<<
>>

1. КРИЗИС ПОЛИСА И ВОЗРОЖДЕНИЕ ТИРАНИИ

Хотя наиболее впечатляющей стороной истории Греции IV в. до н. э. был для современников и остается для новейших ис­следователей именно кризис полиса, содержание исторического процесса не ограничивалось тогда одним разрушением старого полисного строя.

Одновременно, как уже отчасти было показано в предыдущей лекции, более или менее стихийно шли поиски выхода из создавшегося тяжелого положения, испытывались различные варианты дальнейшего развития, и в этих поисках и опытах устанавливались новые истины, которые могли стать ис­ходными моментами в формировании новой общественной си­стемы.

Важное место в ряду этих исторических опытов принадлежит так называемой «младшей тирании» (обозначаемой так, чтобы отличать ее от тирании архаического времени, сопутствовавшей рождению греческого полиса).

В условиях кризиса обнаружилось банкротство полисного го­сударства, чьи возможности были весьма ограниченны, между тем как граждане предъявляли к нему все большие требования, настаивая: бедные — на дальнейшем расширении системы госу­дарственного воспомоществования, а богатые — на обеспечении своей собственности и жизни от посягательств со стороны этой бедноты, на наведении в стране твердого порядка. Не будучи в состоянии удовлетворить эти требования, а следовательно, и обеспечить единство и согласие граждан, полисное государство утрачивало исторический смысл. На практике было важно и то, что один и тот же социальный процесс — обнищание народных масс — приводил не только к подрыву традиционной опоры по­лиса — гражданского ополчения, но и к созданию новой полити­ческой силы — наемной армии, которую при случае можно было

использовать для ниспровержения существующего строя. Сло­жившееся положение поощряло отдельных честолюбцев, которые начинают все чаще домогаться единоличной власти.

Наметившаяся тенденция к преодолению полисного строя из­нутри дополнялась не менее отчетливой тенденцией к его преодо­лению и извне.

Растущие экономические и политические СВЯЗИ подрывали полисный партикуляризм, повсюду обнаруживается тяга к объединению, в особенности в рамках отдельных истори­ческих областей (Халкидикский, Фессалийский, Беотийский, Ар­кадский и другие союзы). Однако развитие это наталкивалось на серьезные препятствия: помимо традиций полисной автономии сопротивление вызывало стремление полисов-гегемонов превра­щать союзы в собственные державы, а в то же время продол­жалось их соперничество между собой. Все это вело к непрекра- щающимся междоусобным войнам, которые ослабляли греков и поощряли вмешательство в их дела соседних негреческих госу­дарств — Персии на Востоке и Карфагена на Западе.

Социальный и политический кризис полиса естественно до­полнялся кризисом идеологии. Характерной чертой времени было растущее равнодушие граждан к судьбам своего полисного госу­дарства. Рационалистическая и этическая критика существую­щего порядка, начало которой положили софисты и Сократ, не оставила камня на камне от полисного патриотизма, на смену которому теперь пришли новые настроения и новые идеи. Между тем как народная масса все больше увлекалась воспоминания­ми или, скорее, мечтами о примитивном, уравнительном общест­венном устройстве, верхушка общества все более и более пропи­тывалась индивидуалистическими и космополитическими на­строениями. Традиционные государственные доктрины, равно и демократические и олигархические, оказывались несостоятель­ными перед лицом новых задач, и, по мере того как кризис принимал все более затяжную и острую форму, среди людей раз­личного социального и культурного уровня, начинало крепнуть убеждение, что лишь сильная личность, авторитетный вождь или диктатор, стоящий над гражданским коллективом, сможет найти выход из того тупика, в который зашло полисное государство. В литературе, выражавшей запросы полисной элиты, популяр­ными становятся тема и образ сильного правителя (в трактатах Платона и Аристотеля, в речах Исократа, в исторических или мнимоисторических произведениях Ксенофонта). Поскольку, однако, внутреннее переустройство не мыслилось без переустрой­ства внешнего, наведение порядка внутри отдельных городов — без установления общего мира в Греции и победоносного отра­жения варваров, образ сильного правителя приобретал одновре­менно черты борца за объединение Эллады, руководителя об­щеэллинской войны против варваров, черты царя-завоевателя (в особенности у Исократа в речах «Эвагор» — и «Филипп» и у Ксенофонта в романе «Киропедия»)’» Так мечты о социальном и

политическом переустройстве общества оказались связанными с монархической идеей, а эта последняя, в свою очередь,—- с идеей панэллинской.

Естественным следствием социального, политического и идео­логического кризиса греческого общества в позднеклассический период явилось возрождение тирании.

