<<
>>

Глава шестая

1

1 Катон, О земледелии, I, 104 (105).

2 Там же, 58 (59).

3 Плавт, Канат, IV, 3, 844. В «Стихе» (V, 4, 670) -он описывает ужин немного более разнообразный:

Этот пир по средствам нашим: фига да орех, бобы И лупин тут размельченный, масло и пирожное.

Для раба и хватит.

4 Катон,59 (60).

6«Рабские каморки» (там же, XIV, 1).

6 Варрон (I, 13, 2) помещает управляющего (вилликус) около ворот, чтобы наблюдать, кто входит и выходит ночью; то же место указывает ему и Колу­мелла (I, 6, 6—9), требуя особенно, чтобы жилища рабов были по возмож­ности вместе, чтобы наблюдение за ними не страдало недостатками.

7 «Надо наблюдать, где находятся рабы, если они устали, озябли или страдают от жары, и где они лучше всего могут отдохнуть» (Варрон,

.1,13,1).

8 «Лучше всего для рабов, находящихся на свободе, будут каморки, обра­щенные на юг; для колодников самым здоровым будет подземный рабочий дом (эргастул), освещенный очень многими и при этом узкими окнами и так поднятыми над землей, что до них нельзя дотянуться рукой» (Колумелла, I, 6, 3; сравн. Витрувий, VI, 10).

9 «По отношению к другим рабам должны быть сохранены приблизительно те же правила, относительно которых я не раскаиваюсь, что я их сохранял и применял, напр., что с деревенскими рабами, которые, конечно, хорошо себя вели до этого, я беседовал и шутил чаще и фамильярнее, чем с городскими; и когда я понял, что этой обходительностью хозяина облегчается их вечный труд, я иногда и сам шутил и еще больше им позволял шутить» и т. д. (Колу­мелла, I, 8, 15. Сравн. Плутарх, Надо уметь подавлять свой гнев, 12 и 13, стр. 460—461).

10 Многие из правил Аристотеля переведены Барроном: «Они, эти рабы, должны быть ручными, ни робкими, ни гордыми... Не нужно иметь много рабов одного и того же племени» (Варрон, I, 17, 3 и 5.

Сравн. Аристотель, Экономика, 1, 5).

11 «Поработавши вместе со своими рабами, он ест, сидя с ними, тот же хлеб и пьет то же вино» (Плутарх, Катон Старший, 3). Благодаря этим подражаниям старинным нравам он дал себя заметить Валерию Флакку, который привлек его в Рим и быстро продвинул по политической лестнице,

как лучшего противника Сципионам и новым нравам, введенным в Рим под их влиянием.

12 Плутарх, Катон Старший, 20.

13 Плутарх, там же, 21.

14 Колумелла, I, 8, 18: лишний отдых за троих детей, а за большее число— свобода.

15 Варрон, II, 10, 6—9 и L., XVIl, 5.

16 «И вот вследствие этих родственных уз рабы из Эпира и лучше, и дороже» (Варрон, I, 17, 5). Вполне понятно, что по той же самой причине эти браки были им запрещены вне пределов имения господина. Тертулиан делает на это намек в своем трактате «К жене» (II, 8): «Конечно, все господа и люди, при­держивающиеся строгой дисциплины, запрещают своим рабам жениться за пределами их владений; так значит, они делают это для того, чтобы рабы не впали в разврат, не покинули мест своих работ, не тащили из дому на сто­рону?»

17 Плавт, Хвастливый воин, IV, 2, 1002 и т. д.

18 Павел, Заключения, III, б, 38 и L., 12, §§ 7 и 33 (Ульпиан), D., XXXIII, 7, «Об инструкциях».

19 В надписи из колумбария Ливии (Гори, № 231) женщина названа uxor, «жена». Надписей на могилах, воздвигнутых самими рабами в честь их сото­варищей по рабству, во всех сборниках огромное количество. См. весь отдел у Грутера, стр. 959—1002; Орелли, №№ 2790—2795. В частности, интересна надпись у Орелли (2844), где раб, по обычаю свободных людей, посвящает памятник своей жене, своим детям и их потомству (ему трудно было в данный момент присоединить сюда и своих вольноотпущенников): «Во имя богов, покровителей умерших (diis manibus), в честь Юлии-Елены, своей дорогой и уважаемой супруги, воздвиг Телесфор, раб Домиций, дочери Домициана, и для себя, и для своих и для их потомков».

Кроме того, мы видим раба, приносящего В дар одному ИЗ вольноотпущенников императора целый колум­барий (тут ЧЧУЧЧО понимать соединение целого ряда ячеек Д.Ч1 HUi ребальных урн). Й этот вольноотпущенник, приняв этот дар еще при жизни, дает здесь место своему брату (С. I. L.,т. VI, 1959. Мраморная доска, найденная на Аппие- вой дороге в могиле 5 вольноотпущенников Ливии). Иногда раб-хозяин дает могилу нескольким рабам из своего пекулия (С. I. L.,т. VI, 4409); иногда это несколько рабов второго ранга воздвигают могилу в честь раба-хозяина, которого они потеряли (там же, 5197); и иногда в этих прощальных словах, вложенных в уста умершего, мы встречаем выражения, где вскрывается вся скорбь души того, кто остался жить. Так, молодая девочка, обращаясь к своей приемной матери,· говорит:

Не печалься, мама! Так должно было случиться. Жизнь моя скоро прошла. Так пожелала судьба.

(^илльман,Exempla Inscript. Laun., 607 Е.)

Одна женщина-рабыня обращается к другому рабу, своему прежнему господину, женившемуся на ней:

Тут покоится Юлия Эротис, чудесная женщина. В подземное царство с собой не взяла я печали. Мужу-хозяину была я мила и первою я умерла.

