<<
>>

2. ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО ПОСЛЕДНИХ ВЕКОВ ДО НАШЕЙ ЭРЫ И НАЧАЛА НАШЕЙ ЭРЫ

Литературу древней Индии изучать трудно по двум причи­нам. Прежде всего она плохо датируется: если почти все иссле­дователи согласны, что создание Вед относится к концу II — началу I тысячелетия до н.

э., а начало сложения эпоса относит­ся примерло к середине I тысячелетия до н. а., то все же дати­ровки эти очень условные и неточные. Ясно также, что Упани­шады возникли позже канона Вед, являясь их толкованием, а шесть дхаршан — индийских религиозно-философских школ — появились позже Упанишад, на которых они базировались. Так, Шанкара, создатель одного из главных направлений школы Ве­данты, довольно единогласно датируется VIII в. и. э. Между тем по крайней мере две из этих шести школ, Санкхья и Нога, стар­ше буддизма, потому что Гаутаме они были известны. А с дру­гой стороны, некоторые исследователи находят следы влияния буддизма или полемику с ним в самих Упанишадах. Ориентиро­вочно Упанишады относятся ко времени между VIII и II вв. до и. э. Не более определенно датируется и большинство других произведепий древпей литературы Индии.

Другая причина, затрудняющая изучепие этой литературы, заключается в неопределенности самого понятия «литература» применительно к той эпохе, тому региону. Если под художе­ственной литературой понимать сюжетный вымысел в стихах и прозе, то большинство записанных произведений древней Индии окажется за пределами литературы. Стихами или ритмическими афоризмами в древней Индии записывался не только эпос, но и трактаты религиозно-философские, религиозно-правовые (брах- манистские «Законы Ману», известные в редакции II—I вв. до и. э), медицинские, математические и грамматические — и вся эта письменность во много раз объемнее того, что можно назвать литературой в современном смысле.

Уже в первые времена переселения индоарийцев в Индию среди них были распространены различные диалекты; позже и для различных жанров произведений, как и в Греции, применя­лись неодинаковые говоры.

Так, Ригведа и Атхарваведа сложены на диалектах ведического древнеиндийского, другие произведе­

ния «Будасаф» превратилось в «Иоасаф» —- отчасти в результате непра­вильного прочтения имени царевича (в средн мереи декой скорописи мно­гие буквы практически совпадали по начертанию), отчасти же из-за того, что в Библии множество почтенных персонажей носит имена, начинаю­щиеся с «Ио-» (сокращение от «Яхве»). Билавхзр же превратился сна­чала в Валавара, а в конце концов в Варлаама. В христианских версиях сочинения введены большие куски чисто христианского содержания, и не мудрец учится у бодхисаттвы, а, напротив, царевич Иоасаф принимает от Варлаама христианскую веру и обращает в нее индийцев: место «про­светления» завяло крещение. Примерно с XII в. Гаутама, обратившийся в Иоасафа, был причислен к лику православных святых, а с XVI в.— р католических.

ния — на классическом санскрите, тоже древнеиндийском диа­лекте, однако несколько отличающемся от ведического. Еще в V в. до п. э. гениальным грамматиком Панини[50][51], предвосхитив­шим современные структуральные методы лингвистики, была со­ставлена в афористической форме нормативная грамматика сан­скрита. Позже писались и другие грамматики, в том числе и для некоторых более поздних народных диалектов I тысячелетия до н. о.— начала нашей эры — пракритов.

Индийская литература древности делится па санскритскую '(санскрит считался и позже, отчасти и сейчас считается вообще языком образованных людей12) и писанную на пракритах. Кос­немся сначала первой.

Помимо уже упоминавшихся эпических и религиозно-фило­софских сочинений в рассматриваемую нами эпоху были напи­саны «Пурины» — род комментария к Ведам в стихотворной фор­ме, в основном содержащие разного рода информацию, которая в то время могла считаться полезной в жизни, по включающие также эпические п философские отрывки. К этому же периоду относятся и повествовательно-назидательные брахмаяистские со­чинения — шастры.

К III или IV в.

п. э. относится прославленный басеппый сборник «Папчатаптра» («Пять книг»: о разъединении друзей, о приобретении друзей, о характерах совиных и вороновых, об утратах, о безрассудстве). Каждая часть состоит из поучитель­ных повелл-басеп, в которых действуют «человекообразные» по своим типовым характерам животные и птицы, а иногда люди, боги н демоны. Каждая часть имеет свою повествовательную рамку (папример, в первой части связующим элементом явля­ются козни двух шакалов — советников царя-льва, в четвертой — козни дельфина против обезьяны). Общей рамкой всей книги являются поучения мудреца царевичу. Сохранившийся санскрит­ский текст сборника (переведен на русский язык) представ­ляет собой позднейшую переработку оригинала.

