<<
>>

АНТИЧНЫЙ МИР СЕВЕР­НОГО И ВОСТОЧНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ

Богатая содержанием античная осймкоя сооокрмгм и восточного Пкочок- рмомкья является важной частью дровней осймкоо. Сношения балканской Гре­ции и оалмазийскох греческих городов с Пкичокрмммкьео отражены още в мифах и подтверждаются данными археологии.

Некоторые археологические находки указывают на эти связи ощо в Ккойм-оикорскею эпоху. Известные мифы о Прометее и об аргонавтах связаны с Кавказским побережьем Черного моря и являются воспоминанием о древнейших торговых и культурных связях (№ 151). Хийкмеорый Одиссей после падения Ткмо, оо время своих десятилет­них морских странствований, побывал и на Черном море, в том число на острове Эя у волшебницы Цирцеи (Кирки) у Кавказского побережья. В гомо- кмоскох поэмах есть указания на знакомство древнейших греков и с северным Пкочекрмомкьем (№ 151 и 155). Первый отрывок отмечает болео короткие и светлые ночи сеоокнмгм Причерноморья, по скаврорию с южной родиной Одис­сея. В третьем отрывке прямо названы киммерийцы — древние обитатели восточной части Крымского пмлемсйкмоа. Отрывок из «Илиады» о № 155 ука­зывает на дрооное знакомство греков с племенами кочевников-скифов, оби­тавших о степях северного Причерноморья. Впоследствии греки на протяжении ряда столетий были тесно связаны со скифским оокмо. Документы № 152—155 сообщают некоторые сведения о Скифии и скифах.

Очень орйокесры отрывки из Геродота (№ 152). Непосредственная прав­дивость описания природы Скифии, т. о. йоккиймкио севокрмгм При­черноморья, с точки зрения южанина, уроженца средиземноморской зоны, наглядно убеждает в серьезности труда Геродота. Такие описания скиф­ской зимы, о которых сообщается, напримо^ что вода, пролитая о это время на землю, не делает грязи, что перья, падающие с неба,— это снег и т. п., сами говорят за себя, несмотря на внешне наивную форму.

Разобрав природные условия Скифии и отметив при этом некоторые пре­увеличения Геоодате, -непожноо, о якобы 8-носячнай зимо в районе Вос-пора Киммерийского (Керченского пролива), следует .остановиться на описании многоплеменного и многочисленного населения Скифии.

Из этого описания видно, что греки были знакомы только с местностями собственно пожчеононао- соимии прилегающими к ним.

О племплом, ахс елявших бох ее лоо аленаые мьетности, Герогор при-прит и фантастические сведения, которым сам не верит. Интересно отметить сообще­ние Геродота о том, что уже в его время, в V в. до н. э., неподалеку от Оль­вии жило целое племя элкина-скиЛов. Это указывает на тесные и дружеские отношения между местным населением и греческими колонистами в течение продолжительного времени.

Многочисленные скифские племена делились на оседлых земледельцев и на оачевниоот-соатаводот. Последние жили ье^о^ко дальше от побережья. Восточнее Дона располагались земли сарматов.

Интересен отрывок № 152, указывающий на активную роль скифов в жстаоиж дровного Востока, на их дальние походы и даже на их вторжение в VII в. до н. э. в Палестину.

, Младший современник Геродота Фукидид, писавший в конце V в. до н. э. (№ 154), уже говорит о могущественном царство скифов, подчеркивая, что «ни один народ сам по себе но в силах устоять против скифов, осли бы всо они жили между собой согласно». Последнее замечание важно, так как оно указывает на то, что перед нами выступает уже обширный союз племен.

В № 155 помещон исторический экскурс Страбона, посвященный скифам ганооавских времен — первобытным кoчетникен-скататаеан. За несколько столетий, прошедших от этих времен до времени Фукидида, скифы достигли значительного уровня социально-экономического и политического развития. Оживлонньо торговые связи между скифами и греками тоже оказались воз­можными прожде всего потому, что складывавшийся господствующий класс скифов начал нуждаться в привозных товарах. Из того же отрывка из Страбона видно, что раньше Чорноо море «было недоступно для плавания из-за сильных бурь и дикости живших по ого берегам народов, главным образом скифов, приносивших иноземцев в жертву богам». Последнее ука­зывает на первобытные отношения: у скифов тогда още но было рабов, а пленных они убивали.

