<<
>>

2. НАСЛЕДИЕ АЛЕКСАНДРА

Александр не смог обеспечить создание единого народа «пер- соэллинов», о котором он мечтал, ни даже обеспечить целостность Созданного им государства. Но он содействовал созданию новых, более гибких политических форм на Ближнем Востоке.

Первым важным шагом Александра, способствовавшим упрочению цент­рального правительства, было разделение власти в сатрапиях. Ставя в Иране на первых порах сатрапов-персов, Александр ли­шал их финансовой и военной власти. Наряду с сатрапом назна­чался специальный военачальник, а сбор налогов и все другие финансовые вопросы были поручены особому чиновнику, подчи­нявшемуся не сатрапу, а главному казначею, ответственному толь­ко перед царем. Должность главного казначея при Александре за­нимал Гарпал, не оправдавший царского доверия и при известии о возвращении Александра из восточного похода бежавший на запад со значительной частью казны.

У сатрапов было отнято право чеканить монету, которым они пользовались при Ахеменидах. Лишь Вавилон да некоторые фи­никийские и киликийские, а также греческие города продолжали еще чеканить монету самостоятельно. Царь не только взял в свои руки чеканку монеты, но и произвел существенную денежную ре­форму, перейдя целиком на серебряную основу и объединив атти­ческую денежную систему с ахеменидской. Введенная Александ­ром серебряная драхма привилась на Востоке и с некоторыми ви­доизменениями просуществовала много столетий. Эти финансовые меры способствовали объединению государства и упрочению эко­номических, а следовательно, политических и культурных связей между отдельными частями обширного государства. Росту произ­водства содействовало и то, что огромные сокровища Ахеменидов, лежавшие в казне мертвым капиталом, были при Александре пу­щены в оборот.

Важной стороной деятельности Александра в покоренных об­ластях было градостроительство. Традиция приписывает ему осно­вание 70 городов, но цифра эта, вероятно, преувеличена (нам сей­час известно об основании им около десятка).

Не все основанные Александром «города» были действительно городами — большей частью это были македонские военные поселения, колонии, нахо­дившиеся на царской земле, лишь впоследствии получившие/по­лисные права; в ряде случаев мы имеем дело не с основанием но­вого города, а с расширением старого восточного города с предо­ставлением ему полисных прав. Во всяком случае, при Александре на Востоке появляется много новых центров городской жизни — от Александрии в Египте до Александрии в Опиане, на восточном берегу Инда. Новые города основывались на важных стратегиче­ских и торговых путях и служили связующими звеньями между сатрапиями. Политически они подчинялись наместникам, назна­чаемым Александром, и, по-видимому, сатрапам. Градостроитель-

ная политика Александра преследовала главным образом военные цели, но значение ее вышло далеко за пределы замыслов завоева­теля; эта политика в еще более внушительном масштабе и пла­номерно проводилась его непосредственными преемниками, так называемыми диадохами, и позднейшими эллинистическими царя­ми, являясь важнейшей опорой их государственной системы.

За армией Александра последовали тысячи греческих торговцев и ремесленников в надежде на выгодные предприятия в новых странах. Большинство их осело в создававшихся городах, передавая свой богатый опыт и основывая ранее здесь неизвестные отрасли торгово-промышленной деятельности, а их старые связи с грече­скими торговыми центрами способствовали расширению товарного обмена между Ближним Востоком и Грецией. Расширению эконо­мических и торговых связей содействовали также географические открытия, сделанные во время походов, и налаживание новых тор­говых путей. Проникновение греческого языка, образованности, искусства на Восток создало в дальнейшем основу для возникно­вения синкретичной по форме культуры эллинизма.

Держава Александра к моменту его смерти состояла из разно­родных областей, мало связанных между собой. Прежде всего это была старая Македония, сохранявшая все эти годы под управле­нием АЩгипатра свой прежний жизненный уклад, Затем шли за­висимые от Македонии полисы европейской Греции, где многие еще мечтали о полной самостоятельности, Малая Азия резко дели­лась на несколько зон, Греческие полисы западного побережья тя­готели к Европе и, несмотря на многолетнее господство там пер­сов, мало чем отличались от своих европейских собратьев.

