<<
>>

ИНДИЙСКИЕ АРИЙЦЫ ИЛИ ИНДУСЫ

При расселении арийцев по рос­кошным, богатым всевозможными тропическими плодами равнинам Инда и Ганга часть первобытных жителей, называвшихся шудра, от­ступила в южные области полуост­рова Декан и в дикие, неприступ­ные горы.

Другая часть покорилась победителям и, хотя сохранила жизнь и свободу, но должна была терпеть всякого рода унижения. Эта часть первобытных жителей имела темный цвет кожи, поэтому светлокожие пришельцы с самого начала своего переселения стали обращаться с ними не только дур­но, но и с презрением. Образовав­шиеся вследствие этого два класса народонаселения заняли в отно­шении друг друга строго опреде­ленное, совершенно различное по­ложение: арии, с одной стороны, и шудра — с другой. В свою оче­редь, арии распределились на три сословия: воинов, жрецов и земле­дельцев. Шудра оказались совер­шенно исключенными из всякого общения с этими тремя сословиями. Самым высшим сословием были жрецы, их называли брамины. Они ближе всех стояли к Браме, то есть к душе света, совершенному суще­ству. С помощью священнодейст­вий, жертвоприношений и молитв брамины являются как бы посред­никами между небом и землей. По учению браминов, из Брамы — без­личной души света, произошел личный Брама — высшее божество. А уже от него произошли другие

Вишну, Шива, Брама

боги: Индра — бог грозы и бури, Агни — дух огня, Иама — бог ночи и смерти, Баруна — бог океана, Рудра — отец ветра, затем духи воздуха, далее святые и чистые лю­ди и местности в порядке постепен­ности, в каком они находились близ святости Брамы. За людьми следо­вали различные породы животных, деревья, растения, камни и т. д.

Такой отвлеченный, добытый философским умозрением бог, ко­нечно, не мог долго удовлетворять народную массу. Поэтому живое воображение индусов, старавшееся представить видимый и осязаемый образ божества и найти объяснение действующих сил природы, создало рядом с Брамой еще двух главных богов: Вишну и Шиву.

Вишну счи­тался богом света; он проявляется в солнце, молнии, огне и приносит счастье. От него зависит зарожде­ние и размножение, так как он про­изводит в определенное время дож­ди и разливы рек. Напротив, Шива воплощает разрушительную силу природы. Поэтому он носится в урагане и опустошительной грозе. После его гнева Вишну посылает оплодотворяющие ливни, которые возвращают к жизни растения и ра­дуют людей после нестерпимой за­сухи.

Жрецы объясняли, что Брама сначала выпустил из уст своих жрецов; потом из рук его вышли кшатрии (воины, высшие чиновни­ки), из бедер — ваисии (земледель­цы) , и, наконец, из ног — шудра. Вследствие подобного толкования всякое сопротивление такому раз­делению сословий являлось сопро­тивлением божественному порядку вещей. Поэтому никакой переход из одного сословия в другое и ника­кое смешение между ними не были возможны. Сословия застыли и превратились в касты. Совершенно отверженными и глубоко презирае­мыми остались потомки темноко­жих первобытных жителей — па­

рии, найденные переселившимися арийцами в диком состоянии. От них, вероятно, происходят и наши цыгане.

Однако жрецам потребовалось много времени, чтобы утвердить свои преимущества над другими двумя кастами. Чтобы достигнуть этой цели, они прибегали к самым страшным угрозам. Жрецы изобра­жали народу в самых ярких крас­ках муки, ожидающие каждого, кто не повинуется их предписаниям. Кроме низвержения вади адских мучений, самое глубокое впечатле­ние производила угроза переселе­ния душ и непрестанного воплоще­ния в телах животных и людей. Так, кто совершил незначительный проступок, тот рождался вновь или в слоне, или в шудре, льве, тигре, птице или в плясуне. Кто совершил страшное злодеяние, тот в зависи­мости от степени своей виновности, промучившись сто или тысячу лет в аду, должен был пройти двадцать одно возрождение от разных живот­ных, прежде чем увидеть свет. Про­ливший кровь брамина осуждался в аду на растерзание хищными зве­рями в течение стольких лет, скольких пылинок коснется проли­тая кровь.

