV—I вв. до н. э.) и особенно с Римом позднереспубликанского периода (II — I вв. до н. э.) или раннеимператорского времени (I—II вв. н. э.) с его обширнейшими территориями и огромными отрядами рабов. Это различие между деятель­ностью греческих полисов и Римом сказалось не только в количествен­ном соотношении. Гражданской общине полисов недоступны такие разно­видности изменения облика природного ландшафта, как сооружение об­ширной сети прекрасных дорог, грандиозных очень прочных мостов и ар­кад акведуков, а также иных монументальных сооружений Рима.

Природа претерпевала различные изменения в результате активности античного общества.

Попытаемся рассмотреть производившиеся в древ­ности изменения природного ландшафта по отдельным разновидностям деятельности общества, конечно всегда сохраняя временную последова­тельность.

20

Однако приходится считаться с тем, что различные виды деятельно­сти общества иногда находятся в довольно сложных взаимосплетениях. К тому же иной раз воздействие людей на природу с течением времени может прямым или косвенным образом способствовать сильному измене­нию общего облика природного ландшафта, например когда озера или бо­лота после осушения становятся твердой почвой. Труд земледельцев при­водит к смене растительного покрова на больших участках, например когда леса, кустарники и луга вытесняются полями, виноградниками или садами. Очень сильные нарушения первоначального облика ландшафта не­редко вызывают различного рода вырубки и земляные работы; таковы, на­пример, шахты, каменоломни, туннели, рвы и валы, а также каналы. На­конец, весьма значительные изменения природного ландшафта неизбежны при постройке различных зданий и иных сооружений, связанных с много­образной созидательной человеческой деятельностью. Таковы города, пол­ностью отнимающие у природы значительные пространства, гавани, доро­ги с мостами, акведуки, виллы; врываясь в ландшафт, они заметно меня­ют его характер.

Помимо изменений природного ландшафта, в результате непосредст­венного воздействия на него, эти перемены нередко косвенным образом влекли за собой и иные последствия. Так, сооружение дамбы между ост­ровом и материком могло вызвать дальнейшее перемещение береговой ли­нии. Смена растительного покрова или влажности на отдельных участках могли способствовать небольшой перемене климата. Активность общества сказывалась также на животном и растительном мире.

Такие перемены были вызваны различными видами деятельности об­щества, а именно: охотой, животноводством, земледелием, ремеслом, осо­бенно горным делом, градостроительством, потребностями торговли, соци­альной жизни, войнами и пр.

Первоначальный облик девственной природы претерпевал большие изменения тогда, когда она единовременно испытывала различные виды деятельности античного общества.

Насколько нам известно, даже довольно густо заселенная Греция II тыс. до н. э. в основном была страной небольших сельскохозяйственных поселков, и значительная часть территории ее оставалась неосвоенной. Имеются основания полагать, что еще в начале I тыс. до н. э. горы Греции, во всяком случае А7т6т-и77ки, были покрыты лесами, дававшими хо­роший строевой материал . По-видимому, эта картина постепенно

менялась, и ко времени Платона леса были уничтожены, а горы, потеряв почвенный покров, превращались в почти голые скалы. Эти сильные из­менения ландшафта б7ы8ли связаны с различными потребностями общест­ва. Древесный уголь был необходим для металлургии и различных бытовых надобностей; строевой лес находил применение в плотницком деле и особенно в кораблестроении. Вырубка леса была хищнической, не

76-77 Plat., Critias., 111 В, С.

Aristoph., Acharn., 34.

79 ,

P. Gloche. Les classes, les metiers, le trafic. La vie publique et privee des anciens grecs. V. Paris, 1931, p. 59 — 61; M. Cary.Указ. соч., стр. 22, 41, 76.

21

предусматривавшей его воспроизводство. Едва ли не наиболее роковую роль сыграло разведение коз, которые, жадно уничтожая свежие побеги молодых деревьев, пресекали всякую возможность естественного обнов­ления сведенного леса.

Пока горы были покрыты лесом, корни деревьев сдерживали почвен­ный покров. Лишенная растительности гора постепенно теряла нередко тонкий почвенный слой и превращалась в голую скалистую вершину.

