<<
>>

Хаттские истоки СОЦИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ДРЕВНЕХЕТТСКОГО ОБЩЕСТВА (Функции ДОЛЖНОСТНЫХ лиц с титулами хаттского происхождения)

Настоящая диссертация посвящена проблеме хаттских истоков социальной организации древнехеттского общества. Под хаттскими истоками имеется в виду влияние социаль­ной организации хаттского общества Диссертация не охва­тывает всей проблемы хаттских истоков в древнехеттской социальной организации.

В ней исследуется один из аспек­тов проблемы — хаттские истоки обозначений и функций должностных лиц хеттского «двора».

Известно, что хатты являлись автохтонным населением Малой Азии. Территория их расселения обычно локализу­ется в центральной части этого полуострова в излучине ре­ки Кызыл-Ирмак (античное название Галис, хеттское — Марассантия).

Хетты и другие народы, говорившие на анатолийских языках (палайском, лувийском), по-видимому, появились в Малой Азии в III тысячелетии до н.э. в результате миграции с территории первоначального обитания индоевропейцев. Вероятно, что анатолийцы, т.е. племена, говорившие на ана­толийских языках, проникли в Малую Азию путём посте-

Эга работа является авторефератом диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Защита успешно про­шла в 1971 г. в Институте востоковедения АН СССР. Научным руко­водителем диссертанта являлся Вяч.Вс.Иванов.

пенного просачивания, а не насильственного вторжения. Уже в этот период анатолийцы вступили в непосредствен­ный контакт с аборигенным населением. Для этого началь­ного периода взаимодействия можно предположить исполь­зование в общении, в центральной части Малой Азии, двух языков: хаттского и, видимо, одного из анатолийских — хеттского. В результате этих контактов хаттский язык вы­теснялся из живого обращения (происходил процесс «уми­рания» языка и ассимиляции населения), о чем свидетельст­вуют данные «каппадокийских таблеток». Во всяком случае ко времени составления наиболее древних текстов на этом языке (см. ниже) хаттский язык, видимо, был уже мёртвым.

Вследствие длительного периода хапско-хетгского взаи­модействия значительное число элементов хаттского проис­хождения было унаследовано хеттами, в частности, к ним принадлежало название области, в которой первоначально проживали хатты.

Оно отражено, видимо, в аккадском тер­мине «страна Хатти» и в хеттеком наименовании «люди страны Хатти». Хотя последнее начиная с древнехеттского периода служило обозначением населения собственно Хеттского государства, по всей видимости, оно (как аккад­ский термин) восходит к хаттской традиции. Важные лек­сические заимствования из хаттского языка обнаруживаются в области материальной и духовной культуры хеттов, а так­же в титулатуре должностных лиц.

Титулы хаттского происхождения (далее условно обо­значаемые символом .г) обычно анализируются с лингвис­тических позиций. Между тем установлено, что в титуле лица, облечённого властью (по крайней мере в этимологии титула), обычно сохраняется древняя функция должностно­го лица. Изменения титулатуры могут отражать изменения некоторых сторон и явлений общественной жизни[506]. Поэто­му титулатура должна быть объектом не только собственно лингвистического, но и исторического исследования. В ча­стности, на основании титулов и функций ДОЛЖНОСТНЫХ лиц

могут быть изучены некоторые характерные черты социаль­ной организации, в особенности раннего периода. В этом плане титулатура л* происхождения, а также функции лиц, имевших эти титулы (по сведениям хеттских и хаттских ис­точников), ещё не были исследованы. Не изучались также титулы и функции придворных с названиями хеттского происхождения (далее условно обозначаемые символом у). Эти последние упоминаются в у текстах вместе с носителя­ми титулов д* происхождения. Они, принимая участие в ри­туалах, выступают в сочетании с элементами х происхож­дения (в частности, при религиозных церемониях часто произносят хаттские призывы типа месса, цинир).

Путем соотносительного анализа титулов и функций этих лиц, облечённых властью, представляется возможным изучить влияние социальной организации хаттского обще­ства в обозначениях и функциях должностных лиц хеттского «двора». С этой целью в обозначениях лиц, облечённых вла­стью при хеттеком «дворе», во-первых, выявляются титулы хи)’ происхождения, а также отражённые в этих наименова­ниях древние функции должностных лиц.

