<<
>>

КАМЕННЫЕ ОРУДИЯ

Основная масса орудий труда, найденных на поселениях Синдора, сде­лана из кремня и других пород камня. В эпохи неолита и ранней бронзы здесь господствовала техника выработки орудий из кремневых отщепов, хотя еще практиковалось и отщепление пластин [134].

Различные по вели­чине серии образуют наконечники стрел и дротиков, скребки, ножи и но­жевидные орудия, резчики, сверла, тесла, долота, топоры, гальки с отвер­стием, шлифовальные камни, абразивные инструменты с желобками и пилы. Найдены также другие каменные вещи, каждые из которых пред­ставляют особый род орудий.

К сожалению, огромный вещественный материал високих поселений не во всех случаях стратифицирован. Это затрудняет или делает невоз­можным выделение типов орудий, связанных с тем или иным типом кера­мики. Все же расчленение каменного инвентаря в настоящей главе дела­ется, но оно требует, конечно, проверки и уточнения при дальнейших ис­следованиях.

Наконечники стрел и копий представлены следующими типами: I — наконечник в виде трапеции из сечения широкой призматической пласти­ны с крутой ретушью на боковых сторонах (табл. XV, ЗО); II — изделия

свидерского типа (табл. XV, 7, 8, 24); II — широкие лавролистные (иво- листные) изделия, имеющие в разрезе чечевицеобразную форму, покрытые ретушью полностью или (реже) частично (табл. XV, 4, 5, 10, 13, 14, 19, 22, 23, 32, 35, 36, 40, 45, 49); IV — близкие по форме наконечники, но уз­кие и массивные (табл. XV, 41); V — широкие листовидные изделия сег­ментовидного или треугольного сечения с частичной ретушью (табл. XV, 9, 20, 29, 38); VI — сходные по форме, но узкие и массивные, частично или полностью покрытые ретушью (табл. XV, 6, 26, 32); VII — широкие ромбовидные (часто с удлиненным концом) наконечники чечевицеоб­разного сечения со сплошной или неполной ретушировкой (табл. XV, 1, 12, 21, 39, 42, 47, 53); VIII —широкие ромбовидные наконечники сегмен­товидного или треугольного сечения с неполностью обработанной поверх­ностью (табл.

XV, 16); IX — узкий и массивный чечевицеобразный в се­чении ромбовидный экземпляр, целиком покрытый ретушью; X — подоб­ные наконечники сегментовидного или треугольного сечения с полной или частичной обработкой (табл. XV, 3, 44); XI—треугольно-черешковые на­конечники, чечевицеобразные в сечении, с длинным пером (сейминский тип), с четко выраженным или намечающимся черешком (табл. XV, 28); XII — приближающиеся к ним по форме изделия, но с коротким пером (табл. XV, 37, 62); XIII—наконечник, близкий по очертаниям к сеймин- ским, однако сегментовидный в разрезе и с частичной обработкой (табл. XV. 2); XIV — треугольно-черешковые экземпляры аналогичного сече­ния, с коротким пером и неполной ретушировкой (табл. XV, 18, 33); XV — короткие подтреугольные наконечники с более или менее выраженной выемкой в основании чечевицеобразного сечения, полностью покрытые плоской ретушью (табл. XV, 58, 63, 69); XVI — близ­кие по форме изделия, но средних пропорций (табл. XV, 51, 54, 55) 11; XVII — удлиненные подтреугольные экземпляры (ланцетовидные) с вы­емкой в основании (табл. XV, 70); XVIII — короткие листовидные орудия с выемкой в основании (табл. XV, 34); XIX — сходные, но средних про­порций предметы (табл. XV, 43, 66, 73); XX — удлиненные листовидные (ланцетовидные) с выемкой в основании изделия (табл. XV, 67); XXI — короткие подпятиугольные с параллельными боковыми сторонами экзем­пляры с выемкой в основании и отходящими в сторону шипами (табл. XV, 64); XXII — близкие по очертаниям, но более длинные наконечники (табл. XV, 50, 60, 73); XXIII — похожий на них, однако суженный к осно­ванию, «рыбкообразный» наконечник (табл. XV, 74); XXIV — подпяти­угольные наконечники средней длины, суженные к основанию с выемкой (табл. XV, 57); XXV — короткие подтреугольные с усеченным основанием изделия (табл. XV, 56); XXVI — короткие листовидные с усеченным осно­ванием экземпляры (табл. XV, 65); XXVII — такой же наконечник сред­ней длины (табл. XV, 48, 59); XXVIII —близкий по форме удлиненный (ланцетовидный) наконечник (беломорский тип; табл.
XV, 68); XXIX — листовидные (миндалевидные) экземпляры с закругленным основанием; XXX — короткий подпятиугольпый наконечник с усеченным основанием [135]

