>>

ВВЕДЕНИЕ

Когда читаешь Гомера, то создается впечатление, что речь у него идет о критомикенском периоде. Го­меровский же эпос появился 500 лет спустя. Высоко­развитая, близкая к природе культура Крита и Микен погибла в результате быстро растущих внутренних противоречий в XII в.

до и. э. во время переселения народов. Затем она была забыта. Если мы сейчас и располагаем сведениями о критомикенском периоде, то отнюдь не из литературных источников и фольклора, а исключительно благодаря раскопкам. Для пробуж­дающейся греческой культуры этих сокровищ не сущест­вовало. Они оказались погребенными под метровым слоем земли. Продолжали жить легенды и сказки, уце­лели посвятительные дары в хранилищах старинных храмов, на самом дне ящиков лежали наследственные семейные реликвии. Но можем ли мы на основании только этих доказательств считать микенский мир дей­ствительно «гомеровским»?

События, о которых рассказывает Гомер, безуслов­но разыгрываются в микенский период. Но ведь и вре­мя действия «Фауста» Гёте относится к средним ве­кам. Но было бы странно конец средневековья назы­вать «гётевским временем» только потому, что поэт заимствовал оттуда материал для своего «Фауста». Становилось все очевиднее, что Гомер не мог жить ни в IX в. до н. э., ни даже в VIII в. до н. э., то есть в эпоху «геометрического стиля». Вряд ли художник это­го стиля взялся бы за изображение микенского мира, столь чуждого ему по своему складу. Гомер же дал нам точную и верную картину того времени. В годы отмирающего критского натурализма, пока «геомет­рический стиль» не достиг своего расцвета в вазовой живописи, никто не был способен проникнуть в слож­ный психологический мир переживаний и изобразить

разгневанного Ахилла так, как это сделано в 1-й пес­не «Илиады». Склонное к патетике и застывшее в своей строгости более позднее время не сочло бы опи­санное в 14-й песне пикантное приключение Зевса на горе Иде достойным произведением искусства. Вплоть до эпохи эллинизма не было такого насмешливого, вольнодумного, с таким широким диапазоном интере­сов поэта, как Гомер. Он принадлежит к тому време­ни, которое в археологии называют «ориентализацией», и его творчество нельзя отнести ни к более раннему, ни к более позднему периоду.

Термин «ориентализация» довольно односторонен и носит отпечаток представлений, почерпнутых в класси­ческих гимназиях. На самом деле речь идет не о стремлении к подражанию Востоку, а, скорее, о миро­ощущении, характерном для ойкумены (так греки назы­вали весь известный им населенный мир) в эпоху при­ключений и открытий, во времена духовной свободы, центр которой находился отнюдь не на Востоке в соб­ственном смысле этого слова, а на Средиземном мо­ре — у его восточных берегов. Если период с 750 по 600 г. до н. э. мы называем «гомеровским», то совсем не потому, что Гомер жил в то время (это вряд ли могло быть ранее 700 г.), а потому, что этот период составляет единое целое, хотя его нельзя ограничить с точностью до десятилетия.

| >>
Источник: М. Римшнейдер. ОТ ОЛИМПИИ до НИНЕВИИ ВО ВРЕМЕНА ГОМЕРА. ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА». ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. МОСКВА 1977. 1977

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Введение
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. Введение
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Введение
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. ВВЕДЕНИЕ