<<
>>

Б.В.Лунин Б.А.ЛИТВИНСКИЙ КАК ИСТОРИОГРАФ СРЕДНЕАЗИАТСКОГО ВОСТОКОВЕДЕНИЯ

В публикациях, освещающих жизнь и деятельность Бориса Анатольевича Литвинского, констатируется, что в его лице востоковедение Средней Азии об­рело видного археолога, историка, этнографа.

Но столь же справедливо отметить, с полным на то основанием, заслуги Бориса Анатольевича как историографа, много и плодотворно трудившегося и на этом поприще. Его историографические (как и библиографические) штудии являют собой органическое ответвление всей его научно-исследовательской и популяризаторской деятельности.

Следует поэтому согласиться с мнением одного из биографов Б.А.Литвин­ского, который, говоря о его заслугах перед наукой, счел правильным выделить особо также его вклад в «историографию истории и археологии Средней и Центральной Азии». Тем более, что «будущие историографы... безусловно используют многие его и в том числе специальные работы историографического плана... В них подведены итоги археологических исследований Таджикистана и хорошо вскрыта динамика развития и расширения археологических работ»[2].

Отметим также, что время появления подобного рода публикаций Б.А.Лит­винского приходилось на годы, когда историография как таковая и как специ­альная и существенная отрасль знаний еше не находилась в центре внимания исследователей, даже некоторое время и после осуждения и устранения губи­тельного для нее господства культа личности. В сфере же археологии публика­ции историографического плана были вообще весьма редки, особенно приме­нительно к Средней Азии, не выхода при этом, как правило, за рамки инфор­мационных обзоров литературы.

В этом аспекте историографические публикации Б.А.Литвинского являли собою, в их совокупности, приметный и неоспоримый шаг вперед.

В числе историографических публикаций Б.А.Литвинского такие его ста­тьи, очерки, сводки, как «Археологическое изучение Таджикистана советской

наукой. Краткий очерк» (Душ., 1954), «Основные этапы изучения археологии Таджикистана советской наукой» (Душ., 1954), «К истории Закаспийского кружка любителей археологии и истории Востока.

Страница истории археол. изучения Средней Азии» (Душ., 1957), «Обзор источников и литературы (по ис­тории таджикского народа)» (М., 1963), «Археологические открытия в Таджики­стане за годы Советской власти и некоторые проблемы древней истории Сред­ней Азии» (М., 1967), «Археология Таджикистана за годы Советской власти» (М., 1967), «Историография Таджикистана. 1917-1969» (М., 1970, в соавтор­стве), «Исследование кочевых народов Центральной Азии в дореволюционной русской и советской науке» (Улан-Батор, 1974), «Труды Альберта фон-Декока по древней культуре Восточного Туркестана» (М., 1981), «Проблематика исто­рии и истории культуры Средней Азии в советской науке» (М., 1981 и 1982), «Проблемы истории и истории культуры древней Средней Азии в свете новей­ших работ советских ученых (1967-1977)» (М., 1977), также «Проблематика истории и истории культуры Средней Азии в советской науке» (1960-1981)»: [Окончание]//Информационный бюллетень МАИКЦА. М., 1982. Вып. 2, с. 8-21[3].

В значительной мере историографический характер носят и такие публи­кации Б.А.Литвинского, как «К истории добычи полезных ископаемых на Челекене» (Душ., 1949) и «К истории добычи олова в Узбекистане» (Таш., 1950) и др.

В своей совокупности все эти публикации образуют живую и яркую, не только фактическую, но и аналитически обобщающую системную летопись ис­следований.

Однако отнюдь не только этим характеризуется диапазон историографиче­ских интересов и исканий Б.А.Литвинского. По сути дела, для всех его работ в сфере археологии, истории, этнографии и других показательно наличие в них предваряющих или сопутствующих основному тексту историографических экс­курсов как таковых. Это помогает читателю глубже и шире уяснить процесс на­копления знаний по соответствующим научным проблемам, степень их изучен­ности и задачи дальнейшего исследования.

Примечательно и то, что печатавшиеся Б.А.Литвинским обстоятельные ре­цензии на различные научные издания также не лишены компонентов историо­графического характера, что усиливает их научную значимость.

Активная роль принадлежала ему и в осуществлении широко задуманного и подготовленного к печати коллективного четырехтомного труда «Восточный Туркестан в древности и раннем средневековье. Очерки истории и культуры». Ему же принадлежала в связи с этим историографическая справка о процессе накопления соответствующих знаний по данной проблеме[4].

Увидела свет капитальная и пока остающаяся единственной по полноте и богатству содержания работа Б.А.Литвинского (в соавторстве с более моло­дым по возрасту местным автором Н.М.Акрамовым), посвященная подробному и всестороннему рассмотрению жизни и деятельности выдающегося русского

востоковеда А.А.Семенова, опубликованная в серии «Русские востоковеды и путешественники»[5].