черешка; XXXI — сходный по очертаниям, но очень узкий и длинный (ланцетовидный) экземпляр (табл. XV, 67); XXXII — подтрапециевидный наконечник стрелы (или фигурный кремень) с выемками у основания и пера (табл. XV, 11). Наконечники стрел первых 14 типов покрыты обыч­ной плоской ретушью, а остальные — обычной или пильчатой [136]. Изделия сегментовидного и треугольного сечения изготовлены, вероятно, из приз­матических пластин.

Попытаемся выяснить, с каким из керамических комплексов ближе все­го связан каждый тип наконечников стрел. По стратиграфическим сооб­ражениям это возможно главным образом для неолитической керамики III типа, встреченной в жилищах. Другим обстоятельством, облегчающим выделение вещей, относящихся к III неолитическому типу керамики, яв­ляется открытие склада сломанных каменных изделий у угла жилища на поселении Вис II. Здесь найдены обломки 3 крупных желобчатых шлифо­ванных тесел и 11 в основном поврежденных кремневых наконечников стрел. Естественно считать, что на каждом внеском поселении количество наконечников стрел того или иного типа в основном находится в прямой пропорциональной зависимости от числа связанных с ним глиняных со­судов. Поэтому, сравнив формы наконечников трех висских поселений (табл. 3), на которых керамика различных типов находится в разных со­отношениях (табл. 2), мы получим возможность предположительно рас­членить на комплексы эти кремневые изделия. Наконец, в вопросах да­тировки разных типов каменных изделий результаты может дать сопо­ставление их с наконечниками стрел тех памятников, на которых полу­чены чистые комплексы и керамика которых аналогична найденной на висских поселениях.

Исходя из вышеизложенного, III, IV, VI, а может быть, II, VIII, XIII и XIV типы кремневых наконечников следует связать с неолитиче­ской керамикой III типа. Так, III и VI типы составляют подавляющее большинство в складе сломанных изделий, а наконечников IV и XIV ти­пов больше всего на поселении Вис II при отсутствии в инвентаре Виса III (XIII тип близок XIV).

Один наконечник II типа найден вместе с об­ломками каменных изделий у неолитического жилища и условно включен в состав склада, а экземпляры VIII типа происходят преимущественно с поселения Вис II. К этому следует добавить, что изделия IV, а отчасти III и XIV типов обнаружены в нижних слоях жилищных заполнений.

В комплексы неолитической керамики II типа, вероятно, входят изде­лия следующих типов: II, III, V, VII, VIII. Из них II — свидерский, воз­никший в мезолите Волго-Окского междуречья и более западных облас­тей, естественно, может сопровождать неолитическую керамику II волго­окского типа, если не относится целиком к мезолитическим комплексам. Больше всего таких наконечников найдено в Висе I, а остальные — на

поселениях Вис II и III. В местах неолитических жилищ обнаружены 2 свидерских наконечника в верхних горизонтах заполнений. Лавролистных чечевицеобразных в разрезе наконечников больше всего собрано в Висе I, причем на участках с жилищами преобладающая часть наконечников за­легала в верхних горизонтах; подобные наконечники характерны для ямочно-гребенчатой керамики волго-окского типа[137]. Наконечники V и VII типов в основном происходят с поселения Вис I и встречены в Висе III, где V тип является основным. Здесь же оказались 2 экз. VIII типа. Если наконечники V и VIII типов не занимают в культурном слое чет­кого стратиграфического положения, то 6 из 7 наконечников VII типа, найденных на площади неолитических жилищ, принадлежат верхним го­ризонтам.