Основным крите­рием для отнесения титула к х или у служит то, с помощью какого языка (хаттского или хеттского) разъясняется на­именование должностного лица. Во-вторых, устанавлива­ются иерархические отношения должностных лиц, имею­щих титулы х и у происхождения О таких отношениях чаще всего можно судить на основании порядка перечисле­ния лиц, облечённых властью, в текстах, последовательности их участия при исполнении обряда, важности совершаемо­го действия, ритуальной значимости предмета, с которым действует должностное лицо. В-третьих, определяются функции этих должностных лиц в хеттской социальной ор­ганизации. При изучения функций важными оказываются как характер обрядов, совершаемых лицом, облечённым властью, так и то, к какому слою (х или у) относятся пред­меты, в связи с которыми упоминаются носители титулов. В качестве более частного показателя функций рассматри­вается соотнесение должностного лица с двоичными сим­

волами правый—левый; внешний—внутренний; низ—верХ; мирской (военный)—сакральный. Результаты синхронного анализа сопоставляются с типологически сходными дан­ными о титулах и функциях должностных лиц в аналогич­ных традициях других народов мира Данные этих тради­ций, по-видимому, могут быть использованы для изучения типологии хаттской социальной организации.

Для соотносительного анализа титулов и функций должностных лиц диссертантом использованы как риту­альные, культовые, так и исторические и правовые доку­менты. Основную часть источников, где упоминаются со­ответствующие термины, составляют тексты ритуального назначения. Среди них имеются документы, записанные древним дуктусом (т.е. особым почерком клинописных знаков, использовавшихся для записей документов в древ- нехеттский период): на хаттском языке KUB XXVIII, 24, на хеттеком — ритуал, посвящённый сооружению нового дворца KUB XXIX, I (и дубликат KUB XXIX. 3), миф об исчезнувшем божестве (некоторые фрагменты которого да­тируются среднехеттским периодом) о борьбе бога Грозы со змеем (являющегося частью хаттского ритуального праздника Нового года purulli),о луне, упавшей с неба (частично сохранившийся на хаттском языке), связанные с древней малоазиатской традицией.

К среднехеттскому периоду могут быть отнесены пред­писания для служителей «храма», «каменного дома божест­ва» и ритуал, посвящённый «очищению» царской четы Тут- халияса III/II и Асмуникал' В копиях новохеттского периода дошли одноязычные тексты на хаттском языке KUB XXVIII 59 и 62, хаттско-хеттская билингва KUB II, 2, двуязычные хаттско-хеттские (ритуал на хеттеком языке с культовыми формулами на хаттском) KUB I, 17; KUB XXVIII, 92, на хеттеком языке придворный ритуал для мешеди(IBoT I, 36), предписание (KUB XIII, 3) и ритуал (КВо V, II) для служи­телей дворца, ритуальный праздник AN.TAH.SUM.

‘ О датировке текстов см.: [11, с. 212,215 ап. 86; 15, с. 7].

Из исторических текстов в диссертации использованы: древнейший письменный источник на хеттеком языке — над­пись Аниттаса, древнехеттское «Завещание» Хаттусилиса I, поздне-древнехеттский «Указ» Телепинуса о победе Тутха- лиесаГУ над Кипром, относящийся к концу новохетгекого периода, среди правовых документов— контракт, датируе­мый началом II тысячелетия до н.э.; среднехеттские «дарст­венные» на землю, судебный протокол, относящийся ко вре­мени новохетгекого государства и некоторые другие тексты.

Относительно небольшой удельный вес исторических и правовых текстов в исследовании объясняется тем, что эти документы немногочисленны и по ним существует обшир­ная специальная литература.

Ритуальные же источники составляют подавляющую часть хеттских архивов и, как правило, носят архаичный характер. Они почти не привлекались для изучения соци­альной организации и титулатуры. Ритуальные и культовые тексты особенно важны потому, что именно в культе про­слеживается наиболее сильное влияние традиции хаттского происхождения, а структура этих ритуалов, по-видимому, может быть сопоставлена с некоторыми чертами древней социальной структуры.