Города южного побережья представляли совсем иной тип как в социаль­ном, так и в политическом отношении, вероятно больше походя на финикийские города. Центральные и северо-восточные районы, населенные фригийцами и лувийскими народностями, по сущест­ву, не были покорены Александром, равно как армяне, а также различные закавказские и прикаспийские народы и племена, Не­которые из них номинально признавали власть Александра, дру­гие же остались совершенно независимыми, Египет, мало связан­ный с Ахеменидской державой, и при Александре сохранял почти полную самостоятельность. Финикия и Сирия, несмотря на тра­гическую судьбу Тира, продолжали, как и при Ахеменидах, иг­рать важную роль посредников между Западом и Востоком и по­этому мирились с македонским завоеванием,

По мысли Александра, Месопотамия должна была стать цент­ром новой державы, а Вавилон — ее столицей. В этом отношении он был прав, Конечно, Месопотамия, старый культурный центр Ближнего Востока, соединенный караванными путями с Ираном, Кавказом и Средиземноморьем и водными — с Персидским зали­вом, Аравией и Индийским океаном, была естественным экономи­ческим и политическим центром всех больших ближневосточных держав вплоть до средневековья.

Дальше на восток простирались обширные пространства Иран­ского плато, населенные различными племенами, в большинстве своем стоявшими на более низком по сравнению с завоевателями уровне общественного развития. Многие из этих племен, особенно на востоке Ирана и в Средней Азии, отнюдь еще нельзя было счи­тать покоренными окончательно.

Вкрапленные в эту «варварскую» (по греческой терминологии) стихию малочисленные гарнизоны, состоявшие главным образом из греков, а не македонцев, чувствовали себя очень неуверенно и часто стремились покинуть негостеприимные места. Восстания гарнизонов начались уже после смерти Александра.

Обширные восточные области государства, столь разнородные по населению, уровню общественного развития, экономическим связям, было трудно удержать в составе одного государства.

Тем более безнадежна была лелеемая Александром идея создания еди­ного народа смешением этих разнообразных племен и этниче­ских групп с количественно ничтожным греко-македонским эле­ментом.

Александр, умирая, не оставил наследника, да если бы он это и сделал, то вряд ли любому наследнику, кто бы он ни был, уда­лось удержать в руках такое наследство. Управление Македонией осуществлялось Антипатром, а хозяином в Вавилоне оказался Пердикка, старший из командиров конницы. В его руках нахо­дились оба царя, в результате компромиссного решения провоз­глашенные войском,— Филипп Арридей, слабоумный сын Фи­липпа Македонского, и новорожденный Александр, сын Алек­сандра и Роксаны, дочери Оксиарта. Пердикка командовал боль­шей частью войска и располагал казной. Кратер, ближайший во­енный помощник Александра, отправился со своими ветеранами в Грецию, где Антипатр терпел поражение в войне против под­нявшихся греческих городов. По решению ближайших сподвиж­ников Александра, принятому в Вавилоне, было произведено пере­распределение сатрапий. При этом многие сатрапы (Пифон в Ми­дии, Птолемей Лаг в Египте) уже вынашивали сепаратистские планы. Пердикка, по-видимому, стремился сохранить целостность державы Александра и старался сурово подавлять попытки от­дельных сатрапов приобрести независимость. Во время такого по­хода против коалиции сатрапов (Антипатра, Антигона Одноглазо­го, Птолемея) Пердикка был убит собственными солдатами (321 г. до н. э.).

После гибели Пердикки на совещании в Трипарадейсе (Сирия) верховным правителем был избран Антипатр, а сатрапии были снова перераспределены. Антигон, сатрап Фригии, был назначен главнокомандующим в Азии, Пифон — в «верхних сатрапиях» (т. е. главным образом в Иране), Селевк, один из самых способ­ных военачальников Александра, получил Вавилон. Распределены были и другие восточные сатрапии. Вне этого распределения ос­тался Евмен из Кардии, бывший секретарь Александра, а также

брат Пердикки, Алкет, занявший враждебную позицию по отно­шению к Антипатру.

После совещания в Трипарадейсе Антипатр вернулся в Евро­пу, увозя с собою обоих царей, и, по существу, устранился от азиатских дел. В 319 г. он умер, и после его смерти центробежные силы дали себя знать еще сильнее. Уже никто из бывших спо­движников Александра не думал о том, чтобы сохранить или вос­становить державу в ее прежнем объеме, хотя бы по видимости. Каждый старался ухватить для себя кусок побольше и получ­ше, округлив свои владения за счет соседей.