(С. ∕. L.,т. VI, 5254.)

Пример, интересный во всех отношениях; в нем мы видим, как женщина была прежде в числе пекулия того, кто потом стал ее мужем. Вот еще дистих— надпись раба на могиле своей жены; простим ему, что этот стих он заимство­вал у поэта, который говорил об умершем мужчине:

Камень, тебя умоляю, прошу, над костями будь легок:

Тем, что я долг совершил, пусть не обидится он.

Тут покоится греческая рабыня. Прощай. Посвятил ей [памятник

этот] Иакк, муж.

Печаль супругов выражается не только в этих хвалебных эпитетах: они стараются привести доказательства. Одна женщина заявляет, что если

бы ее муж причинил ей хоть малейшую неприятность и печаль во время их совместной жизни, она не проливала бы о нем столько слез (Mypamopur стр. 2068, № 6).

Среди этих супружеских надписей мы находим одну надпись на могиле женщины, указывающую нам на память о ней ее двух мужей:

Здесь я лежу, жена Грата с Гимером; зовусь я Асфалой; Нравом и жизнью мужьям должной подругой была.

(Mypamopu,стр. 1304, № I.)

В другом месте вольноотпущенница выражает свое горе о трех своих: мужьях: следует голова женщины, которая торжественно господствует над тремя головами ее мужей, изображенных в линию (там же, стр. 1597, № 1). Можно сказать, что она их имела одного за другим, но вот другие надгробные камни: на одном из них двое мужчин обращаются к одной, общей для них, жене bene meritae («оказавшей им большие услуги и очень ими ценимой»—там же, стр. 1582, № 5); вот другой камень, где двое других мужей указывают даже возраст своей bene merenti Coniugis (своей достойной супруги), а именно 18 лет, 3 месяца и 5 дней (там же, стр. 1297, № 7). В другом случае, наоборот, две ' жены ставят памятник одному мужу (там же, стр. 1379, № 14). Муратори считает этот памятник подозрительным. Римское право, говорит он, не раз­решало брака одного мужчины с двумя женами. В другой подобной надписи (там же, стр. 1392, № 13) он думает видеть в одном отца, а в другом мужа; в первом примере он хочет видеть одновременность, хотя там можно признать последовательность; он требует, чтобы ему указали римский закон, который запрещает женщине иметь двух мужей. Действительно, римский закон говорит, может быть, только о мужчинах, но заметим, что здесь дело идет совсем не о законе: говорится о рабах; ведь в первой надписи—стр. 1373, № 14,—где мужчина свободен, обе женщины, повидимому, являются рабынями. Тут, собственно, не приходится говорить о браке, а что касается брака с рабынями, то по существу это была сделка о сожительстве, связи, указанной этими при­мерами и еще более энергично Петронием на его языке из непотребного дома («Сатирикон», 57).

Сосуществование двух мужей не ведет за собой обязательно признания сосуществования двух браков. Женщина-рабыня могла также бросать однога ради другого, по примеру матрон Империи, которые прибегали и злоупотреб­ляли разводом. И к ней нельзя было даже применить этот стих Ювенала:

Кто столько раз свою свадьбу справляет—не замуж выходит. Просто блудит по закону.

20 Афиней, VI, стр. 274.

21 «Купец», III, I, 515; «Ослы», III, I, 521—524.

22 Варрон, I, 17, 7.

23 Сенека, Письма, 80, 5. Сравн. Теренций, Формион, I, 1. 43.

24 «И равным образом не является подарком, когда он дает добровольно,, так как у него может быть это взято, хотя бы он того и не желал» (Ceπeκar О благодеяниях, VII, 4).

25 «Peculiosum cum decet esse servum et probum» (Плавт, Канат, I, 2, ЗО, 112). Среди надгробных надписей, собранных Фабретти (стр. 252, № 38), есть следующая похвала одной женщине: «Вилии... бережливой храни­тельнице пекулия».

26 Плавт, Жребий, II, 3, 258. Сравн. «Пленники», I, 1, 46.

27 L., 8, § 5 (Ульпиан), D., XXXIII, 8, О завещании пекулия.

28 Разбор надписи из Ланувия, относящейся к эпохе Антонинов (133 г. н. э.), я оставляю до вопроса об императорском праве. Но многое, и особенно допущение до общих обедов и Funeraticium, или расходы на погребение в порядке складчины, должно было быть присущим и древним обычаям. В над­писях последнего времени Республики или первых лет Империи можно найти следы коллегий, куда были допущены рабы на таких условиях. Так, на тер­риторий Капуи в 106 и 71 гг. до н. э. (С. I. L.,т. I, №№ 567 и 573); в Тоскане, в окрестностях города Луны (22 г. н. э.) коллегия рабов, применяемых, без^ сомнения, на работах в каменоломнях (там же, № 476); вот еще пример:-

<< | >>
Источник: А. ВАЛЛОН. ИСТОРИЯ РАБСТВА В АНТИЧНОМ МИРЕ. ОГИЗ·ГОСПОЛИТИЗДАТ 1941. 1941

Еще по теме Глава шестая:

  1. Глава шестая
  2. Глава шестая
  3. Г ла в а шестая
  4. Глава 3 ПЕРВЫЙ ПЕРЕВОРОТ
  5. Глава 2 ПАЛЕОЛИТИЧЕСКАЯ ДИКОСТЬ
  6. Глава IV. Дипломатия хеттской державы*
  7. Глава 9 УПРАВЛЕНИЕ ГОРОДОМ. ЦАРЬ
  8. Глава 9 ВЕЛИКАЯ СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ (Vlll-Vl BB. ДО Н. Э.)
  9. Глава 3
  10. Глава XI
  11. Глава VI
  12. Глава 7