Настоящая диссертация состоит из краткого введения, трёх глав, заключения и трёх приложений, в которых при­водится транслитерация (в отдельных случаях с переводом и комментариями) некоторых анализируемых источников.

Во введении обосновывается выбор темы диссертации, цель и метод исследования.

Первая глава диссертации («Титулы и ритуальные функции хеттского царя и царицы») посвящена исследова­нию роли традиции хаттского происхождения в обозначе­нии и функциях хеттского царя и царицы.

Как предполагает большинство исследователей, термин tabarna,заимствованный из хаттского языка, стал собст­венным именем хеттского правителя, который создал и значительно расширил территорию древнехеттского царст­ва. Имя этого правителя стало использоваться последую­

щими хеттскими царями в качестве титула. Нет никаких документов, которые были бы составлены от лица правите­ля по имени tabama.Поэтому до сих пор остаётся неясным вопрос о том. «в какой мере существительное tabamaмож­но считать именем собственным»[507].

Для выяснения этой проблемы представляется необходи­мым прояснить первоначальное значение термина tabama. Последний иногда возводят к глаг. taper-«править, управ­лять», который встречается в документах новохеттского периода. Против этой гипотезы выдвигаются такие аргу­менты, как возможный лувийский характер глагола tapar- (наличие перед ним глоссового клина, лувийское оконча­ние I л. ед. ч. прош.вр. -haв форме taparha),а также отсут­ствие его как в хаттских, так и в хеттских документах, от­носящихся к древнехеттскому периоду (в то время как термин tabamaв них встречается).

Возражения против вероятной связи глагола tapar-и тер­мина tabama.по-видимому, могут быть сняты в свете данных некоторых хаттских источников. В этих последних основа tapar-встречается в es-ta-par-tilis, ta-pdr-washap, war-washap, ka-pdr-wur. ka-pdr-wun. ha-pdr-Si(l?), ta-pdr-Sir(u?). katte eS-ta- war-wa.По-вцдимому. это именные формы, корнем которых может быть морфема -par- (-war-).Вероятно, что к ним вос­ходит глагол tapar-и термин ta-bar-na (ta-w аг-па). Суф­фикс -па в термине tabarnaможет быть хаттского происхо­ждения. Возможно, что tabamaимел значение «правитель». Об этом косвенно свидетельствуют и некоторые хеттские документы, в которых царь обозначается термином LLmaniyahhatalla-«правитель».

Термин tabamaзанимает важнейшее место в титулатуре хеттского царя. Он обычно стоит на первом месте в обозначе­нии должностного лица, как в хаттских текстах, так и в хетт­ских документах, относящихся к древнехеттскому и средне- хеттскому периодам. Хеттские цари могут называться иногда karuiliuS lapamus«прежние правители». Вероятно, что термин

tabarna«Указа» Телепинуса может быть таким же «безымян­ным» обозначением хеттского царя Хаттусилиса Г*.

В сочетании с термином tabarnaв хеттских, хаттских и палайских документах часто встречается термин tawannanna. которым хетты обозначали царицу. Существуют две проти­воположные точки зрения относительно происхождения этого термина: 1) традиционная, разделяемая большинст­вом исследователей, согласно которой этот термин заимст­вован из хаттского языка; 2) выдвинутая в последнее время Д.Маккуином[508][509], предложившим анатолийскую этимологию.

Против гипотезы Маккуина свидетельствует, в частно­сти, то, что в некоторых хеттских, хаттских и палайских документах наряду с обычной передачей титула царицы как tawannannaвстречаются и такие написания, как tawana, tawannan(с именным суффиксом косвенного дополнения), tawananas, tawanana, tawanani.

Можно предположить, что передача титула царицы, за­фиксированная в этих документах, более точно отражает хаттскую традицию. Это показывает и сопоставление титу­ла хеттского царя и царицы: ta-war-na— ta-wan-na.В них, вероятно, совпадает префикс ta-и суффикс -па. Корнем в tawanna,видимо, является морфема -wan-.Вероятно, что различные варианты титула царицы отражают развитие термина tawanna >tawananna >tawannanna.Его можно было бы рассматривать как хеттизацию хаттского термина (ср. пример в палайском тексте, в котором титул царя под влиянием обозначения царицы tawananiпередан как tabamani,дат.-локатив. падеж).

