<<
>>

История «открытия» Америки

Рано или поздно многотысячелетняя изоляция Нового Света должна была нарушиться — случилось это в тревожное для Европы время. Начало плаваний за океан для Западной Европы означало выход из опасного кризиса.

В XV в. зловещая угроза османского нашествия поставила европейские государства перед острой необходимостью уве­личить расходы на военные нужды: требовалось кардиналь­но перевооружить армию (огнестрельное оружие), построить мощный флот и т. д. А столь нужное для этого золото уходило в обмен на восточные пряности. И если бы в начале XVI в. не были завоеваны и ограблены богатейшие госу­дарства ацтеков и инков, не известно, как бы пошло раз­витие Европы...

Для индейцев эта встреча двух миров обернулась траге­дией. Вместе с тем, если бы она произошла на полстолетия раньше, то последствия для Мексики и Перу были бы еще драматичнее, ведь зенита своего развития цивилизованные народы Мексики и Перу достигли примерно в XV — начале XVI в. Только это и может нас «утешить»...

В силу ряда исторических и при род но-географических условий первые шаги в открытии за океаном новых земель выпали в Европе на долю Португалии и Испании — двух

морских держав, столетиями «глядевших» из Юго-Западной Европы в бескрайние просторы Атлантики. Исключительно выгодное географическое положение и ряд других веских причин просто обязывали их первыми предпринять поиски морских путей в Африку и Индию. В этом были заинтере­сованы все: дворяне, купцы, духовенство и, безусловно, сами монархи.

С окончанием реконкисты в XIII—XV вв. многие мел­копоместные португальские и испанские дворяне — фидалгу и идальго, для которых война с маврами была единственным и привычным занятием, остались без дела. Тщеславные дворяне презирали все виды деятельности, кроме войны (строго говоря, ничего другого делать они и не умели), а денег им не хватало всегда. Они, особенно многочисленные отпрыски родовитых семей, которые по закону о наследо­вании не имели никаких прав на родительское состояние, не вылезали из долгов у городских ростовщиков.

Идея разбогатеть в Африке или восточных странах представлялась этим «рыцарям» без дела и без денег (а попросту, бездель­никам) единственно привлекательной. Военный опыт, по­лученный в войнах с маврами, любовь к приключениям, неукротимый южный темперамент, ненасытная жажда во­енной добычи, непомерное самолюбие и тщеславие как нель­зя лучше годились для столь трудного и опасного дела — открытия неизвестных торговых путей и завоевания неве­домых стран и континентов. Именно из среды небогатых португальских и испанских дворян вышли в XV—XVI вв. смелые мореплаватели, жестокие и циничные завоеватели- конкистадоры, уничтожавшие государства ацтеков, майя, инков и других народов. Конкистадоры гибли сотнями, тысячами, но их сменяли новые и новые «стаи» ненасытных авантюристов. Только за 70 лет, с 1500 по 1571 г., в Новый Свет отправилось 150 тыс. человек! Точнее всего их охарак­теризовал один из первых историков-хронистов Нового Све­та Бартоломео де Лас Касас (XVI в.): «Они шли с крестом в руках и ненасытной жаждой золота в сердце!»1. «Золото —

Всемирная история. М., 1958. Т. 4. С. 89.

удивительнейшая вещь! Кто обладает им, тот господин всего, чего он захочет...»[XXVIII]— эти слова принадлежат... Христофору Колумбу!

Богатые горожане Португалии и Испании охотно субси­дировали морские экспедиции, обещавшие им обладание важнейшими торговыми путями, быстрое обогащение и до­минирующее положение в европейской торговле. Католиче­ская церковь благословляла кровавые дела конкистадоров, получая взамен паству из обращенных в католичество ин­дейцев, новые земельные владения и доходы.

Не меньший интерес проявляла к этим экспедициям и королевская власть Португалии и Испании. Монархам всег­да не хватало денег, чтобы жить по-королевски, а тем более в те времена. Обладая важнейшими торговыми путями и колониями, можно было прекрасно поправить свое финан­совое положение. Кроме того, требовалось поскорее убрать из страны многочисленную воинственную, безденежную и чрезвычайно спесивую мелкопоместную дворянскую свору, шатавшуюся по стране без дела.

Она представляла серьезную угрозу для королевской власти, так как у нее искали под­держки крупные феодалы в своей борьбе против объединения страны и укрепления абсолютистского режима. Это была одна из причин, по которой португальский и испанский королевские дворы пытались увлечь неимущих дворян идеей открытия и завоевания новых стран и торговых путей.

И Португалия, и Испания стремились к одной цели — найти кратчайший морской путь в сказочно богатую... Ин­дию. Каждый старался опередить друг друга. И здесь все средства были хороши. Каждый шел своей дорогой и на­ходил свой путь. По воле истории Испании выпало западное направление — через Атлантику, и она открыла... Америку!

Сегодня все знают, чем закончилось для местного насе­ления открытие Америки. Но и первым завоевателям и колонизаторам воздалось за их злодеяния, золото Мексики и Перу не принесло им вожделенного счастья: очень многие из них умерли насильственной смертью в междоусобицах за земли, награбленные богатства и власть!

Великая ошибка?

3 августа 1492 г. три небольших деревянных испанских корабля — «Санта-Мария», «Пинта» и «Нинья» — отпра­вились в путь из порта Палое (Испания). Около 100 человек на борту, минимум продовольствия и снаряжения. Во главе этой экспедиции стоял незаурядный человек, одержимый смелой мечтой — пересечь с востока на запад Атлантический океан и добраться до сказочно богатых Индии и Китая...

Два месяца изнуряющего плавания по океанским про­сторам. Последний клочок суши — Канарские острова — остался за кормой ровно 33 дня назад. Казалось, морской пустыне не будет конца. Запасы продовольствия и пресной воды на исходе. Люди устали. Часами не сходивший с палубы адмирал маленькой эскадры все чаще и чаще слы­шал возгласы недовольства и угрозы со стороны матросов...

В ту ночь капитан Мартин Пинсон на «Пинте» шел впереди маленькой флотилии, а вахтенным на носу судна был матрос Родригес де Триана. Он первым увидел землю. Гром орудийного выстрела возвестил о том, что цель до­стигнута! На всех кораблях убрали паруса и стали с нетер­пением ждать рассвета.

