<<
>>

ОКТАВИАН. МУТИНСКАЯ ВОЙНА. ВТОРОЙ ТРИУМВИРАТ. (44-43 г. до Р. X.)

В это время на политической арене появился хитрый и честолю­бивый юноша, 18-летний Гай Окта­виан. Он приходился внучатым племянником Юлию Цезарю, и Це­зарь, не имевший сыновей, не­задолго до смерти усыновил его и назначил своим наследником: по завещанию Октавиану полагалось три четверти имущества Цезаря.

Узнав об убийстве Цезаря, Октави­ан поспешил из Аполлонии, где он занимался науками, в Рим, чтобы получить наследство. С неудоволь­ствием узнал Антоний о сопернике. Но еще неприятнее стало ему, ког­да Октавиан потребовал от него выдачи имущества Цезаря, которое Антоний большею частью уже успел присвоить. Тогда Октавиан частью из своих средств выплатил народу назначенные Цезарем день­ги, чем приобрел расположение римлян. Он расположил в свою пользу и сенат скромным и вежли­вым обращением. Что касается Ци­церона, то Октавиан, постоянно с ним советуясь, настолько сумел расположить его лестью в свою пользу, что старый, опытный госу­дарственный муж представил сена­ту этого юношу как спасителя, нис­посланного республике самими бо­гами, и доставил Октавиану такой авторитет, какого он, конечно, ни­когда бы сам не достиг.

634

Видя все это, Антоний остерегал­ся ссориться с Октавианом. Он сблизился с ним, надеясь при его помощи получить провинцию Циза­

Гай Октавиан

льпинскую Галлию, чтобы остава­ться с войском вблизи Рима и иметь возможность, в случае благо­приятных обстоятельств, напасть на столицу, подобно Цезарю. И действительно, с помощью Октави­ана Антонию удалось провести в народном собрании постановле­ние, по которому за ним была утверждена желанная провинция. Антоний тотчас поспешил туда, чтобы Отнять ее у двоюродного бра­та Марка Брута, Децима Брута, ко­торому она была предоставлена раньше. Брут бросился в укреплен­ную Мутину.

Едва Антоний выехал из Рима, как в сенате возникло самое враж­дебное отношение к нему.

Возбуди­телем такого настроения был Цице­рон, который произнес 14 речей против Антония, названых им, по примеру речей Демосфена, «Фи­липпиками». Он называл войско Антония разбойничьей шайкой и доказывал, что в это войско стре­мились лишь люди, обремененные долгами, преступлениями и рассчи­тывающие обогатиться за счет со­граждан. По наущению Цицерона в сенате было принято решение по­слать к Мутине обоих консулов вместе с Октавианом, который уже успел собрать к этому времени соб­ственное войско. Октавиан вынуж­ден был действовать сообща с вра­гами Цезаря, так как при этом ему представлялся удобный случай уничтожить влияние Антония. При Мутине в апреле 43 года произо­шли два сражения, в которых, смер­тельно раненые, пали оба консула. Но Антоний не устоял против сое­диненных войск противников, по­терпел поражение и бежал к наме­стнику Трансальпийской Галлии, Эмилию Лепиду.

В Риме ликовали. Сенат объявил

Антония врагом государства; убий­цы же Цезаря были осыпаны поче­стями. Брут получил в свое управ­ление Македонию, Грецию и Илли­рию, Кассий — Сирию; Децим Брут был назначен главным предводите­лем обоих консульских войск, поте­рявших своих военачальников. Об Октавиане же как будто забыли. Когда он потребовал себе триумфа, ему было грубо отказано. Такое пренебрежение возбудило сильный гнев Октавиана, и он решил ото­мстить неблагодарному сенату, за­вязав отношения с Антонием. В то же время он с восемью преданными ему легионами направился к Риму и принудил напуганный сенат из­брать его консулом, хотя ему было только 19 лет. Однако он не стал мстить своим противникам. Завла­дев государственной казной, Окта­виан . выплатил своим легионам обещанные награды. Теперь он сбросил с себя маску и ясно дал по­нять, что желает порвать всякую связь с теми, кто благоприятство­вал убийству Цезаря; против убийц он приказал возбудить судебное преследование и отменить амни­стию. Но вступить в открытую борьбу с Брутом и Кассием, кото­рые имели в провинциях сильные войска, Октавиан получил возмож­ность лишь после того, как он сое­динился с Антонием.