По-видимому, к хаттской традиции восходит не только термин tawannanna.но и полная титулатура хеттской царицы SALtawannanna SAL.LUGAL. При сравнения ее с соответст­вующим хаттским обозначением обнаруживается, что в обоих случаях на первом месте стоит термин tawannanna.а на вто­ром— слово «царица» (идеограмма SAL LUGAL с хетт-

ским чтением hassussura = хаттскому kattah).Аналогичный порядок прослеживается в обозначении хаттского правите­ля tabarna katteи в титулатуре хеттского царя tabarna LUGAL.GAL в некоторых древнехеттских и среднехетт- ских документах (а также в палайских текстах).

При характеристике статуса и функций царицы- тавананны, то есть матери, жены или сестры царя, исследо­ватели опираются главным образом на данные новохетт- ских источников. Последние показывают, что царица- тавананна осуществляла важные государственные функции и наряду с царём занимала высокое положение в хеттской социальной организации.

Высокое положение царицы-тавананны обычно рас­сматривается как пережиток матрилинейного порядка на­следования. Следы такого порядка наследования, действи­тельно. можно обнаружить в ряде источников периода Древнего царства. Число фактов, свидетельствующих о пе­режитках матрилинейности (счёте родства по матери), мо­жет быть увеличено. Однако, как нам кажется, высокий статус царицы-тавананны невозможно объяснить лишь пе­режитками матрилинейное™.

В этой связи в диссертации анализируются некоторые ар­хаичные ритуалы, в которых пережиточно сохраняются сле­ды дуальной структуры. В таких ритуалах, часто проводимых царем и царицей-тавананной, обнаруживается соотнесение правителя и правительницы с разными божествами хеттского пантеона. Царь обычно соотносится с богом Грозы, а царица- тавананна с богиней солнца города Аринна. Для проведения религиозных праздников царь и царица-тавананна иногда от­правляются в разные культовые центры Хеттского государ­ства. Они могут совершать обряды и в разных культовых помещениях (например, царь находится в помещении для трона, или катапуц-^ а царица-тавананна. как правило, в «спальне» — внутреннем помещении). Характерной деталью некоторых ритуалов с участием царя и царицы-тавананны является использование двух ритуальных предметов: один связывался с царём, другой — с царицей (например, два ри­

туальных стола, две колесницы, две чаши с вином), или уча­стие в обряде двух ДОЛЖНОСТНЫХ лиц, один из которых СООТ­НОСИТСЯ с царём, а другой — с царицей-тавананной.

В ритуалах, связанных с восшествием царя и царицы- тавананны на престол, обнаруживается противопоставление «трона царствования» и «трона царицынствования». В дру­гих обрядах жертвоприношения, посвящённые богам царя, противопоставляются жертвоприношениям богам царицы- тавананны (царь— боги царя царица— боги царицы)[510]. Встречается также противопоставление солнечного бога не­ба, всех богов неба, солнечной богине земли и всем богам земли (царь — солнечный бог неба, все боги неба «— цари­ца— солнечная богиня земли, все боги земли: царь-небо *-»■ царица-земля, что подтверждается другими ритуалами, а также многочисленными типологическими параллелями).

Дуалистический характер рассматриваемых ритуалов может быть подкреплён как археологическими материалами, так и сравнением с некоторыми ритуалами, в которых царь и царица-тавананна не фигурируют. Например, результаты ар­хеологических раскопок дают основание предположить, что святилище № 1 делилось на два храма. Один из них посвя­щён богу Грозы, а второй — богине солнца города Арпина (ср. сходное деление на два помещения и храма № 5)[511].

Среди ритуалов, в которых не фигурируют царь и цари­ца-тавананна, особый интерес представляет обряд ритуаль­ной «вражды» «людей Хатти» (т.е. жителей столицы Хат- тусаса) и «людей Маса» (название города). Дуалистический характер этого обряда обнаруживается в делении «враждую­щих» на две «половины», в различии материала, из которого сделано их оружие (оружие из бронзы и из тростника). Дуа­листический характер ритуальной «вражды» подтверждает­ся многочисленными типологическими параллелями из

традиций других народов мира. Формально сходными представляются также хеттские обряды, при проведении которых на две половины делятся жертвоприношения (че­ловек. козёл, щенок, поросёнок и др.).