Душа человека, убивше­го брамина, возрождалась в телах самых презренных животных: соба­ки, осла, козла.

Около 1350 года до Р. X. жрецы собрали постановления религии, общежития и права в книге, кото­рая называется «Веды», т. е. зна­ния. В ней прежде всего излагались богослужебные и жертвенные обря­ды. В жертву богам главным обра­зом приносились: сома — по-особо­му приготовленный сок одного гор­ного растения, которому индусы придавали таинственное значение; рис, молоко и масло. Всякое прави-

Древняя индийская одежда льно совершаемое жертвоприноше­ние должно было производить ма­гическое действие настолько, на­сколько приносящий жертву приоб­ретал при этом божественной сущ­ности. Затем следовали подробней­шие предписания относительно чистоты и выбора кушаний и на­питков. Все предметы, которых ка­сается человек, могут быть нечис­тыми, поэтому перед употреблени­ем все должно быть очищено. В особенности были тягостны по­становления о кушаньях. Так как в каждом животном могла на­ходиться душа какого-нибудь умер­шего, даже друга, родственника или предка, то брамины вообще воспрещали мясную пищу. Но так как они не были в состоянии впол­не вкоренить это в народном созна­нии, то ограничились тем, что стро­го запрещали в пищу мясо рогатого

скота, так как почитали корову свя­щенным животным и ее молоко и масло должны были приноситься в жертву богам. Брамины рекомен­довали есть молочную и раститель­ную пищу, за исключением лука и чеснока. Таким образом, они мо­гут считаться родоначальниками вегетарианства.

Тот, кто осквернялся запрещен­ным кушаньем или совершал ка­кой-либо другой проступок, должен был, не ожидая наказания по суду, сам наложить на себя эпитимию, соответствовавшую важности про­ступка и состоявшую или в тысяче­кратном повторении молитв, или в посте, в самобичевании и даже в добровольной смерти. Например, кто съел запрещенное кушанье, тот должен был в течение тридцати дней есть только рис.

Кто умыш­ленно напивался пьян, тот должен был пить столько времени кипящий рисовый отвар, пока он не сожжет ему внутренности, и тогда только грех его будет искуплен. Кто неу­мышленно убивал корову, тот обя­зан был обрить себе голову, завер­нуться, как в плащ, в шкуру уби­того животного, пойти на- выгон, поклониться там коровам и прислу­живать им. Если кшатрий намерен­но убивал брамина, то должен был дать себя застрелить стрелой из лу­ка или три раза броситься головой в огонь, пока не умрет.

Для браминов все эти предписа­ния и запрещения были еще усиле­ны. Их обязанности были изложе­ны с такими подробностями, что да­же было определено, в каком поло­жении они должны были прини­мать пишу, какими частями руки и пальцев совершать омовения, как должны были вести себя во всех случаях жизни, в дороге и т. д., что­бы не утратить своей чистоты и святости. Самым похвальным де­лом для жреца было, когда он вооб­ще удалялся из этого нечистого мира в уединение и там суровым покаянием и самобичеванием очи­щался от всего земного. Целью та­кого религиозного отречения от всех чувственных наслаждений, умерщвления плоти, удаление от мира в уединение пустыни являет­ся не только внешнее очищение, но и очищение души, так как она, освобожденная от оков чувственно­сти, получает возможность возвра­титься к своему божественному ис­точнику — к Браме, высшему духу.

