<<
>>

ИСТОРИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Жизнь человека в далекие От нас времена в боль- той мере зависела от тех естественных условий, которые окружали его. Некоторые особенности в образе жизни древних насельников, обитавших одновременно в раз­ных частях страны, могут быть объяснены различиями в почве, климате, фауне и флоре L

Географически Ханаан делится на несколько обла­стей.

Вдоль берега Средиземного моря тянется примор­ская равнина, заключающая в себе узкую прибрежную полосу, покрытую песчаными дюнами. Под действием почти постоянно дующих западных ветров волны выбра­сывают на берег песок. В некоторых местах побережья эти песчаные дюны имеют ширину до 6 км.

В северной половине страны прибрежная равнина, за которой начинаются горы, сужается до 10 км. В южной части страны, наоборот, идущая вдоль берега покатая равнина расширяется. Она состоит из двух очень пло­дородных областей: Шаройской долины и Шефелы.

Горы занимают большую часть страны. Через весь Ханаан с севера на юг тянутся цепи гор и холмов. На севере расположен гребень-вал Ливан, а рядом с ним, на некотором расстоянии — Антиливан. Высота их до­стигает нескольких километров. Далее на юг возвышен­ности не так высоки. Наивысшая их точка не превышает 1208 м. Взаимно пересекающие друг друга, эти Галилей-

1 Мезолитическое население гор Кармела охотилось главным образом на водившихся там газелей, а в Иудейских горах (запад­нее Мертвого моря) их современники предпочитали охоту на диких коз. В костных же остатках мезолитического поселения Эйнан, рас­положенного на берегу оз. Хула, в основном представлена озер­ная фауна, что говорит о доминирующей здесь роли рыболовства [1=6, 149].

'скпегбры образуют настоящий лабиринт. С запада к ним -примыкают совсем низкие (до 500 м) горы Карме­ла. К югу от Галилейских начинается серединная цепь Иудейских гор. Они идут параллельно Средиземному морю, к которому спускаются покато в отличие от кру­того восточного спуска к р.

Иордан. Постепенно пони­жаясь, Иудейские горы на юге теряются в плоской рав­нине Негева. Восточнее Иордана и Мертвого моря сте­ной поднимаются горы Заиорданья (высотой от 600 до 900 лі),от которых начинается высокое плоскогорье. На северо-востоке, сливаясь с Сирийской пустыней, они до­ходят до Евфрата, а на юге переходят в Аравийскую пустыню.

Горы состоят по преимуществу из известняков и ме­ла. Такое строение их благоприятствует образованию естественных пещер. Мягкий известняк легко поддается действию подземных вод, которые выносят с собой ча­стицы горной породы. Таким образом внутри пластов из­вестняка образуются пустые пространства — пещеры. Их в стране очень много. Встречаются целые комплексы пещер с очень запутанными ходами. Начиная с палеоли­та древний человек устраивал в них свои убежища-жили­ща и хоронил покойников [6].

Ханаан богат и мягкими и твердыми сортами камня. Древний человек очень рано стал пользоваться этими горными породами при изготовлении орудий и прочих предметов, необходимых ему в повседневной жизни. При­меняли камень и в качестве строительного материала, а иногда вырубали искусственные пещеры (жилища и некрополи) в известняковой породе и в окаменелых дю­нах.

Страну пересекает почти в меридиональном направ­лении одна из самых глубоких в мире расщелин, образо­вавшаяся в далекую геологическую эпоху в результате разлома земной коры. В ней расположены оз. Хула, Ге- ннсаретское и горько-соленое бессточное озеро — Мерт­вое море, находящееся на 393 м ниже уровня океана. 1 Із-за высокого содержания минеральных солей (нат­рия, брома, магния и калия) вода этого моря лишена органической жизни. Горы соли находятся и в окрест-

ностях моря. По предположению исследователей, еще в неолите разрабатывались залежи соли. Некоторые из них, как, например, поваренную соль, возможно, в энео­лите, как и в наше время, клали в пищу, а также в корм скоту. Мертвое море интересно еще и тем, что на дне его и на окружающих его возвышенностях имеются залежи асфальта.