О последствиях хищнического уничтожения лесов свидетельствует ны­нешний облик горы Гиметт в Аттике.

В начале V в. до н. э80еще сохранились густые леса, на Трахинских высотах около Фермопил , а также на горах, отделявших Македонию от Фессалии; для прорубания прохода через них Ксеррс отрядил третью часть своего войска . По свидетельству Феофраста ’ во второй полови­не IV в. до н. э. корабельный лес рос только в Аркадии, а за преде­лами Греции — в Македонии, Фракии, Италии, на северо-восточном и се­верном побережьях Малой Азии, а также в Сирии.

80 Herod., VII, 217—218.

81 Herod., VII, 131.

82 Theophr., hist. plant., IV, 1, 2, et 5, 5.

22

Однако деятельность античного общества далеко не всегда была раз­рушительной. В обширных странах античного мира в результате многооб­разной активности общества в природном ландшафте происходили и иные перемены. Деятельность земледельцев приводила к смене растительного покрова. В равнинах и прилежащих частях склонов гор луга, леса и кус­тарники вытеснились полями, виноградниками и садами.

Греческие переселенцы, основавшие в VIII —VII вв. до н. э. ряд государств-городов в Южной Италии и Сицилии, постепенно превратили прилежащую местность в сады и виноградники, ^торые в дальнейшем стали образц84ами для римского сельского хозяйства .

Страбон сохранил очень важное свидетельство Эратосфена, нужно думать,относящееся еще к первым векам существования греческих по­лисов. Согласно Эратосфену (III в. до н. э.), на Кипре в древности

было очень много лесов, покрывавших равнины, что препятствовало зем­леделию. Эти леса частично были истреблены при выплавке меди и сереб­ра, добывавшихся в ближайших рудниках. В дальнейшем тому же содей­ствовало кораблестроение. Однако, несмотря на все эти вырубки, лесов оставалось столько, что киприоты разрешили всем, кто хотел и мог, кор-

83 Дж. Луццатто. Указ. соч., стр. 32 — 41.

84

84 Strab., XIV, 6, 5 (684).

23

чевать лес, получать расчищенную землю в собственность, свободную от налогов.

Иногда территории, очень скудно наделенные от природы, в результа­те больших работ по земельному улучшению оказывались обеспеченными необходимой влажностью и почвенным слоем, достаточно надежно защи­щенным от эрозии, что позволяло их превратить в сады, виноградники и поля; такие работы были произведены обитателями Херсонеса Тавриче­ского на Гераклейском полуострове .

Письменные свидетельства и данные археологии показывают, как не­достаток земли нередко побуждал прилагать усилия для осушения болот и регулирования уровня озер. О масштабах работ, на8м6ечавшихся в Гре­ции на рубеже IV—III вв. до н. э., говорит договор эретр87ейцев с не­ким Херефаном об осушении Птехейского болота, площадь которого, вероятно, была не менее нескольких квадратных километров.

Для получения новых земельных участков Птолемеи предприняли осушение болот, окружавших Меридоїво озеро в районе Фаюма. Работами руководили инженеры Клеон и Федор .

С целью освобождения новых участков иод пашню в Италии сооружа­лись эмиссарии для спуска воды из озер. Таков 8'6μ:ιэмиссарий Албан­ского озера, устроенный в начале IV в. до н. э. , в несколько рекон­струированном виде он действует и ныне. Длина его туннеля достигает 1200 м. Значительно более грандиозными были работы^при императоре Клавдии для сооружения эмиссария Фуцинского озера , спуск послед­него частично по туннелю в скале, а частично по каналу достигал в дли­ну 4440 м.

91

Со II в. до н. э. в Италию стали прибывать в большом числе рабы из недавно покоренных римских провинций, что позволило произ­водить обширные работы по осушению болот, а также сведению и выкор­чевыванию лесов; вновь освоенные земли занимали культурные насажде­ния. Несмотря на это, древняя Италия[2 так изобиловала лесами, что мно­гие из них сохранялись еще в I в. н. э. 93

В конце II — начале I в. до н. э. М. Эмилий Скавр предпринял ра­боты для осушения труднопроходимых больших болот в долине реки Па- да (ныне По). Он провел пригодные для судоходства каналы, которые

85 С. Ф. Стржелецкий. Клеры Херсонеса Таврического. Симферополь, 1961.