Какие же типы наконечников стрел сопровождали посуду эпохи ран­ней бронзы? По-видимому, III, VII, XI и XII. Широкие лавролистные чечевицеобразные в сечении изделия найдены в III пункте Синдорско­го озера I, где древнейшая (почти вся) посуда датируется эпохой ранней бронзы. Такой же наконечник и широкий ромбовидный, аналогичного се­чения, происходят со стоянки Симва II, ранний комплекс которой вклю­чает II керамический тип эпохи ранней бронзы. О бытовании III и VII типов свидетельствует инвентарь Ортинской стоянки на нижней Печоре, gкерамикой II типа раннего бронзового века [138].

Что же касается треуголь­но-черешковых наконечников чечевицеобразного сечения, то об их изго­товлении в раннем бронзовом веке говорит соотношение этих наконечни­ков на висских поселениях: Вис I, где господствует II тип ранней бронзы, дал 80% всех находок. Поселения турбинской культуры в Прикамье, ке­рамика которых аналогична вычегодской посуде, отнесенной к III типу ранней бронзы, также содержит лавролистные, ромбовидные и треуголь­но-черешковые наконечники[139]. То же самое касается волосовской куль­туры [140].

Судя по комплексам Прикамья [141], относящимся к турбинской культур­ной общности, в эпоху ранней бронзы уже могли использоваться и нако­нечники поздних типов — с выемкой в основании, с усеченными и с за­кругленными основаниями, часто с пильчатой ретушью, а также с череш­ком, имеющим основание или выемку. Действительно, на стоянках Син- дорское озеро I (пункты II и III) и XI, где обнаружена почти исключи­тельно керамика этого времени, с преобладанием III типа, представлены наконечники стрел с выемкой в основании, намечающейся или хорошо выраженной; имеется здесь и обломок ланцетовидного экземпляра с пиль­

чатыми краями и сколом, аналогичный найденным в беломорском райо­не [142]. Подсчеты показывают, однако, что вряд ли таких наконечников была относительно много в комплексах с керамикой II типа. Так, на поселении Вис II процент экземпляров, имеющих выемку, усеченное или закруглен­ное основание, приблизительно в два раза выше, чем на Висе I. Некото­рые типы (XVII-XIX, XXI, XXII, XXV, XXVII—XXIX) в коллекции с этого поселения вообще не представлены. Другими словами, для нее не характерны формы поздних листовидных и миндалевидных наконечни­ков [143]. Эту разницу следует объяснить тем, что на II поселении значитель­ная, а может, и большая часть поздних наконечников принадлежит эпохе поздней бронзы (усть-вымское время), когда, судя по Ванвиздинской и II Чудинтыйской стоянкам, бытовали исключительно такие и черешковые наконечники стрел[144].

Характерно, что на Висе II поздние наконечники залегают в целом выше ранних.

По-видимому, на поселении Вис I часть поздних наконечников стрел тоже связана с усть-вымскими сосудами, которые здесь очень редки. Не­которые наконечники следует относить к позднелебяжской керамике (VIII—VI вв. до н. э.) [145]. К раннебронзовой керамике I и II /типов с наибольшей вероятностью можно приурочить наконечники тех поздних форм, которые отсутствуют на поселении Вис II (XXIII, XXXI и XXXII). Остальные поздние наконечники висских поселений (из числа датирую­щихся эпохой ранней бронзы), видимо, в основном или целиком входят в единые комплексы с керамикой III типа. Этому соответствуют наборы наконечников на Ортинской стоянке, где все 4 экз. ранние, и в памятни­ках турбинской культуры, в инвентаре которых, наряду с изделиями ран­них типов, господствуют наконечники с выемкой, с усеченным и закруг­ленным основаниями.

Кроме кремневых наконечников стрел на поселении Вис I встречей шлифованный, трапециевидного сечения (табл. XVIII, 2). Аналогичное изделие известно в инвентаре стоянки Чес-Тый-Яг в бассейне Северной Сосьвы[146]. На поселении Вис I найдены также обломок шлифованного на­конечника (или ножа) чечевицеобразного сечения и незаконченный на­конечник с желобками и выемкой у основания (табл. XVIII, 12), имею­щий аналогию на I Береговой стоянке[147]. Возможно, все три находки

принадлежат комплексу керамики II типа эпохи ранней бронзы, преоб­ладающей на поселении, тем более, что такая же посуда встречена в Чес- Тый-Яге и на I Береговой стоянке.

