<<
>>

А. Ю. Дворниченко ГОРОДСКАЯ ОБЩИНА И КНЯЗЬ В ДРЕВНЕМ СМОЛЕНСКЕ

Общинную структуру в Смоленске историки находят уже в древнейший период существования города. Смоленск, ло-види- мому, и возник путем синойкизма, т. е. слияния нескольких об­щин в одну городскую общину < (об этом свидетельствует кон- чанское устройство).

Наиболее ярко деятельность городской общины отразилась в функционировании веча. В Лаврентьевской летописи под 1176 г. читаем: «Новгородця бо изначала и Смол- няне, и Кыяне, и Полочане, и вся власти якож на думу на веча сходятся; на что же старейшие сдумают, на том же пригороди стануть».[459][460]О вечевой активности смолян сообщается под 1186 г.[461] В 1185 г. смоляне «створили» вече во время похода князя Давыда и заставили его вернуться обратно в Смоленск.[462]На вече выбирают сотского.[463] Вече принимает князей[464] и изго­

няет неугодных ему (таковым был, например, в 1175 г. Яро- полк).[465] Под контролем городской общины и внешняя политика: договор с Ригой составляется так, чтобы и «князю любо было и всем „смольнянам”».[466] «Крупная роль смоленского веча вы­ступает в тексте летописи 1190 г.».[467] В городе действует суд по­слухов.[468][469] О вечевой активности смолян летописец сообщает под 1214, 1222, 1239 гг,11 Не проходят мимо городской общины и дела церковные.[470] Как видим, сведения о деятельности смолен­ской городской общины весьма многочисленны. Но наиболее весомо, грубо, зримо является нам община древнего Смоленска в Уставной грамоте Ростислава Мстиславича епископии в Смо­ленске. Она доминанта в том историческом действии, которое развертывается перед нами. С ее санкции основывается еписко- пия в Смоленске, дается епископу материальное обеспечение, передаются так называемые прощеники (по нашему предполо­жению, либертины фиска, которые, видимо, и находились в веде­нии общины).[471] Красноречиво и заклятие грамоты: «Да сего не посуживаи никтоже по моих днех, ни князь, ни людне».[472]Но су­ществует и иное толкование грамоты.

Новейший исследователь Л. В. Алексеев пишет: «Люди свои — явно не вече, а ближай­шие советники князя. О каких „людях” во втором случае ве­дется речь неясно. Непременно ли о вече? Так или иначе, для нас очевидно, что в эпоху Ростислава вече было, но роль его еще не была столь могущественной, как впоследствии...»[473] Такое прочтение грамоты представляется нам неверным. И дело не только в давней историографической традиции.[474] Л. В. Алек­сеев не учитывает свидетельства интересного и важного доку­мента. Это «Похвала князю Ростиславу». Памятник дошел до нас в составе «Нифонтова сборника» XVI в., (создан в Иоснфо- Волоколамском монастыре при игумене Нифонте). Однако исследователи считают, что оригинал памятника был создан вскоре после смерти Ростислава (1167 г.).[475] Князь Ростислав,

по словам автора «Похвалы.,.», «прииде первое в град Смо­ленск на княжение, и виде смоленскую церковь сущую под Переяславлем и негодова, и здума с бояры своими и с людьми, и постави епископа к церкви евятыя Богородицы.,.».[476] Под на­званием бояр здесь действительно выступают приближенные князя, его советники.[477] Но «люди» в данном контексте, ду­мается, не нуждаются в комментарии. Итак, роль городском общины проступает в грамоте очень ярко. Но, на наш взгляд, из грамоты можно извлечь дополнительную информацию, значи­тельно конкретизирующую историю смоленской общины. Имеется в виду список даней, который составляет большую часть собственно Уставной грамоты Ростислава. Есть ли какая- нибудь закономерность в расположении податных центров? Уже П. В. Голубовский пытался найти такую закономерность. Он разделил все податные пункты, перечисленные в грамоте на 12 групп. Каждая из них начиналась с пункта с большей сум­мой даней. Далее, пункты следовали в нисходящем порядке. В конце были собраны центры с колеблющейся данью, а завер­шалось все пунктами, которые в «уме писавшего не соеди­нялись какой-либо ассоциацией идей».[478] Это положение П.