R. Dereste, В. Haussoullier et Th. Reinach. Recueil des in sc r ip t io n e s juridiques Grec- ques. Paris, 1891, p. 144— 1 52.

87

О больших размерах болота можно заключить по тому, что многочисленные рас­ходы, которые следовало понести Херефану при осушительных работах, должны были с лихвой окупиться в результате последующей десятилетней аренды осушен­ного участка, несмотря на высокую арендную плату в размере 30 талантов (сум­ма, равная стоимости около 1400 т зерновой пшеницы).

М. Rostovtzeff. The social and economic history of the Hellenistic world. I, Oxford,

(1941), 1964, p. 360.

89

Cicer., de divin., I, 44, 100.

90 Plin., N.H., XXXVI, 24, 124 (ed. Loeb); Tac., Ann., XII, 56 — 57; Suet., d. Claud., 20.3.

91

В. И. Кузищин. Очерки по истории земледелия Италии II в. до н.э.— I в. н.э. М., 1966, стр. 48.

91 Там же, стр. 35 — 36.

93

93Strab., V, 1, 11 (217).

24

тянулись от Пада до Пармы. Таким образом Эмилий Скавр одновременно смог достичь двух целей: мелиорации втуне лежавшей обширной террито­рии и устройства на ней судоходных артерий, что сделало более рента­бельным освоение земледельцами этих земель. Осушены были также мно­гочисленные болота береговой полосы от Аквилеи до Равенны. Пос9л4е дренажных работ они превратились в плодороднейшие земли Италии .

Мелиоративные работы в Римской державе не ограничивались Итали­ей, они производились и в провинциях.

Легионеры, получавшие по выслуге лет земельные участки в различ­ных римских провинци9я5х, немало способствовали рациональному исполь­зованию н96овых земель .

Тацит сохранил интересные сведения, свидетельствующие о том, с какой осторожностью и осмотрительностью намечались в Риме мелиора­тивные работы. В 15 г. н. э. в римском сенате был поднят вопрос о том, какими мерами можно способствовать уменьшению разливов Тибра. На­мечалось отвести от Тибра те реки и озера, водами которых он питается. В связи с обсуждавшимся делом были выслушаны депутации заинтересо­ванных общин. Флорентинцы просили не отводить реки Кланиса в реку Арн, ибо это угрожало им наводнением. Интерманы говорили, что если река Нар будет расчленена на ручьи, то будут затоплены плодородней­шие поля Италии. Реатинцы оспаривали выдвинутый проект загородить Велинское озеро плотиной в том месте, где находятся истоки реки Нар, ибо тогда лишенные стока воды затопят окрестности. В результате проис­шедших прений сенат принял решение не осуществлять предполагаемые работы.

94

В. И. Кузищин. Указ. соч., стр. 47.

Свидетельство об этом в крайне преувеличенном виде имеется у Тацита (Tac., Ann., I, 17).

96 Tac., Ann., I, 79.

<< | >>
Источник: В. Д. БЛАВАТСКИЙ. ПРИРОДА И АНТИЧНОЕ ОБЩЕСТВО. ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА». МОСКВА - 1976. 1976

Еще по теме РОЛЬ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ:

  1. ЗЕМЛЕДЕЛИЕ
  2. § 3. Возникновение примитивного земледелия и скотоводства.
  3. Развитие земледелия
  4. Земледелие и скотоводство
  5. Появление оседлого земледелия
  6. § 4. Земледелие, землевладение и землепользование.
  7. 1. СКОТОВОДСТВО, ПРОМЫСЛЫ, ЗЕМЛЕДЕЛИЕ
  8. Возникновение земледелия и скотоводства
  9. § 1. Возникновение развитого земледелия и скотоводства. Начало металлургии.
  10. Возникновение земледелия в южном Прикаспии
  11. Роль жречества
  12. Историческое значение возникновения земледелия в нильской долине
  13. № 25. ДОХОДЫ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА (Мирк Пориой К-то н, Земледелое, 6)
  14. Развитие земледелия в районах Поднестровья и нижнего Дуная