Наконечники дротиков и копий на поселениях Вис I и II представле­ны тремя лавролистными экземплярами, у наиболее крупного из которых (с Виса I) намечается черешок (табл. XV, 27). Небольшое изделие с Ви­са II (табл. XV, 25) залегало в раннем горизонте жилищного заполнения и может быть включено в комплекс неолитической посуды III типа. Са­мый крупный наконечник близок найденному на Лебяжской стоянке в до­лине Вычегды, где имеется и посуда II типа эпохи ранней бронзы (вме­сте с позднелебяжской). Весьма вероятна принадлежность обоих изделий к комплексам этого типа, тем более, что и наконечники стрел с намечен­ным черешком тяготеют к нему.

Скребки. Подавляющее большинство их на поселениях синдорского района представляет собой обычные скребки из тонких отщепов, на нижнем крае которых нанесена крутая краевая ретушь, придавшая ему слабо вы­раженную дугообразную форму (тип I; табл. XVI, 5, 14, 15, 18, 21). Не­которые скребки снабжены двумя и более рабочими краями, противоле­жащими или образующими между собой угол (тип III; табл. XVI, 28,30), либо имеют сильно выпуклую рабочую кромку (тип II; табл. XVI, 29). Некоторые скребки, с одним или двумя рабочими краями, извлечены из слоя, примыкающего к полу неолитического жилища на II Внеском по­селении (табл. XVI, 5, 15, 18, 28).

Среди скребков на отщепах выделяются оригинальные орудия с боко­вой ручкой (тип V; табл. XVI, 16, 23, 33). Они найдены в основном на поселении Вис II. Часть таких сребков обнаружена в нижнем горизонте заполнения неолитического жилища (Вис II), что вместе с данными ста­тистики определяет наиболее вероятный возраст орудий с боковой руч­кой. Один скребок (VI типа) имеет черешок (табл. XVI, 27) и находит параллель на Волосовской стоянке [148].

В эпоху ранней бронзы в Привычегодье, по-видимому, уже бытовали скребки с подтесанной спинкой (IV тип), поскольку один такой скребок, с пильчатыми краями, найден в пункте III стоянки Сипдорское озеро I. Имеется скребок с подтесанной спинкой и в коллекции с Мармылинской стоянки[149], датированной (за исключением нескольких керамических фраг­ментов эпохи неолита и железного века) эпохой ранней бронзы. Скребки этого типа характерны для турбинской культуры[150]. Вместе с тем пред­ставляется бесспорным, что такие скребки в ранний период бронзового века не получили распространения. На громадное количество обычных скребков в инвентаре І Високого поселения приходится всего 24 с подте­санной спинкой (преимущественно частично, хотя иногда ретушь пере­ходит на брюшко), в том числе два подтреугольных. Семь таких скребков вместе с 21 орудием другой формы найдено в культурном слое Виса II (табл. XVI, 19, 26, 37), ио здесь большинство этих скребков особенно

йодтреугольпых, должно быть связано с керамикой усть-вымского эта­па [151].

Ножевидные орудия и ножи. Режущие орудия неолита и бронзового века в Вычегодском крае выделывались из кремня, реже из мягких, лег­ко шлифующихся пород. Среди форм кремневых ножевидных орудий наи­более характерной и распространенной являются серповидные (клюво­видные) изделия с заостренным концом (табл. XVII, 18—20, 24, 25, 27). Тыльный конец обычно соответствует отбивному бугорку и массивен. По­верхность обработана двусторонней плоской ретушью, причем, как пра­вило, не полностью. Размеры орудий невелики и лишь одно из них, сплошь покрытое ретушью (табл. XVII, 19), достигает габаритов обыч­ного ножа.

Серповидные ножи на поселении Вис I исчисляются десятками; в ин­вентаре Виса II имеется лишь 1 экз., а на других стоянках района Син­дорского озера такие орудия не найдены. Если к этому прибавить, что серповидные ножи происходят из верхних горизонтов заполнения неоли­тических жилищ, представится вероятной связь этих орудий с посудой II типа эпохи ранней бронзы. Данное предположение подкрепляется со­вместной находкой серповидного ножа и раннебронзовой керамики II типа на стоянке Варламовка (бассейн верхней Вычегды), прочая посуда кото­рой относится уже к I —началу II тысячелетия н. э.[152]