Недаром в древности оно называлось Асфаль­товым. Тяжелые волны выбрасывали на берег (как, впрочем, и в наше время после землетрясения) асфальт. Древние ханаанеяне пользовались им как связующим ве­ществом.

Недало от Иерихона находились и месторождения серы, которую собирали неолитические жители этого по­селения. Но мы не располагаем сведениями относитель­но ее применения в то время.

К югу от Мертвого моря до залива Акаба тянется протяженностью около 175 км Вади-Араба, продолжаю­щая великий разлом, о котором шла речь выше [7]. Невы­сокие холмы, расположенные с запада и востока этой вади, богаты медной рудой, разработка которой произ­водилась здесь уже в IV тысячелетии.

По дну великой впадины текут две самые большие реки Ханаана — Оронт на севере и Иордан на юге. Поч­ти все остальные реки текут в восточном или западном направлении, ибо водоразделом являются горные хреб­ты, тянущиеся чаще всего с севера на юг. Горы на каж­дом шагу изрезаны долинами, которые, извиваясь меж­ду возвышенностями, по мере приближения к Средизем­ному морю и к великой впадине делаются все глубже. Большинство этих долин не имеет постоянно текущих рек. Лишь в период дождей, когда вода стекает с гор, реки, протекающие по дну этих долин и ущелий, напол­няются водой. С окончанием дождливого времени, про­должающегося с октября по апрель, долины становятся сухими до новых дождей, которые выпадают периоди­чески только зимой и весной, часто ливнями.

Исключение составляют потоки, образующиеся из ключей. Так, из больших водотоков, впадающих в Сре­диземное море, лишь Оронт, Эль-Литани, Кишон и Яр- хон, а из восточных Ярмук, впадающий в Иордан в

10 км южнее Генисаретского озера, и несколько других не пересыхают летом.

Вдоль рек и по равнинам в древности пролегали пу­ти. Особенно большое значение имели долины Иордана, Оронта и равнина Изрееля, по дну которой течет много рек. Главными из них являются Кишон (течет в запад­ном направлении) и Джалуд (течет в восточном направ­лении).

Изреельская равнина соединяет прибрежную часть с долиной Иордана у восточной оконечности Кар­мела.

Многие малые реки, стекавшие по западному склону центрального хребта, не имели свободного стока в Сре­диземное море из-за дюн, преграждавших им путь. Вода разливалась, образуя в прибрежной равнине большие болота.

Приходится подробно рассказывать о реках, так как вопрос о водоснабжении в этой стране имел весьма су­щественное значение. Древние насельники часто устраи­вали поселения по берегам рек и озер или у родников. Естественные ключи являлись единственными беспре­рывными источниками водоснабжения. Они берут свое начало в горах и холмах, или, вернее, в подземных ре­зервуарах, которые образуются от дождей, выпадаю­щих на возвышенностях. Мы уже знаем, что горы эти состоят из известняковых пород, обладающих большой влагопроницаемостыо. В Заиорданье в одном месте Глюк обнаружил ключ на вершине холма. В данном случае влага вследствие большого давления подземных вод подавалась наверх (57, 182]. Чаще, однако, вода вы­ходит на поверхность у подножия гор. Многие источники при своем выходе из скалы образуют пруды, дающие начало ручьям и рекам. Заметим, кстати, что в боль­шинстве случаев вода в них приятна на вкус. Некоторые источники дают горячую воду. У Генисаретского озера имеются родники с температурой +58°С.

