<<
>>

Магомет и калифы

В то время как христианство все больше и больше распространя­лось на Западе, Восток был потрясен в самом своем основании новой появившейся религией арабского пророка Магомета, так называе­мым исламом (то есть правоверной покорностью воле Божией).

Аравийский полуостров, превосходящий по своему протяжению в три раза Германию, был известен грекам и римлянам лишь в северной своей части — «Каменистой» Аравии, во внутреннюю же ее часть с пес­чаными пустынями и скудно орошенными степями не проникал еще ни один завоеватель. Александр Великий, равно как и римляне, прохо­дили лишь мимо, не осмеливаясь углубляться в страну. На этих необо­зримых равнинах еще и в настоящее время обитают кочующие пасту­шеские племена бедуинов. Единственное их богатство составляют вер­блюд и лошадь. Располагаясь лагерем вокруг колодцев и источников, они пасут свои стада коз и овец. О государственном слиянии у них не может быть и речи. Отдельные племена живут отдельно друг от друга под властью эмиров и шейхов (племенных и родовых начальников). Обитатели же городов в плодородных прибрежных равнинах, в осо­бенности в юго-западной части полуострова, которую древние называ­ли «Счастливой Аравией» и в которой произрастают благородные пло­ды — гранаты, винные ягоды, финики, кофе и ладаноносный можже­вельник — напротив, занимались морской и караванной торговлей по всем направлениям.

Арабы почитают своим родоначальником Измаила, сына Авраама от Агари. Свой народный характер, свои добродетели и недостатки, свои учреждения и обычаи они сохранили и до настоящего времени. Арабы храбры, гостеприимны, великодушны к побежденным, горды своей свободой, но в то же время отличаются хищничеством, жестоки и мстительны. Ужасен был обычай кровавой мести, которая сохраня­лась у них до появления Магомета. В силу требования чести надлежало мстить убийцам убитых родственников, и эта борьба должна была про­должаться до тех пор, пока число убитых с обеих сторон не достигало одинакового количества.

Благодаря этому обычаю истреблялись целые роды.

Из среды этого народа вышел Магомет (то есть многопрослав­ленный). Он родился в 571 году в Мекке и по отцу своему Абдаллаху происходил из рода Хашем. Род этот был обедневшей отраслью богато­го и одного из знатнейших родов Корейшитов. Этот род имел над-

зор за национальной святыней, священным храмом Каабой, заклю­чавшим в себе почитаемый божественным черный аэролит, который архангел Гавриил принес родоначальнику арабов, Измаилу. Абдаллах, умирая, оставил сыну своему лишь пять верблюдов и одного раба. По смерти отца Магомета взял ксебе его дядя, Абу Талеб, в Мекку, научил его торговле и посылал с своими караванами в Сирию, Месопотамию и Палестину. От своей превосходной матери, Амины, Магомет наследо­вал блистательные умственные способности и добродетели, а от своего

Арабы.

Weiss. Kostumkunde.

отца необыкновенную мужественную красоту. Около 25 лет от роду Магомет поступил на службу к одной богатой купеческой вдове, Ха­дидже, и совершал поездки по ее торговым делам. Осторожность и честность Магомета заслужили ему расположение Хадиджи, и она предложила ему свою руку. Благодаря этому браку Магомет приобрел умную и верную подругу жизни и получил в свое распоряжение значи­тельные средства.

После десятилетней супружеской жизни Магомет внезапно удалил­ся в уединение и поселился в пещере горы Хара близ Мекки. Здесь он предался религиозному созерцанию; размышления его были направ­лены на разрешение вопроса, каким образом мог бы он освободить свой народ от идолопоклонства — поклонения звездам и почитания фетишей (разных камней и деревьев) и поднять его на более высокую ступень нравственного развития. Во время своих путешествий Маго-

918

Пятый период (от Августа до Каролингов) мет основательно изучил веру как иудеев, так и христиан. Таким обра­зом он пришел к мысли выбрать из иудейской и христианской религий все для него подходящее и основать новую религию.

В своем пылком воображении он дошел до всевозможного рода галлюцинаций и даже уверовал в то, что будто архангел Гавриил сошел к нему и открыл, что Бог избрал его своим посланником и орудием.