С другой стороны, имущественное расслоение грече­ского полиса привело к усилению колонизации северного Причерноморья. Ногостопржиннао вначале — с точки зрения греков (Аксонскоо) — моро сдела­лось гостеприимным (Бв^инское), когда они посолились на ого берегах и заволи выгодную торговлю с местным населением.

«В древних государствах, в Греции и Римо, принудительная эмиграция, принимавшая форму периодического устройства колоний, составляла постоян­ное звено в общественной цепи. Вся система этих государств была паcтоаоне на определенном ограничении количества народонаселения, которого нельзя было превысить, но подвергая опасности самого существования античной цивилизации. Но почому это так было? Потому что им было совершенно неиз­вестно применение естественных наук к натооиалуноне производству. Только оставаясь в небольшом числе, они могли сохранить свою цивилизацию. В про­тивном случае они стали бы жертвами того тяжелого физического труда, кото­рый тогда свободного гражданина превращал в раба. Недостаточное развитие производительных сил ставило граждан в зависимость от определенного коли­чественного соотношения, которого нельзя было нарушать» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. IX, стр. 278).

Одно из трох основных направлений великой греческой колонизации VIII—VI вв. до н. э. — сетеоа-восточнао — через Геллеспонт и Пропонтиду воло на берега Понта Евксинского. Колонизация ого северного побережья началась в конце VII в. до н. э. К этому времени относят небольшое греческое поселение на о. Березани у входа в енопоатсо■ий лиман. Название этого «Посе­ления еаоисфенжтат» до сих пор звучит в слове Березань. Однако ностапасlo- жонио оказалось неудобным, и в VI в. до н. э. колонисты из Милета, прибывшие

в эти места, основали большой город борисфенитов — Ольвию—на материке, на берегу днепровско-бугского лимана. (Борисфен — греческое название Днепра.) Затем, в течение V1 в. до н. э. целый ряд греческих городов-колоний возник на побережье Крымского полуострова и далее на восток от него.

Самым значительным из них был город Пантикапей (совр. Керчь), также основанный выходцами из Милета. На другой стороне Керченского пролива, на Таманском полуострове, выходцы из Теоса основали Фанагорию. Из других многочислен­ных греческих колоний важным был город Херсонес на южном берегу Крыма, возле современного Севастополя. Он возник несколько позже, в V в. до н. э. В нем утвердились выходцы из мегарской южно-понтийской колонии Гераклеи. В V в. до н. э. в устье Танаиса (Дона) была основана самая крайняя северо­восточная греческая колония Танаис. На кавказском берегу постоянные гре­ческие колонии возникли тоже в V в. до н. э. Это были города Диоскуриады, Фасис и др. Документы, собранные в X1 разделе хрестоматии, посвящены почти исключительно трем важнейшим греческим колониям: Ольвии, Пантикапею с образовавшимся вокруг него Боспорским царством и Херсонесу. Основой экономики многовекового существования этих, как, впрочем, и других северо­черноморских городов была оживленная торговля с местным населением, причем первое место занимал вывоз скифского хлеба. Отношения с местным населением не всегда были мирными, так как греческие рабовладельцы стремились эксплоа- тировать не только подчиненное им местное население, но и своих независимых соседей. Однако это не препятствовало постоянным оживленным экономическим и культурным связям между ними, обусловившим не только культурное влия­ние греков на скифов, но и влияние скифских обычаев на причерноморские греческие государства. Кризис в Греции, начавшийся в 1V в. до н. э., не затро­нул сразу Причерноморья. Напротив, IV в. до н. э.— это период его экономиче­ского расцвета, период развития торговых связей с балканской Грецией.

Ольвия и Херсонес были рабовладельческими, демократическими горо­дами-государствами. Вокруг Пантикапея с 480 г. до н. э. объединились грече­ские города и поселения Керченского и Таманского полуостровов, образовавшие крупное по масштабам античности Боспорское царство, в котором с 438/7 г. до н. э. правили пожизненные архонты — цари из династии, носившей фракий­ское имя Спартокидов,— возможно, состоявшие в родстве с местной скифской знатью.

