<<
>>

§ 1. Кризис в Греции. Господство Спарты.

Пелопоннесская война нанесла большой материальный ущерб всей Греции. «Эта война, — писал еще Фукидид (1,23), — затянулась надол­го, и за время ее Эллада испытала столько бедствий, сколько не испытывала раньше никогда в равный промежуток времени.

Действительно, никогда не было взято и разрушено столько городов... не было столько изгнаний и смертоубийств, вызванных или самой войной или междоусобицами... Кроме того, землетрясе­ния, охватившие разом огромную часть земли... засухи и, как их следствия, жестокий голод, наконец, заразная болезнь, причинив­шая величайшие беды и унесшая немало людей. Все это обрушилось сразу вместе с войной».

Особенно пострадали Афины и другие развитые полисы, входив­шие в Афинскую морскую державу. Но даже победительница С п а р- т а вышла из войны сильно ослабленной. Причиной ослабления и упадка Спарты было прогрессировавшее разложение ее окостенев­шего социально-политического строя, который не смог приспосо­биться к новым требованиям жизни. Численность господствовавшей верхушки спартиатов сильно сократилась, и это сокращение про­должалось; оно зависело не столько от гибели спартиатов на войне, сколько было следствием разорения спартанских семей, потери ими наследственных земельных участков — клеров. Спартиат, лишив­шийся своего клера, переходил в разряд неполноправных граждан, «гипомейонов», терял свою полноценность как воин. Среди спартиа­тов образовались враждующие группировки; возникали заговоры для ниспровержения существовавшего строя; в этих заговорах гипомейоны играли важную роль. Такой очень широкий и опас­ный для спартиатов заговор возник в 399 г. под руководством гипо- мейона Кинадона; предполагалось поднять восстание всех илотов, периэков, гипомейонов, неодамодов, вооружить их всяким оружи­ем, даже топорами, вертелами, косами, перебить всех «хозяев усадеб», изменить весь спартанский строй (см. Ксенофонт, Греческая история, III, 34—И).

Заговор был раскрыт, и движение свирепо подавлено.

Все же Спарта оставалась в данный момент единственной круп­ной внешнеполитической силой; вся остальная Греция представ­ляла собой множество разъединенных полисов, «автономных» кар­ликовых государств, в которых социальная борьба достигла

особой остроты. Одним из главных последствий Пелопоннесской войны было значительное расширение эксплуатации рабского труда, которая вместе с тем переходила и на более высокую ступень. Развился слой вольноотпущенников, взявших до некоторой степе­ни в свои руки торговлю и производство; широкое распространение рабского и полурабского труда даже в сельском хозяйстве вело к вытеснению труда свободного населения.

Это усиление эксплуатации рабов привело к резкому имущественному расслоению массы свободных; в Афинах, Аргосе и других полисах из среды нажившихся на войне поставщиков, торговцев хлебом, ростовщиков появились крупные богачи-рабовладельцы, которые скупали земли, строили для себя роскошные здания (как раз в это время появляется «коринфский» стиль), стремилися заправлять государственными делами. С дру­гой стороны, в крупных полисах сосредоточивается неимущая граж­данская масса, в значительной степени состоявшая из разорив­шихся мелких сельских хозяев. «В старину не было нищих, — говорил оратор Исократ, — и никто не позорил государства выпра­шиванием подаяния. А теперь число нуждающихся превосходит число лиц, имеющих какой-нибудь достаток. Они только и думают, как бы раздобыть себе дневное пропитание».

Эти резкие имущественные противоречия вызвали жестокую социальн о-п олитическую борьбу внутри многих греческих полисов. Бедные слои готовы были выступить про­тив богачей и произвести своего рода социальный переворот: по­явились грозные для богачей лозунги: «обобществление имуще­ства!» (koinonia), «передел земли и кассация долгов!» В 392 г. в Коринфе толпы обездоленных людей устроили настоящий погром и перебили кинжалами множество знатных и «лучших» граждан. «Знатные граждане бросились искать убежища — одни к подно­жиям статуй богов, стоявших на площади, другие — к алтарям.

Но и дававшие приказание и исполнявшие его были безбожнейшими людьми, и вообще им была совершенно чужда справедливость: они убивали и прильнувших к алтарям», — так описывает эти события Ксенофонт, ярый сторонник аристократии и озлобленный враг народа («Греческая история», IV, 4). В 370 г. подобное же движение произошло и в Аргосе: вооруженные «скиталами» (дуби­нами) бедняки перебили до 1500 состоятельных людей и поделили между собой их имущество. «Скитализм» — движение дубинщи- ков — прокатился и по другим городам Пелопоннеса; и здесь, по словам другого представителя зажиточных кругов, Исократа, «бедные только и помышляют, как бы ограбить богатых».