Занимательные басни и новеллы «Панчатантры» имеют раз­ное происхождение, и мораль одних басен нередко находится в противоречии с моралью других; например, то одно сословие превозносится, то другое. В повествованиях содержатся яркие сцены повседневной жизни древней Индии — домашний быт, лю­бовные превратности, ремесленный труд, суды, религиозные празднества и многое иное ”. В последних веках нашей яры в Индии появляется новый жанр «искусственной» поэзии — кйвъя — эпического, описательного и дидактического характера. Эти произведения обычно имеют конкретного автора — поэта-ка- ви,Сюда относится, между прочим, поэма «Буддхачйрита» («Жизнь Будды») Ашвагхоши (время кушанского царя Каниш- ки. I] в. н. э.?); часто разрабатывались разные сюжеты из эпосов «Махабхараты» и «Рамаяны»,

По-видимому, с очень давних времен разыгрывались народ­ные драматизированные представления-мистерии на мифологи­ческие темы; еще до начала пашей эры создается настоящая драма, генетически связанная с поэзией-кавья (так, иавестны драматические фрагменты, приписываемые Ашвагхоше). Сюже­тами этих произведений являются очень свободно трактованные моменты из эпоса и мифов; появляется любовная тема. Первым автором известных нам драм был Бхйса (Ш в. н. э.); замеча­тельным драматургом был Шудрака, лирическая драма которого «Глиняная повозка» поражает человечностью, ослабленностыо со­словно-кастовых предрассудков (может быть, влияние буддизма? Или народного творчества?).

Но наибольшей всемирной славой не только в Индии, но и на Западе пользуются драмы великого поэта Калидасы (около 400 г. н. э.). Содержание их тоже лири­ческое, любовное; причем, как и у предшественников Калидасы, конец всегда благополучный: этого требовал жанр индийской драмы. Всемирно известна «Шакунтала» — пьеса Калидасы о любви раджи и приемной дочери отшельника. Интересно, что в индийской драме роли на санскрите давались только божест­вам и героям, а прочие персонажи говорили па разных местных средвеиндийских диалектах: так, женщины поют на диалекте махараштри, а говорят на шаурасени, рабы и шудры говорят па языке магадхи. Эта разноязыкость напоминает маски амплуа (героя, злодея, раба) в древнегреческом театре. Позже этот при­ем стал штампом в индийской драме.

Калидасе также приписываются поэмы жанра кавья, из кото­рых можно выделить поэму — любовное послание «Облако-вест­ник». Собственно лирические стихотворения, по крайней Меро дошедшие до нас, относятся уже к эпохе средневековья; вес же

следует, забегая вперед, хотя бы упомянуть замечательного поэ­та Бхартрихари, то лиричного, то трагического, то сатирического (умер в начале VII в. н. э.).

На пракритах особенно охотно писали небрахманисты — буд­дисты и джайны. По преданию, Будда велел своим ученикам проповедовать не на санскрите, а на их родных народных гово­рах. Одним из них, по-видимому языком западно-центральной ■группы индоарийского населения Индии, и был пали, на котором написан буддийский канон Тхеравады. Уже в его первой «кор­зине», «Винайя», посвященной правилам устава бхикшу, часто содержатся художественные по форме введения, в которых рас­сказывается, при каких обстоятельствах Будда преподал то или иное правило. Во второй его «корзине», «Сутта» (или «Сутра»), содержатся, как уже упоминалось, беседы-проповеди, приписы­вавшиеся Гаутаме и отчасти его ближайшим учепикам. Во вся­ком случае, многие из этих бесед очень древние. Кто бы ни был автор отдельных диалогов, в них нередко — особенно в первых книгах — чувствуется мастер-художник, в устах которого дидак­тическая притча превращается в занимательную сюжетную ис­торию; кое-где приводятся стихи, отрывки песен и т. зг. Большое значение для исследователя истории культуры имеют сутры, по­священные устной полемике Гаутамы с представителями других учений — как брахмапистских (астика), так и соперничавших с буддизмом небрахмапистских (иастика.).

Полуканонической частью этой же «корзины» является «Кхуд- даканикая», содержащая рассказы, в том числе джатаки. Это краткие повести, изредка — стихотворные, чаще — чередующие прозаический и стихотворный текст, в которых описываются по­хождения Будды в прежних его перерождениях, прп этом оп иногда является царевичем, иногда простым человеком, иногда обезьяной и т. п. Другие персонажи джатак — ученики, друзья и враги Гаутамы — тоже в прежних их перерождениях. Содержание джатак назидательное, но они дают яркую я пеструю картину индийской жизни и рассказывают увлекательные приключения. Недаром столько материала заимствовано из пих изобразитель­ным искусством. Джатаки сталп появляться пе позже IV в. до в. э., возможно, ранее.