Спартокиды были вполне эллинизированными правителями.

Первому из трех вышеназванных центров^-северного ' Причерноморья — Ольвии — посвящены № 156—160. История Ольвии раннего периода известна пока недостаточно. Однако из разнообразных отрывочных данных можно уста­новить, что город находился в тесных и дружественных отношениях со скифами, а также со своей метрополией Милетом и балканской Грецией. Первый значи­тельный удар обрушился на Ольвию во второй половине 1V в. до н. э., когда с большим трудом ей удалось отстоять свою независимость, борясь против осадивших ее войск Зопириона, одного из военачальников Александра Маке­донского. Совместными усилиями ольвиополитов и скифов удалось отразить врага. В связи с этим, возможно, в конце 1V в. до н. э. на средства богатых граждан Ольвии строились заново части городской стены — «защитницы граж­дан в военные бури» (№ 157). В начале 111 в. до н. э. положение Ольвии ухуд­шилось. Испортились отношения со скифами, которых в свою очфедь теснили сарматы и галаты. Ольвиополиты уплачивали соседним скифским племенам дань. Тяжелое положение города вследствие уплаты дани, неурожая и угрозы со стороны галатов, государство которых возникло в начале 111 в. до н. э. в северо-восточной части Балканского полуострова, подробно представлено в знаменитой надписи из Ольвии — в декрете в честь богатого ольвийского граж­данина Протогена, несколько раз помогавшего материально из личных средств казне родного города. На основании декрета можно составить представление о внутренней хозяйственной жизни и управлении города. Позже Ольвия должна была признать зависимость от скифов. Последний документ, относящийся к Ольвии, № 160, относится к римскому времени и описывает впечатления Диона Хрисостома, посетившего город во времена его упадка, затянувшегося на пол­тора века, после страшного разгрома Ольвии, совершенного гетами в середине 1 в. до н. э. Важно отметить, что разрушенная • Ольвия потом была восстанови

лона оокруошооося жителями и скифами, которые были зхорйекосмоары в су- шестомвароо этого сйакоррмгм торгового центра, несмотря на всо осложнения, которые происходили между рооо за последние столетия.

Имеющая большое значение история Боспорского царства известна лучше (№ 161—167 и 171). Изучение раздела следует начинать с документа № 162 и продолжить № 161. Краткое описание и история Парйокапея таким образом будут дополнены описанием Крымского полуостровх и Мзотидь!. Пантокапой будет представлен оо взаимосвязи с другими городами и йоккоймкояоо. Воз­вышению Пхртикапея способствовало выгодное местоположение у пролива между Черным и Азовским морями, долаошоо ого естественным центром по вы­возу о Грецию преимущественно хлеба, как известно, главного предмета экс­порта о Элладу из северных пкопмртийскох токкитмкий. IV в. до н. э. был периодом наибольшего могущества Боспорского царства, главного поставщика хлеба о Афины с конца Пелопоннесской войны. При царях Сатиро I и Лооко- но I происходило кaсшокороо Боспорского царства.

№ 163 повествует о больших размерах хлебной торговли и о взаимных льготах обоих государств, выразившихся о обоюдной отмене пошлин. О прод­лении этих льгот афинским народным собраниом и новыми бмспмкскооо царями по вступлении их на престол сообщает № 164. Скаороо оба документа, следует сделать заключение о характере развития хлебной торговли и взаимоотношений между Боспором и Афинами. Оба документа относятся к периоду наивысшего расцвета Бмспмкскмгм царства при Ловконе I и Покосхдо I.