В, Голубовского подверг критике известный исследователь Л. В. Алексеев. Он отмечает, что некоторые группы П. В. Голу­бовского состоят из одного названия. По мнению Л. В. Алек­сеева, «ключ П. В. Голубовского не подошел и следует искать какой-то другой».[479] Список даней, полагает Л. В. Алексеев, поз­воляет проследить «процесс феодализации» Смоленской земли. Исходя из этого он разбивает список на 4 группы, которые и являются этапами «феодализации». Сначала была «феодализи- рована» основная территория обитания кривичей, затем земли вятичей, голяди, радимичей.[480] Представим себе карту Смолен­ской земли того времени.[481] Какая-то географическая последова­тельность намечается только в расположении первых четырех пунктов первой группы. Это направление к северу от Смо­ленска. С пятым пунктом (Каспля) мы вновь возвращаемся к Смоленску. Хотшин и Жабачев вновь переносят нас на северо- восток Смоленской земли. Следующий пункт—Воторовичи снова расположен гораздо ближе к Смоленску. Шуйская и Деш- няны — на юго-востоке земли, Ветская и Былев — на северо- восточной границе Смоленской земли. Следующие три пункта опять ближе к центру, а Басея и Мирятичи — на юго-западе.

Пункты Добрятино - Бобровницы расположены в земле вяти­чей на востоке. Дедогостичи— возле Былева на северо-востоке, Заруб — в земле радимичей на южной границе, Ження Вели­кая—на верхней Волге, Пацинь — в земле радимичей, а Соло- довничи снова на верхней Волге. Пункты Путтино и Бенины на крайнем востоке земли, Прупой и Кречут — в земле радими­чей на юге, а следующий за ними Лучин — на северной границе земли. Оболвь рядом с Шуйской — на юго-востоке, Искона—на востоке земли, на границе с вятичами. В конце списка стоят: суздале-залесская дань, Вержавск и Лодейницы. Таким обра­зом, схема, предложенная Л. В. Алексеевым, представляется спорной. Его «ключ» тоже не подошел. Но определенная зако­номерность в размещении пунктов все же есть. Обращает на себя внимание то, что подавляющее количество пунктов, платя­щих дань, являются перифериен по отношению к Смоленску и располагаются на значительном расстоянии от него.

Многие пункты расположены в некривических землях (в землях вяти­чей, голяди, радимичей). Помня о том, что данями фактически распоряжается община Смоленска, следует сделать вывод, что Уставная грамота отразила процесс освоения городской общиной Смоленска территории земли. А если это предположение верно, то перед нами уникальный случай •— источник, довольно под­робно отразивший процесс формирования города-государства (существование городов-государств на Руси убедительно пока­зал И. Я. Фроянов[482]), Когда же этот процесс начался и как он проходил? И. Я. Фроянов, подробно изучивший города-государ­ства в Древней Руси датирует начало формирования волостной системы примерно серединой XI в.,[483] основанием ему служит известный летописный отрывок 1176 г. В нем фигурируют и смолняне. Таким образом, мы можем датировать начало этого процесса серединой XI в., и это косвенно подтверждается тем, что до середины XI в. Смоленск платил дань варягам и киев­ским князьям.[484] Ко времени написания грамоты Ростислава (к 1134-—1136 гг.[485]) волостная система в Смоленской земле в основном сложилась. Мы можем проследить и ее дальнейшее развитие. Это, как нам кажется, отразил интересный документ из смоленского комплекса — так называемая грамота «О пого- родьи и почестьи» (Я. Н. Щапов датирует ее концом XII —на­чалом XIII в., Л. В. Алексеев сужает датировку) , Здесь мы ви­дим сформировавшуюся систему пригородов, на которые из

Смоленска как из религиозного центра распространяется власть епископа. Важнейшее значение имеет тот факт, что ни в первой, ни во второй грамоте не упомянут Смоленск! В этом мы видим подтверждение нашей концепции.