Наступила пятница 12 октября 1492 г. (теперь это офи­циальная дата открытия Америки). С кораблей спустили шлюпки. Ступив на берег острова, адмирал водрузил там королевское знамя и объявил открытую землю владением Испании. Жители этого острова называли его Гуанахани, адмирал дал ему имя Сан-Сальвадор (Святой Спаситель)1. Это был один из Багамских островов.

ІВ настоящее время это остров Уотлинг.

Христофор Колумб

Открытие «Западных Индий» началось. И хотя в то знаменательное утро 12 октября 1492 г. жизнь огромного Американского континента внешне ничем не была наруше­на, появление трех каравелл в теплых водах у берегов Гуанахани означало, что история Америки вступила в но­вую, полную драматических событий эру. Открыл эту эру человек, познавший в своей жизни и грандиозный успех, и полное забвение и нищету...

Одного из величайших и удачливейших мореплавателей нашей планеты звали Кристофор Коломбо (между 1446 и 1451—1506). Всем нам он известен как Христофор Колумб. До сих пор многое в его биографии остается неясным, осо­бенно детские годы и юность. Считается, что он родился в семье простого генуэзского ткача-шерстобита. Живя в одном из крупнейших морских портов средневековой Южной Ев­ропы, Христофор с детства испытывает страсть к морю и путешествиям и еще в 1472 г. становится моряком. Свои первые плавания он совершает в Средиземном море. Осталось неизвестным, где Колумб получил образование, но он об­ладал серьезными познаниями в истории мореплавания, геометрии, астрономии, географии, картографии и других навигационных науках. В поисках заработка в 1476 г. вместе с братом Варфоломеем он оказался в Португалии

(тогдашней Мекке всех мореплавателей). Здесь X. Колумб женится на знатной девушке Фелипе Монис (Филиппе Му­нис) Перестрелло, знакомится с многими сподвижниками знаменитого португальского принца Энрике Мореплавателя (1394—1460), участниками экспедиций, направленных на поиски морского пути вокруг Африки в сказочно богатую Индию, и узнает много интересного, порой фантастического, из морских рассказов своих родственников-мореходов.

(Воз­можно, именно эти рассказы сыграли важную роль в его незаурядной судьбе.)

Христофор Колумб пока что плавает в Атлантике: от Англии до Гвинеи и Азорских островов, набираясь опыта и знаний (по некоторым данным, в 1477 г. X. Колумб побывал сначала в Ирландии и Исландии, где мог не только услышать предания об ирландских и скандинав­ских мореходах раннего средневековья, но и познакомить­ся с древними летописями, повествующими об их подви­гах-плаваниях, затем в Гренландии и чуть ли не на острове... Ньюфаундленд в Северной Америке), серьезно увлекается черчением и занимается продажей морских карт (портуланов). До сих пор сведения об этом периоде его жизни весьма противоречивы: то ли он был матросом фламандского купеческого флота, то ли... дерзким пира­том герцога Анжуйского, то ли...

Вскоре, около 1479 г., у него возникает проект плавания к восточным берегам Азии Западным морским путем, раз­работанный на основе учения о шарообразности Земли и расчетов космографов XV в. (флорентийского медика и кос­мографа-любителя Паоло Тосканелли, архиепископа Пьера де Айлья, Энеа Сильвио Пикколомини — будущего папы Пия II и др.), сильно преуменьшавших протяженность Ат­лантического океана к западу от Европы.

Паоло Тосканелли изобразил на карте Атлантический океан, омывающий на востоке Европу, а на западе — Япо­нию, Китай и Индию, и таким образом пытался показать, что Западный морской путь из Европы в Индию самый короткий, поскольку был убежден, что Земля — шар.

В связи с этим любопытно и другое. Западные ученые XIV—XV вв., используя мамуновское1 оп- ределение градуса (56 /з мили), не обращали внимания на несоответствие арабских миль при­нятым на Западе и поэтому часто допускали серь­езные ошибки. Такая ошибка помогла, между прочим, X. Колумбу открыть Америку: в своих рас­четах он принял величину градуса, равную 56 2/з итальянской мили (она в эту эпоху была на 384 м короче арабской).

В результате этого градус оказался меньше арабского на 22 км, а расстояние между берегами Западной Европы и Восточной Азии примерно в 3,5 раза меньше действитель­ного. Если бы Колумб знал фактическое положе­ние дела, быть может, он и не рискнул бы от­правиться через океан на своих судах. Кто знает...

В 1485 г. (а по другим данным, еще раньше, в 1483 г.) X. Колумб обращается к португальскому королю Жоау II (Жуану II или Иоанну II) с предложением снарядить экс­педицию для поиска Западного морского пути в Индию через Атлантику. Прельщенный этой идеей Жоау II, не отвергнув предложение Колумба, втайне от него отправил корабль на запад — на разведку. Вскоре судно вернулось с сообщением, что Море Мрака (Атлантика) бесконечно. Пор­тугальские моряки не очень-то верили в шарообразность Земли и не проявили настойчивость в этом бесперспектив­ном, по их мнению, и опасном со всех точек зрения плавании в... никуда.

К тому времени, благодаря стараниям легендарного прин­ца Энрике-Мореплавателя и плеяды его славных капитанов (Диогу Кам, Диниш Диаш, Кадамосто, Нуньо Тристан, Жил Эаниш, Лансерот, Диего Гомес, Педру ди Синтра, Барто­ломеу Диаш и др.), Португалия уже почти проложила дорогу в Индию в обход Африки. Поэтому идея открыть Западный морской путь в Индию не казалась уже столь привлека­тельной, и Жоау II отказывается от предложения Колумба.

Аль-Мамун — багдадский халиф IX в.

Корабли Колумба

Разозленный коварством короля,— генуэзцу стало известно о тайной проверке его замысла — Колумб переселяется в Испанию, надеясь найти поддержку у другого монарха — кастильского короля.

