<<
>>

§ 3, Основные действия (функции) в обряде «большое собрание»

Обряд «большое собрание» состоял из ряда последова­тельных действий, которые находились в определённой связи друг с другом. Все эти функции, в частности такие, как «кланяться», «молиться», «сидеть/стоять», «пить/есть», «со­вершать жертвоприношение», «говорить/молить», «воскли­цать», «петь», «плясать», «хлопать (в ладоши)», «играть (на инструменте)», являлись элементами структуры обряда.

Число функций в различных ритуалах неодинаково. Од­нако общая последовательность функций, как правило, оста­ётся без изменений, что, по-видимому, указывает на суще­ствование иерархии функций. Описание этих действий представляется правомерным начать с рассмотрения таких контекстов, в которых встречается наибольшее (хотя и не все возможное) число функций[238]: «[1Да]рь (и) царица стоя кланя­ются (и) поят бога Иццистану На музыкальных инструментах Низины, на аркамми, на галгалтури играют, человек аланцу говорит, хлопальщик хлопает, человек кита восклицает».

В этом контексте предшествующим по отношению к другим функциям является действие «стоять» В других случаях вместо функции «стоять» употребляется функция «сидеть»[239]: «Царь (и) царица сидя пью[т] богиню Таурит На музыкальном инструменте Инанны перебирают струны». Каково значение функции «стоять/сидеть», неясно[240]. Одно и то же божество в одних случаях пили стоя, в других — сидя, а в некоторых текстах вообще ничего не говорится о позе совершавшего обряд[241]'.

В связи с функцией, следующей за «стоять/сидеть», царь встречается в следующем обряде[242]: «Царь идет к каменной стеле бога Грозы (и) кланяется каменной стеле. Человек аланцу говорит, человек кита восклицает». Об осуществ­лении царём действия «кланяться» по отношению к боже­ствам говорится и в описании другого обряда[243]: «Царь стоя кланяется богу Грозы и богу Уасеццили, (но) он стоя не кланяется богине Солнца и богине Мецулле».

То, что здесь царь кланяется одним божествам и не совершает того же действия по отношению к другим богам, может быть со­поставлено с встречающимся в других ритуалах противо­поставлением бога Грозы, с которым соотносился царь, и богини Солнца, с которой соотносилась царица (ср. ниже, гл. III). Запрет кланяться, но, по-видимому, обусловленный

каким-то другим обстоятельством, встречается и в связи со жрецами[244]: «Жрец города Аринны (и) жрец города Ци- планды... становятся, но они даже не кланяются».

За функцией «кланяться» в последовательности риту­альных действий жертвователя в некоторых редких случаях следует действие «становиться на колени»[245]: «И затем царь идёт внутрь храма бога Грозы. И он кланяется перед боже­ством и становится на колени. И затем он (вновь) кланяет­ся». Согласно описанию другого хеттского ритуала, функ­ция «кланяться» перед божеством далеко не всегда могла сочетаться с действом «становиться на колени»[246]: «Царь идет внутрь (и проходит) перед каменной стелой. Он два­жды кланяется, но не становится на колени».

В подавляющем же большинстве новохеттских ритуалов за функцией «кланяться» следует функция «пить» (eku-/aku-). Относительно значения функции «пить» суще­ствуют различные точки зрения. Они обусловлены тем, что в контекстах ритуалов глагол «пить» сочетается: 1)с име­нем (обычно именем божества), стоящим в винительном падеже, 2) или с именем (обычно именем божества) в да­тельном падеже. Среди исследователей нет единой точки зрения о том, как следует интерпретировать эти сочетания.

Глагол «пить» с прямым объектом одни исследователи переводят «поить» (бога— tranken), другие — «пить» в зна­чении «причащаться» Глагол с именем в косвенном падеже переводят: «для бога такого-то (= в честь бога) пить». Вы­

сказывается также мнение, что в обоих случаях речь идёт всего лишь о совершении жертвенного возлияния божест-

68 вам .

Решение одного из кардинальных вопросов дискути­руемой проблемы было намечено в статье Э.Форрера [146, с. 124-128], опубликованной 40 лет тому назад (на эту' ста­тью мне указал В.В.Иванов).

Э.Форрер [146, с. 124-127] писал, что кульминационным пунктом всех хеттских риту­альных, праздников является сцена, во время которой на­полняли вином или пивом BIBRU— сосуд из золота или серебра либо в форме целого животного, либо в форме оп­ределённой части животного (головы, шеи быка, коровы, овцы, лошади, льва и т.п.), разламывали хлеб и пили боже­ство. Сосуд в форме животного символизировал божество (и то же животное в более древний период являлось обра­зом самого божества; ср. также [113, с. 532, см. здесь же, с. 532-540 и сл., о семи других типах сосудов, которые ис­пользовались как для возлияний божествам, так и для ри­туального «питья»]). Соответственно вино и другие напитки служили «заменой» крови животного, а хлеб заменял жерт­венное мясо.