Следует подчеркнуть при этом, что основные вехи жизненного пути А.А.Семенова рассматриваются авторами на широком историческом фоне. Это во многом придает книге еше и характер историографического обозрения об­щих судеб туркестановедения первой половины XX в. В сокращенном виде, рассчитанном на массового читателя, эта работа Б.А.Дитвинского и Н.М.Акра­мова была издана также и на таджикском языке (Душ., 1974).

В дополнение к сказанному следует констатировать, что общепризнанная научная и общая эрудиция Б.А.Дитвинского по проблеме истории Средней Азии в сочетании с его широчайшей осведомленностью по отечественной и зарубежной литературе исторического и историографического характера с течением времени закономерно обусловили также и выход в свет под его редакцией ряда крупных исследований соратников и учеников по работе и общему кругу интересов.

Здесь особо надо отметить умение самого Б.А.Дитвинского зорко приме­чать в среде ученых-востоковедов (в том числе в среде молодого поколения) тех, кто проявлял живейшее и непреходящее тяготение именно к историографиче­ской тематике. С учетом степени их теоретической и практической подготов­ленности Б.А.Дитвинский с неизменной готовностью оказывал им действенную помощь своими консультациями и советами.

Более того, в ряде случаев он спо­собствовал своим авторитетом включению осуществлявшихся ими работ в изда­тельские планы.

Столь же естественно, что во многих случаях руководство востоковедных учреждений со своей стороны рекомендовало именно Б.А.Дитвинского в каче­стве ответственного редактора подготавливавшихся к печати работ как зрелых, так и начинающих свой жизненный путь ученых.

Здесь можно указать на выходившие в свет книги историографического профиля с грифом «Ответственный редактор Б.А.Дитвинский». То были, к примеру, книги: М.М.Дьяконова «У истоков древней культуры Таджикистана» (Сталинабад, 1956), Н.Негматова «Усрушана в древности и раннем средневеко­вье» (Сталинабад, 1957), Э.В.Сайко «Глазури керамики Средней Азии VIII- XII вв.» (Душ., 1963), В.А.Ранова и С.А.Несмеянова «Палеолит и стратиграфия антропогена Средней Азии» (Душ., 1973), И.В.Пьянкова «Древний Самарканд (Мараканды) в известиях античных авторов. Собрание отрывков и коммента­рии» (Душ., 1972), И.В.Пьянкова «Средняя Азия в известиях античного истори­ка Ктесия» (Душ., 1975), А.К.Писарчик «Народная архитектура Самарканда ХІХ-ХХвв.» (Душ., 1974), М.А.Бубновой «Добыча полезных ископаемых в Средней Азии в XVI-XIXbb.»(М., 1975) и другие, включая и ряд сборников и статей известных авторов.

Увидела свет вышедшая под редакцией Б.А.Дитвинского книга молодого исследователя Н.М.Акрамова о научном наследии академика В.В.Бартольда[6].

После публикации первого по времени обстоятельного и любовно написан­ного очерка о Бартольде, принадлежащего перу его ученика проф. И.И.Ум-

някова[7], и до издания новейшего по времени труда пишущего эти строки[8] труд Н.М.Акрамова являлся наиболее крупным и обобщающим исследованием жизни и деятельности акад. В.В.Бартольда. Да и сейчас он отнюдь не утратил своего научного значения, содержа немало полезных сведений и деталей, дополняющих труды других авторов по этой теме.

Под редакцией Б.А.Литвинского и с его предисловием вышла в свет и книга X.

и Н.Акрамовых, остающаяся и поныне самым подробным историографиче­ским очерком о жизни и деятельности крупнейшего историка-этнографа Сред­ней Азии М.С.Андреева[9].

Функции ответственного редактора выполнил Б.А.Литвинский и по другой книге Н.М.Акрамова — о научных заслугах Б.Л.Громбчевского[10].

Под редакцией Б.А.Литвинского была издана высокополезная и пока един­ственная в своем роде книга Н.Н.Назировой[11][12]. В ней впервые с такой полнотой освещается история создания и деятельность Русского Комитета для изучения Средней и Восточной Азии (1903-1923), державшего в поле своего зрения ис­следования исторического, лингвистического и этнографического плана.

Обращает при этом на себя внимание использование Н.Н.Назировой и дру­гими молодыми исследователями не только широчайшего круга литературы во­проса, но прежде всего архивных и других источников, в чем также несомненно сказывается требовательное отношение и к этой стороне дела Б.А.Литвин­ского — редактора, советчика и наставника.