К числу ножей и ножевидных орудий других форм, помимо отщепов с ретушью и крупных пластин, относятся: узкие сегментовидные ножи чечевицеобразного сечения (тип II, табл. XVII, 15, 17); широкие ножи, сегментовидные (тип III, табл. XVII, 22), листовидные или неопределен­ных очертаний; ножи, внешне напоминающие серповидные, но изогнутые лишь слегка, с тупым концом и сегментовидные в разрезе (тип IV, табл. XVII, 13, 23); ножи чечевицеобразного сечения с треугольным черешком (листовидный, табл. XVII, 29, подпятиугольный и слегка изогнутый, табл. XVII, 11, тип V); нож-кинжал с рукоятью и слегка изогнутым клин­ком (тип VI, Вис I) [153]; изделия разных размеров в виде прямоугольного треугольника с прямой или слегка выпуклой гипотенузой (тип VII, табл. XVII, 7, 14); изделия в виде прямоугольника и квадрата (тип VIII, табл. XVII, 10, 28, 31); кремневые плитки или очень массивные отщепы с покатой двусторонней ретушью по дугообразному краю (тип IX, табл. XVII, 26); орудие в виде продольно расколотого наконечника стрелы (тип X, табл. XVII, 30). Ножи II, III,. V—VIII типов сплошь покрыты плоской ретушью. Изделия VII и VIII типов, бесспорно, могли использо­ваться не только как ножи, но и как вкладыши кинжалов, что особенно касается мелких экземпляров. Такие орудия известны по могильникам Прикамья и Прибайкалья[154]. Находки на синдорских поселениях вклады­шей из сечений ножевидных пластин, с ретушью на краях и углах указы­

вают на то, что, по-видимому, еще бытовали и составные орудия, близкие мезолитическим.

Из выделенных типов II тип может относиться к керамике из жилищ, так как два узких сегментовидных изделия обнаружены на полу помеще­ния в Висе II; на этом поселении найдено три ножа, на Висе I —два. Ана­логичные изделия найдены на вычегодских стоянках Ягкодж 1[155], где пред­ставлена неолитическая посуда III типа, и стоянке Дон, ранний комплекс которой скорее всего относится к неолиту (на стоянке обнаружены мель­чайшие фрагменты толстостенной керамики, скребок с боковой ручкой и крупная ножевидная пластина). Правда, точно такой же нож на стоянке Чудинты II (раскоп II) датируется эпохой поздней бронзы. Широкие ножи (тип III) найдены на поселениях Вис I (четыре) и Синдорское озе­ро I (пункт III) [156], в первом случае в верхней части заполнения неолити­ческих жилищ и за их пределами. Возможно, на этих поселениях нолей датируются эпохой ранней бронзы и входят в комплекс керамики II типа. Черешковые ножи могут быть связаны с неолитической посудой II типа: один из них найден в южной части поселения Вис I вместе с почти чистой керамикой этого типа, другой — в верхнем слое жилищного заполнения, третий — на поселении Вис III[157]. Сведения о возрасте остальных форм кремневых ножей скудны или противоречивы.

Ножи из мягких пород камня (резаки) в наших коллекциях немного­численны и либо представляют собой плитки с двусторонне заточенным краем (табл. XVIII, 6), либо напоминают мелкие топорики со скошенным лезвием (табл. XVIII, 5, 20). Особую форму представляет массивный нож из очень крупного ретушированного отщепа, у которого подшлифован край, противоположный лезвию (табл. XVIII, 21). Описанные ножи соб­раны на I и III Висских поселениях, а на II обнаружены не были и, может быть, соответствуют неолитической или раннебронзовой посуде II типа.

Резчики. Эти кремневые орудия имеют дугообразный продольный про­филь и заостренный конец. Вычегодские резчики обычно с односторонней (со спинки) покатой, плоской или крутой ретушью (табл. XVII, 7, 2, 4, 9, 12). Изготовлены они из удлиненных отщепов (резчики на пластинах описаны в гл. III). Ретушь захватывает в большинстве случаев только края орудий, и лишь некоторые обработаны со спинки сплошь. В двух слу­чаях (Вис I) отмечается обработка рабочего конца со стороны брюшка и даже полная ретушировка обеих поверхностей. Второй резчик является фигурным, имеет перехват, отделяющий рабочую часть от ромбовидной тыльной (табл. XVII, 3). К особому типу относится ромбовидный резчик с двумя рабочими концами (табл. XVII, 12). Другое двойное орудие отли­чается крупными размерами, сплошной ретушировкой спинки и слегка закругленными рабочими концами (табл. XVII, 1). Наконец, 1 экз. со стоянки Симва II, в ранний комплекс которой входит керамика II типа ранней бронзы, и случайная находка у стоянки Симва III представляют тип резчиков в виде скребка с шипом у рабочего края (табл. XVII, 2).