Несмотря на сравнительно небольшую протяжен­ность описываемой страны (от крайней северо-восточной точки ее у колена Евфрата до залива Акаба на юге рас­стояние по прямой равно около 900 км, ширина колеб­лется от 150 до 200 км), в ней замечаются довольно резкие-различия в климате. Современные государства, расположенные на этой территории, имеют средиземно­морский климат с мягкой и дождливой зимой (особенно

на побережье), длящейся 3—4 месяца. Остальное время года — сухое и жаркое лето. Годовая температура зави­сит от высоты над уровнем моря. Этим объясняется раз­ница в температуре, наблюдающаяся в районах, срав­нительно близко отстоящих один от другого. В горах и на равнинах, подверженных влиянию сильных западных ветров, дующих со Средиземного моря, летом нет той нестерпимой жары, которая характерна для Иорданской долины с ее тропическим климатом ( + 55°С).

Соответ­ственно и зима в этой долине более мягкая по сравнению с окружающими ее областями, расположенными выше. Немалое влияние на климат южной части Ханаана ока­зывают окружающие его с юга и востока пустыни с их знойным ветром сирокко. Подобно египетскому хамси­ну, он сушит растительность даже весной. Сильные вос­точные ветры и песчаные бури зимой могли приносить в древности большие беды (разрушать жилища и т. п.).

В прибрежных районах, граничащих с морем, выпа­дает немало осадков. Кроме того, соседство Средизем­ного моря благоприятно отражалось на растительности из-за часто выпадающей обильной ночной росы.

В пустынной области Негев очень жаркое лето и су­хая зима. В наше время дожди здесь редкое исключение.

По общему мнению исследователей, климат Ханаана в период VIII—III тысячелетий мало чем отличался от современного. Речь может идти лишь о большей влаж­ности. С середины III тысячелетия начинается некоторое уменьшение осадков, особенно в южной части. Это не могло не привести и к падению уровня воды в подзем­ных резервуарах, питавших источники, многие из кото­рых вследствие этого и пропали [15, 332; 30, 19, 25J[8]- Способствовало падению зеркала грунтовых вод и на­чавшееся постепенное исчезновение лесов. Известно, что по корневой системе древесной растительности влага легко проникает в грунт. При отсутствии же деревьев почва на возвышенностях подвергается эрозии и смыва­ется, скалы обнажаются. В результате почти вся дож­девая вода, не задерживаясь в горах, скатывалась бур-

ними потоками вниз, не принося никакой пользы хозяй­ству древнего человека. Постепенное поредение лесов объясняется тем, что начиная с неолита человек для удовлетворения своих хозяйственных нужд все больше и больше вырубает лес, выжигает древесный уголь, не­обходимый для металлургии, а также разводит домаш­ний скот, в том числе коз и овец. Эти животные, унич­тожая молодые поросли, тем самым препятствовали са­мовосстановлению лесов.

Этими изменениями, по мнению Боденхеймера, объ­ясняется и то, что оаз Килва (к юго-востоку от Мертвого моря), ныне представляющий собой пустыню, в VII— VI тысячелетиях, если исходить из наскальных изобра­жений фауны, был окружен степями-саваннами [26, 34— 35, 129].

Почвы, возникшие на известняковом массиве, в боль­шинстве своем содержат много йзвести. Именно эта примесь в глинистых и песчаных почвах увеличивает их плодородие. Древнейшее население страны начало зани­маться земледелием на аллювиальных и лессовых поч­вах, которые отличаются не только своим плодородием, но и сравнительной легкостью обработки [158, 207].

Плодородие почв и теплый средиземноморский кли­мат благоприятствовали развитию растительности. В IV тысячелетии в стране было еще много леса. Росли и дикие плодовые деревья, а также виноград. Особенно важное значение для жизни древних насельников Ханаа­на имели росшие в диком состоянии травы, семена кото­рых годились в пищу. От сбора зерен этих дикорасту­щих злаковых, ячменя и пшеницы было нетрудно перей­ти и к их возделыванию.

Животный мир этой страны в те далекие от нас вре­мена был богаче современного. В глубине обширных лесов и зарослей жили и хищники и травоядные, часть из которых еще в глубокой древности человек начал одомашнивать. По берегам озер, а также в болотах во­дилось много водяной птицы. Воды озер и некоторых рек изобиловали рыбой не меньше, чем в наши дни. Не­маловажное значение имела и ловля морской рыбы и моллюсков.