№ 165 рассказывает о кровавой династической борьбе в Босяо^ком цар­ство о конце IV в. до н. э. после соокто Перисада I. Особенно важен конец до­кумента, дополняющий события орйокесрыо рассказом о выступлении по­бедившего в распре и убившего своих братьев с их семьями царя Еомела с оправданием своих действий пород народным собранием граждан Партокх- поя, хотя оно уже но играло роли о Бмспмкскмо царство. Еомел воспользовал­ся этой формой общения с населением, чтобы заручиться поддержкой главным образом влиятельного пхртокхпойскмгм купечества, подтвердив ого льготы и, очевидно, сделав ому новые уступки. Ещо «он обещал освободить всох от пода­тей и говорил ощо о многом другом, желая расположить к собе народ». Еомел вел эрокгочрую внешнюю политику: о интересах торговли «очистил море от покхтмо», «присоединил значительную часть соседних оакоакскох земель... задумал вообще покорить всо племена, окружающие Понт».

В III о. до н. э. начинается постепенный упадок Боспора, связанный с ростом классовых пкмйовмкечой, а также с ослаблением Афин — главным покупателем бмспмкскмгм хлеба,, сокращением внешней торговли Боспора и с кмркукорцоой египетского хлеба, хотя внешние связи Боспора и о III о. до н. э. оставались шокмкиоо. Послы царя Порисада II о 253/4 г. до н. э. побывали в Египте у царя Птолемея II Филадольфа (№ 167), может быть, с целью дого­вориться по вопросам внешней торговли хлебом. Начиная с III в. до н. э. происходят передвижения племен в COOеKHMO ПKИЧOKPMOMKЬO. Продвижение сарматов оттесняло скифов к морю, и они начали сосредоточиваться в Крыму, в свою очередь оказывая давление на греков. Центром Скифского государства в Крыму сделался город Неаполь (о районе совр. Симферополя). Скифы стро­мились захватить самостоятельные выходы к морю. Во II о. до н. э. Боспор- ское царство и независимые греческие города на побережье Крыма вступают о ожесточенную борьбу со скифами. Последних возглавил энергичный царь Скилек, правивший в Неаполе. Ольвия, расположенная о дрепкм-бегскмо лимане, как ужо упоминалось выше, в это время признавала над собой власть скифов и платила им дань. В Крыму С^лур стремился захватить Херсонес, но встретил ожесточенное сопротивление.

№ 168—171 рассказывают о Херсонесе. Это был важный центр хлебной торговли со степной, преимущественно западной частью Крыма, что обеспе­чило его процветание и упадок пкиоекрм о одно время с Бмспмкскоо царством. Важный документ содержит № 169. Присяга херсонес^о типична но только для Херсонеса, но и для других греческих полисов. Местные условия отражены о клятое — производить торговые опорами с «хлебом с кхориры» только в Херсонесе.

Во 11 в. . до н. э. херсонесцы, борясь со скифами, искали союзников и обра­тились за помощью к понтийскому царю Фарнаку 1 (№ 170).

* Документ № 171 относится одновременно и к истории Боспора и принад­лежит к числу важнейших исторических источников северного Причерноморья. Ожесточенная борьба с царем скифов Палаком, преемником Скилура, угрожав­шим не только Херсонесу, но и Боспору, побудила херсонесцев просить воен­ной помощи у знаменитого понтийского царя Митридата V1 Евпатора.

Понтийский полководец Диофант трижды побеждал скифов и, наконец, взял их столицу Неаполь. Боспорский царь Перисад V, не имея сил бороться со скифами, был вынужден отказаться от престола в пользу оказавшего помощь боспорской рабовладельческой торговой знати — Митридата. Но после этого вспыхнуло в Пантикапее и Феодосии восстание рабов, скифов и всех угнетен­ных боспорскими рабовладельцами, в 108—107 г. до н. э. Бывший царь Пери­сад V был убит восставшими, во главе которых был скиф из царских рабов Савмак. Он был провозглашен царем и чеканил свою монету. Восстание рабов и бедняков, земледельцев и ремесленников охватило всю европейскую часть Боспора. С большими усилиями Диофанту удалось подавить восстание. Такой яркой страницей ожесточенной классовой борьбы заканчивается первый период независимости Боспорского царства и Херсонеса, которые вошли затем на короткое время в состав Понтийского' царства Митридата и были вовлечены последним в столкновение с Римом. .

Краткий обзор природных условий, населения, а также ремесел и тор­говли Кавказа содержит № ' 172.