Магомета постигла участь всех пророков: он не имел успеха в своем отечестве. Когда Магомет в 614 году выступил со своим учени­ем в Мекке, то подвергся насмешкам, оскорблениям и презрению. Жесточайшими врагами Магомета оказались его собственные родст­венники, Корейшиты, руководимые Абу-Сосианом, которые боялись за свое знатное положение и за свои доходные преимущест­ва. Тем не менее ему удалось мало-помалу привлечь на свою сторону некоторое число людей из низших классов народа, так как он принял под свое покровительство бедных и слабых, а в речах своих старался обуздывать суровость, скупость, гордость и высокомерие знатных жителей Мекки. Корейшиты, заметив возрастание числа верующих в новое учение, начали преследовать их как безбожников и подвергать их опале и изгнанию. Изгнанники, спасаясь от ярости своих врагов, укрылись в неприступных горных ущельях, где только благодаря под­держке своих тайных друзей, которые приносили им жизненные при­пасы, поддерживали свое существование. Наконец, после трех лет из­гнание было отменено, и Магомет возвратился со своими привер­женцами в Мекку. Но когда умер Абу-Талеб, его старый друг и покровитель, начались снова преследования, и Магомет подвергался опасности быть убитым. Вследствие этого он со своим другом Абу- Бекром бежал в Медину, где учение его нашло уже ревностных приверженцев. Это бегство (Геджра) сделалось впоследствии исход­ным пунктом магометанской эры (летосчисления), которое ведет свое начало с 16 июля 622 года.

В Медине Магомет нашел много верующих. Он был здесь принят с воодушевлением. Теперь Магомет собрал вокруг себя всех своих при­верженцев, между которыми в особенности выдавались Абу-Бекр, Хамза, Али и Омар, и начал готовиться к походу с целью отомстить Мекке. Внезапно появился Магомет во главе 10 000 хорошо вооружен­ных воинов перед воротами Мекки (в 630 году).

Абу-Созиан, глава Ко­рейшитов, сдался, и Магомет великодушно помиловал своих врагов. Народ принял ислам и объявил свое согласие признать Магомета про­роком и князем. Но теперь с Магометом произошла сразу великая пе­ремена. Между тем как до сих пор первой строго предписываемой им заповедью было соблюдать кротость в слове и деле, теперь он повеле­вал силой распространять новую религию, а неверующих истреблять огнем и мечом. Борьбу за распространение ислама Магомет провозгла­сил святым долгом; погибающим в борьбе за новую веру он обещал ве­личайшие наслаждения в раю, а отступавшим от нее угрожал позорной смертью, которой они не могли избежать. Затем Магомет прошел всю

ПІ. Начало Средних веков. Франкское государство при Меровингах... 919 Аравию и пригласил все племена признать ислам. Кто сопротивлялся, того принуждали принимать новое учение силой оружия. Однако ра­нее, чем Магомету удалось осуществить свой план, ввести ислам также в Сирии и в Византийской империи, его постигла смерть (в 632 году). Могила Магомета находится в мечети в Медине и, подобно Каабе в Мекке, сделалась святым местом, куда стекаются на поклонение все мусульмане, то есть верующие.

Как было объяснено уже выше, ислам является смесью языческих, иудейских и христианских элементов. Главное основание его учения гласит: «Аллах есть Бог и Магомет пророк Его». Этот единый Бог явился через пророков Авраама, Моисея и Иисуса, но всего полнее и совершеннее через Магомета. На том свете добродетель будет возна­граждена, а порок наказан. Это основное учение и вытекающую из него мораль содержит в себе Коран, священная книга ислама. В Ко­ране в пестрой смеси заключаются догматы веры, проповеди, расска­зы, легенды (сказочные повествования), законы, гимны, молитвы. Важнейшие постановления Корана суть следующие: верующий дол­жен ежедневно творить пять раз молитву, совершать частые омовения своего тела, по возможности часто поститься, в течение же всего меся­ца Рамазана не вкушать пищи от восхода до заката солнца; он не дол­жен пить никакого вина и есть свиного мяса.

