<<
>>

ГОРОД И ГОСУДАРСТВО В ВИЗАНТИИ КОНЦА IX-XI вв.

К концу IX в. относят начало оживления византийских го­родов, к концу X — подъема.[396] Этот процесс следует рассматри­вать на фоне я в связи с теми кардинальными переменами, которые происходили в X в.

в аграрных отношениях. X в. не без оснований считают эпохой «переворота» в них.[397] Действи­тельно, до середины X в. в Византии господствовала крестьян­ская собственность, община. Рост крупного частного землевла­дения до конца IX в. происходил в ограниченных размерах. С конца IX столетия начинают постепенно распространяться формы феодальной зависимости—парикии. В X в. колоссаль­но усиливается обеднение и разорение крестьянства, отчасти имущественная дифференциация в деревне,[398] разоренное кресть­янство начинает уходить с земли.[399] Усиливается мобилизация зе­мель в руках динатов, церкви и монастырей. X в.—-время не только стремительного роста светского частного, но и особен­но церковно-монастырского землевладения.

До X в. византийская провинция знала сравнительно не­много крупных земельных собственников. Лишь в IX в. в них складывается немногочисленная и влиятельная наследственная провинциальная аристократия, преимущественно военная, об­ладавшая крупными поместьями, своего рода родовыми гнез­дами.[400] Как правило, ее представители редко постоянно прожи­

вали в городе. Упадок городов в VIII—IX в в. во многом сти­мулировал развитие собственного поместного хозяйства вплоть до производства предметов роскоши. Как мы видим, оно было­распространено и в провинции, и в домах знати в Константи­нополе и, несомненно, было связано с определенной целесооб­разностью существования такого собственного производства- В известной мере установки владельца такого рода поместья: в XI в. рисует Кекавмен® Но они, безусловно, восходят к устой­чивым традициям X в.: по возможности, производить все свое, продавать излишки и покупать необходимое, недостающее.

Уже Г Г. Литаврин проанализировал, так сказать, восприятие го­рода Кекавменом. Во-первых, Кекавмен, противник частых по­сещений города и длительного пребывания в нем. Забота о хо­зяйстве поместья стоит для него на первом плане. Во-вторых, следовательно, и в XI в. город воспринимается им преимуществен­но как крепость и местопребывание властей.[401][402] Именно городская сторона его и значимость представлены в его «Советах» слабо, очевидно, в соответствии с действительностью. Тенденция к по­стоянному проживанию крупной провинциальной знати в мест­ных городах в IX в., видимо, была еще слаба, и они делили свое время между поместьем и службой, Константинополем.[403][404]

Нам представляется, что эта тенденция к авТаркичности поместных и церковно-монастырских хозяйств (как в провин­ции, так и' в городе) сыграла свою роль. По мере расширения производства они вступали во все более интенсивные местные товарные связи. Особенно заметно это проявляется с X в., ког­да богатые землевладельцы и монастыри'активно стремились к созданию рынков в своих владениях (йеопотт);

Уже к концу X в. все более проявляется их заинте­ресованность в организованом сбыте продукции своих помест тий. Обращает на себя внимание то, что крупные собственники

и монастыри «сами» ведут эту торговлю, что, на наш взгляд, свидетельствует о слабой роли торговца-посредника.[405]

Рисуемая письменными источниками картина в достаточ­ной степени совпадает и с данными археологии. Раскопки Сард отчетливо показывают процесс начала и динамики их возрож­дения с середины X в. как города. В Сардах он происходит пу­тем постепенного уплотнения и слияния расположенных на территории города деревень вокруг митрополии и около кре­пости.[406] В других случаях эти развитие поселения, посада около крепости или вокруг религиозного центра.[407] Причем в любом случае обращают на себя внимание два обстоятельства.[408] Во- первых, это сравнительно небольшие кварталы поселения знати, как правило, около крепости.

