<<
>>

К ИСТОРИИ ИМЕНИ, ФУНКЦИИ И ОБРАЗА ОБЩЕЗАПАДНОКАВКАЗСКОГО БОГА-КУЗНЕЦА*

Божеством кузницы у абхазов является Шьашвы. Наря­ду с ним в абхазском нартском эпосе и некоторых других фольклорных текстах представлен кузнец по имени Аинар- жьи (Инар-жьи, Инар-ижьи).

В традиции адыгов (и в куль­те, и в эпосе) фигурирует один и тот же персонаж — бог-кузнец Тлепш.

Распределение функций между Шьашвы и Динаром у аб­хазов порой вводит в заблуждение исследователей. Некото­рые даже склонны видеть в Шьашвы позднее явление в раз­витии абхазских религиозных верований (Ш.Салакая).

Однако в действительности имя кузнеца из абхазского нартского эпоса Аинар-жьи значит всего лишь совокуп­ность) нар(то)в кузниц. Имя же Шьашвы этимологически

Впервые от'бликовано: Медные рудники Западного Кавказа II-I тыс. до н.э. и их роль в горно-металлургическом производстве древнего населения. Тезисы докладов Бал кашка псарского полевого археологического семинара (Сухум и-Баш капе ара, 1988 г.). Сухуми, 1988.

Эта проблематика рассматривается также в статьях автора: Нартский сюжет о рождении героя из камня; К истории культа желе­за и кузнечного ремесла (почитание кузницы у абхазов).

тождественно адыгскому Тлепш (на что впервые указал Г.Ф.Турчанинов; см. также реконструкцию С.А.Старости­на); они являют собой один из важнейших элементов обще­западнокавказского пантеона.

Вместе с тем. если паре «бог кузницы Шьашвы — куз­нец Аинар» соответствует один и тот же образ бога-кузнеца Тлепша, то можно сделать и некоторые существенно дру­гие выводы. Во-первых, кузнец Аинар представляет собой образ, возникший на основе Шьашвы. Поэтому детальное изучение функций Аинара может существенно расширить наши представления об образе Шьашвы. Во-вторых, Шьашвы — это не столько божество кузницы, сколько бог- кузнец. В-третьих, анализ функций Аинара, Шьашвы и Тлепша дает важный материал для реконструкции функций общезападнокавказского бога-кузнеца.

Так, в частности, данные абхазской традиции дают ос­нование предположить, что такие черты облика кузнеца Аинара как нога (или обе ноги) — наковальня, левая ру­ка — клещи, правая — молот, восходят к образу бога- кузнеца Шьашвы Эти части тела тождественны священ­ным инструментам (именуемым хнапык — Три руки), по­читаемым в культе бога-кузнеца.

Молот, наковальня и клещи — не единственные орудия бога-кузнеца.

Он мог ожечь, растопить человека, те. огонь — одно из орудий Шьашвы Он мечет с небес камен­ные или железные стрелы, что свидетельствует о наличии у бога-кузнеца функций, подобных тем, что свойственны Громовержцу' Афы. Об этой функции абхазского бога- кузнеца впервые писал еще Д.И.Гулиа. Одно из лучших опи­саний этой функции представлено в нартском эпосе. В нём процесс ковки сопоставляется с громом и молниями, дым кузницы— с суховеем— предвестником засухи. Кузнецу подвластны ветер и град. Подобная функция присуща ти­пологически схожему (или даже генетически родственно­му) общезападнокавказского богу-кузнецу — древнему об­разу бога-кузнеца народа хатти Хасам(м)илу (в древней Малой Азии Ш-П тысячелетия до н.э ).

Одна из существенных черт образа бога-кузнеца пред­ставлена в его обозначении абжьныха семь святынь, семи­частный или семь братьев[251][252][253]. Представления о боге-кузнеце как о семичастном, по-видимому, представляют собой об- щезападнокавказскую черту, так как в одной архаичной адыгской песне-плаче бог-кузнец Тлепш назван семирогим. Не исключено, что эти представления о боге-кузнеце были связаны с определённым астеризмом, видимо, с Плеядами, игравшими важную роль в сельскохозяйственном календа­ре абхазов. В качестве типологической параллели можно отметить наименование Большой Медведицы у монголь­ских народов как семи кузнецов. Это созвездие появилось из черепов семи чёрных (злокозненных) кузнецов, сыновей враждебного людям чёрного кузнеца Хокори.

Общезападнокавказской чертой является и тесная взаи­мосвязь культа кузницы и почитания змеи. Об этой тради­ции свидетельствует этнографический материал, приведён­ный в работах ГФ Чурсина и НЯМарра. абхазское поверье «Если человека „поймает4' кузница, то он во сне увидит змею» и т.п. Согласно некоторым фольклорным текстам адыгов сам бог-кузнец Тлепш мог обретать облик Змея.

Исследование вышеупомянутых и многих других пред­ставлений, касающихся бога-кузнеца и кузницы, имеет важное значение для реконструкции общезападнокавказ­ской традиции металлургии.

<< | >>
Источник: Ардзинба В.Т.. Собрание трудов в 3-х тг. Том III. Кавказские мифы, языки, этносы. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Ака­демии наук Абхазии,2015. — 320 с.. 2015

Еще по теме К ИСТОРИИ ИМЕНИ, ФУНКЦИИ И ОБРАЗА ОБЩЕЗАПАДНОКАВКАЗСКОГО БОГА-КУЗНЕЦА*:

  1. Функции историю Предмет, задачи и принципы изучения Отечественной истории.
  2. § 3. Сопоставление царя, царицы и «помощников» в ритуале с мирской-военной (правой, внешней) функцией и сакральной (левой, внутренней) функцией
  3. Обретение имени
  4. Странные превращения «бородатого бога»
  5. § 4. «Почитать Господа Бога и соблюдать законы Моисея»: терминология «сакрального служения» в произведениях Иосифа Флавия
  6. § 3, Основные действия (функции) в обряде «большое собрание»
  7. (1) Предмет, методы и функции исторической науки.
  8. § 2. Функции «помощников» царя и царицы в ритуале
  9. Придворные титулы ХАТТСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ И ФУНКЦИИ СООТВЕТСТВУЮЩИХ им должностных лиц*
  10. О КУЛЬТЕ БОГА ВЫСОЧАЙШЕГО (w⅛ ΥΨΙΣΤΟΣ ) НА БОСПОРЕ
  11. Приметы образа «пастуха» АБХАЗСКИХ НАРТСКИХ СКАЗАНИЙ*