Через семь лет тяжелой борьбы за свой план плавания в Индию через Атлантику на запад, осмеянный, но не сломленный, X. Колумб наконец добивается его утвержде­ния испанской правящей четой — Фердинандом II Арагон­ским (1452—1516) и Изабеллой Кастильской (1451—1504). Это знаменательное событие произошло 17 апреля 1492 г. Согласно подписанной «Капитуляции в Санта-Фе», в случае неудачи X. Колумб не получал никаких вознаграждений, а в случае успеха становился вице-королем всего, что от­кроет, получал дворянский титул, звание адмирала и [XXIX]/ю всех приобретенных товаров и т. п. Только 3 августа того же года, снарядив при поддержке андалусских и арагонских купцов и банкиров маленькую эскадру из трех судов с экипажем из 90 человек, X. Колумб отправился через оке­ан — на запад...

В первое плавание через Атлантику Христофор Колумб отправился на каравеллах — небольших быстроходных парусных деревянных судах, для своего времени имеющих весьма высокие скоро­стные качества (22 км/ч). Парусное вооружение этих кораблей было уже гораздо лучше, чем у судов предыдущих веков. На каравеллах появи­лись три мачты (фок, грот и бизань) и бушприт1 с небольшим треугольным парусом (блиндом). Об­щая площадь парусов увеличилась почти вдвое.

Прямоугольные паруса значительно улучшили и облегчили маневрирование и лавирование. Такие паруса ставились на грот- и фок-мачтах, а на бизани — треугольный (или латинский) парус.

Помимо этого, на грот-мачте добавился верхний парус (марсель), а снизу к гроту крепились вспомогательные косые паруса (лиселя).

Каравеллы X. Колумба были однопалубными, с низкими бортами и высокими надстройками на носу (бак) и корме (ют). Лишь на флагманской «Санта-Марии* корма была двухъярусной: в пер­вом — хозяйственное помещение, а во втором — адмиральская рубка. Между ютом и фок-мачтой располагались баркасы, кухня, насос (помпа), компас и некоторые другие предметы и приборы. На баке, под наблюдательной площадкой, отды­хали свободные от вахты матросы. Вторая наблю­дательная площадка в виде бочки (марс) находи­лась на верхушке грот-мачты. Никакого комфорта не было и в помине: спали на ящиках, бочках, досках, в трюме и надстройках. Сменившись после четырех-пятичасовой вахты, матросы занимали места заступавших на вахту. Постели полагались лишь капитану и знатным путешественникам...

Флагманская о Санта-Мария*, построенная на верфях Галисии и принадлежавшая Хуану де ла Коса, поначалу называлась «Мария Галанте» (или «Гальега», «Галисийка»). И по сути дела относи­лась к судам типа нао (большой корабль) и каракка (более грузоподъемным, чем каравеллы, но менее быстроходным и маневренным). Ее усредненные тактико-технические характеристики примерно таковы: тоннаж — 237 т, длина — 23 м, шири­на — 6,7 м и осадка — 2,8 м. Экипаж «Санта-Ма­рии» из 39 человек возглавлял сам Христофор Колумб, а кормчим был Пералонсо Ниньо. Флаг­ман X. Колумба сел на мель у берегов Эспаньолы 25 декабря 1492 г. и был потоплен пушками...

Подлинное название и точное водоизмещение второго по величине (длина — 20,1 м, ширина — 7,5 м, осадка — 2,8 м) судна эскадры — *Пинты* (в переводе с испанского — «рябая» или «пест-

рая») из порта Палое неизвестно. Ее хозяином был Кристобаль Кинтеро. Командой из 22 матро­сов руководил капитан Мартин Алонсо Пинсон. Кормчим служил Кристобаль Гарсиа Сармьенто. В 1500 г. «Пинта* потерпела крушений около островов Турке и Кайкос, что неподалеку от Ба­гамского архипелага...

Официальное название «Ниньи» (в переводе с испанского — «малышка* или «детка») — «Санта-Клара*. Она была построена в 1475 г., а владел ею Хуан Ниньо из Могеры. Длина этой самой маленькой во всей флотилии каравеллы около 17,3 м, ширина — 5,5 м, осадка — 1,9 м, водоизмещение — 101,2 м3. Командой из 26 че­ловек руководил Висенте Яньес Пинсон, за кор­мчего был Санчо Руис де Гама. Безусловно, это лучший по своим мореходным качествам ко­рабль среди тех, что приняли участие в первом плавании Колумба через Атлантику. Знамена­тельно, что еще дважды великий мореплаватель именно ее выбирал в качестве флагманского ко­рабля для своих последующих плаваний через океан в Америку. К сожалению, дальнейшая судьба «Ниньи* неизвестна1.

Через 224 дня, в марте 1493 г. на двух уцелевших, сильно потрепанных кораблях X. Колумб вернулся в Испа­нию. Встреча великого мореплавателя превратилась в под­линный его триумф. Это был его звездный часі Королевская чета осыпала Колумба многочисленными наградами (в ча­стности, пожаловала ему герб, на котором замок Кастилии и лев Леона соседствовали с изображениями открытых им островов и якорями — символом адмиральского звания) и

^По другим данным, грузоподъемность и численность экипажей судов флотилии X. Колумба либо больше, либо меньше. Ведь ни одного изображения или подробного описания кораблей X. Колумба до нас не дошло и их приблизительные размеры определены теоретическим путем.

твердо обещала субсидировать будущие экспедиции в «Ин­дии*.

«Индиями* в Европе в средние века называли страны Южной, Юго-Восточной и Восточной Азии. Поскольку Христофор Колумб считал, что откры­тые его экспедицией острова — часть азиатских «Индий*, он и дал им это название, а жителей окрестил индейцами. Когда же окончательно вы­

яснилось, что открытые земли не имеют никакого отношения к Азии, а являются частью нового материка — Америки, или Нового Света, за ними закрепилось название «Западные Индии*. В ис­панских официальных документах термин «Ин­дии* по отношению к королевским владениям в Америке применялся в течение всего колониаль­ного периода, вплоть до начала XIX в.

Колумб сделал главное: нашел далеко на западе* за океаном, новые земли. Надеясь на будущие баснословные прибыли (доходы от первой экспедиции превзошли расходы (около 2 млн мараведисов) в 170 раз), королевский двор и испанские толстосумы открыли адмиралу Колумбу щедрый кредит. Им уже мерещились колоссальные барыши от тор­говли с индийскими владыками и с великим ханом «Катая* (Китая), о котором столько чудес рассказывалось в книге венецианского путешественника Марко Поло. Ведь никто не подозревал, что результатом экспедиции стало открытие громадного, дотоле неизвестного европейскому миру мате­рика. Испанцы были уверены, что они открыли Западный морской путь в страну неописуемых богатств и чудес — Индию. Поэтому туземцы и были названы индейцами, т. е. жителями Индии.