О человеческом теле брамины го­ворили: «Это жилище человека, ко­торому костяк служит вместили­щем, а мускулы — связками; этот сосуд, наполненный мясом и кро­вью и покрытый кожей, есть жили­ще нечистое, подверженное старо­сти, болезни и печали, всякого рода страданиям и страстям; гибель его предопределена уже заранее и поэ­тому всякий должен стараться с ра­достью освобождаться от него». По­этому, говорили жрецы, тело следу­ет всеми средствами подчинять гос­подству души; чувственная, матери­альная сторона человеческой сущ­ности должна быть преодолеваема духом, в случае необходимости до полного уничтожения. Люди, благо­говевшие перед подобными воззре­ниями, должны были постепенно потерять самостоятельность сужде­ний, отвагу и энергию; они, собст­венно говоря, жили не для этого мира, а для будущего, для загроб­ной жизни.

Таким образом, тем, кто за­хватил власть, уже нетрудно было ее удерживать, так как не было ни­кого настолько смелого, чтобы оспаривать у них эту власть. Вслед­ствие этого в индийских государст-

Будда

вах был деспотический образ прав­ления. Цари пользовались божески­ми почестями, ибо полагали, что в них обитает божество. Цари про­исходили не из касты жрецов, а из кшатриев, которые были обязаны покровительствовать остальным со­словиям. Однако советниками царя в основном являлись брамины. Царь был высшим всеобщим покро-

Вход в храм, высеченный в скале (Львиный Грот на острове Элефонт)

вителем и судьей, награждающим добрых и наказывающим злых. Он обязан был поддерживать сущест­вующий порядок строгим соблюде­нием его и устрашением преступ­ников соответствующими наказани­ями. В трудных случаях, когда не­возможно было добраться до исти­ны ни. фактами, ни свидетельскими показаниями, ни присягой, царь прибегал к божьему суду. Брамины, женщины и дети, старики и боль­ные испытывались весами, кшат­рии — огнем, ваисии — водой, шуд­ры — ядом. Если испытываемый при вторичном взвешивании оказы­вался легче, чем при первом, если раскаленное железо после пронесе­ния его на расстоянии семи шагов оставляло на нем ожог, если выпи­тая святая вода причиняла ему вред, а от принятого яда испытуе­мый заболевал — это служило бес­спорным доказательством винов­ности. - . .

Вследствие замкнутого устройст­ва каст, жестокого деспотизма, тяж­ких наказаний и обетов, народона­селение стонало под невыносимым гнетом, а земля представлялась лю­дям юдолью плача. Такое положе­ние вещей неминуемо должно было возбудить в глубокомыслящем че­ловеке вопрос, может ли такая пе­чальная судьба быть непреложным уделом человечества? Человек, по­ставивший этот вопрос, был Гаута­ма Будда (то есть «просвещен­ный»), живший в конце VI начале V века до Р.

X. противопоставляя свое учение догмам браминов, он проповедовал равенство всех людей на земле. Он говорил, что нужно облегчать страдания друг друга, по­могать переносить неизбежное в мире зло. Это достигается сострада­тельной деятельной любовью, не­прерывно проявляющейся в делах милосердия. В своей гуманности по

Преддверие храма при деревне Карли

отношению к людям и животным он заходит так далеко, что говорит о непозволительности убивать лю­бое живое существо. Совершивший грех нуждается не в мучительных наказаниях, а в чистосердечном, глубоком раскаянии. Одно древнее изречение так выражает сущность нравственного учения Будды: «оставление всего злого, исполне-

Храм в скале, в Эллере

ние всего хорошего, укрощение собственных мыслей».

Со своим новым учением Будда обратился непосредственно к наро­ду. Он выступал публично, на от­крытых площадях и притом не на священном, не понятном народу сансктритском языке, а на том язы­ке, на котором говорил народ. Именно поэтому у него было много последователей. Народ громко вы­ражал свой восторг человеку, так кротко и смиренно выражающему соболезнование и жалость к уни­женным труженикам и так не похо­жего на гордых и надменных бра­минов. Неудивительно, что его счи­тали одним из воплощений Вишну. Но он не избежал преследования даже со стороны своих родных. По­ложение браминов было слишком Прочным, чтобы его мог поколебать буддизм, особенно потому, что они в угоду народу низвергли старого Браму и провозгласили Шиву выс­шим божеством. Основы учения браминов еще и поныне незыблемы в Индии. Учение же Будды с по­мощью кровавых преследований было вытеснено с родины на ту сто-

Пагода

рону Ганга, далее на остров Цей­лон, в Китай и Японию, стало там твердою ногою и в настоящее вре­мя насчитывает там много миллио­нов своих последователей.