В свете этих данных, противопоставление хеттского ца­ря и царицы-тавананны представляется пережитком дуаль­ной организации власти. Пережитки такой системы власти в развитых социальных, в частности государственных, структурах могут выражаться в сопоставлении носителей верховной власти с разными функциями. С разными сфе­рами деятельности обычно сопоставляются носители вла­сти — мужчины, что обнаруживается, например, в функци­ях царя-жреца и его светского двойника башоруна у йоруба и в функции сходной с ней японской пары микадо и сёгуна.

В отдельных случаях функции разделяются между но­сителями власти — мужчиной и женщиной[512].

Дуальным парам африканских и других традиций, по- видимому. типологически параллельна пара царя и царицы- тавананны у хеттов. Эта последняя (дуальная пара) также сопоставляется с разными ритуальными (а также неса­кральными) функциями. На это указывают, видимо, неко­торые факты, встречающиеся в ритуальных текстах. На­пример, как мы уже отметили выше, при проведении обрядов праздника AN.TAH.SUM и других, царица- тавананна приурочена к «спальне» (внутреннему сакраль­ному помещению); в одном из документов с царицей- тавананной соотнесено должностное лицо, которое имеет

титул luSA.TAM — «человек (внутреннего, сакрального) помещения». В других местах царь соотносится с «жрецом богини Инара» или мешеди, а царица-тавананна с «сыновь­ями дворца». Носители же титулов мешеди и «сыновья дворца» сопоставляются в хеттских ритуалах и историче­ских текстах, соответственно, с мирской (военной) и са­кральной функциями (царь — мешеди — мирская (военная) «-> царица — «сыновья дворца» — сакральная).

Данные ритуалов, по-видимому, могут быть подтвержде­ны и сравнением со сферой деятельности царя и царицы- тавананны При этом обнаруживается, что в новохеттский и древнехеттский периоды царь имеет важные военные, культо­во-религиозные, правовые, дипломатические и экономические функции. Сходные функции, за исключением военных, при­надлежат царице-тавананне в новохеттский период. В период Древнего царства засвидетельствована культово-религиозная сфера деятельности царицы-тавананны. Об этом, по-види- мому. говорят как обвинение царицы-тавананны в магии и колдовстве в древнехетгском документе «Завещание» Хат­тусилиса I, так и заключительные строки этого документа, в которых царь, обращаясь к своей жене Хастаяр, упоминает её в связи со жрицами (а также просит Хастаяр похоронить его с соблюдением необходимых обрядов).

Вероятно, что связь царицы-тавананны с культом арха­ична и была ее важнейшей сферой деятельности. По- видимому, она осталась такой же и в новохеттский период, когда царица-тавананна совмещает культово-религиозные функции с правовыми и дипломатическими. К такому выво­ду приводит, например, частое упоминание царицы-таванан­ны и её дворца в связи с ритуалом, соотнесение с ней пред­метов ритуального назначения.

Возможно, что следы развитой формы дуальной власти (уже связанной со становлением государства), прослеживаю­щиеся в связи с хеттским царем и царицей-тавананной, могут быть объяснены влиянием хаттской социальной организации. Существенным для этого может быть то, что дуальное проти­вопоставление царя и царицы-тавананны (соотносимых с раз­

ными божествами хаттского пантеона— богом Грозы Тару и богиней солнца города Аринна Вурусему) наиболее отчётли­во прослеживается в ритуалах и культовых текстах, которые находятся под сильным влиянием хаттской религии. В част­ности. можно предположить, что в одном из ритуалов на хаттском языке сыновья царя, его воины, его страны противо­поставляются сыновьям царицы, её воинам и странам.