На нали написаны также исторически важные хроники и ком­ментарии. Произведением па пали (вероятно, переведенным с санскрита) является диалог «Вопросы Милинды (Менандра)», весьма замечательный по философской глубине и художественной форме (II в. до н, э.?).

Западнее, чем пали, был распространен другой пракрит, при­нятый у буддистов, не принадлежавших к Тхераваде. Многие се­верные буддисты, однако, стремились писать на санскрите, но это был обычно так называемый «гибридный санскрит», в котором просвечивал родной язык писавших. Еще один пракрит сохранил­ся в древней рукописи «Дхаммапады», найденной в Китайском 'Туркестане. Из других пракритов наиболее распространенным

был махараштри, пракрит Западной Индии и отчасти Кушанс­кого царства (севернее нынешнего штата Махараштра); восточ­ным пракритом был магадхи, а к югу от р. Нармады говорили па шаурасени; было и много других пракритов, пе все из кото- пых нашли литературное воплощение. Эти диалекты и после того, как вымерли в живой речи, продолжали исполнять роль литера­турных языков — и пе только для буддистов и джайнов, но и для индуистов, в том числе в драме.

Равнее искусство Индии (после гибелп культуры Хараппы и до империи Маурья), за исключением случайных вещей вроде терракотовых пдольчиков богини-матери (и недавно найденных фрагментов росписей), до пас пе сохранилось — по той же при­чине, по какой пе дошли до пас и писаные тексты: и писали, и строили, и изготовляли статуи, пользуясь разрушающимися материалами, ('ведения об индийском искусстве начинаются с династии Маурья, когда в дело пошел камень. От царствования Ашоки (III в. до и. э.) дошли руины его дворца в Иаталииутро (ныне Патна, штат Бихар), отдельные каменные столбы или ко­лонны с колоколоиидпымп канителями, изображения буддийских символов, а также животных — быка, льва, слома, копя и т. п. На таких столбах (и на скалах) высекались указы Ашоки. От ди­настии Шувга дошли колоссальные статуи людей или богов в царских одеяниях и замечательные памятники архитектуры и рельефа: такова большая, ныне разрушенная ступа 11в Бхархуто (середина II в. до и. э.), от которой сейчас сохранились лишь (в мувее) остатки ограды; на них удивительная резьба с изо­бражениями из буддийских легенд; в то же время в виде храни­телей ворот изображены, видимо, народные божества, невыводи­мые из буддийской традиции. В Бхадже близ Пуны (штат Ма­хараштра) сохранилась пещерная обитель, видимо буддийская, работы той же художественной школы, по с изображениями из традиционной, небуддийской мифологии. Замечательна также ступа в Байе (штат Бихар) на месте предполагаемого «просвет­ления» Будды. Даже па рельефах, прямо связанных с жизнью Будды, сам Будда никогда не изображался, а замещался сим­волами («колесом Закона», «деревом просветления» и т. п.); не сохранилось и изображений традиционных божеств, по уже. оче­видно, просто по топ причине, что они изготовлялись из дерева (есть косвенные данные о том, что статуи существовали). От I в. н. а. дошли строения джайнеких обителей в Удайпгири и Кхап- дагири (штат Орисса), по И здесь рельеф содержит такой пе- джайнскпй (и небуддийский) мотив, как охота на оленя, и дру­гие, уже явно индуистские изображения. Отлично сохранились буддийские ступы времени царства Апдхра в Санчи (в современ­ном штате Мадхья Лрадеш, 11 в. до ы. э.— II в. н. э.). Ограда [52]

главной ступы украшена тончайшей резьбой, изображения явля­ют пробой наглядную энциклопедию индийской жизни времени около смены эр, передающую одежду, нравы, оружие. Сцены взяты, как и в Бхархуте, из джатак, но сам Будда по-прежнему замещается символами. Два спутника его, однако изображаются: считается, что это бодхисаттвы Авалокитешвара и Ваджрапани иди по крайней мере их иконографические прототипы. Впервые изображения Будды и джайлского Джины появляются в искус­стве Матхуры (I—VI вв. н. э.), связанном, с одной стороны, с так называемым гапдхарским искусство.м Кушанского царства (ранее неточно называвшимся греко-буддийским), а с другой — с более поздним искусством царства Гуцт.