Однако это были противоречия в среде самого господствую­щего класса свободных. Поэтому социальной революции не про­изошло; в крайнем случае, могло иметь место лишь некоторое пе­рераспределение недвижимой собственности, имущества и рабов. Притом для деклассированного гражданства нашелся другой вы­ход: для них наиболее прибыльной и соответствующей их положе­

Нию и подготовке профессией стала профессия военная, обещавшая обогащение путем добычи. Каждый эллинский гражданин получал прекрасную военную подготовку; военное искусство и военная наука эллинов были первыми в тогдашнем мире. Неимущие греки поступали наемными солдатами в любое государство, где был на то спрос. В результате Греция делается главным по­ставщиком наемных войск для всего средиземноморского мира.

Благодаря этому Греция входит и в гораздо более тесное, чем это было в V в., соприкосновение с Персией или с отдельными персидскими сатрапами, управлявшими частями этой мировой державы. Так, в 401 г. сатрап Малой Азии, брат персидского царя Артаксеркса, Кир, попытался с помощью большого войска и кор­пуса греческих наемников в 10 тыс. воинов захватить царскую власть. Греческий отряд одержал победу над персидскими силами в сражении при Кунаксе близ Вавилона. Но сам претендент Кир был убит в этом сражении. Греческому отряду пришлось проби­ваться к Черному морю (к Трапезунду) через территорию Закав­казья.

Ксенофонт, участник и командир этого замечательного похода, оставил чрезвычайно живое и интересное описание похода («Анабасис»), а также стран, через которые проходили греки.

В политической жизни Греции тоже наступил период глубокого упадка и непрекращающихся междоусобий. Поход греческих наем­ников Кира вызвал столкновения Спарты и Персии. Спарта для закрепления своей новой ведущей роли в Греции выступала под предлогом защиты независимости малоазиатских греческих полисов и провозгласила для этого сбор войск всей Эллады. Этот общеэллин­ский поход состоялся в 397 г. под командой выдающегося спартан­ского царя Агесилая, но не привел ни к каким существенным ре­зультатам. Неудачей Спарты воспользовались все враждебные ей силы в Греции. Во главе этих сил стали Фивы, к которым присое­динились Афины, Аргос и Коринф. Персия вступила в сношения с этой антиспартанской коалицией, и греческие государства стали широко пользоваться денежными субсидиями недавнего врага. С помощью персидских денег Афины восстановили свои сухопутные укрепления—«длинные стены», соединявшие Афины с Пиреем, залог их могущества. Афинский начальник флота Конон принял даже командование персидским флотом и открыто состоял на службе у персидского царя.

Военные действия — так называемая Коринфская война (395—387 гг.) — обнаружили слабость Спарты. Она вынуждена была свои регулярные военные силы дополнять наем­никами. Это было поручено Лисандру; спартанско-пелопоннес­ское войско двинулось в Беотию под командой Павсания. Опять распря между этими двумя политиками и командирами привела к фактическому поражению Спарты при Галиарте в 395 г. В этом сражении погиб Лисандр, а Павсаний был позднее приговорен в Спарте к смерти. Так как Спарта находилась в опасности, эфоры

отправили Агесилаю в Малую Азию срочный приказ немедленно возвращаться в Элладу.

Пока же Агесилай двигался сушей в Элладу, Конон во главе афинско-персидского флота в большом сражении при Книде в 394 г. разгромил морские силы спартанцев и их союзников.

В то же время коалиция Афин, Фив, Аргоса и Коринфа сопротивлялась натиску спартанцев на Коринфский перешеек и на Беотию, куда вторгся со своими войсками Агесилай. И там и здесь, в битвах при Немее и Коронее (весна и осень 394 г.), спартанцы одержи­вали верх на поле сражения. Однако они не могли использовать эти свои успехи: Коринфский перешеек остался во власти тесно объединившихся демократий Афин, Аргоса и Коринфа.

Особенно успешно защищал его афинский полководец Ификрат, который создал новую военную технику: к основному строю тяжеловооруженных го­плитов он присоединил подвижные части легковооруженных «пелтастов» (копейщиков), что значительно увеличивало маневренные возможности. Эта военная реформа соответствовала сильному увеличению разорившейся бед­няцкой массы гражданства, которая не имела средств приобретать тяжелое вооружение. Спарта оказалась почти запертой в Пелопоннесе (392 г.).

Все это позволило Персии усиливать свое вмешатель­ство в греческие дела. Спарта, попав в стеснепное положение, тоже вынуждена была послать своего наварха Антал- кида в Персию с просьбой о помощи и посредничестве (392 г.). Позднее туда же прибыло и афинское посольство воглаве сКононом. Спартанцы согласны были признать даже суверенную власть пер­сидского царя над собой и всей Элладой, в частности соглашались на включение всех малоазиатских греческих полисов в состав Персидской державы. Так как Конон решительно отстаивал неза­висимость всей Эллады, в том числе и малоазиатских полисов, то руководивший этими переговорами персидский сатрап приказал заключить Конона в тюрьму как изменника. Вскоре после этого Конон умер.