635

Между тем Антоний собрал остатки своего разбитого войска, склонил на свою сторону Лепида, наместника Испании Асиния Пол- лиона, наместника Северной Гал­лии Луция Планка, которые при­мкнули к нему со своими легиона­ми. Во главе этого сильного войска Антоний двинулся к Риму. Децим Брут бежал, но вскоре был измен­нически убит одним из друзей, у которого он искал убежища. Ок­тавиан со своими легионами пошел навстречу Антонию к Бононии. Он решил заключить с Антонием союз о совместных действиях. На остро­вке, лежащем на реке Рена близ Бононии, в течение трех дней шли переговоры, в результате которых Антоний, Октавиан и Лепид заклю­чили союз — второй триумвират. Предметом совещания было новое устройство государства и разделе­ние верховной власти между этими тремя лицами. В ноябре 43 года войска трех полководцев торжест­венно вошли в Рим. Было решено, что Октавиан на остающееся время года уступает свое консульство це- зарианцу Вентидию, но вместе с Антонием и Лепидом получает пра­во занимать государственные дол­жности. Для скрепления союза Ок­тавиан вступил в брак с Клодией, падчерицей Антония.

Что понимали триумвиры под выражением «восстановление по­рядка», не замедлило обнаружить­ся. Оно заключалось в истреблении их политических противников и в мести убийцам Цезаря. Следуя примеру Суллы, триумвиры с хо­лодным рассчетом составили спи­сок тех, кого следовало убить. В этот список были внесены бога­тейшие из римлян под тем предло­гом, что они или принимали учас­тие в убийстве Цезаря, или радова­лись ему. В этот же список каждый из триумвиров внес имена своих личных врагов. К смерти было предназначено около 300 сенаторов и более 2000 всадников. Имения их должны были быть конфискованы и предназначались на покрытие громадных расходов.по содержанию войска. Антоний первым внес в список Цицерона, а Октавиан, в числе прочих, своего собственного опекуна; Лепил без малейшего воз­

ражения допустил внести в список имя своего брата.

Злополучные жители Рима и не подозревали того, что им готови­лось. Был вечер, когда на улицах появились шайки убийц.

Первые, кого они встретили, были четыре сенатора, внесенные в списки. Они тотчас были убиты на месте, и за­тем началась резня. Дома осужден­ных были окружены, двери выло­маны и начались розыски несчаст­ных. Благодаря наступившей ноч­ной темноте, многим удалось спа­стись бегством; в их числе был и Цицерон. Всякому, укрывавшему обреченных, грозила смерть. За го­ловы убитых была назначена плата: каждый свободнорожденный полу­чал за голову 25000 динариев, а раб — 10000. Теперь узы родства, дружбы, уважения и любви потеря­ли всякое значение, и в городе с не­обузданным неистовством разрази­лись всевозможного рода пороки и страсти. Сыновья предавали от­цов, жены — мужей, рабы — своих господ, должники — кредиторов. Мостовая на улицах и полы в до­мах были залиты кровью убитых. Головы жертв выставлялись напо­каз на ораторских кафедрах, а тела бросались в Тибр.

Но посреди этих бесчеловечных сцен еще ярче выделялись прекрас­ные подвиги верности, самопожерт­вования, сострадания и человеко­любия даже со стороны рабов. Мно­гие из них умирали под пыткой, но не выдавали своих скрывавших­ся господ. Один раб, сопровождая своего бежавшего господина, спря­тал его в роще, а сам пошел оты­скивать лодку. Вернувшись, он уви­дел, что хозяин уже окружен стра­жей и падает на землю, поражен­ный мечом начальника стражи. «Господин,— воскликнул раб,— вздохни еще раз!» И затем убил на­чальника стражи. «Ты отмщен!» — воскликнул он снова и пронзил ме­чом сам себя. Преданный раб сена­тора Вентцция на глазах остальных рабов заковал своего господина в цепи. Но ночью, достав хозяину платье военачальника, а сам с сото­варищами переодевшись в солдат­скую одежду, вывел их всех из го­рода, как будто они сами шли уби­вать. Однажды им пришлось ноче­вать в одном доме с шайкой убийц, которые сообщили, что они посла­ны в погоню за Вентццием. «А! — сказал раб,— мы также его ищем».

Другой раб вышел навстречу убийцам в одежде своего господина. Убийцы уже хотели нанести ему удар, когда другой раб крикнул: «Это не он; я покажу вам настояще­го господина, который спрятался».

Он действительно указал место, где скрывался его господин, который и был убит. Но едва народ узнал об это происшествии, как в негодова­нии кинулся к дому и не успокоил­ся, пока предатель не был распят, а верный раб не получил в награду свободу.

На защиту внесенного в список дяди Антония явилась к триумви­рам родная мать Антония и с благо­родным мужеством сказала им, что осужденный находится в ее доме и что, если его не освободят от при­говора, она умрет вместе с ним.

Регин, бывший некогда намест­ником и полководцем, с измазан­ным сажей лицом, переодетый уго­льщиком, вышел из дома, погоняя перед собой осла, нагруженного уг­лем. Однако один солдат узнал его. За выдачу этот солдат мог бы полу­чить деньги, но, благородный чело­век, он сказал Регину вполголоса: «Счастливого пути, начальник!» и спокойно пропустил его.