В Индии, управляемой не менее деспотически, чем Египет, также процветало строительное искус­ство. До сих пор сохранились высе­ченные в скалах древние храмы на островах Эле фанте и Сальсетте близ Бомбея. Близ Эллоры в хреб­те гранитных гор на протяжении целой мили выдолблен полукружи­ем ряд храмов, часто в два яруса, так, что гранитные крыши нижних храмов, поддерживаемые многочис­ленными столбами, служат обшир­ным основанием для верхних по­строек. Заслуживают внимания па­годы — храмовые сооружения с ве­ликолепными воротами, башнями, колоннадами, галереями, с примы­кающими к ним бесчисленными по­коями, устроенными для удобства богомольцев. Все эти постройки не­сут на себе необыкновенное множе­ство украшений, состоящих из фан­тастических изображений брамин­ской символики.

Индийская литература дала мно­го выдающихся религиозных и светских произведений. Из них в особенности замечательны «Ве­ды» и собрание законов Ману в двенадцати книгах, религиозные эпические поэмы «Махабхарата» и «Рамайана», а также драма «Са- кунтала» поэта Калидаса. Все эти сочинения написаны на санскри­те — одном из древнейших индо­европейских языков.

Насколько богаты и обильны ис­точники о культуре древних инду­

сов, настолько скудны достоверные сведения о древнейшей истории Индии.

Примерно в середине второго ты­сячелетия до Р. X. арийцы пересе­лились на равнины Ганга и основа­ли там два главных государства: Куру со столицей Гастинапуром на Ганге, а позже — Панду. Эти госу­дарства, по свидетельству «Махаб­хараты», вели между собой истре­бительную войну. В конце концов «сыны Панду» победили и овладели Гастинапуром. Одновременно с ни­ми на равнинах Ганга существова­ли и другие жреческие государства: царство Магада, на юге царство Пандия, на реке Кришне царство Карната. В Пенджабе, т. е. в обла­сти индийского Пятиречья уже во времена Александра Македонского находим два государства — Такси- ла и Пора. После смерти Александ­ра, в 312 голу до Р. X, в царстве Магада явился могущественный го­сударь, которого греки называли Сандракоттом, а индусы Кандра- гуптою. Однако в конце концов он пал в борьбе с Селевкидами, то есть преемниками Селевка Никато- ра, захватившего себе из наследст­ва Александра Македонского все земли от берегов Сирии до реки Тигра.

<< | >>
Источник: Беккер К.Ф.. Мифы древнего мира. Всемирная история.— Саратов, «На­дежда»,1995.- 720 с, ил.. 1995

Еще по теме ИНДИЙСКИЕ АРИЙЦЫ ИЛИ ИНДУСЫ:

  1. Индийские арийцы, или Индусы
  2. Иранские арийцы, или Зендский народ
  3. АРИЙЦЫ
  4. № 133. БИТВА АЛЕКСАНДРА С ИНДИЙСКИМ ЦАРЕМ ПОРОМ 1
  5. № 76. БИТВА АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО С ИНДИЙСКИМ ЦАРЕМ ПОРОМ (Арриан, Анабазис Александры, V, 15—18.)
  6. Инопланетяне или соплеменники?
  7. ВОСТОК ИЛИ СЕВЕР?
  8. «Диффузионисты» или «изоляционисты»?
  9. ЧИБЧА, ИЛИ МУИСКА
  10. ГЛАВА 2. «ДИФФУЗИОНИСТЫ» ИЛИ «ИЗОЛЯЦИОНИСТЫ»!
  11. § 9. Халдейское, или нововавилонское, царство.