Во втором плавании X. Колумба через Атлантику (сен­тябрь 1493 — июнь 1496) участвовало уже 17 кораблей и более чем 1500 человек. Были открыты новые густонасе­ленные крупные острова — Ямайка и Гаити и островные архипелаги (Малые Антилы и Виргинские острова). Однако золота, пряностей (перца, имбиря, гвоздики, мускатного

ореха, корицы, кардамона и др.), снадобий и лекарственных трав (алоэ, мирры, камфары, сенны и ладана), редких тка­ней (шелка, муслина и дамаста), сандалового дерева, сло­новой кости и квасцов, драгоценных камней,— всего, к чему так алчно стремились участники экспедиций и'те, кто их финансировал, добыть не удалось. Звезда Колумба стре­мительно закатилась. Правда, он сумел организовать еще два похода в Западное полушарие (май 1498 — октябрь 1500, май 1502 — ноябрь 1504), открыл часть Центральной (Гондурас, Никарагуа, Коста-Рика и Панама) и Южной Америки. В изобилии рассыпанные около побережья Цен­тральной Америки острова поочередно принимались Колум­бом за полускаэочный остров Сипангу (Японию, о которой в Европе того времени имелись очень смутные представле­ния). Мало кто знает, что в основу четвертого плавания X. Колумба был положен фантастически смелый (гениальный?) замысел — совершить первое кругосветное путешествие: плыть на запад, минуя открытые ранее острова Вест-Индии, достичь таким образом Индии и, обогнув Африку с востока на запад, вернуться в Испанию. Но, как известно, боги редко даруют возможность совершить более одного великого деяния даже своим избранникам. На пути X. Колумба лежал огромный материк, обогнуть который посчастливилось дру­гому знаменитому мореплавателю эпохи Великих географи­ческих открытий...

К несчастью, в результате всех плаваний Христофора Колумба королевский двор и испанская знать не получили главного — сокровищ китайских и индийских владык... и великий мореплаватель, почти слепой и полупарализован­ный, умер в городе Вальядолиде (Испания) 20 мая 1506 г. в полном забвении и нищете. Лишь его сыновья получили то, что причиталось их отцу, став очень состоятельными людьми: законный сын Диего, женатый на родственнице короля, в течение 17 лет управлял испанскими колониями в Америке; незаконный — Фернандо выполнял важные по­ручения при императоре Карле V и имел доход 200 тыс. франков в год.

Слава вечного скитальца сопутствовала имени X. Колум­ба не только при жизни, но и после смерти: сначала его прах перевезли в Севилью, потом, в середине XVI в., на Эспаньолу (Гаити), затем, в XIX в., на Кубу и, наконец, снова в Севилью... теперь, кажется, уже навсегда. Совре­менники, что нередко случается в истории, не сумели по достоинству оценить истинное значение сделанных им от­крытий. Принято считать, что Колумб тоже так и не понял, что обнаружил новый континент, до самой смерти называя открытые им земли Индией, а их обитателей — индейцами.

Но был ли он в действительности в этом уверен — не­известно. В душе великий мореплаватель, возможно, сомне­вался, что перед ним Азия, особенно после исследования огромного участка американского побережья от Гондураса до устья реки Ориноко (Венесуэла), когда в послании к испанской королевской чете он писал: «А вы, Ваши Вели­чества, обрели такие земли, и их уже столько, что это иной (не азиатский?— Прим. Я. Н.) мир...»

Открытая им земля так и не была названа его именем. Через 300 лет, в 1819 г., Симон Боливар назвал Великой Колумбией освобожденные им из-под власти Испании госу­дарства Южной Америки, но Великая Колумбия вскоре распалась.

Лишь после экспедиций Бальбоа, Магеллана и Веспуччи стало ясно, что за голубыми просторами Атлантического океана лежит совершенно новая, неведомая земля. И назвали ее Америкой (по имени Америго Веспуччи), а не Колумбией, как того, казалось, требовала справед­ливость.

Более благодарными к памяти X. Колумба оказались последующие поколения соотечественников. Значимость его открытия была осознана уже в 20—30-е гг. XVI в., когда после завоевания богатых царств ацтеков и инков в Европу хлынул поток американского золота и серебра. То, к чему великий мореплаватель стремился всю жизнь, и то, что он так упорно искал в «Западных Индиях», оказалось не

утопией, не бредом безумца, а самой настоящей реальностью. Чтут Колумба в Испании и в наши дни.

Не меньшей славой окружено его имя и в Латинской Америке, где самая северная страна южноамериканского континента (бывшая Новая Гранада) в середине XIX в., в 1863 г., названа в его честь Колумбией. Однако лишь в США день 12 октября отмечается как национальный праз­дник — день Колумба. Именем великого генуэзца здесь на­званы многие города, округ, гора, река, университет и бес­численные улицы, кинотеатры и аптеки.

Хотя и с некоторым опозданием, но справедливость все же восторжествовала, и Колумб получил свою долю славы и признательности от благодарного человечества.

Интересно другое. Откуда у Христофора Колумба была такая фанатичная и непоколебимая убежденность, что имен­но за Атлантикой лежит обитаемая и столь богатая земля? Имел ли Колумб какие-либо сведения о заокеанском мате­рике (Америке) до отплытия в свое путешествие? Разные средневековые источники, хоть и туманно, но настойчиво намекают на существование далеко на западе от Европы каких-то неведомых земель. На некоторых доколумбовых картах уже имелись на западе Атлантики малоизвестные полумифические острова Святого Брендана-Мореплавателя, Стокафикса (или Баккалаос, т. е. «треска»), Антилия, Бра- зиль и др.