Резчики из отщепов составляют серии в инвентаре поселений Вис I, II и III. По данным стратиграфии, резчики встречаются и в нижних, и в верхних горизонтах жилищных заполнений, но преобладают во вторых. На стоянках долины Вычегды, относящихся в основном к эпохам поздней бронзы и раннего железа, резчики неизвестны, за исключением стоянки Ягкодж I, где представлена и неолитическая керамика III типа. Напротив, характерны они для волосовской культуры. Приведенные факты позволя­ют высказать догадку, что описанная форма кремневых орудий является ранней и сопутствует неолитической посуде II и III типов. По-видимому, резчики связаны и с раннебронзовой посудой II типа: эти орудия, обычно крайне редкие на зауральских поселениях, присутствуют в инвентаре стоянки Береговая 1[158].

Сверла — орудия для проделывания отверстий, собранные на висских поселениях, снабжены узким жальцем, обработанным ретушью, часто с залощением — следы изнашивания. Сверла основного типа (табл. XVI, 8, 11, 17) собраны как в нижних, так и в верхних горизонтах заполнения неолитических жилищ, и приурочить их к одному определенному комплек­су нельзя. Одно сверло (Вис I) представляет собой мелкий лавролистный наконечник стрелы укороченной пропорции со следами работы (табл XVI, 9) и может датироваться неолитом — эпохой ранней бронзы. В свер­ло был переделан один из наконечников с выемкой в основании с поселе­ния Вис II: его кончик дополнительно ретушировался (табл. XVI, 7). Трижды встречены двойные сверла с резким расширением в средней части, сплошь покрытые плоской ретушью (табл. XVI, 10, 13).

Прочие изделия из кремня. В заключение характеристики кремневых орудий упомянем оригинальное изделие отличной работы в виде очень узкого необычайно удлиненного скребка, целиком покрытого плоской ре­тушью (Вис II). Это орудие еще более суживается к тыльному концу, на котором ретушью со стороны брюшка нанесены боковые выемки, очевид­но для прикрепления рукоятки (табл. XVI, 20). Назначение и возраст этого изделия не выяснены.

Перехват имеют прочие кремневые поделки (табл. XVI, 22, 35), из которых некоторые обломки, а другие — недоделанные изделия. Одна такая вещь из Виса I имеет законченную форму и напоминает наконеч­ник стрелы с усеченным основанием, но вместо острия снабжена боковы­ми выемками и специально отретушированной прямоугольной головкой. Служила ли эта поделка наконечником стрелы с поперечным лезвием или каким-то грузиком, остается неясным.

Рубящие и долбящие орудия. К вещам этой категории принадлежат тесла, долота, топоры и кирки.

В инвентаре висских поселений наиболее полно представлены тесла, которые лишь в нескольких случаях изготовлены из кремня. Выделяется тесло линзовидного сечения (Вис II) с желобчатым рабочим краем, близ­кое найденному на стоянке Ягкодж I[159] и, может быть, относящееся по вре-

id єни к неолитической керамике III типа. Очень интересно мелкое желоб­чатое тесло из осколка дугообразного профиля, естественно гладкое с вы­пуклой стороны и покрытое краевой ретушью с вогнутой.

Как правило, тесла сделаны из более мягких пород путем предваритель­ной обтески и последующего шлифования. Для выработки шлифованных орудий наиболее широкое применение имел метаморфизованный сланец тиманского типа различной окраски; несколько реже использовались сла­бо метаморфизованная мелкообломочная брекчия (или гравелит), включа­ющая кремнисто-глинистые обломки, и легкая опоковидная осадочная по­рода. В единичных случаях встречены орудия из кварцитопесчаника и по­роды типа гнейса[160].