Мы замечаем в источниках и другой процесс, идущий почти параллельно е охарактеризованным. Это процесс дробления, процесс разложения города-государства на «новые, более мел­кие».гэ В грамоте Ростислава в начале списка даней стоят Вер- жавляне Великие, а их центр Вержавск расположен в конце списка.[486] Видимо, он приписан позднее.

Здесь мы свидетели формирования «микроволости». Вержавляне Великие — девять погостов, которые платят значительную дань (1000 гривен). Очевидно, дань сначала выплачивалась прямо в Смоленск. По­степенно Вержавск объединяет погосты (погосты — скорее всего центры общин) вокруг себя, в него начинает «сходиться» дань, образуется «союз общин во главе с торгово-ремесленной общи­ной главного города».[487] Подобная картина вырисовывается и в «Путтинском куске» грамоты Ростислава?[488] Очень рано выде­ляется волость с центром в Торопце.[489] Грамота «О погородьи и почестьи» также рисует нам возникновение таких центров (на­пример, Ельна в земле Дешнян, Ростиславль и Мстиславль в земле радимичей)?4 Однако власть смоленской общины была, видимо, столь велика, что процесс формирования «микроволо­стей» так и не завершился, они так и не смогли выйти из сферы влияния Смоленска (кроме, пожалуй, Торопца).

Итак, мы попытались рассмотреть процесс формирования города-государства в Смоленской земле. Как этот процесс про­ходил? И. Я. Фроянов выделяет два фактора: колонизационный и военный?5 На второй фактор в данном случае указывает сама грамота: «...чи которая дань оскудеет, или ратью, или коим образом...»3* Наиболее ярко этот фактор проявился, скорее всего, в захвате земель вятичей, голяди, радимичей. И нет не­обходимости видеть здесь деятельность лишь «княжеских отря­дов»?7 Основную ударную силу древнерусских войск составляли вой, т. е. народное ополчение?8 Это в полной мере относится и к Смоленской земле. В 1185 г. смоляне собирают вече в походе

князя Давыда?9 В 1147 г. Изяслав Мстиславич обращался к брату Ростиславу: «Поади 'сюда ко мие, а там наряди Новго­родцев и Смольнян, пусть удерживают Юрия».[490][491] Через некото­рое время братья встретились недалеко от Чернигова, у Черной могилы. Ростислав был «с Смольняны с множеством вой».[492]По мнению П.

В. Голубовского, нет никаких сомнений в уча­стии смоленских ополчений и в походе Ростиславичей на Киев против Всеволода Чермного в 1214 г., и в Липецкой битве в 1216 г.[493]

Нам важно выяснить, какую роль играл князь в системе формирующегося города-государства. Уже из того, что нам из­вестно, ясно, что трудно рассматривать князя как «первое лицо в земле».[494] Уставная грамота ставит его (прежде всего в зако­нодательной деятельности) вровень с общиной.[495] Внешнеполи­тическая деятельность также во многом зависела от общины. Князь принимается и изгоняется городской общиной. Ограничен он и в судебной деятельности, и даже в военной. Часть админи­стративного аппарата также избиралась вечем. Важен вопрос о материальном обеспечении князя. И здесь необходимо вновь обратиться к грамоте Ростислава, Со времен одного из первых исследователей грамоты П. В. Голубовского в ней находят сведения о домениальных землях смоленского князя.[496] О доме­не писали А. А. Зимин, В. В. Седов и др.[497] И, И. Смирнов считал села, упомянутые в грамоте, общинной земельной собствен­ностью.[498][499] Но как мы сейчас видим, он не различал домен и двор князя и фраза грамоты «и се даю на посвет святей Бого- родици из двора своего» служила ему доказательством того, что все земли, указанные перед этим, не входят в состав кня­жеского «двора-домена».44