Еще на заре средневековья в ирландских сагах расска­зывалось о лежащей далеко на западе за морем чудесной стране Маг-Мелд. О Святом Брендане-Мореплавателе, якобы плававшем на запад Атлантики в эту райскую обитель, уже говорилось. Вторит им и галльская легенда, по которой на поиск островов на западе отправился Гафран, сын Аэддана, исчезнувший бесследно. Не менее захватывающе древневал­лийское предание о плаваниях принца Мадоука, сына ко­роля Северного Уэльса, к берегам Большой Реки, далеко на западе от Ирландии в 1170 г. По некоторым данным, еще в VII в. н. э. рыболовы-баски с Пиренейского полуострова, плавая по Атлантике в поисках трески и китов, оказывались у северо-восточного побережья Америки. После раскопок в заливе Рэд-Бэй (у полуострова Лабрадор) канадские архео­логи пришли к выводу — не только баски, но и бретонцы

(Франция) и валлийцы (Уэльс) могли охотиться на китов и ловить треску у побережья Канады еще в XIV в., т. е. по крайней мере за 150 лет до X. Колумба. Впрочем, это всего лишь гипотеза. Остров Стокафикса, лежащий на за­паде Атлантики, был известен на картах Пичигани (или Пиццигани (1367) и Андреа Бианки (1436), т. е. задолго до X. Колумба. Остров Антилия сначала появился на карте А. Бианки и глобусе Мартина Бехайма (тоже в доколумбов период). К сожалению, письменные сведения об Антилии очень запутанны и отрывочны... Острова Бразиль (два к юго-западу от Ирландии и один к северу от Азорских ост­ровов) впервые показаны в атласе Медичи (1351), а затем на карте Пичигани. По некоторым данным, еще чуть ли не в 1291 г. генуэзцы Дориа и братья Вивальди попытались найти морской путь в Индию через Атлантику (?!), но исчезли навсегда... Есть и другие любопытные сведения по этому вопросу, порой столь фантастические, что установить, где в них правда, а где вымысел, просто невозможно.

Так, в знаменитой книге Инки Гарсиласо де ла Вега о государстве инков, опубликованной в 1609 г. в Лиссабоне (Португалия), рассказывается очень увлекательная, но весьма спорная история, относящаяся к 1484 г. Некий лоцман из Уэльвы — Алонсо Санчес, обычно совершавший торговые рейсы между материком (Пиренейским полуост­ровом) и Канарскими островами, однажды попал в страшную морскую бурю на своем традиционном маршруте. Около 30 суток его судно несло на запад, пока не прибило к берегам абсолютно не­ведомой земли — какого-то острова (предполага­ют, чуть ли не Гаити). С невероятными приклю­чениями нашему герою, изможденному и больно­му, все же посчастливилось вернуться домой, в Европу — то ли на Мадейру, то ли в Испанию... Волею судеб Алонсо Санчес и остатки его экипажа оказались в доме... Христофора Колумба! Пережи­тые лишения и испытания вскоре свели в могилу отважных мореплавателей, и Колумбу достались

в наследство описания их приключений и бесцен­ная карта невероятного путешествия...

Достоверно нам не известно, был ли знаком Колумб с этими свидетельствами и документами. Очевидно только одно: он плыл на запад не наобум, а по чьим-то следам.

Действительно, впервые представители Старого Света по­бывали в Америке до Колумба, и он точно не был ее первооткрывателем!

Одним из них вполне мог быть португалец Жоау Ваш Кортереал, по некоторым данным до­стигший в 1472 г, острова Ньюфаундленд, дру­гим — его соотечественник Жоау Ромалъу. Еще до Колумба, в 1490 г., его каравелла, отнесенная от Африки мощными атлантическими течениями и ветрами далеко на запад, потерпела крушение возле берегов неведомой земли... Южной Америки (прибрежная территория современной Бразилии). Из-за невозможности вернуться на родину в оди­ночку (а спасся только он один) ему пришлось прожить долгие годы среди туземцев до прихода европейцев в начале XVI в.

Некоторые ученые не исключают, что на борту флагмана эскадры X. Колумба — «Санта-Марии» находился штур­ман-португалец, якобы знавший путь к... Америке...

Открытия Христофора Колумба имели всемирно-истори­ческое значение, так как лишь после его экспедиций аме­риканские земли прочно вошли в сферу географических представлений человечества. Своим плаванием великий ге­нуэзец положил начало прочным и регулярным связям Ста­рого и Нового Света, изменившим мировоззрение и эконо­мические условия жизни как европейцев, так и коренных жителей Америки.

Его имя известно всем

Америку «открыл» Христофор Колумб, но его имя носит только одна из прибрежных стран вновь открытого мате­рика. Почему же так произошло? Кто же он такой, человек, чьим именем была названа Америка? Существует несколько версий появления названия «Америка». Вот одна из них — наиболее известная.

Америго Веспуччи

Америго Веспуччи, или Альберикус Веспучиус (между 1451 и 1454—1512), уроженец Флоренции, происходил из старинного и довольно богатого итальянского рода. Однако будучи третьим сыном в семье, он не получил в наследство такого состояния, каким обладали его сородичи. Зато он был весьма неплохо для своего времени образован, особенно в астрономии и географии. В 1492 г. Америго поселяется в Севилье (Испания) и поступа­ет на службу в банкирский дом Медичи-Берарди (Бераль- ди) — одного из спонсоров экспедиций Колумба. Здесь он часто общался не только с ка­питанами судов, отплывав­ших в открытые Колумбом «Индии», но и с самим вели­ким мореплавателем. (Позд­нее Христофор Колумб реко­мендовал Америго Веспуччи своему сыну как честного и надежного человека.) В конце концов Веспуччи принял уча­стие в очередной экспедиции в Новый Свет.

Во время своего путешествия в 1499 г. в составе экспе­диции Алонсо де Охеды А. Веспуччи посетил северо-восточ­ное побережье Южной Америки — от нынешней Гвианы до мыса Кабо-де-ла-Вела (Венесуэла). После этого с 1501 по 1504 г. он якобы участвовал еще в нескольких (двух?) путешествиях, в частности чуть ли не к берегам Бразилии, но уже под португальским флагом. (Сегодня подлинность этих плаваний подвергается серьезным сомнениям.)