Человек жил в Восточном Средиземноморье уже в палеолите. Об этом свидетельствуют находки, датируе­мые нижним, средним и верхним полеолитом. Пещеры

Кармела и Иудеи давали Приют и охотникам-собирате­лям, населявшим страну в период мезолита [9]. Их крем­невая индустрия состояла из микролитов геометрической формы, которыми оснащались метательные орудия, не­обходимые для охоты. Скребки для обработки шкур бы­ли также распространены. Самыми, однако, примеча­тельными в их кремневом инвентаре были вкладыши к костяным жатвенным ножам. Массовые находки этих орудий говорят о том, что древнейшие насельники стра­ны производили сезонный сбор дикорастущих злаковых. Каменные песты и ступки служили для обработки семян растений. Постепенно совершился переход от сбора дико­растущих растений к их выращиванию. Делались пер­вые попытки одомашнивать диких животных. Возника­ют стоянки открытого типа с долговременными жили­щами. Такие мезолитические поселения известны в юж­ной половине Ханаана, в Эйнане и в Иерихоне. К сожа­лению, на севере археологические памятники, современ­ные рассмотренным мезолитическим комплексам, неиз­вестны.

Население поры неолита жило, как правило, в малых неукрепленных поселениях[10]. Во многих частях страны стоят холмы с плоским, как бы срезанным верхом. Эти холмы, или, как их называют, телли, образовались на месте древних поселений. Основным строительным мате­риалом была глина (кирпич-сырец и плетенки, обмазан­ные глиной). Срок жизни такого строения, как показали новейшие исследования, доходил от 50 до 70 лет. После того как оно обрушивалось, комья глины разбивали, площадку разравнивали и на ней возводили стены ново­го жилья. Уровень пола этого нового строения был уже выше. Иногда пожары уничтожали селения, но через

Некоторое время на старом пепелище возникали новые. Такое постепенное накопление культурных слоев при­водило к тому, что поселение, возникшее первоначально на равнине, через некоторое время оказывалось уже на холме.

Однако было бы ошибкой считать, что такие много­слойные искусственные холмы возникали повсюду, где находились древние селища. Во многих местах Заиор- данья и в Негеве Глюк, сколько ни искал, не мог их найти. В эпоху энеолита в Негеве, как мы увидим, зем­ледельцы жили на одном месте в течение примерно двух веков с перерывами, но таких теллей не возникло. Для их образования необходимо, чтобы жизнь поселения длилась бы без перерывов веками или даже тысячеле­тиями. Только в этом случае вследствие аккумуляции •культурных остатков происходило наращивание холма [57, 368].

На территории Восточного Средиземноморья обнару­жено много таких теллей. Топографически они распада­ются на несколько групп. На самом севере, в хорошо ув­лажненной аллювиальной долине, образовавшейся в области, примыкающей к нижнему течению Оронта, на­ходятся поселения Антиохийской, или Амикской, равни­ны. Вдоль берега Средиземного моря стоят Рас Шамра, Библ и другие поселения, многие из которых еще мало изучены. В центральной части Южного Ханаана инте­ресные памятники неолитического времени были вскры­ты в Абу-Гоше. Восточная часть страны была наиболее густо населена в древности. На Оронте стоит Хама. До­лина Иордана с сетью многочисленных рек и ручейков имела особенно благоприятные для жизни условия. В этой полосе длиной около 100 км Глюк и другие ис­следователи обнаружили около 200 древних поселений. Об истории большинства из них приходится судить по скудному подъемному материалу, так как систематиче­ские раскопки произведены лишь в некоторых из них. Хорошо изучены Иерихон, Мунхатта (между Генисарет- ским озером и Бет-Шеаном) и поселение, расположенное :на правом берегу р. Ярмук. (На карте-схеме из-за недо­статка места условное обозначение поставлено на левом берегу реки.)