Многоженство (полига­мия) разрешается; каждому верующему дозволено было иметь четырех законных жен. Верующий должен обращаться со всеми животными кротко, к рабам относиться сострадательно, к вдовам и старикам, к бедным и несчастным проявлять благодеяния. «Молитва, — говорится в Коране, — приводит нас на половину дороги к Богу, пост поставляет у входа на небо, милостыня же отверзает двери его». Но главная запо­ведь Корана гласит: «Сражайся с неверующими до тех пор, пока ислам не сделается единой религией!» Для того же, чтобы поборники веры не страшились смерти, Магомет установил фатализм, то есть учение о неизбежном роке (fatum, по-арабски кисмет). Согласно этому уче­нию, продолжительность жизни каждого отдельного человека предо­пределена уже заранее неизменным решением Бога, и каждый человек должен умереть в назначенный ему для того день, и притом безразлич­но, будет ли он находиться у себя дома или где-либо в ином месте, хотя бы в самом пылу боя. «Где бы ты ни был, — говорится в Коране, — смерть всюду тебя настигнет, хотя бы ты укрылся за крепкими замка­ми». Вследствие этого мусульмане с непоколебимой верой в Бога от­правлялись на священную войну и с безмолвным равнодушием пере­носили все тягости, раны, лишения и даже смерть.

Хотя ислам по своему религиозному и нравственному содержанию стоит далеко ниже христианства, тем не менее он указывал на значите­льный успех арабского народа в отношении его прежней религии. Ма­гомет был благодетелем своего отечества, потому что соединил в одну большую, братскую, веровавшую в единого Бога нацию рассеянных и разделенных на бесчисленные племена арабов, которые до него посто-

920 _ _ Пятый период (от Августа до Каролингов)

янно находились между собой в самых неприязненных отношениях. Взамен самоуправства, своеволия и личной расправы Магомет устано­вил непреложное право. В особенности Магомет ограничил право кро­вавой мести, которое до него распространялось на отдаленнейших родственников, а теперь лиц, виновных в кровомщении, судьи при­знавали убийцами.

Варварский обычай, который разрешал отцу уби­вать детей женского пола при их рождении, был воспрещен только Ко­раном. Равным образом Коран установил законный предел для не­ограниченной до того времени полигамии. Но наряду с этими благодетельными постановлениями большим темным пятном являет­ся унижение женщины, которая Кораном признается не равноправ­ной мужчине, а почти его рабою. И это пятно, оставаясь на нравствен­ном учении Магомета, омрачает его хорошие стороны[99].

Послушные заповеди пророка, калифы (то есть преемники) рас­пространили новую религию огнем и мечом. Абу-Бекр (632—634), тесть пророка, вел счастливые войны с византийцами и новоперсами и завоевал часть Сирии. Омар (634—644) окончательно завоевал Сирию и Палестину. Затем Омар победил новоперсидских полковод­цев Рустема и Фейруцана при Кадезии и Негавенде и покорил боль­шую часть новоперсидского государства. Полководец Омара Амру внес свое оружие даже в Египет и завоевал Александрию. При этом Амру спросил Омара, как должен он поступить со знаменитой алек­сандрийской библиотекой. Омар отвечал: «Если книги согласуются с Кораном, то они бесполезны, ибо излишни; если же они не согласу­ются с ним, то вредны и должны быть уничтожены». Тогда Амру при­казал сжечь библиотеку — и в течение шести месяцев общественные бани в городе топили драгоценными свитками папирусов и перга­ментов. Впрочем, рассказ этот внушает к себе слишком мало доверия, чтобы мы могли признать его достоверным. Не подлежит никакому сомнению, что ббльшая и самая драгоценная часть библиотеки была уничтожена еще во время Александрийской войны. Выросший по­степенно из палаток и постоянных жилищ мусульман город Каир сде­лался столицей Египта.

Калиф Отман (644—656) сверг с престола последнего царя ново- персов сассанида Иездедьерда и соединил его государство с арабским (в 651 году). Но когда Отман начал возвышать членов своей собствен­ной семьи, Омейядов, раздачей им высших государственных дол­жностей и бесчисленных сокровищ из государственной казны, то про­изошло повсеместное неудовольствие. Неудовольствие это еще силь­нее раздул Ал и, зять Магомета, муж Фатимы, любимой дочери пророка. По ее требованию Отман был умерщвлен. Али (656—661), хотя и победил своего соперника, Моавию, сына Абу-Созиана, в так называемой «битве верблюда»[100] и взял в плен свою опаснейшую непри-

ятельницу, Аишу, любимую жену Магомета (в 657 году), но не добил­ся всеобщего признания калифом и вскоре затем был умерщвлен фа­натиком Абдеррахманом во время утренней молитвы в мечети в Мек­ке. Род Ал ид о в распространился через сына Али Хуссейна. Но при попытке утвердить за собой калифат Хуссейн (в 680 году) был раз­бит полководцем Шомаром, посланным против него Иезидом I, сы­ном Моавии (679—683).

