<<
>>

§ 3. Децемвират и законы Двенадцати таблиц.

Успехи плебса в борьбе с патрициатом, однако, не были быстры. Повидимому, за всю первую половину V в. плебеям удалось добиться лишь прав на создание своих собственных организации и избрание своей плебейской магистратуры.

Вопросы же экономического харак­тера — долгового права, права пользования общественной землей и пр., — затрагивавшие преимущественно низовой плебс, в первой половине V в. не ставились еще в своем полном объеме. И лишь с середины V в., когда движение городского плебса развернулось с полной силой и к нему могли присоединиться как клиенты, так и закабаленный сельский люд плебейского сословия, борьба стала от чисто организационных вопросов все больше переходить к во­просам общеправовым и материальным. Крупнейшим достижением плебейства в этот второй период его борьбы, несомненно, явились знаменитые «законы Двенадцати таблиц», составленные и опубли­кованные, по преданию, в 451—449 гг.

Традиция сохранила следы ожесточенной борь- б ы, предшествовавшей появлению этих первых писаных законов в Риме. Непримиримые защитники старины не останавливались, согласно преданию, даже перед государственной изменой и при­зывом к иноземной интервенции, чтобы сломить движения плебеев.

К этому времени, возможно, относится сказание о молодом патриции Кориолане, который привел целую рать вольсков осаждать родной город и восстанавливать в нем прежний порядок. В 461 г. другие патрицианские изгнанники объединились, по преданию, вокруг вождя сабинской дружины Аппия Гердонпя и будто бы с помощью рабов, которым они широко обещали свободу, внезапно захватили Капитолий. Восстановить положение и ликви­дировать заговорщиков удалось лишь благодаря своевременно подоспевшей помощи из соседнего дружественного Тускулума.

Эти кровавые события 4G1 г. римская анналистика ставит вместе с тем в прямую связь с «ротацией» трибуна Г. Терентилия Гарсы, предложившего в 462 г.

назначить комиссию для ограничения судебного произвола консулов. В 461г. это предложение было по­вторено уже всей коллегией трибунов и вызвало особое возбуждение

как в среде плебеев, так и средп патрициев. Все же в 454 г.трибуны добились принципиального согласия сената на кодификацию, и начались подготовительные работы в этом направлении; посланы были сведущие люди даже в греческие города Южной Италии для собирания материала и пр. В 452 г., по завершении этих подгото­вительных работ, центуриатными комициями была выбрана десяти­членная комиссия законодателей (децемвиров) для записи законов. Комиссия децемвиров была облечена диктаторской властью: временно отменено было право провокации к народному собранию и приостановлена деятельность всех магистратов, не исключая и плебейских трибунов. По преданию, эта комиссия децемвиров, возглавляемая Аппием Клавдием, действовала в те­чение двух лет — в 451 и 450 гг., в первый год в чисто патрициан­ском, второй в смешанном составе (половина ее состояла из патри­циев, другая половина — из плебеев). Результатом ее кодифика­ционной работы явились записанные на медных досках законы Двенадцати таблиц, которые, по выражению Т. Ливия «и по настоящее время [т. е. I в. до н. э.], среди массы нагроможден­ных один на другой законов, остаются источником всего уголов­ного и гражданского права» (III, 34, 6).

О деятельности комиссии децемвиров сохранились лишь крайне иска­женные и недостоверные сведения. Традиция передает, повидимому, лишь патрицианскую, враждебную децемвирату версию (например, о насильни­ческих действиях Аппия Клавдия). Да и сами законы Двенадцати таблиц тоже не дошли до нас ни в оригинале, ни даже в списках, которых делалось очень много, так как в школах по ним учили детей грамоте. Самые же медные доски, на которых записаны были эти древнейшие римские законы, будто бы исчезли во время галльского погрома. Но отдельные постановления их иногда цитируются в сочинениях позднейших римских юристов (Цицерона, Павла, Гая, Ульпиаиа), и на основании этих цитат и ссылок были сделаны попытки частичного восстановления этого памятника (см.

В. В. Струве, Хрестоматия, ч. II, 1936, № 6).

Среди отдельных постановлений есть относящиеся к глубокой древности. Так, истцу дается право насильно вести на суд ответ­чика, «наложив на него руки», если последний уклоняется от добровольной явки (табл. I, 1 исл.). Тяжущийся сам должен обес­печить себя свидетелями и для этого «пусть идет к воро­там дома свидетеля и в течение трех дней во всеуслышание взывает к нему» (табл. II, 3). Таким образом, в гражданском про­цессе государственные судебные органы играют еще роль простой третейской инстанции между тяжущимися сторонами, предостав­ляя истцу всю организационную часть и передавая ему даже при­нудительные функции. В уголовной юстиции господствует принцип талиона, т. е. возмездия по норме «око за око»: «Если кто причинит членовредительство и не помирится [с потерпевшим], то пусть и ему будет причинено то же самое» (табл. VI11, 2). Смертной казнью наказывается не только тот, «кто поджигал строения или сложен­ные около дома скирды хлеба», но и тот, «кто потравил или сжал в ночное время урожай с обработанного плугом поля», даже тот,

«кто заворожил посевы», «кто переманивает на свои участок чу­жой урожай», «кто злую песню распевает». Наказания еще носят иногда древний характер религиозного проклятья, свидетельствуя о том, что гражданское право еще не вполне отделилось от прими­тивных «божеских заповедей» и сакральных запретов. В основе своей этот древний кодекс представлял собой лишь запись и си­стематизацию обычного действующего родового права — «обычая предков» (mos maiorum). Но уже и в этой простой систематизации и в новом единстве древних правовых постановлений и норм заклю­чалось большое достижение плебейства и жестокий удар по родо­вой системе. До этого такие «обычаи предков» известны были лишь отцам-родовладыкам, составляли ревниво оберегаемую тайну патрициата и оставляли широкий простор для его судебного произвола.