Об этих плаваниях Америго рассказал своим флорентий­ским друзьям Пьетро Медичи и Пьетро Содерини в несколь­ких письмах. В них он высказал предположение, что по­скольку вся Азия находится в Северном полушарии, а от­крытые за океаном земли тянутся не только за экватор, но и за Южный тропик, то это — новая часть света[XXX]. На его родине, во Флоренции, письма были опубликованы в 1505 г. под названием «Письма Америго Веспуччи относительно островов, вновь открытых во время его четырех путешест­вий». Красочное описание Нового Света, принадлежавшее перу Веспуччи, сразу же разлетелось по тогдашней Европе как необыкновенно популярный увлекательный бестселлер. У европейских обывателей при его чтении буквально дух захватывало. Через несколько месяцев появился немецкий перевод, а на латинском языке книга Веспуччи выдержала одиннадцать изданий. Видный немецкий картограф и кни­гопродавец М. Вальдзеемюллер в своей популярной книге «Введение в Космографию» (1507) обозначил вновь откры­тую Христофором Колумбом часть света именем Америго.

Спустя годы, в 1538 г., всемирно известный фламандский картограф Герхард Меркатор поставил точку над і, обозна­чив на своей карте южный материк словами «Южная часть Америки», а северный материк — «Северная часть Амери­ки*. (В 1513 г. М. Вальдзеемюллер пытался исправить свою ошибку, но было уже поздно.)

Таким образом, еще при жизни Америго Веспуччи его именем была названа огромная часть суши земного шара, которую открыл X. Колумб.

По другим версиям, Америка могла быть так названа либо Джоном Каботом в честь главного спонсора его экспедиции в Северную Америку — бристольского купца Ричарда Америка, либо в честь индейского племени амеррико из Централь­ной Америки, жившего на золотоносной террито­рии и обладавшего монополией на торговлю зо­лотом в этом регионе.

В истории часто так случается: кровь, пот и слезы — одним, а слава — другим! Именем описателя открытых (точ­нее, вновь открытых) земель, а не именем первооткрывателя была названа половина суши нашей планеты. Да и вообще в Новом Свете много путаницы — индейцы, которые, соб­ственно, не являются индейцами, живут в Америке, которую не следовало бы называть Америкой. Потом жители Аме­рики стали называться американцами, и уже поздно было что-то менять...

Птенцы гнезда Христофорова

Имя генуэзца Христофора Колумба навечно вошло в историю. Он стал самой знаменитой личностью Америки. Но кто же были его сподвижники и последователи? Как их звали? Чем памятны их деяния?

Одним из первых после Колумба достиг Америки еще один итальянец, также уроженец Генуи (интересное совпа­дение, не правда ли?) — Джованни Габотто (между 1450 и 1455—1498/1499), поступивший на английскую службу под именем Джона Кабота.

Раззадоренные и обеспокоенные громкими открытиями Христофора Колумба за океаном неведомых и вроде бы богатых земель английские купцы были не прочь тоже

найти землю на западе Атлантики. Успешные плавания испанцев в Америку заставили английского короля поторо­питься с разрешением на такую экспедицию. Возглавивше­му ее Джону Каботу повезло, и, выйдя 20 мая 1497 г. из Бристоля со своим сыном Себастьяном на 50-тонном судне

♦ Мэтью» с экипажем из 18 человек, он почти без помех за 35 дней достиг восточного побережья острова Ньюфаундленд. Не без приключений отважный мореплаватель вернулся домой в Англию. Уже в апреле 1498 г. Джон и Себастьян Каботы снова отправились в путь — к берегам Северной Америки. По дороге отец внезапно умер и экспедицию воз­главил Себастьян. Достигнув материковой части Северной Америки и не найдя там ожидаемого сказочно богатого

♦ Катая», он повернул назад и вернулся в Англию.

Лишь спустя годы, уже в следующем, XVI в., европейцы снова оказались в Северной Америке. Американское золото, хлынувшее в казну испанского короля Карла I, не давало покоя его вечному сопернику — королю Франции Франци­ску I: он распорядился снарядить экспедицию для открытия островов и земель, надеясь найти там много золота и других сокровищ. Первую попытку сделал флорентиец на француз­ской службе Джованни де Веррацано, изучивший в 1524 г. восточное побережье Северной Америки вплоть до полуост­рова Новая Шотландия (граница США и Канады). Следу­ющую экспедицию возглавил знаменитый французский мо­реплаватель Жак Картье, не раз бывавший вместе с пор­тугальцами в Бразилии. Если на юге Атлантического океана Магеллан нашел проход в Индию и Китай, считал Картье, то подобный проход существует и на северо-западе Атлан­тики, и этот путь должен быть намного короче.

Выйдя в апреле 1534 г. в Атлантику, Ж. Картье за три недели благополучно пересек океан и подошел к острову Ньюфаундленд. Отсюда он двинулся вдоль американского берега на север, пытаясь найти желанный северо-западный проход... Побывав в заливе Святого Лаврентия и установив на вершине прибрежной скалы 10-метровый деревянный крест с вырезанными на нем королевскими лилиями и надписью: »Да здравствует король Франции Франциск II»,

Картье вернулся во Францию. Но вожделенного пролива, не говоря уже о золоте и драгоценных камнях, он не нашел... Отважный француз еще дважды, в 1535 и 1540 гг., посещал берега Северной Америки, проходил достаточно далеко вглубь материка по реке Святого Лаврентия, пытался ос­новать французскую колонию, но потерпел неудачу и вер­нулся обратно.

Жак Картье — рекордсмен своего времени по количеству рейсов через Атлантический океан — всеми забытый умер от чумы в 1557 г. Его современники не оценили по досто­инству заслуги человека, проложившего путь через океан для следующего поколения своих соотечественников, осно­вавших французскую колонию на американской земле — Канаду.

Безусловно, Англия и Франция внесли свой вклад в открытие и освоение Нового Света — особенно Северной Аме­рики, но в конце XV — начале XVI в. их время еще не пришло, оно наступит позже. Главную роль тогда играла Испания. Ее бесстрашные сыны неустанно бороздили про­сторы Западной Атлантики в поисках баснословно богатой Индии. Наградой им стали не только благодатные земли Центральной и Южной Америки, но и сказочные сокровища ацтеков и инков.

