<<
>>

6. ХРИСТИАНСТВО И АНТИЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ

Следует учесть, что громадное большинство населения Рим­ской империи во II—IV вв, еще было грамотно и включало за­метное число высокообразованных по своему времени людей; они вышли из школ, где обучали философии эклектической, но все же восходившей к аристотелевской логике, к этике стоицизма и к высоким абстракциям платонических идей, Их мышление не нуждалось в мифологических категориях, доступных «языческо­му» простонародью, принятых также митраистами и отчасти да­же гностиками.

Чтобы утвердить себя в качестве универсальной идеологии, христианству предстояло, разрабатывая свою собствен­ную систему мировоззрения, бросить вызов античноіі философии.

Для этого христианские мыслители призвали на помощь идеи самой позднеантичной идеалистической философии, и прежде всего стоицизма. Отсюда было воспринято понятие Логоса, явив­шееся центральным в борьбе христианских апологетов с антич­ной идеологией. «Евангелие от Иоанна», недвусмысленно отстаи­вающее божественность Христа, выдвигает христианский вариант учения о Логосе. Именно в этом заключается причина канони­зации названного евангелия, несмотря на недостоверность (если ле апокрифичность) содержащегося в нем жизнеописания Иису­са, не согласующегося с известиями остальных канонических евангелий.

Это евангелие открывают замечательные слова: «В пачале был Логос7, и Логос был у Бога, и Бог был Логос».

Что же такое означал Логос для греко-римских философов? Понятие о Логосе было введено в античную философию Геракли­том в VI в, до п, э, Для Гераклита Логос есть некий Мировой Разум, создающий закономерность и гармонию мира и возмож­ность его Познания, корректирующий в качестве Справедливо­сти отклонения от гармонии и являющийся также мировой Судь­бой, В философии Платона и Аристотеля понятие Логоса не за­нимало центрального места, но зато оно было подхвачено стои­ками IV—III вв. до н, э.— Зеноном и особенно Хрисиппом.

Они трактовали Логос как категорию, которая служит причиной, объединяющим началом и внутренней сущностью всех явлений, в том числе психических. Логос мыслился материально, в виде некоего «дыхания» (ппевма —то, что в дальнейшем станет «свя­тым духом» христианства). Учение о Логосе было воспринято

7 В русском евангелии переведено «Слово». Греч, лбгос действительно означает «слово», но также «разум», «мысль»; понятие Логоса весьма широко.

3-40

многими философскими школами, и в том числе Александрий­ской школой иудейских философов, из которых нам наиболее из­вестен Филон (около 30 г. до н. э.— около 40 г. н. а.). Филосо­фия его представляет собой странное смешение платонизма, пифа­горейства, стоицизма и иудаизма. По Филону, бог не имеет никаких качеств и никакой материальной субстанции, кроме чис­того бытия (в этом он сходен с богом гностиков); однако в его распоряжении есть божественные творческие силы, в том числе ангелы и т. п., но прежде всего Мировой Разум — Логос, включа­ющий в себя и платоновские «идеи». Все учение Филона направ­лено на философское обоснование веры в ветхозаветного единого бога Яхве; Логос понадобился Филону для того, чтобы согласо­вать понятие о боге как чистом бытии с понятием бога как твор­ческого начала (так, в начале ветхозаветной «Книги Бытия» бог творит небо, землю и людей словом: «Да будет...»). Именно у Филона впервые появляется (правда, пока лишь в виде метафо­ры) обозначение Логоса как «первородного сына» божества. Все это чрезвычайно пригодилось для пропагапды христианских идей среди образованной и мыслящей части населения Римской импе­рии. И не случайно в «Евангелии от Иоанна» говорится, что «За­кон был дан Моисеем, по благодать и истина возникли от Иисуса Христа», т. е. ветхозаветный «Закол» (Тора) прямо противопо­ставлен Христу — Логосу, как бы в полемике с Филоном (хотя, вероятно, и в зависимости от пего). Выше мы видели, что, по «Евангелию от Иоанна», «благодать и истина» как раз и являют­ся атрибутами Логоса, и Логос тут есть некто иной, как Христос.

Официальное отношение верхов римского общества и властей к раннему христианству ясно из характеристики христиан, дан­ной им римским историком Тацитом: это «те, кто своими мерзо­стями навлекли на себя всеобщую ненависть», чье учение— «зло­вредное суеверие», подрывающее идеологические основы Римско­го государства, которому (в его идеализированно-республиканском виде) так был предан Тацит. Христианам предстояло идеологи­чески отстаивать свое право па существование: как для расши­рения своих рядов за счет новообращенных, так и для укрепле­ния духа своих сторонников перед казнями и преследованиями со стороны римских властей.

<< | >>
Источник: История древнего мира. Под ред. И. М. Дьяко­нова, В. Д. Нероновой, И. С. Свепцицкой. Изд. 3-є, исправленное и дополпепное. М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1989, [Кн. 3.] Упадок древних обществ. Отв. ред. В. Д. Неронова. 407 с. с карт. 1989

Еще по теме 6. ХРИСТИАНСТВО И АНТИЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ:

  1. Критика христианства античными авторами. Древнехристианская литература
  2. 7.1. Понятие «античность». Источники античной истории
  3. Философия
  4. § 2. Греческая философия и наука.
  5. РЕЛИГИЯ И ФИЛОСОФИЯ
  6. ФИЛОСОФИЯ И НАУКА
  7. Глава 23 НАУКА, ФИЛОСОФИЯ И РЕЛИГИЯ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ эпохи
  8. Лекция 7 КУЛЬТУРА РАННЕЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ (ЛИТЕРАТУРА, ФИЛОСОФИЯ И НАУКА[12])
  9. Глава 1 НОВЫЕ ВЕРОВАНИЯ. ФИЛОСОФИЯ МЕНЯЕТ ПРИНЦИПЫ И ПРАВИЛА ПОЛИТИКИ
  10. I. ХРИСТИАНСТВО
  11. Принятие христианства на Руси.