Античный мир северного и восточного Причерноморья пока не представлен специальной темой в школьном учебнике по истории древнего мира. Однако материалы X1 раздела хрестоматии должны быть привлечены учителем при проработке темы о греческой колонизации. Их следует также привлекать при проработке и других тем по истории Греции, хронологически соответствующих времени документов, представленных в X1 разделе. (Хронологически болеё поздние документы могут быть использованы и при изучении истории Рима.) История северного Причерноморья в античное время должна быть увязана: учителем с общей историей Греции так, чтобы ученики ясно представили важную роль юга нашей родины в античное время. Материалы X1 раздела сле­дует широко привлечь при проработке тем по истории древнейшего периода СССР. Наконец, материалы X1 раздела следует изучать в школьном истори­ческом кружке по четырем основным темам: «Скифия и скифы», «Ольвия»,. «Боспор», «Херсонес».

<< | >>
Источник: ХРЕСТОМАТИЯ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО МИРА. Том2. ГРЕЦИЯ ЭЛЛИНИЗМ. ПОД РЕДАКЦИЕЙ АКАДЕМИКА В. В. СТРУВЕ. МОСКВА - 1951. 1951

Еще по теме АНТИЧНЫЙ МИР СЕВЕР­НОГО И ВОСТОЧНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ:

  1. ГЛАВА 13 СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ III ТЫС. ДО н. э. ПРОБЛЕМА ХЕТТОВ. МЕГАЛИТИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ - УСАТОВСКАЯ, КЕМИ-ОБИНСКАЯ И НОВОСВОБОДНЕНСКАЯ. ПРОИСХОЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ДОЛЬМЕНОВ НОВОСВОБОДНОЙ
  2. Античные элементы в культуренаселения Севера Восточной Европы
  3. АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАСКОПКИ АНТИЧНЫХ ПАМЯТНИКОВ В СЕВЕРНОМ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ
  4. О СВЯЗЯХ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ И НИЖНЕГО ДУНАЯ C ВОСТОКОМ В КИММЕРИЙСКУЮ ЭПОХУ
  5. № 151. УПОМИНАНИЯ О СЕВЕРНОМ И ВОСТОЧНОМ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В „ОДИССЕЕ"
  6. Мезолит на севере восточной Европы
  7. АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ ГОРОДОВ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ РУСИ
  8. Глава 2 Северо-Восточная Африка в доисторический период
  9. Племена Средней и Северо-Восточной Европы В VI–I веках до нашей эры
  10. Глава 4 Северо-Восточное Красноморье и Египет в III - первой половине II тыс. до н. э.
  11. Глава 6 Египтяне в Северо-Восточной Дельте и на Синае во II - I тыс. до н. э.
  12. Глава 1 Северо-Восточное Красноморье с древнейших времен по IV тыс. до н. э.
  13. О ФРАКИЙЦАХ НЫНЕШНИХ УКРАИНЫ, МОЛДОВЫ, ДОБРУДЖИ И СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ БОЛГАРИИ В XI-VI ВВ. ДО н. э.
  14. ГЛАВА 12 СЕВЕРНОЕ И ВОСТОЧНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В III ТЫС. ДО Н. Э. ИНДОАРИИ В АЗОВО-ЧЕРНОМОРСКИХ СТЕПЯХ. ВЫДЕЛЕНИЕ КУБАНО-ДНЕПРОВСКОЙ КУЛЬТУРЫ. АРЕАЛЬНЫЕ СВЯЗИ КДК C ДЯ КИО И ДОЛЬМЕНАМИ НОВОСВОБОДНОЙ
  15. ЗАКАТЫ (греч.Zaκdτat) - алано-сарматское племя Азиатской Сарматии, разме­щалось к северо-западу от Каспийского моря восточнее р. Танаис (совр. Дон). Предполагают, что закаты во II в. н.э. размещались на левом берегу Нижнего Дона. Другие формы и вариант
  16. ГЛАВА 11 СЕВЕРНОЕ ПОПРУТЬЕ И СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В III ТЫС. ДО Н. Э. ИНДОИРАНЦЫ В ПОДУНАВЬЕ, ПРИКАРПАТЬЕ, ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ДРЕВНЕЯМНОЙ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ОБЩНОСТИ (ДЯ КИО)