Почти все тесла отличаются великолепной техникой. Они делятся на ряд типов: I — палыптабовидные удлиненные, расширяющиеся книзу ору­дия, овальные или прямоугольные (с закругленными углами), сечение которых снабжено широким плоскодонным желобом, проходящим через весь инструмент (табл. XIX, 7, 4); в верхней части наблюдается попе­речный желобок для привязывания: II — восьмигранное с двумя очень узкими гранями и шестигранное тесла, слабо расширенные к рабочей кром­ке и напоминающие кельты ананьинского типа (табл. XX, 8, 11); III — близкие к описанным, но сильно расширенные к лезвию (табл. XX, 13); IV — шестигранные тесла с одной почти плоской (задней) и другой ре­бристой (передней) стороной (табл. XX, 4, 7); V — слабо расширенные к лезвию тесла, прямоугольные в разрезе (табл. XX, 3, 9, 15); VI — такое же четырехгранное орудие с сильным расширением (табл. XX, 5); VII — более удлиненное тесло, почти квадратного сечения, с боковыми желобка­ми в средней части для прикрепления рукояти (табл. XX, 1); VIII — тесла валикообразные, овального сечения, без желоба (табл. XIX, 5—7; XX, 10, 14); IX — валикообразные тесла со слабо выраженным желобом у лезвия (Вис I[161]); X — трапециевидное в разрезе изделие, напоминающее тесла русско-карельского типа (Вис II[162]); XI—короткое скребковидное орудие (табл. XIX, 2) —круммейсель (KrummeiBel); XII — круммейсель удли­ненных пропорций (табл. XIX, 3). Тесла I типа очень крупные, а осталь­ные — средних и мелких размеров.

Тесла I типа (3 экз.) найдены лишь на поселении Вис II, в составе склада сломанных вещей, эго дает право связывать их с неолитической ке­рамикой III типа. К этой посуде приурочены рубящие орудия II и V форм, поскольку такие тесла найдены при очагах жилища на поселении Вис I. Далее, в комплексы керамики III типа могут, очевидно, входить валикообразные тесла, одно из которых оказалось в нижней части запол­нения неолитического жилища (три найдены за пределами помещений).

Тесла III и близкого ему по пропорциям VI типов, возможно, оставле­ны создателями неолитической посуды II типа. Одно восьмигранное рас­ширенное тесло происходит из Виса III, другое найдено в верхнем гори­

зонте жилищного заполнения на поселении Вис I, третье — здесь же, но на поверхности. Расширенное тесло прямоугольного сечения оказалось в южной части этого поселения, где упомянутая керамика составляет ос­новную массу черепков.

Когтевидные долота (2 экз.) извлечены из верхнего горизонта культур­ного слоя на поселении Вис II, в одном случае над впадиной неолитиче­ского жилища. Такие орудия характерны для Финляндии, Карелии, Эсто­нии и Вологодской области[163]; точные узкие хронологические рамки для этих орудий установить трудно, но, как правило, они сопровождаются ямочно-гребенчатой керамикой, хотя и с примесью посуды другого време­ни. О возрасте тесел остальных форм что-либо определенное сказать труд­но. Так же обстоит дело и с единичными мелкими узкими шлифованными орудиями квадратного или овального сечения, которые условно названы долотами (табл. XX, 2, 6),

Одно шлифованное рубящее орудие найдено во II Внеском торфя­нике. Оно удлиненных пропорций, сегментовидного сечения, но почти сим­метричное в профиле. Учитывая, что в неолитическое время на месте II торфяника, по-видимому, не было даже речного русла, можно предполо­жительно относить это тесло или топор к раннему бронзовому веку.

Из синдорского района происходят два обломка боевых сверленых топо­ров — молотов. Один из них (табл. XX, 12) обнаружен на поселении Вис 11, в слое, прилегающем к полу неолитического жилища, другой, очевидно, более поздний, подобран на стоянке Синдорское озеро I[164]. Боевой топор с пестикообразным обушком был ранее случайно найден на берегу средней Вычегды (д. М. Додзь) [165]. Все эти предметы должны датироваться в пре­делах неолита и эпохи ранней бронзы, равно как и другое проушное ору­дие из Вычегодского края (с. Керчемья) — кирка шестиугольного сече­ния с небольшим круглым отверстием,— очевидно, оружие типа клевцов. В неолитическом жилище на поселении Вис I обнаружена удлиненно­овальная кирка из валуна специально подобранной формы, у которого один из концов отшлифован, а другой обработан точечной ретушью; ею же в средней части орудия намечен перехват. Если возраст кирки опре­деляется легко, то принадлежность к определенным комплексам двух изделий (табл. XVIII, 7), выработанных из валунов укороченных про­порций (поселение Вис I), остается невыясненной. Эти вещи, также снаб­женные перехватом (молоты, или, возможно грузила), находят себе па­раллели в материалах поселений турбинской культуры[166] и других па­мятников времени от неолита до раннего железного века[167].