Согласно традициям многих народов, выпить кровь волка значило приобрести силу этого зверя. Так и хеттский царь, царица, жрецы, выпивая вино или пиво из символи­ческого сосуда в форме животного, приобретали силы су­щества бога [146, с. 127]. В подтверждение идеи Э.Форрера можно указать на хеттские инвентарные тексты, согласно которым некоторые божества отождествлялись с сосудом. Так, сосуд в форме бычьей шеи представлял собой бога Грозы дома, сосуд в форме быка— бога Грозы города Лихцины, сосуд вакшур— бога Грозы военного лагеря и Мардука (см. [286, с. 285-286]).

Привлекает к себе внимание и обряд аналогического магичеоского действа во второй хеттской клятве воинов: «[Зат]ем же он возливает вино и т[ак говорит]: ,,[Это-д]е не [247]

в [и но], а это ваша кровь... “»[248]. Связь между вином и кровью в этом тексте сопоставлена [272, с. 74] с аналогичной связью между (красной) жидкостью (tarlipa) и кровью в древне- хеттском ритуале для царя и царицы и с соответствующим местом в Новом Завете, в котором вино сравнивается с кровью. Эти отождествления, по мнению Н Эттингера, мо­гут быть связаны с причастием [272, с. 74—75].

Таким образом, Э Форрер первым пришёл к верному выводу о том, что в хеттских ритуалах царь, царица, жрецы совершали причастие, и в целом правильно определил зна­чение этого действа.

Вывод Э.Форрера, видимо, имеет силу по отношению к тем контекстам, в которых глагол «пить» сочетался с именем божества — прямым объектом.

В то же время необходимо допустить, что в тех случаях, когда глагол «пить» сочетался с именем в дательном падеже, царь, царица не совершали причастия, а поили бога.

В связи с необходимостью различного толкования кон­текстов с глаголам «пить» возникает вопрос: какой перевод предпочтителен в тех случаях, когда имя божества встре­чается в тексте без каких-либо показателей граммем?

Вероятно, в таких случаях, когда за глаголом «пить» следует глагол sipand- «совершать жертвоприношение (жертвенный обряд)», мы имеем дело с причастием («пить» бога) и возлиянием богу. Соотношение между «пить» и «совершать жертвоприношение» в таком контексте, видимо, сопоставимо со связью др.-греч. juvcd«пить» и олёсбю «со­вершать возлияние» (см. [129, с. 231—236]).

Если же в хеттском тексте вслед за глаголом «пить» не следует глагол «совершать жертвоприношение» (или «раз­ламывать хлеб»), то не исключено, что в таком случае царь поил бога. Быть может, именно поэтому в некоторых кон­текстах, когда имя божества в дательном падеже сочетается с глаголом «пить», за ними не следует глагол «совершать жертвоприношение».

В некоторых обрядах, когда царь жертвовал не напиток, а ритуальный хлеб, место действия «совершать жертвенное возлияние» занимала функция «разламывать (хлеб)». Когда же совершалось и разламывание хлеба, и жертвенное возлияние, то действие «разламывать (хлеб)» обычно являлось предше­ствующим по отношению к другой функции[249]:

<< | >>
Источник: Ардзинба В.Г.. Собрание трудов в 3-х тт. Том I. Древняя Малая Азия: история и культура. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Акаде­мии наук Абхазии,2015. —416 с. 2015

Еще по теме § 3, Основные действия (функции) в обряде «большое собрание»:

  1. § 2 Основной обряд праздника — «большое собрание»
  2. § 3. Сопоставление царя, царицы и «помощников» в ритуале с мирской-военной (правой, внешней) функцией и сакральной (левой, внутренней) функцией
  3. Выделение и систематизация обрядов ингумации по Кубано-Терскому междуречью в памятниках ПМ ДК времени. Обоснование единства обряда погребения
  4. 19. Гражданская война: предпосылки, действующие силы, периоды и итоги
  5. Место действия
  6. § 2. Функции «помощников» царя и царицы в ритуале
  7. № 82. БОЛЬШИЕ КРЫСЫ
  8. № 29. ИЗ БОЛЬШОГО ПАПИРУСА «ГАРРИС»
  9. Придворные титулы ХАТТСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ И ФУНКЦИИ СООТВЕТСТВУЮЩИХ им должностных лиц*
  10. (1) Предмет, методы и функции исторической науки.
  11. “Больших событий череда”
  12. Военные действия Афин до начала Пелопоннесской войны (450-431 гг. до Р. X.)
  13. ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ АФИН ДО НАЧАЛА ПЕЛОПОННЕССКОЙ ВОЙНЫ. (450-431 г. до Р. X.)
  14. К ИСТОРИИ ИМЕНИ, ФУНКЦИИ И ОБРАЗА ОБЩЕЗАПАДНОКАВКАЗСКОГО БОГА-КУЗНЕЦА*
  15. № 25. НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ
  16. Коринфский килик из собрания ГМИИ
  17. № 113. БОЛЬШИЕ РАБСКИЕ МАСТЕРСКИЕ ОТЦА ОРАТОРА ДЕМОСФЕНА В АФИНАХ
  18. ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД
  19. § 2. Возникновение плебейских собраний и народного трибу­ната.