Борьба между Алидами и Омейядами привела к большому расколу среди верующих. Образовалось две религиозных партии: шииты и сунниты. Первая из этих партий, к которой в настоящее время при­надлежат между прочим персы, почитают Али и его потомков единст­венными законными калифами, а Коран единственным истинным учением о вере и образе жизни. Седьмым потомком из рода Али был И з м а и л, а двенадцатым Магомет Святой. Последний, по верованию шиитов, не умер и когда-нибудь в образе истинного Махди (Мессия) восстанет из своего подземного убежища и снова выведет свой народ из мрака на путь истины. Сунниты, к которым принадлежат турки, на­против, в порядке святости признают Али лишь после Абу-Бекра, Омара и Огмана и на ряду с Кораном почитают также и сунну (изу­стные предания).

При калифе Моавии I (661—680) роду Омейядов (661—750) удалось достигнуть верховной власти. Моавия перенес свою резиденцию в Да­маск. Отсюда он сильно притеснял Византийскую империю, которая со времени смерти могущественного императора Ираклия (в 641 году) находилась в печальном и бессильном положении. Моавия неодно­кратно осаждал Константинополь, который своим спасением был обя­зан, с одной стороны, своей крепкой позиции, а с другой — разрушите­льному действию так называемого греческого огня[101].

После смерти могущественного Моавии наступила эпоха внутрен­них смут. Между Алидами и Омейядами свирепствовала жестокая междоусобная война, и когда Абд-Альмелик (685—705) завладел калифатом в Дамаске, то аравийское государство дошло до полнейшей анархии. Со страшной энергией разбил Абд-Альмелик своих против­ников, а с помощью своего полководца Музы завоевал северную Аф­рику. При сыне Абд-Альмелика Валиде I (705—715) завоевания тот­час же возобновились в ббльших размерах. Как раз в это время в Испа­нии Родриг свергнул с престола вестготского короля Витицу. Тогда сыновья Витицы призвали к себе на помощь против похитителя пре­стола арабов из северной Африки. Наместник Муза отправил к ним морем подчиненного ему полководца Тарика. Тарик во главе 12 000 воинственных арабов и берберов переплыл пролив, отделяющий Аф­рику от Испании. Он высадился у мыса Кальпа, который в его честь

Внутренний вид мечети в Кордове.

получил название Джебельтарик (то есть гора Тарика)% ныне Гибрал­тар. На равнинах близ Херес-де-ла Фронтера вестготы, пред­водимые королем Родригом, потерпели решительное поражение (в 711 году). Родриг во время бегства утонул в реке. В своем быстром победо­носном походе Тарик овладел важнейшими городами вестготского ко­ролевства и между ними Кордовой и Толедо. Но вслед за этим Тарик был отозван завидовавшим его славе Музой. Когда же Тарик не послу­шался его приказания, то был смещен Музой, и ему пришлось долгие годы томиться в темнице. После этого Муза простер завоевание Испа­нии до Пиренеев и всю покоренную страну сложил к ногам калифа (в 713 году). Таким образом судьба Испании была решена на долгое вре­мя. Напротив, попытка мусульман покорить своей власти и Франкское государство разбилась о железную преграду, которую противопоставил

их дальнейшему наступлению франкский палатный мэр Карл Мар­телл. Только в северо-западной части Испании, в гористых Галиции и Астурии удалось удержаться храбрейшим из вестготов.

Между тем в самом аравийском государстве внутренние смуты на­чали принимать все ббльшие и ббльшие размеры. Восстания, заговоры и междоусобные войны беспорядочно следовали одни за другими. Преемники Али и в особенности потомки Аббаса, дяди пророка, раз­дували раздоры и ненависть против дома Омейядов. В Куфе водрузил свое знамя глава Аббасидов Абд-Алла-Абуль-Аббас и на реке Цабе, недалеко от развалин Ниневии, победил омейядского калифа, Мервана II (в 750 году). Место Омейядов заступили теперь Абба- сиды. Аббасиды убийствами избавили себя от сторонников низвергну­той с престола фамилии калифов. Под предлогом полного прощения и желания возвратить им все частное имущество дядя Абул Аббаса, кро­вожадный Абд Алла, пригласил всех омейядских князей в Багдад и во время пира приказал их всех схватить и посадить на кол. Лишь немно­гим членам излома Омейядов, удалось избежать преследований и втом числе Абде р рахм а ну, внуку Моавии I. Он бежал к берберам в Се­верную Африку и основал с их помощью калифат в Кордове (в 756 году). Этот независимый калифат при Абдеррахмане III (912—961) и при его сыне Хакеме I (961 —976) достиг высшего процветания в науках и искусствах. В Кордове был основан университет, в котором препода­вали математику (алгебру), астрономию, химию и медицину. Еще и в настоящее время красноречивыми памятниками арабской архитекту­ры являются роскошные дворцы в Кордове, Севилье и Гренаде (Аль­гамбра).