Во-вторых, это своеобра­зие развития остальной части поселения, для которой стано­вится на долгое время характерной невыделенность районов размещения торгово-ремесленного населения, отсутствие чет­ко выраженного торгового центра, как и кварталов обитания торгово-ремесленной верхушки. Как правило, вся эта часть го­рода застроена довольно одинаковыми домами деревенского типа.[409] Таким образом, археологический материал свидетельст­вует о том, что подъем города как торгово-ремесленного центра происходил в X—XI вв. достаточно медленно.[410] В некоторых го­родах только в XII в. можно выделить районы обитания более зажиточного населения, которое можно рассматривать как торгово-ремесленную верхушку. И по материалам раскопок Сард и других городов создается впечатление, что исходную начальную массу населения возрождавшихся или возникавших городов составляло аграрное (крестьянское) население, Причем долгое время и в городе продолжавшее заниматься аграрными занятиями и сравнительно медленно выделявшее из своей сре­ды (в прямом смысле этого слова) торгово-ремесленные его

слои. Нам представляется очень важной и та общая картина становления города, которую представляет археологический материал. Город складывается и растет стихийно.[411][412][413] В его сло­жении мы не наблюдаем в течение длительного времени влия­ния какого-либо организующего начала (каким могла быть прежде всего византийская государственность).17 Создается впечатление, что за исключением крепости как центра управ­ления государство долго фактически не интересовали судьбы остального поселения. Оно, по-видимому, начало проявлять к нему интерес, когда поселение выросло, город сложился и стал представлять определенное значение для государства. Отсюда ставшая для него характерной хаотичность и разбро­санность застройки, отсутствие четко спланированного и выде­ленного центра. Аналогичное представление складывается и от церковно-монастырского строительства. Оно также было до­статочно стихийным и не подчиненным какому-либо единому плану. На наш взгляд, это говорит о недостаточном богатстве и могуществе церкйи в городе в момент начала его возрож­дения, слабости ее экономических позиций в начале процесса становления феодального города. Создается впечатление, что масса мелких, уличных и квартальных, церквей была построе­на жителями за свой счет и своими силами, при минимальном материальном участии в этом епархии.

Необходимо отметить не только отчетливо выступающую на археологическом материале немногочисленность городской зна-

<< | >>
Источник: СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ РАННЕКЛАССОВЫХ ОБЩЕСТВ (город и государство). Под редакцией Г. Л. Курбатова, Э. Д. Фролова, И. Я. Фроянова. Издательство Ленинградского университета, 1986г.. 1986

Еще по теме ГОРОД И ГОСУДАРСТВО В ВИЗАНТИИ КОНЦА IX-XI вв.:

  1. ГОРОД И ГОСУДАРСТВО В ВИЗАНТИИ В ЭПОХУ ПЕРЕХОДА ОТ АНТИЧНОСТИ К ФЕОДАЛИЗМУ В ОСВЕЩЕНИИ РУССКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ КОНЦА XIX— НАЧАЛА XX в.
  2. ГОРОД И ГОСУДАРСТВО В ВИЗАНТИИ VII—IX вв.
  3. ГОРОД И ГОСУДАРСТВО В ВИЗАНТИИ В ЭПОХУ ПЕРЕХОДА ОТ АНТИЧНОСТИ К ФЕОДАЛИЗМУ
  4. Часть 2 ГОРОД И ГОСУДАРСТВО В ВИЗАНТИИ В ЭПОХУ ПЕРЕХОДА ОТ АНТИЧНОСТИ К ФЕОДАЛИЗМУ
  5. ИЗ ПРЕДЫСТОРИИ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ-ГОСУДАРСТВ. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ РОЛЬ ГОРОДОВ НА РУСИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ IX-X вв.
  6. Древнейшие города и государства
  7. Возникновение городов-государств в Греции
  8. Город-государство Ашшур и возникновение Ассирийского царства.
  9. Древнейшие города-государства на территории Финикии
  10. Боханов А.Н., Горинов М.М.. История России с древнейших времен до конца XX века. в 3-х книгах. Книга II. История России с начала XVIII до конца XIX века. Москва - 2001, 2001
  11. Управление: город‑государство и деревня
  12. Становление города-государства в Новгородской земле
  13. ЭКОНОМИКА ЭТРУССКИХ ГОРОДОВ-ГОСУДАРСТВ
  14. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГОРОДОВ В БОСПОРСКОМ ГОСУДАРСТВЕ
  15. Становление города-государства в Киевской земле
  16. Экономика этрусских городов-государств.
  17. Лекция 2: Города-государства Шумера.
  18. ГОРОДА-ГОСУДАРСТВА НА РУСИ XI—XII вв.
  19. К ПРОБЛЕМЕ ГОРОДА И ГОСУДАРСТВА В РАННЕКЛАССОВОМ 11 ФЕОДАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