Большая работа была осуществлена Б.А.Литвинским и в качестве ответ­ственного редактора обширной монографии Б.Г.Гафурова «Таджики. Древ­нейшая, древняя и средневековая история», выдержавшей несколько изданий (М., 1972, 1989).

Сам автор в числе других «помогавших ему советами, замечаниями, допол­нениями» приносил благодарность «и, конечно, редактору этой книги Б.А.Лит- винскому» .

Как историограф и биограф Б.А.Литвинский воздал должное заслугам из­вестного среднеазиатского этнографа Антонины Константиновны Писарчик, опубликовав очерк о ней и список ее печатных работ[13].

Вместе с акад. АН Таджикистана Б.И.Искандаровым Б.А.Литвинский был редактором капитального двухтомника «Библиографический указатель литера­туры по истории Таджикистана»[14]. Сюда примыкают и редактировавшиеся Б.А.Литвинским фундаментальные библиографические указатели, такие, как «Материальная культура Таджикистана» (Душ. Вып. 1, 1968; вып. 2, 1971).

Становление и развитие историографических исследований (в том числе и в Средней Азии) уже имеют свою историю.

Она восходит к первым, единич­ным попыткам отдельных авторов XIX — начала XX в. критически, но объек­тивно и ретроспективно рассматривать и оценивать работы историографиче­ского (обзорного и сводного) характера. При этом само время отчетливо показа­ло, что историографические исследования прежде всего властно требуют свобо­ды аналитической мысли, отсутствия запретных тем и имен, глубокой эрудиции, сопоставления различных взглядов, мнений, концепций ученых, определения задач и путей к наиболее полному и правильному освещению проблем науки.

В этом аспекте не приходится доказывать, насколько мертвящим и негатив­ным для историографии было господство административно-командной системы времен культа личности, предельной заидеологизированности и политизации исторических знаний. Все же и в это время уже начинало обозначаться неодо­лимое возрастание историографических интересов в среде ученых, хотя и в пределах существовавших реальных возможностей.

В наши дни историографические исследования все более входят в плоть и кровь исторической науки, становятся ее неотъемлемой частью. Это находит свое отражение в возрастании публикаций историографического характера по различным отраслям гуманитарных (да и естественноисторических) знаний.

В свете этого остается несомненным, что раньше или позже, но безусловно должно наступить время крупных (коллективных и индивидуальных) историо­графических исследований сводного, обобщающего характера. Это большая и назревшая задача.

<< | >>
Источник: Древние цивилизации Евразии. История и культура. Материалы Меж- Д73 дународной научной конференции, посвященной 75-летию действитель­ного члена Академии наук Таджикистана, академика РАЕН, доктора ис­торических наук, профессора Б.А.Литвинского (Москва, 14-16 октября 1998 г.). — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН,2001. — 464 с.: ил.. 2001

Еще по теме Б.В.Лунин Б.А.ЛИТВИНСКИЙ КАК ИСТОРИОГРАФ СРЕДНЕАЗИАТСКОГО ВОСТОКОВЕДЕНИЯ:

  1. 2. Основные вехи развития российской историографии. Летописи. В. Н. Татищев. Н. М. Карамзин. С. М. Соловьев. В. О. Ключевский. Марксистская историография.
  2. 25) Содержание понятия «новое мышление». Как новый политический курс советского руководства повлиял на систему международных отношений? Как «новое политическое мышление» отразилось на внешней политике СССР?
  3. Древние цивилизации Евразии. История и культура. Материалы Меж- Д73 дународной научной конференции, посвященной 75-летию действитель­ного члена Академии наук Таджикистана, академика РАЕН, доктора ис­торических наук, профессора Б.А.Литвинского (Москва, 14-16 октября 1998 г.). — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН,2001. — 464 с.: ил., 2001
  4. § 2. Историография
  5. Нэп. Историография проблемы.
  6. § 3. Историография.
  7. Ардзинба В.Г.. Собрание трудов в 3-х тт. Том II. Хетгология, хаттология и хурри­тология. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Акаде­мии наук Абхазии.2015. — 654 с., 2015
  8. Ардзинба В.Г.. Собрание трудов в 3-х тт. Том I. Древняя Малая Азия: история и культура. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Акаде­мии наук Абхазии,2015. —416 с, 2015
  9. Ардзинба В.Т.. Собрание трудов в 3-х тг. Том III. Кавказские мифы, языки, этносы. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Ака­демии наук Абхазии,2015. — 320 с., 2015
  10. Основные этапы развития отечественной историографии.
  11. Историография
  12. Историография
  13. § 1. Историография
  14. Историография
  15. АНРИ ВАЛЛОН В ИСТОРИОГРАФИИ ПО АНТИЧНОСТИ