Новые элементы в хозяйстве, появившиеся в мезоли­те, получили дальнейшее развитие в неолитическое вре-

.20

мя. ІЗ этот период по всей стране распространяете! земледелие. Начали осваивать районы, удобные для по­севов. В некоторых местах возникает примитивное ис­кусственное орошение. На первых порах у ранних зем­ледельцев охота еще играет большую роль. Это лучше всего видно на примере докерамической культуры Иери­хона.

На втором этапе (керамический неолит) мы наблю­даем вполне сложившееся земледельческо-скотоводче­ское хозяйство в Иерихоне и других поселениях. В это время среди археологического материала заметно сокра­щение охотничьего снаряжения, что соответствует умень­шению и хозяйственного значения охоты. Продолжает совершенствоваться техника изготовления каменных и костяных орудий. Развивается и обработка дерева, гли­ны, тростника, папируса и других материалов. Заклады­ваются основы строительного дела. О связях с другими областями говорит обсидиан, который доставлялся изда­лека.

Примерно с конца V тысячелетия в стране начина­ется обработка металлов, и в первую очередь меди, из которой делались орудия. Это знаменует собой наступ­ление нового периода — энеолита. Хозяйство характери­зуется дальнейшим развитием земледелия и скотовод­ства. Расширяется круг растений и животных, подвер­гавшихся доместикации. Совершенствуются агротехни­ческие нормы. Наиболее ярко проявились эти хозяйст­венные особенности в одном из энеолитических поселе­ний южной половины Ханаана — в Гассуле (у устья Иордана). Оно расположено на трех холмах до 6 м вы­сотой, общей площадью 416x616 м. Археологи обнару­жили четыре культурных слоя, но изучен лишь один, са­мый верхний, четвертый. Земледельческо-скотоводческое хозяйство в Гассуле, судя по археологическим данным, было очень развито. Население в больших размерах за­нималось различными домашними промыслами (обра­боткой камня, кости, ткачеством, плетением, гончарным делом и др.). Из всех до сих пор известных энеолитиче­ских поселений Восточного Средиземноморья лишь Гас- сул дал образцы художественной стенной росписи. Свое­образие гассульской кремневой индустрии выражается в многочисленных находках веерообразных скребков. Из сельскохозяйственного инвентаря надо упомянуть

каменные мотыги и кремневые вкладыши серпов с тща­тельным зазубриванием режущего края и базальтовые зернотерки [118, 78]. Из камня изготовлялись также на- вершия булав и различные украшения — подвески. Де­ревообделочники пользовались уже металлическими то­порами. Об усилении связей с соседними странами сви­детельствуют иноземные влияния, прослеживаемые на керамике, и ввоз извне некоторых видов сырья и изде­лий.

С Гассулом современны многие телли южной поло­вины Ханаана. Таковы энеолитические поселения у сов­ременного Тель-Авива. От них сохранились главным об­разом некрополи Беней-Берак, Азор и др. Следующий ряд теллей—Мецер, Гезер, Гат и др.— расположен нес­колько восточнее, по границе плодородной равнины (Ш арона и Шефелы) с возвышенностями. К ним с се­вера примыкает некрополь Кабри, лежащий у подножия Галилейских гор. Вдоль западного берега Мертвого моря расположены горы, которые в наше время совершенно лишены растительности. Область эта называется Иудей­ской пустыней. Она характеризуется множеством пещер, часть из которых была обитаема и в IV тысячелетии. Такие пещеры, как Мураббаат и др., дали совершенно уникальный археологический материал. На юге вдоль Вади-Беэр-Шевы и Вади-Газы тянется около 50 энео- литических поселений, группирующихся вокруг совре­менных селений Фара и Беэр-Шева. Из них наиболее интересными являются Абу Матар, Сафади и Хорват Бетер. На южном берегу Генисаретского озера находит­ся Хирбет-Керак, а у слияния Джалуда с Иорданом вы­сится холм Бет-Шеан. На одном из западных притоков Иордана, Вади-Фара, около современного города Наб­лус Р. де Во раскопал значительный памятник — Телль эль-Фару. Большой интерес представляют также Мегид­до, Афюла и другие телли равнины Изрееля. Во всех этих древних поселениях были открыты археологические памятники, аналогичные гассульским. Поэтому энеоли- тическую культуру Южного Ханаана, датируемую вто­рой половиной IV тысячелетия, часто называют гассуль- ской.