Памятники гапдхарского искусства (I — IV вв. н. э.), где с индийской традицией в какой-то мерс соединяется традиция эл­линистическая, найдены па северном берегу Амударьи (особенно известен фриз из Лйртама около Термеза), в Афганистане и в древнеиндийских городах Пурушапуре (ныне Пешавар в Паки­стане) и Такшашиле (Таксиле). Поражает красота человеческих фигур и лиц, несколько изысканная, по все же живая. Мы встре­чаемся здесь с новой трактовкой иконографии Будды, по в целом отличия от искусства более ранних периодов скорее стилисти­ческие, чем идейные; все большая декоративность поздпегандхар- ского искусства связывает его уже С эпохой близящегося сред­невековья. Еще более чувствуется это в позднем искусстве Апд- хры, где орнаментальные мотивы ужо явно пе менее важны, чем изобразительные (это опять-таки сюжеты из джатак).

Однако искусству периода Гупт (IV—-VI вв. и. э.) все еще не чужда характерная для древности логичность, хотя изображе­ния становятся менее сухими, более изысканными и чувствен­ными. Наибольшего внимания заслуживают начатые в конце пе­риода Гупт великолепные скульптуры и храмы Эллоры, буддий­ские, джайнекие и индуистские, высеченные из целой скалы (близ Аурангабада, штат Махараштра).

Вьгсшпм достижением и завершением искусства древней Ин­дии являются росписи буддийских обителей (вихар) и вал для собраний, высеченные в скалах Аджанты (штат Махараштра); древнейшие из них датируются 1 в. п. э., а более поздние — V и даже VIf в. Красочные, реалистичные и в го же время стилизо­ванные росписи Аджанты опять посвящены джатакам, но наря­ду с тем в пих встречаются и индуистские мотивы (например, священные змеи).

Можно отметить, что индийское искусство второй половины I тысячелетия до н. э.— первой половины I тысячелетня Н.Э. характеризуется широтой взгляда и конфессиональной свободой, однако в рамках все тех я;е общих попятим индийской мысли этой эпохи: дхарма (правила жизни), сансара (перерождения), карма (неизбежный удел), мокша (освобождение от мира) (ср. «Расцвет древних обществ», лекция 27).

Для древнеиндийской культуры настолько важна духовная

борьба (даже грамматические, астрономические и математиДес- кие сочинения появляются как части духовных поучений — сутр), что мы, естественно, уделили особое внимание именно этой ее стороне. Значительны были и научные достижения древней Ин­дии: индийская лингвистическая наука оставалась непревзойден­ной до новейшего времени, были выработаны представляющие интерес медицинские знания, в математике индийцы не уступали вавилонянам, были достигнуты успехи в астрономии.

Стоит упомянуть об одном интересном индийском изобрете­нии — «чатуранге», предшественнице шахмат. Чатуранга — это «четыре рода оружия» — пехота, конница, колесницы, боевые слоны. Фигуры двух цветов — предки пешек, коней, ладей и слонов — двигались по стоклеточной доске вокруг своих царей. Игра считалась полезной для царей и военачальников,

<< | >>
Источник: История древнего мира. Под ред. И. М. Дьяко­нова, В. Д. Нероновой, И. С. Свепцицкой. Изд. 3-є, исправленное и дополпепное. М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1989, [Кн. 3.] Упадок древних обществ. Отв. ред. В. Д. Неронова. 407 с. с карт. 1989

Еще по теме 2. ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО ПОСЛЕДНИХ ВЕКОВ ДО НАШЕЙ ЭРЫ И НАЧАЛА НАШЕЙ ЭРЫ:

  1. Лекция 13 КУЛЬТУРА ИНДИИ НАЧАЛА НАШЕЙ ЭРЫ
  2. ИЗОБРАЖЕНИЯ БОСПОРЯН В НАДГРОБНОМ РЕЛЬЕФЕ ПЕРВЫХ ВЕКОВ НАШЕЙ ЭРЫ
  3. К ХАРАКТЕРИСТИКЕ КАТАКОМБНОГО НЕКРОПОЛЯ НИМФЕЯ ПЕРВЫХ ВЕКОВ НАШЕЙ ЭРЫ
  4. Эллада в III веке до нашей эры
  5. Эллинистические государства во II–I веках до нашей эры
  6. Племена Казахстана и Сибири в VI–I веках до нашей эры
  7. Глава 5. Племена Европы и Азии в I тысячелетии до нашей эры
  8. Эллинская культура в V–IV веках до нашей эры
  9. Римская республика в V–IV веках до нашей эры
  10. Племена Средней и Северо-Восточной Европы В VI–I веках до нашей эры
  11. Греческие города-государства в IV веке до нашей эры