К домену князя относят обычно два села, озера, «уезды» и «сеножати», перечисленные в грамоте. Л. В. Алексеев рисует другую картину. Он считает, что княжеские домениальные зем­ли были в земле радимичей и в других местах Смоленской земли.[500] С этим мы никак не можем согласиться. Что касается земель радимичей, то, во-первьгх, по названиям и некоторым

археологическим находкам нельзя говорить о домениальнон принадлежности расположенных здесь городов. Во-вторых, ле­тописный отрывок, который, по мнению Л. В. Алексеева, сооб­щает о том, что в 1154 г. Ростислав перед встречей с Юрием Долгоруким находился вне Смоленска в домениальной волос­ти, достаточно спорен. В предыдущем тексте ясно сказано, что, потерпев поражение в битве под Черниговом, Ростислав «нде Смоленску».[501] К тому же надо учитывать версию Лаврентьевской летописи, в которой еказаін-о, что «Ростислав прибег с палку Смолиньску», где н помирился с Юрием.[502] Наконец, в-третьих, Русь XI—ХП вв. владения городами на частном право не зна­ла.[503] В 1165 г. Ростислав передает не домениальные города, а кормления.[504] Не обосновано Л. В. Алексеевым вхождение в кня­жеский домен Дорогобужа, и весьма трудно согласиться с поло­жением, что «все церкви из плинфы вне Смоленска отражают домениальные княжеские города» (это позволяет Л. В. Алек­сееву относить к княжескому домену и Вязьму).[505] Таким обра­зом, вывод о существовании второй части домена, захваченной в соседних землях, о неуклонном 'разрастании его за счет окняжения общинных земель»,[506] представляется нам неверным. Домен смоленского князя невелик. Видимо, и в материаль­ном отношении князь в значительной степени находился в зави­симости от общины. А это, в свою очередь, яркий штрих к со­циальному портрету смоленского князя.

Итак, мы попытались проанализировать некоторые аспекты жизнедеятельности городской общины Смоленска, ее взаимоот­ношений с князем. Нарисованная картина имеет прямые ана­логии в других землях Руси Х--ХШ вв.

примеров подобных процессов можно наблюдать при изучении «южной украйны» Русского государства в XVI—XVII вв.1

Однако средневековый город с его большим набором так называемых обслуживающих функций — торговых, ремеслен­ных, административных, культурных, религиозных — сущест­венно влиял на свое сельское окружение и в относительно нор­мальной обстановке, не сопряженной с какими-либо экстре­мальными военно-политическими, природными и прочими усло­виями. Степень этого влияния,

<< | >>
Источник: ГОРОД И ГОСУДАРСТВО В ДРЕВНИХ ОБЩЕСТВАХ. Межвузовский сборник. ЛЕНИНГРАД. ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1982. 1982

Еще по теме А. Ю. Дворниченко ГОРОДСКАЯ ОБЩИНА И КНЯЗЬ В ДРЕВНЕМ СМОЛЕНСКЕ:

  1. Учение Иезекииля и создание Иерусалимской храмово-городской общины
  2. Становление города-государства в Полоцкой и Смоленской землях
  3. ВЕЛИКИЙ князь ГУННОВ
  4. Объединение главных политических центров славян – южного в Киевом и северного с Новгородом. Князь Олег и его походы.
  5. Развитие городского хозяйства
  6. Городская культура
  7. ГОРОДСКАЯ ТОРГОВЛЯ В ЯПОНИИ
  8. № 157. ПОСТРОЙКА ГОРОДСКОЙ СТЕНЫ В ОЛЬВИИ
  9. Сельская община
  10. ТИПЫ ГОРОДСКОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В ЯПОНИИ
  11. § 8. Патриархальная семейная община.
  12. 1. ПРИНЦИПАТ II ОБЩИНА
  13. ГОРОДСКОЕ РЕМЕСЛО В ЯПОНИИ