Характерно и то, что, например, «дарственный» доку­мент на землю, относящийся к среднехеттскому периоду, со­ставлен как от имени царя, царицы, так и царского сына, обозначенного титулом хаттского происхождения tuhkanti. Этот последний, как можно предположить с большой долей вероятности, обозначал наследника престола. По-видимому, именно этот наследник престола является главным дейст­вующим лицом в некоторых хаттских ритуалах и ритуала hadauri(проводимого им при содействии царя и царицы в храме бога Грозы) во время праздника AN.TAH.SUM. Вы­сокое положение наследника tuhkantiсогласно «дарственно­му» документу' на землю (некоторым печатям и, видимо, ри­туалам), может рассматриваться как отражение внутренних отношений при хеттеком дворе среднехеттского периода и, вероятно, является пережитком хаттской традиции. Влияни­ем этой традиции объясняется и использование некоторых элементов обряда (например «хаттской обуви»), связанных с царём в новохеттский период.

Вторая глава диссертации («Бог Грозы и хаттская тра­диция») посвящена исследованию некоторых ритуальных функций царя и его «советника» — «человека бога Грозы».

Для освещения ритуальной роли хеттского царя и его «советника»[513] — «человека бога Грозы» существенный инте­рес представляют мифы и ритуалы, восходящие к традиции населения области Hatti.В частности миф о борьбе бога Грозы со змеем, являющийся частью новогоднего ритуала purulli,связанного с древним культовым центром этой об­ласти городом Нерик.

Борьба между богом Грозы и драконом является поедин­ком между силами добра (в лице бога Грозы) и зла (которых олицетворяет змей). Мотив противопоставления добра (то, что приносит удачу) и зла (то, что приносит неудачу) харак­терен и для других источников, относящихся к хаттской тра­диции и для некоторых позднейших текстов. Соотнесение сил добра с богом Грозы °1М-»ии

<< | >>
Источник: Ардзинба В.Г.. Собрание трудов в 3-х тт. Том II. Хетгология, хаттология и хурри­тология. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Акаде­мии наук Абхазии.2015. — 654 с.. 2015

Еще по теме Хаттские истоки СОЦИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ДРЕВНЕХЕТТСКОГО ОБЩЕСТВА (Функции ДОЛЖНОСТНЫХ лиц с титулами хаттского происхождения):

  1. Придворные титулы ХАТТСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ И ФУНКЦИИ СООТВЕТСТВУЮЩИХ им должностных лиц*
  2. Некоторые сходные СТРУКТУРНЫЕ ПРИЗНАКИ ХАТТСКОГО И АБХАЗО-АДЫГСКИХ ЯЗЫКОВ*
  3. 40. Эволюция социальной структуры постсоветского общества. Приведите примеры социального расслоения российского общества. Назовите последствия этого расслоения. Охарактеризуйте основные социальные группы российского общества: элита, средний класс, бедные.
  4. Организация общества
  5. 54. Всемирные и региональные правительственные организации. Перечислите их, назовите функции, которые на них возложены, приведите примеры деятельности по сохранению мира на рубеже XX-XXI вв.
  6. «Сообщение о Происхождении и Правлении Инков», составленное на основании сведений кипукамайоков, Хуана де Бетансоса, Франсиско де Вильякастина (1542), и других лиц, и подготовленное монахом Антонием 11 марта 1608 года для ревизора Педро Ибаньеса.
  7. § 3. Сопоставление царя, царицы и «помощников» в ритуале с мирской-военной (правой, внешней) функцией и сакральной (левой, внутренней) функцией
  8. Политические, социальные, экономические истоки, предпосылки и последствия формирования нового строя
  9. 3.1. Социальное происхождение
  10. 1.1. Социальное происхождение
  11. 2.1. Социальное происхождение
  12. 1.1. Социальное происхождение
  13. 1.1. Социальное происхождение
  14. 3.1. Социальное происхождение
  15. 2.1. Социальное происхождение
  16. Образование Древнерусского государства. Организация и социально-этническая структура ( Новгород, варяги, первые князья Рюриковичи, Киевская Русь ).
  17. В 31 случае социальное происхождение дьяков из дворянской среды определяется на основании биографических сведений об их близких родственниках.
  18. Развитие рабства и социальный состав общества
  19. Социальная структура общества
  20. 3. Восточные славяне в древности: проблема происхождения, миграции, хозяйственный быт, культура, социальные отношения и потестарно – политические структуры в догосударственный период.