На севере страны обнаружено много теллей с остат­ками материальной культуры энеолитического времени.

На одних из древних поселений (Рас Шамра, Библ)

можно проследить весь цикл развития от неолита до средней бронзы, а на других — цикл жизни как бы огра­ничивается одним или несколькими слоями, но соответ­ствующими только периоду энеолита, как, например, в Мецере, Гассуле и в поселениях бассейна Беэр-Шевы. Это затрудняет решение вопроса о происхождении энео­лита в стране. В северной части Восточного Средиземно­морья (Амик, Рас Шамра, Библ) обнаружены элементы так называемой сирокиликийской неолитической куль­туры, что дает возможность говорить и об общем про­исхождении [27, 500; 31, 488; 68, 55].

Поселения IV тысячелетия, находящиеся в области к западу от Генисаретского озера (Галилея), в долине Изреель и несколько южнее от нее, как полагают, вос­ходят к местному неолиту ярмукского типа. По общим чертам в керамике, каменной индустрии района Беэр- Шевы, Гассула, пещер Иудейской пустыни и теллей Ша­рона была установлена их культурная общность. Но все попытки найти те неолитические племена, с которыми они состояли в генетической связи, не увенчались успе­хом. Перро первоначально указывал на Заиорданье как возможный район, где обитали кочевники — предки гассульцев и абуматарцев — до того, как они стали пе­редвигаться на юго-запад. Это могло случиться из-за временного ухудшения природных условий в степи, при­ведшего к усыханию рек и уменьшению травянистого покрова — корма для скота. Позднее, однако, Перро до­пускал, что начало гассульской культуре положили ие­рихонцы поры неолита, пришедшие откуда-то с севера, возможно из Сирии. Кеньон пытается связать гассуль­цев с носителями халафской культуры, вторгшимися в Северный Ханаан в первой половине IV тысячелетия (см. раздел «Связи»). Маккоун, Р. де Во, Мелларт и другие также выводят энеолитическое население самой южной части Восточного Средиземноморья с севера (из Сирии и Анатолии) [117, 182; 120, 158; 83, 82; 26, 177; J01, 31; 135, 34]. Будущие исследования покажут, проис­ходили ли гассульцы и абуматарцы от пришельцев или энеолитическая культура там возникла на базе более древних, но еще неизвестных науке местных культур.

<< | >>
Источник: X.А. КИНК. ВОСТОЧНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ В ДРЕВНЕЙШУЮ ЭПОХУ. ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА». Главная редакция восточной литературы,Москва 1970. 1970

Еще по теме ИСТОРИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК:

  1. № 1. ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ИТАЛИИ
  2. № 29. ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ГРЕЦИИ (Страбон, География, VIII, 1, 2—3)
  3. ПАЛЕОГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК
  4. § 3. Общий очерк истории финикийских царств.
  5. АРАБСКИЕ ГЕОГРАФЫ И ИСТОРИКИ
  6. § 1. Древнегреческие историки.
  7. АЛБАНСКИЕ ИСТОРИКИ
  8. АРМЯНСКИЕ ИСТОРИКИ
  9. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИХ ИСТОРИКОВ
  10. 2. СИРИЙСКИЕ ХРОНОГРАФЫ И ИСТОРИКИ
  11. К ВОПРОСУ О ГОРОДАХ-ГОСУДАРСТВАХ В КИЕВСКОЙ РУСИ (историографические и историко-социологические предпосылки)
  12. § 1. Географические условия.