С бесчеловечной жестокостью утвердился на захваченном престоле Абул Аббас, за что и получил прозвание «Кровопроливца», но вскоре умер (в 754 году). Равным образом возбудил к себе ненависть своею жестокостью его брат А б у Дайафар Мансур (754—775). Он перенес столицу калифов в Багдад (в 762 году) и укрепил этот го­род высокой и прочной двойной стеной. Знаменитейшим из его пре­емников является Гарун Аль-Рашид (786—809), современник Карла Великого. Его царствование было провозглашено арабами блес­тящей эпохой калифатства, и историки, поэты, а в особенности ска­зочники не уставали повествовать о блистательных подвигах его любви к правосудию, о его великодушии и щедрости к поэтам и ученым, о блеске его двора и великолепии его резиденции. Однако картина эта совершенно противоречит истории, которая представляет его нам кро­вожадным и алчным деспотом. Со смертью Гарун Аль-Рашида госу­дарство калифов вследствие неспособности, изнеженности и роскош­ного образа жизни его повелителей пало со своей могущественной вы­соты. Единство в калифате прекратилось в 909 году. Фатим иды (потомки Фатимы) сделались независимыми в Тунисе и Феце и в 975 году завоевали Египет, где в городе Каире и основали калифат. Около 1000 года Гаснавиды основали в Восточной Персии свой собствен­

ный калифат. Испания с утверждением в ней самостоятельных эмиров также была навсегда потеряна для Аббасидов. Сама личность калифа отошла на задний план, когда аббасид Ради (934—940) призвал к себе сельджука (турок) Ибн Райека в качестве «Эмир-аль-Омра», то есть князя над князьями, для главного начальствования нац своими вой­сками, а сам между тем ограничился заведыванием церковных дел. Та­ким образом сельджукские военачальники присвоили себе высшие светские должности. Воинственные сельджуки, победоносно проник­нувшие из Турана, сделались под конец наследниками всех стран, ко­торые были собраны в одно государство Багдадским калифатом.

6.

<< | >>
Источник: Беккер К.Ф.. Древняя история. Полное издание в одном томе. — М.: «Издате­льство АЛЬФА-КНИГА»,2012. — 947 с.: ил. — (Полное издание в одном томе).. 2012

Еще по теме Магомет и калифы:

  1. НАЧАЛО СРЕДНИХ ВЕКОВ. ФРАНКСКОЕ ГОСУДАРСТВО ПРИ МЕРОВИНГАХ И КАРОЛИНГАХ. МАГОМЕТ (481-911)
  2. «ЗАПАДНЕЕ РЕКИ»
  3. 26) Февральская и Октябрьская революции 1917 г. Первые декреты и мероприятия советской власти (октябрь 1917 – март 1918 гг.)
  4. № 92. ВОССТАНИЯ РАБОВ В КОНЦЕ I в. ДО Н. Э.
  5. К ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ГРЕНЛАНДСКИХ НОРМАННОВ [††]
  6. 43. Эконом.и полит. кризис в Советской России 1920-1921гг. Новая экономическая политика: предпосылки.содержание, сущность, противоречия, значения
  7. Глава третья
  8. Сарате, Агустин де
  9. Хетты и Фараонский Египет.
  10. История археологических открытий
  11. 27. Социально-экономическое и политическое развитие страны в пореформенный период (60–80 гг. XIX в.).
  12. Лас Касас, Бартоломе де
  13. Литература древнего царства
  14. Глава 12 ЗАКАТ И ПАДЕНИЕ ДРЕВНЕГО МИРА
  15. Государство Митанни.
  16. Воссоединение Египта под властью саисских фараонов
  17. IV ИИСУС НАВИН и СУДИИ