В 317 г. разгорелась борьба между Пифоном, сатрапом Мидии, желавшим подчинить себе весь Иран, и коалицией других восточ­ных сатрапов. Пифон обратился за помощью к Селевку, сатрапу Вавилонии. В это время на Востоке появился Евмен, который дей­ствовал от имени обоих царей, находившихся под надзором Поли- перхона, заменившего в Македонии Антипатра. Селевк и Пифон выступили против Евмена и призвали на помощь Антигона, са­мого значительного из всех претендентов на власть в Азии и смер­тельного врага Евмена. В двух битвах Антигон вынужден был оставить поле боя за Евменом. Но он продолжал борьбу и в тре­тий раз на иранской земле сразился с Евменом. На этот раз неуда­чу потерпел Евмен. Его погубила измена «серебряных щитов» — так называлась отборная македонская воинская часть, которая вместе с охраняемой ею казной была решением Полиперхона пе­редана в ведение Евмена. «Серебряные щиты» выдали своего на­чальника Антигону, который казнил его. Антигон оказался самым могущественным человеком в Азии. В 316 г. он произвел новые перетасовки в восточных сатрапиях, убил Пифона, своего бывшего союзника; Селевк бежал в Египет к Птолемею.

Сатрапы не на шутку испугались усиления Антигона и создали против него сильную коалицию, куда вошли не только восточные сатрапы, но и Птолемей, Кассандр, правивший на Балканском полуострове, Лисимах, сидевший в западной Малой Азии. Ни одна из сторон не смогла получить в борьбе решительного превосход­ства, и в 311 г. был заключен мирный договор. По этому договору Кассандр получил европейские владения, кроме Фракии, которая досталась Лисимаху, Птолемей остался хозяином Египта, а Ан­тигон — Азии.

В прямом выигрыше, не участвуя в договоре, оказался Селевк, который, воспользовавшись трудностями, возникшими у Анти­гона на Западе, и поражением, нанесенным Птолемеем под Га­зой (Палестина) сыну Антигона Деметрию Полиоркету, вернулся в свое прежнее владение — Вавилон — и прочно обосновался там (312 г. до н. э.). С дтого момента начинается селевкидская эра, летосчисление, употреблявшееся тіа Востоке в течение более ты­сячи лет (оно ошибочно называлось здесь «эрой Александра»).

Таким образом, между государством Антигона, центром кото­рого была Малая Азия, и Ираном легла подвластная Селевку Ме­

сопотамия. Сложная борьба Антигона с его противниками на За­паде не давала ему возможности контролировать сатрапов, сидев­ших восточнее Евфрата. В конце концов Антигон в битве под Ип- сом в Малой Азии был разгромлен и убит (301 г. до н. э.). Реаль­ная власть на Востоке, не только в Месопотамии, но и в Иране, все больше переходит к Селевку, что лишний раз показывает ве­дущее значение Месопотамии на Ближнем Востоке в древности. Селевк оказался основателем самой значительной из эллинистиче­ских держав — Селевкидского царства. Его власти уже не могла поколебать ожесточенная война между претендентами на гегемо­нию в Греции, в Малой Азии и Восточном Средиземноморье, ко­торая продолжалась еще двадцать лет после битвы при Инсе.

И. С. СВЕНЦИЦКАЯ

<< | >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. РАСЦВЕТ ДРЕВНИХ ОБЩЕСТВ. Под редакцией И. М. ДЬЯКОНОВА, В. Д. НЕРОНОВОЙ, И. С. СВЕНЦИЦКОЙ. Издательство «Наука», МОСКВА - 1983. 1983

Еще по теме 2. НАСЛЕДИЕ АЛЕКСАНДРА:

  1. Научное наследие Владислава Григорьевича Ардзинба
  2. Некоторые проблемы НАСЛЕДИЯ ХАТТОВ в традиции Хеттского царства*
  3. № 76. БИТВА АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО С ИНДИЙСКИМ ЦАРЕМ ПОРОМ (Арриан, Анабазис Александры, V, 15—18.)
  4. Царствование Александра Великого *
  5. § 2. Держава Александра Македонского.
  6. № 138. АЛЕКСАНДРИЯ ЕГИПЕТСКАЯ
  7. Плутарх. Александр
  8. Походы Александра Македонского
  9. 29. Реформаторский курс Александра I.
  10. 11.2. Александр Македонский и эпоха эллинизма
  11. Политика Александра III
  12. Либеральные реформы Александра 1
  13. Распад империи Александра Македонского