Недостатка в попытках ее возрождения не было. Характер­ное для того времени развитие крайнего индивидуализма по­рождало у сильных и заносчивых людей стремление выйти из- под контроля общества, сбросить подчас действительно тягост­ную опеку гражданского коллектива и подчинить этот коллектив своей воле. Не человек — обществу, а общество — сильному че­ловеку — такова была здесь исходная аксиома, теоретическое обоснование которой положили софисты своим учением об от­носительности закона по сравнению с природой, с конечным вы­водом о безусловном праве сильного от природы человека на первенство и власть над другими.

Это убеждение сильной личности в своем праве на власть опиралось на осознание реально существовавших возможностей. Ситуация была благоприятна для осуществления самых дерз­ких замыслов не только потому, что старый порядок был поко­леблен непрерывной смутой; важным условием успеха было также наличие необходимых сил, на которые инициатор перево­рота мог опереться. Обычно такой авантюрист действовал в со­гласии с группой влиятельных друзей, возлагавших на него лич­ные надежды. Затем он старался демагогическими заверениями привлечь на свою сторону массу простого народа, что при лег­кой возбудимости демоса' сделать было пе так уж трудно. Нако­нец, в его распоряжении всегда могло быть достаточное число вооруженных наемников.

Распространение наемничества вообще было одним из важ­нейших факторов, подготовивших рождение «младшей тирании». Именно наемники, которым в отличие от воинов гражданского ополчения менее было свойственно чувство долга перед государ­ством и больше — сознание своей связи с непосредственным ко­мандиром, оказывались чаще всего тем средством, с помощью которого честолюбивый и не слишком лояльно настроенный пол­ководец мог свергнуть свое правительство. При этом очевидно, что такая возможность открывалась не только местным полити­ческим деятелям, занимавшим высокий военный пост по воле своих сограждан, но и обычным начальникам наемных отрядов, чужакам-профессионалам, пришедшим на службу часто вместе со своими отрядами.

Обычно рождение тирании совершалось в обстановке острой внутренней смуты, стимулированной или осложненной внешни­ми угрозами. В такой момент полисное государство1 чувствуя свое бессилие сцравиться с одновременно обрушившимися на Него внутренними и внешними трудностями, нередко прибегало к

помощи какого-либо авторитетного политика или полководца, а предоставление ему чрезвычайных полномочий, например, долж­ности единоличного стратега-автояратора, создавало необходи­мую легальную предпосылку к установлению режима личной власти. Тирании возникают в Сиракузах, в Фессалии, в Фокиде, в Сикионе, на Боспоре (династия Спартокидов), в Гераклее Пон­тийской, на Кипре; однако этого далеко не полного перечня до­статочно, чтобы убедиться, насколько распространенным явле­нием оказалась «младшая тирания».

<< | >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. РАСЦВЕТ ДРЕВНИХ ОБЩЕСТВ. Под редакцией И. М. ДЬЯКОНОВА, В. Д. НЕРОНОВОЙ, И. С. СВЕНЦИЦКОЙ. Издательство «Наука», МОСКВА - 1983. 1983

Еще по теме 1. КРИЗИС ПОЛИСА И ВОЗРОЖДЕНИЕ ТИРАНИИ:

  1. Лекция 13 ПРЕДЭЛЛИНИЗМ НА ЗАПАДЕ: КРИЗИС ПОЛИСНОЙ ДЕМОКРАТИИ И «МЛАДШАЯ ТИРАНИЯ» В ГРЕЧЕСКИХ ПОЛИСАХ
  2. § 1. Социальная борьба в Греции в VII—VI вв. до н. э. Тирания в передовых полисах.
  3. 2. КРИЗИС ПОЛИСА
  4. О СПЕЦИФИКЕ ГРЕЧЕСКОГО КЛАССИЧЕСКОГО ПОЛИСА В СВЯЗИ C ПРОБЛЕМОЙ ЕГО КРИЗИСА
  5. Глава 16 КРИЗИС ГРЕЧЕСКОГО ПОЛИСА И БЕСПЛОДНАЯ БОРЬБА ЗА ГЕГЕМОНИЮ (ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА IV В. ДО Н. Э.)
  6. № 67. ТИРАНИЯ ПЙСЙCTPАTA1 ПРОИСХОЖДЕНИЕ ТИРАНИИ
  7. ВОЗРОЖДЕНИЕ СЕВЕРНОГО ХУННУ
  8. Роль Московского княжества в возрождении Русского государства
  9. Раннегреческая тирания
  10. 2. ТИРАНИЯ В БАЛКАНСКОЙ ГРЕЦИИ
  11. № 43. ХАРАКТЕР РАННЕЙ ТИРАНИИ
  12. 3. ТИРАНИЯ НА ПЕРИФЕРИИ ГРЕЧЕСКОГО МИРА
  13. Тирания Писистрата
  14. 10.3. Тирания Писистрата и реформы Клисфена
  15. § 6. Падение тирании Писистратидов. Реформы Клисфена.
  16. § 5. Тирания Писистрата.