Вилла Цицерона в Тускуле

Жертвой этих ужасных дней ста­ли и оба брата Цицероны. Они на­ходились в тускуланском поместье, когда получили известие о своем приговоре. Сначала братья хотели бежать в Македонию к находяще­муся там Бруту, но на путешествие не было ни денег, ни продовольст­вия, поэтому Квинт решился пое­хать в Рим. Но едва он добрался до своего дома, как был предательски выдан, и убийцы вошли в дом. На­встречу им вышел сын Квинта и клялся, что он не знает, где его отец. Не довольствуясь его увере­ниями, убийцы -подвергли юношу пытке огнем и тисками. С ужасом слышит спрятавшийся отец стоны и вопли терзаемого. Родительская любовь пересилила страх, и Квинт Цицерон выскочил, чтобы спасти сына. Но безжалостные убийцы умертвили их обоих.

Между тем Марк Цицерон до­брался до моря и в нерешительно­сти стоял на берегу. Сначала он приказал внести его на корабль, но потом передумал. То он хотел от­правиться к Сексту Помпею, то в сердечном трепете намеревался обратиться к Октавиану с мольбой о пощаде. Наконец Цицерон прика­зал нести себя в свое поместье.

И по дороге его настигла шайка убийц. Едва он высунул голову из носилок, как бывший военный три­бун Попилий Ленас, которого Ци­церон когда-то защищал в суде, нанес ему три удара мечом по шее. Попилий отнес голову Цицерона к Антонию и получил за нее в де­сять раз больше назначенной цены. Мстительная жена Антония, Фуль- вия, проколола булавками язык, ко­торый, вероятно, не щадил и ее. За­тем Антоний приказал выставить голову и правую руку Цицерона перед ораторской кафедрой, укра­шением которой так часто был по­гибший.

Так трагически кончил свою жизнь величайший из римских ора­торов. Он имел необыкновенный дар речи, неисчерпаемое богатство выражений, позволявшее для вся­кого настроения находить вполне соответствующие слова и выраже­ния, дар убедительного и живого остроумия, звучный голос и благо­родную наружность. Как частный человек Цицерон обладал всеми добродетелями, которые доставляли ему любовь и уважение всех чест­ных людей. При всеобщем разврате его чистота вдвойне достойна по­хвалы и уважения. Цицерон само­отверженно любил отечество и стремился к справедливости и бла­городству. Как политический дея­тель Цицерон, конечно, выказал мало проницательности и еще ме­ньше твердости, чему много способ­ствовало его добродушие.

Едва миновали убийства, как на­чались грабежи. Все жители Рима были парализованы царящим без­законием и незащищенностью. Три­умвиры ото всех требовали взносов в государственную казну. В этом отношении не пощадили даже жен­щин. 1400 богатых женщин были объявлены лишенными своих име­ний, под тем предлогом, что они на­ходились в родстве с убийцами Це­заря. Они явились все к триумви­рам, и одна из них, дочь оратора Гортензия, подала просьбу, в кото­рой доказывала несправедливость такого постановления. Следствием такого ходатайства было, по край­ней мере, то, что триумвиры потре­бовали денежные взносы лишь с 400 женщин.

50.

<< | >>
Источник: Беккер К.Ф.. Мифы древнего мира. Всемирная история.— Саратов, «На­дежда»,1995.- 720 с, ил.. 1995

Еще по теме ОКТАВИАН. МУТИНСКАЯ ВОЙНА. ВТОРОЙ ТРИУМВИРАТ. (44-43 г. до Р. X.):

  1. Октавиан. — Мутиненская война. — Второй триумвират (44 и 43 гг. до Р. X.)
  2. 2. Разложение второго триумвирата. Начало единовластия Октавиана.
  3. 15.2. Второй триумвират
  4. № 57. МУТИНСКАЯ ВОЙНА (Аппиан, Гражданские войны, III, 67—69)
  5. № 58. ВТОРОЙ ТРИУМВИРАТ (Аппянн, Гражданские войны, IV, 2—3)
  6. § 2. Второй период Пелопоннесской войны: Сицилийская экспедиция и Декелейская война.
  7. 40. Великая Отечественная война: основные этапы и сражения. Роль СССР во Второй мировой войне. (16)
  8. 22. Внешняя политика России во второй половине ХIX века. Русско-турецкая война 1877–1878 годов. (22)
  9. 27) Основные направления и результаты внешней политики России во второй половине ХIX в. Русско-турецкая война 1877–1878 гг. (25)
  10. 20. Внутренняя политика России во второй половине ХVIII в. “Просвещенный абсолютизм” Екатерины II. Крестьянская война 1773-1775 гг.
  11. § 1. Ближайшие преемники Октавиана-Августа и их борьба с республиканскими пережитками. Тиберий (14—37 гг.).
  12. 16.1. Октавиан Август и основание принципата