Одним из первых оказался за океаном испанский дво­рянин Алонсо де Охеда. Побывав в Новом Свете еще во время второго плавания X. Колумба, он вскоре сумел по­лучить королевское разрешение на самостоятельное плава­ние. Поскольку его экспедицию финансировали флорентий­ские банкиры, становится понятно, почему именно с экс­педицией Алонсо де Охеды побывал за океаном и малопри­метный флорентиец... Америго Веспуччи, чьим именем по­том по иронии судьбы была названа Америка. 20 мая 1499 г. эскадра Охеды из трех судов взяла курс на запад — в «Ин­дии*... Спустя 27 дней экспедиция Охеды открыла северо- восточное побережье Южной Америки — экзотические бере­га Гвианы, Венесуэлы и несколько островов (Тринидад, Кюрасао и др.). Индейские поселения на сваях в Марака- ибском заливе, по аналогии с итальянским городом Вене­цией, дали название всей этой южноамериканской стране —

Венесуэла (в переводе — Малал Венеция). Позднее Охеда еще не раз бывал за океаном, но лавров не снискал и умер в бедности и забвении в Санто-Доминго на Эспаньоле в 1515 г.

Самым удачливым среди первых последователей Христо­фора Колумба оказался еще один участник его экспедиций за океан —Педро Алонсо (Пералонсо) Ниньо. Зафрахтовав на деньги севильских банкиров Герра судно с экипажем из 33 человек, он в июне 1499 г. отправился к берегам совре­менных Колумбии и Венесуэлы. Здесь, на Жемчужном бе­регу, он очень выгодно (по сути дела за бесценок) наменял много золота и особенно жемчуга (около 40 кг) и благопо­лучно вернулся в Испанию в апреле 1500 г.

Другой сподвижник Христофора Колумба и бывший ка­питан «Ниньи» — Висенте Янъес Пинсон 13 ноября 1499 г. вышел из Палоса на четырех судах в Атлантику, взяв курс на юго-запад. 20 января 1500 г. он открыл северо-восточное побережье Бразилии, а затем устье крупнейшей южноаме­риканской реки Амазонки, поднявшись вверх по ней на 50 км. Пройдя вдоль Гвианы и Венесуэлы, побывав на островах Тринидад, Тобаго, Гаити (Эспаньола) и Багамах, на двух кораблях Висенте Пинсон вернулся в сентябре 1500 г. на родину.

Завершил обследование северного побережья Южной Аме­рики севильский моряк Родриго Бастидас. Отплыв в Новый Свет 5 июля 1500 г., он на двух каравеллах прошел почти 1000 км вдоль латиноамериканского побережья — от полу­острова Гуахира (Колумбия) до Панамского перешейка.

Вскоре после Пинсона, 21 апреля 1500 г., на побережье Бразилии по пути в сказочно богатую Индию и Китай побывала экспедиция главного соперника испанского коро­ля — его португальского кузена Мануэля I Счастливого. Любопытно, что ее целью было повторение успешного пла­вания знаменитого Васко да Гама в 1498 г. в Индию, а вовсе не посещение неведомого континента за океаном.

Командовал эскадрой из 12 кораблей со 1500 матросами и солдатами на борту португальский дворянин Педру Алъ- вареш Кабрал. На маршрут его плавания сильно повлияла природа: ужасная буря, могучие ветры и сильное морское течение отнесли корабли португальцев далеко на запад —

в сторону от западного побережья Африки. Высадившись после всех мытарств на незнакомом берегу, ничего не по­дозревавший Кабрал торжественно объявил открытый им «остров» владением португальского короля. Так, несмотря на то что испанцы побывали в Бразилии раньше своих главных конкурентов в борьбе за обладание желанными ♦ Индиями», она стала португальской, а не испанской ко­лонией. По одной из версий, свое название она получила по имени мифического острова Бразил, который средневе­ковые трактаты и карты помещают далеко на западе Моря Мрака (Атлантики).

В это же время (1500—1502) соотечественники Кабрала Гашпар и Мигель Кортереал исследовал восточное побережье Северной Америки в районе острова Ньюфаундленд и по­луострова Лабрадор.

Захватив к концу первого десятилетия XVI в. почти все острова Карибского моря (Пуэрто-Рико, Эспаньолу, Кубу и др.), испанцы начали энергично исследовать и заселять восточное побережье Центральной Амери­ки, а также активно проникать вглубь необъятного материка.

25 сентября 1513 г. они впер­вые увидели Тихий океан. Экс­педиция уроженца испанской провинции Эстремадуры Васко Нуньеса де Бальбоа (ок. 1475— 1517 гг.)[XXXI], преодолев за 20 дней 95 км тяжелейшего пути — гор­ных перевалов, непроходимых лесов, топких болот с ядовитыми испарениями, бурных рек Па­намского перешейка и упорное сопротивление местных враж-

Васко Нуньес де Бальбоа дебных индейских племен, 25

Хуан де Грихальва

Гонсало де Сандоваль

сентября 1513 г. первой вышла к величайшему океану нашей планеты — Тихому. Но тогда Бальбоа назвал его Южным Морем. Только позднее легендарный Фернандо Ма­геллан, чья экспедиция первой обогнула земной шар, по­раженный могучим спокойствием крупнейшего океана Зем­ли, нарек его Тихим.

Судьба Бальбоа оказалась трагичной: вскоре после своего великого открытия (1517) он пал жертвой коварных интриг своих властолюбивых и алчных соотечественников, среди которых, между прочим, оказался и будущий покоритель Тауантинсуйю Франсиско Писарро... А ведь замысел похода на юг из Панамы — в страну золота «Пиру» — принадле­жал первооткрывателю Тихого океана — Васко Нуньесу де Бальбоа, но об этом уже мало кто помнит.

3 марта 1513 г. флотилия из трех кораблей губернатора острова Пуэрто-Рико, знатного кастильского дворянина дона Хуана Понсе де Леона, взяла курс на север. Успешно пройдя Багамский архипелаг, мореплаватели увидели на горизонте неведомую землю. Так был открыт полуостров Флорида (Северная Америка), а затем мощное атлантическое течение Гольфстрим. Последующие попытки Понсе де Леона освоить Флориду оказались безуспешными: враждебные индейцы

дали решительный отпор иноземцам, и раненый губернатор вскоре умер на Кубе.