Наконец сатрап Тирибаз прочел эллинским послам решение персидского царя: «Царь Артаксеркс считает справедливым, чтобы все города Азии, так же как и острова Клазомены и Кипр, принадлежали ему и чтобы все прочие греческие государства, большие и малые, были бы автономными, за исключением Лемноса, Скироса и Имброса, которые будут, как и в прошлом, под властью Афин. Если какое-либо государство откажется от этого мира, я пойду на него войной вместе со всеми, кто этот мир принимает, на море и на суше, со всеми моими кораблями и со всеми моими богатствами».

Таким образом, Персия с помощью Спарты выступи­ла как настоящий хозяин положения и стала диктовать свою волю грекам. Ни Афины, ни Фивы, ни какой-либо другой греческий полис не могли в данных условиях вести войну против коалиции Персии, Спарты и большей части остальной Эллады. А н т ал­кид о в, или Царский, мир 387 г. поставил всю Грецию под фактический протекторат Персии, чего не могли достигнуть

даже Дарий и Ксеркс своими походами. «Это был не мир, а предательство и поругание Греции», — пишет Плутарх («Аге- силай», 21).

А Спарта ценой этой измены общему греческому делу восста­новила свое преобладание в Греции и даже получила полномочия от Персии для проведения в жизнь условий «царского мира». Прежде всего были приведены к покорности враждебные Спарте полисы Пелопоннеса; главный из них, Мантинея, был прямо уничтожен. Но особенное внимание Спарты было обращено на сво­их соперников — Афины, Фивы — и на вновь выросший крупный центр на Халкидском полуострове Олинф, объединивший вокруг себя ряд значительных соседних полисов. Спарта в 382 г. отпра­вила против Олинфа военную силу и попутно, путем предатель­ства, захватила центральное укрепление Фив — Кадмею, поместив там постоянный спартанский гарнизон. В Фивах установился терро­ристический режим и погиб крупнейший представитель фиван­ской демократии — Исмений. Но многие фиванские демократы бежали в Афины и начали здесь тайную подготовку к осво­бождению от спартанского гнета. В декабре 379 г. группа фи­ванских патриотов во главе с Пелопидом, переодевшись танцов­щицами, проникла на пир спартанских командиров и их друзей и всех перебила. Восставшие Фивы прогнали спартанский гарни­зон и заключили союз с Афинами. Попытка Спарты задавить фи­ванское восстание не удалась: она только еще больше усилила всеобщую ненависть к бесцеремонно проводившемуся Спартой по всей Греции режиму военного насилия.

<< | >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. УЧЕБНИК ДЛЯ УЧИТЕЛЬСКИХ ИНСТИТУТОВ ПОД РЕДАКЦИЕЙ В.Н.ДЬЯКОНОВА, Н. М. НИКОЛЬСКОГО. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР МОСКВА, 1952. 1952

Еще по теме § 1. Кризис в Греции. Господство Спарты.:

  1. ГОСПОДСТВО НАД НАРОДАМИ
  2. § 2. Аттика в период господства родовой аристократии.
  3. Глава 15 ЗАКАТ РИМА. ГОСПОДСТВО ВИЗАНТИИ
  4. § 1. Десятилетие господства сулланцев (70-е годы).
  5. § 5. Падение этрусского господства и конец царского периода в истории Рима.
  6. ФЕМИСТОКЛ, ПАВСАНИЙ, АРИСТИД. ГОСПОДСТВО АФИНЯН НА МОРЕ. (478-477 г. до Р. X.).
  7. Глава 5. Двуречье в период господства Аккада и Ура
  8. 37. Кризис 1992-1993 гг. в России и его последствия для развития политической системы. Поясните, в чем главная суть противостояния в верхах власти, какие противоречия явились причиной политического кризиса октября 1993 года? Какие нравственные уроки из политических событий осени 1993 г. можно извлечь?
  9. Фемистокл, Павзаний, Аристид. Господство афинян на море (478-477 гг. до Р. X.)
  10. ГЛАВА XLVI БОРЬБА РИМА С КАРФАГЕНОМ ЗА ГОСПОДСТВО В ЗАПАДНОМ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ.
  11. Глава 8. Рим в господстве над средиземноморьем. Крах эллинистических государств
  12. Гегемония Спарты
  13. ГЛАВА XLVIII ПОДАВЛЕНИЕ НАРОДНЫХ ОСВОБОДИТЕЛЬНЫХ ДВИЖЕНИЙ. ЗАКРЕПЛЕНИЕ РИМСКОГО ГОСПОДСТВА НА ВСЕМ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ
  14. 12. Правление Ивана 3 и Васи 3. Свержение ордынского господства. Судебник 149г. Образование Росс. Единого гос-ва.
  15. Возникновение древней Спарты
  16. СПАРТА
  17. Противоборство между Афинами и Спартой
  18. Дружественный договор Спарты с Персией
  19. 9.2. Экономика и социальная структура Спарты