Некоторые прочие орудия. К изделиям из относительно мягких пород камня относятся также стерженек составного рыболовного крючка (табл. XVIII, 4) и обработанные гальки (табл. XVIII, 5). Первый найден на по­селении Вис III, что позволяет предполагать связь его с неолитической ке­рамикой II типа. В нижней части этот вполне симметричный стерженек имеет скос для прилегания острия и боковые насечки для его привязыва­ния, а в суженной верхней — перехват для прикрепления лесы.

Среди обработанных галек встречаются удлиненные экземпляры со шлифованными концами. Особый тип образуют чечевицеобразные грузила или навершия, представленные серией на поселении Вис I (табл. XVIII, 5). В числе находок — незаконченные и сломанные во время выделки экземпляры. Как установлено Н. Н. Гуриной на материалах Прионежья, процесс проделывания отверстия состоял из двух операций: первоначаль­но в гальке выбивались (с обеих сторон) выемки, а уже затем просверли­валось отверстие [168]. Наши материалы показывают, что в Вычегодском крае при обработке галек использовались те же приемы [169].

Для изготовления рассматриваемых изделий из Синдора использова­лись кварцитовые, кварцевые и гранитоидные чечевицеобразные морские гальки. Как полагает В. И. Чалышев, просмотревший каменные орудия висских поселений, эти гальки по своему петрографическому составу и форме идентичны галькам из нижнего триаса, встречающимся на реках Адзьве и Большой Сыни. Такие гальки, широко распространенные в триа­совых отложениях Печорского Приуралья, западнее не отмечались [170]. Не исключено, что висские чечевицеобразные гальки привозные.

По М. Е. Фосс, дисковидные гальки с отверстием бытовали на протяже­нии III и II тысячелетий до н. э. и не могут служить опорой для точных датировок [171]. Принимая эту точку зрения, мы все же допускаем, что на конкретной ограниченной территории время бытования этих поделок мо­жет быть более ограниченным, что гальки с отверстием характерны не для всех, а для некоторых культурных общностей. Имеются основания предполагать, что в Вычегодском крае эти гальки соответствуют эпохе ранней бронзы, точнее керамике II типа. Из висских поселений просвер­ленные гальки дало Вис I, из прочих вычегодских—стоянка Лебяжск, где в ранний комплекс входит именно эта посуда. Дисковидные гальки

Рис. 18. Северо-восточная часть неолитического жилища № 1 на поселении Вис I. Вид с северо-запада

<< | >>
Источник: Г.М. Бурое. Древний Синдор (Из истории племен Европейскою Северо-Востока в VII тысячелетии до н. э. — I тысячелетии н. э.). ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА». Москва - 1967. 1967

Еще по теме КАМЕННЫЕ ОРУДИЯ:

  1. Каменные и медные орудия труда. Ремесла раннего царства
  2. Древнейшие орудия труда
  3. Хозяйственная жизнь и орудия труда
  4. Костяные орудия
  5. Развитие производительных сил. Железные орудия
  6. Остатки каменного века
  7. КАМЕНЬ
  8. Часть I. Каменный век
  9. О культурной атрибуции погребений с каменными топорами
  10. Глава 3. Древнее царство Египет. Орудия труда из меди и камня
  11. Глава 3. Мезолит и неолит (Средний и новый каменный век)
  12. IV период по Монтелиусу. Период северных каменных ящиков
  13. А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Η. М. Волчёк, О. А. Воротникова, А. Глобус, А, С. Кишкин, Е. Ф, Конев, П. В. Кочеткова, В. Е. Кудряшов, Д. М. Нехай, А. Л. Островцов, Г. И. Ревяко, Г. И. Рябцев, Н. В. Трус, Л. Я. Тругико, С. А. Харевский, М. Шайбак. Всемирная история. Том 1. Каменный век,
  14. Результаты раскопок