В 1517 г. испанец Франсиско Эрнандес де Кордоба от­крывает часть побережья мексиканского полуострова Юка­тан. На следующий год племянник губернатора Кубы Диего Веласкеса — Хуан де Грихальва исследует почти все побе­режье Юкатана и узнает от прибрежных индейцев майя о существовании в глубине материка могучего и богатого го­сударства ацтеков со столицей Теночтитланом.

В 1521—1522 гг. после разгрома ацтекской «империи» Э. Кортесом Гонсало де Сандоваль покоряет индейцев уас- теков и тотонаков на северо-востоке Мексики, другой кон­кистадор — Кристобаль де Олид (де Омед) — Мичоакан и Халиско, где основывает испанскую колонию Новая Галисия (Ибуэрас), а два других офицера Кортеса — Ороско и Аль­варо — сапотеков Оахаки... Вскоре покоритель ацтеков — Эрнан Кортес совершает легендарный поход в Гондурас, а его сподвижник — Педро де Альварадо — в Гватемалу... В 1527—1546 гг. еще один сподвижник Кортеса — дон Фран­сиско де Монтехо покоряет юкатанских майя... В начале 30-х гг. XVI в. Кортес открывает на севере Мексики Кали­форнийский залив и полуостров Нижнюю Калифорнию.

После покорения Мексики и Центральной Америки ин­тересы испанцев направлены на южные территории совре­менных США. Зачарованные индейскими легендами о ска­зочных сокровищах «Семи городов Сиболы», испанские за­воеватели ринулись дальше на север — в Северную Америку.

В 1540 г. Франсиско Васкес де Коронадо открывает такие крупные североамериканские реки, как Колорадо и Рио- Гранде-дель-Норте, посещает знаменитый впоследствии Большой Каньон и первым из европейцев прогуливается по «улицам» городов индейцев пуэбло (юго-запад США). В 1540—1541 гт. легендарный участник походов в Никарагуа и Перу — Эрнандо де Сото высаживается во Флориде, уг­лубляется внутрь материка, пересекает величайшую севе­роамериканскую реку Миссисипи и... трагически гибнет в очередной схватке с местными воинственными индейцами.

«Золотой» Сиболы, якобы расположенной где-то на севе­ре от Мексики, испанцы так и не нашли, и на этом их по­ходы вглубь Северной Амери­ки прекращаются.

Эрнандо де Сото

Одновременно с завоевани­ями испанцев в Центральной Америке и на юге Северной Америки усиливается их агрес­сия и на юг от Панамского перешейка. После фантастиче­ской удачи Франсиско Писарро в 1533 г. в Перу, когда была покорена крупнейшая и бога­тейшая доколумбова «импе­рия» Америки — Тауантин­суйю, ветераны его походов ус­тремились в разные стороны необъятного южноамерикан­ского континента в поисках сокровищ, подобных золоту инков... Прежде компаньон, а потом лютый враг Франсиско

Писарро, обделенный славой и добычей Диего де Альмагро совершает неудачный поход в Чили в 1535—1537 гг. Даже на закате жизни удача так и не улыбнулась ему.

В эти же годы разгораются «золотые» страсти вокруг легендарного Эльдорадо, находившегося в дебрях колумбий­ских лесов,— здесь сталкиваются интересы сразу трех ев­ропейских экспедиций. В 1540—1541 гг. ветеран походов Ф. Писарро — Педро Вальдивия снова вторгается в Чили и ведет ожесточенные бои с местными крайне свободолюби­выми и воинственными индейцами мапуче или арауканами. Здесь, на захваченной территории, он основывает будущую столицу Чили — город Сантьяго. Спустя год другой ветеран походов в Перу — Франсиско Орельяна, родственник и зем­ляк Писарро, отчаянный рубака, потерявший в боях с ин­ками глаз, прошел по величайшей южноамериканской реке Амазонке...

С каждым годом, с каждым новым путешествием, с каждым новым открытием европейцы все больше и больше

убеждались, что перед ними действительно то, о чем страстно мечтали многие поколения их предков:

Земля, богатая золотом, край достатка,

Приют навек дающая земля желанная, Где не знают голода, нет в пище нехватки,

Племен великих родина, земля обетованная1.

Хотя фантастическая эпопея завоевания и освоения не­объятных просторов доселе неведомых «Западных Индий» еще только началась, ее первые герои один за другим уже сходили с исторической авансцены. Характерно, что почти всем этим невероятно предприимчивым и отважным людям не довелось дожить до глубокой, почтенной старости и уме­реть естественной смертью — они стали жертвами кровавых междоусобиц, зависти врагов и черствости несправедливых современников. И первым среди них оказался старший сын Доминико Коломбо и Сусанны Фонтанаросса, человек-ле­генда, получивший имя в честь Святого Христофора, пере­несшего младенца Христа через поток, и сполна оправдав­ший перед человечеством свое имя... Христофор Колумб.

ІЦит. по: Галич М. История доколумбовых цивилизаций. С. 251.

<< | >>
Источник: Нерсесов Я.Н.. 250 веков доколумбовой Америки: Экспериментальное учебное пособие: Книга для чтения.— М.: МИРОС,1997.— 320 с.: ил.. 1997

Еще по теме История «открытия» Америки:

  1. ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ И ИСПАНСКИЕ ЗАВОЕВАНИЯ
  2. ОТКРЫТИЯ В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ И В АВСТРАЛИИ
  3. История археологических открытий
  4. История археологических открытий
  5. История открытия хеттов
  6. Глава 1. История открытия и исследования археологических памятников второй половины I тыс. до н.э. в Восточном Приаралье
  7. Скромницкий А.. Энциклопедия доколумбовой Америки. Часть 1. Южная Америка. Том 1. Хронисты, чиновники, миссионеры, историки XVI-XVII веков в Южной Америке: Биографии. Библиография. Источники. / под ред. А. Скромницкого. — К.: Blok.NOT,2011. — 316 с., 2011
  8. Скромницкий, А. (редактор-составитель), Талах, В. (редактор).. Энциклопедия доколумбовой Америки. Часть 1. Южная Америка. Том 2. Источники XVI-XVII веков по Южной Америке: Хроники. Документы. / под ред. А. Скромницкого. — Киев: Blok.NOT,2012. — 1129 с., 2012
  9. История как наука. Место истории России в мировой истории.
  10. Открытие Винланда
  11. ОТКРЫТИЕ ЕВРОПЫ
  12. Начало открытия