Несомненно, однако, что даже против воли кодификаторов в новый свод законов должен был просочиться ряд постановлений, отвечавших новым насущным потребностям перестраивавшейся хозяйственной и общественной жизни.

Так, в таблице III, содер­жащей свирепые древние установления долгового права (разре­шение кредиторам «наложить руку на должника», «надеть на него колодки или оковы» и т. д.), имеются постановления, отра­жавшие новые тенденции к смягчению диких форм древнего кре­дита. Должнику предоставляется 30 льготных дней после при­знания его несостоятельности; в заточении кредитор не может томить его голодом; колодки и оковы не должны весить более 15 фунтов, и держать в заключении можно не более 60 дней; в базар­ные дни следует выводить заключенного должника на форум и предлагать желающим его выкупить.

Во многих статьях (например, табл. V, 3—5) ограждается частная соб­ственность, устанавливается право передачи ее в порядке завещания и только в случае отсутствия последнего имущество умершего подлежит возвращению в род. Этим должен был наноситься сильный удар праву родовой общинной собственности. Однако нельзя с уверенностью утверждать, что эти статьи принадлежат первоначальной редакции законов Двенадцати таблиц, а не представляют собой позднейших их переработок. Зато совершенно бесспорно, что есть также несомненные новшества в семейном праве. Так, хотя и не отменяется древнее право отца убить или продать в рабство своего ребенка, но вводятся уже и некоторые оговорки: лишать жизни следует «младенца, отличающегося исключительным уродством», а «если отец трижды продаст сына, то пусть будет сын свободен от власти отца». На основании этой послед­ней оговорки впоследствии, в связи с новыми хозяйственными условиями, требовавшими большей же хозяйственной самостоятельности взрослых сыно­вей, развился обычай освобождаться из-под власти отца посредством фиктив­ной троекратной продажи и троекратного вырывания руки — «эмансипации». Отец при свидетелях трижды брал сына за руку и передавал его кому- либо из присутствующих, символизируя акт продажи посредством «наложе­ния руки» (mancipatio); сын же трижды вырывал свою руку из руки «поку­пателя» и тем самым объявлялся свободным и правомочным гражданином еще при жизни отца.

Есть в законах Двенадцати таблиц и несомненные следы заимствований из более передового греческого права, в особенности в области постановлений, относящихся к охране жизни, здоровья, спокойствия и имущества граждан

в благоустроенном полисе (например, запрещение погребений в черте города и др.).

Таким образом, следует признать прогрессивный характер этой кодификации, несмотря на преобладание в этом первом рим­ском своде законов примитивно-варварского и уже устаревшего к тому времени дедовского «обычного права». Кодификация децем­виров была, несомненно, большой победой плебеев и открывала им широкий путь к дальнейшим успехам.

<< | >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. УЧЕБНИК ДЛЯ УЧИТЕЛЬСКИХ ИНСТИТУТОВ ПОД РЕДАКЦИЕЙ В.Н.ДЬЯКОНОВА, Н. М. НИКОЛЬСКОГО. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР МОСКВА, 1952. 1952

Еще по теме § 3. Децемвират и законы Двенадцати таблиц.:

  1. Глава 8 ИЗМЕНЕНИЯ В ЧАСТНОМ ПРАВЕ. ЗАКОНЫ ДВЕНАДЦАТИ ТАБЛИЦ. ЗАКОНЫ СОЛОНА
  2. № 8. ЗАКОНЫ XII ТАБЛИЦ
  3. ПЕРВЫЙ ЗАКОН О ПОЛЯХ. ЗАКОН ТЕРЕНТИЛИЯ. АРСЫ. ДЕЦЕМВИРЫ. (480-450 г. до Р.Х.)
  4. Первый закон о полях. Закон Терентилия Арсы. Децемвиры (480-450 гг. до Р. X.)
  5. Хронологические таблицы
  6. ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО РИМА
  7. ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА
  8. СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ТАБЛИЦЫ
  9. СИНХРОНИСТИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА
  10. ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА
  11. ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА ПО ИСТОРИИ ГРЕЦИИ
  12. ГЕНЕАЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА ХУННСКИХ ШАНЬЮЕВ
  13. Холоднородниковский могильник (сокращение в таблицах иллюстраций - ХР)
  14. Хеттские законы
  15. Глава 11 ЗАКОН
  16. СИНХРОНИСТИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА (XVI ВЕК ДО Н.Э. — Il ВЕК Н.Э.)
  17. Право и закон.
  18. Хеттские законы
  19. № 42. АССИРИЙСКИЕ ЗАКОНЫ