<<
>>

ПАЛЕСТИНА В ЭЛЛИНИСТИЧЕСКО-РИМСКИЙ ПЕРИОД [109]

Палестинская гражданско-храмовая община, руководимая ие­русалимскими первосвященниками, окончательно сформировалась ко второй половине IV в. до н. э. и получила значительную степень автономии, обособившись от окружающего населения на «царской земле».

Эта община весьма индифферентно отнеслась к гибели Ахеменидской державы и вполне благожелательно встретила в 332 г. до н. э. Александра Македонского, который разрешил ей сохранять свои старые законы, т. е. полную автономию и «ограж­дение» себя от внешнего мира. После битвы при Ипсе в 301 г. до н. э., которой завершилась борьба преемников Александра — диа- дохов, Палестину захватил правитель Египта Птолемей Лаг, одна­ко в 200 г. до н. э. Антиох III включил страну в состав державы Селевкидов.

В период правления Птолемеев и Селевкидов в Палестине, в сатрапии, называвшейся тогда «Келесирия и Финикия» и вклю­чавшей Самарию, Иудею, Эдом, Заиорданье и Финикию, происхо­дила интенсивная эллинистическая урбанизация. В основном она развертывалась в прибрежной полосе, Северной Палестине и в За­иорданье. Эллинистические полисы с трех сторон окружали граж­данско-храмовую общину в Иудее, не затронутую эллинистическим градостроительством. Хотя надежных данных о количестве жите­лей эллинистическо-римской Палестины нет, все исследователи признают, что неиудеи составляли от половины до двух третей жителей страны, а среди них беспрерывно возрастал удельный вес эллинов или эллинизированных представителей местного насе­ления. Это значительно усиливало степень воздействия эллинизма на остальное население Палестины, вовлеченной к тому же в элли­нистическую систему хозяйства.

Через Палестину проходили важные торговые пути эллинис­тического мира, что содействовало развитию внешней, особенно транзитной, торговли. Исследователи насчитывают около 240 на­званий товаров палестинской внешней торговли, из коих около 130 были предметами импорта: благовония, драгоценные камни и золото из Аравии, ткани из Двуречья, хлеб и полотно из Егип­та, специи из Индии и т.

д. Постоянные контакты с эллинистиче­ским миром способствовали внедрению более передовой агротех­ники, содействовали развитию ремесла и товарно-денежного хо­зяйства в Палестине. Все эти явления в меньшей степени затраги­вали Иудею, однако приобщение всей страны к эллинистическому

миру породило сдвиги также в структуре иудейской гражданско- храмовой общины.

Она имела самоуправление, возглавляемое наследственным первосвященником и «герусией (советом старейшин) всего наро­да», на самом деле состоявшей из знати. Первосвященник был не только руководителем общины, но и представителем централь­ной власти, ответственным за сбор налогов и внесение их в цар­скую казну. Завоевав Палестину, Антиох III предоставил общине налоговые льготы: члены герусии, священники и храмовые слу­жители были полностью освобождены от всех налогов, а остальные получили освобождение на три года с последующим уменьшением налогов на одну треть.

Эдикт Антиоха III подтверждает, что в начале II в. до н. э. сохранялось характерное для гражданско-храмовой общины деле­ние ее на священников, левитов и нежрецов. Но источники также указывают на ряд новых явлений в обществе. Если в VI—IV вв. до н. э. бет-абот был всеобъемлющей структурной единицей, общей для всех членов общины, то ныне возрастает число семей, не при­надлежащих к этим широким агнатическим[110] группам. Наряду с сохранившейся земельной собственностью бет-абот, отчуждаемой только внутри его и находящейся во владении семей этой группы, увеличивается удельный вес крупной и мелкой частной земельной собственности.

Уже и раньше шла борьба между сторонниками «универсализ­ма» и «партикуляризма». Несравнимо большей была напряжен­ность в III—II вв. до н. э. перед лицом территориально близкого и наступающего эллинизма. Для иудейской общины — структу­ры, по своей функции близкой к эллинистическим полисам, воз­можны были два «ответа»: сохранить свою замкнутость или от­крыть себя для восприятия эллинизма. Выбор ответа определялся для каждого социального слоя и группы переплетением не только экономических, социальных и религиозных мотивов и побуждений, но также традиционной ориентацией влиятельных родов (бет- абот), например Тобиадов.

Этот знатный род, обитавший в Пале­стине и Заиорданье по крайней мере с VIII в. до н. э. и при Ахе- менидах всячески противившийся созданию автономной граждан­ско-храмовой общины в Палестине, в конкретной политической ситуации III—II вв. до н. э. возглавил эллинизаторское движение. Тобиадов поддержали не только близкие ’им группы жреческой и нежреческой верхушки общины, но также представители других слоев, особенно часть торговцев и ремесленников Иерусалима, для которых эллинизация означала бы расширение их хозяйственной деятельности. В 175 г. до н. э. близкий к Тобиадам первосвящен­ник Ясон добился от Антиоха IV Эпифана разрешения на органи­зацию в Иерусалиме полиса с эфебией, гимнасием и прочими по­

лисными институтами. Этот полис включал только сторонников эллинизаторского движения, которые именовали себя «антиохий­цами в Иерусалиме». Эллинизаторы не считали свои действия от­казом от иудаизма, напротив, по их мнению, отграничение от дру­гих народов было не только причиной бедствий, постигших евреев, но и нарушением завета Моисея, учившего, что бога Яхве могут и должны почитать все люди.

Охвативший иудейское общество конфликт, выражая социаль­но-экономические противоречия, развертывался в религиозно­идеологической плоскости. На первых порах разногласия не выхо­дили за рамки общины, вопрос о политической независимости не выдвигался. Однако зависимость «антиохийцев в Иерусалиме» от поддержки Селевкидов, равно как и действия сирийских правите­лей, неизбежно подводила их к выбору: оставаться или не оста­ваться Иудее под властью «язычников»?

Эдикт Антиоха IV (167 г. до н. э.) под угрозой смертной казни запретил выполнять предписания яхвизма — соблюдение субботы, обрезание, жертвоприношение Яхве, пищевые установления и др. Иерусалимский храм был превращен в храм Зевса Олимпийского, свитки священного писания сожжены и т. д. Столь непривычная для эллинистических царей практика религиозных гонений выте­кает из самой сущности конфликта в Иудее; поскольку главным в нем была борьба за и против «ограждения» от внешнего мира, то реакцией Антиоха IV была попытка уничтожения этого «ог­раждения».

Характером развернувшейся в Иудее борьбы объясняется так­же зарождение тогда мученичества за веру: многие погибли, пас­сивно сопротивляясь проведению в жизнь эдикта Антиоха IV. Другие откликнулись на призыв Маттатии из священнического рода Хасмонеев активно бороться. Это положило начало восстанию (167—142 гг. до н. э.), известному как Маккавейская война (по прозвищу старшего из пяти сынов Маттатии — Иуды Маккавея).

Действия повстанцев, основной базой которых явилась Иудея, были настолько успешными, что в 164 г. до н. э. Антиох IV обра­тился к ним с посланием, в котором потребовал прекращения во­оруженных выступлений, обещав, что «тем, которые вернутся до* мой», будет гарантирована безнаказанность и что иудеи смогут употреблять свою пищу и хранить свои законы, как и прежде. Послание явилось официальным отказом от религиозных гонений и обещанием восстановить автономию иудейской общины. Однако повстанцы отвергли предложение царя.

Осуществлению цели Хасмонеев — достижению полной неза­висимости — способствовали два обстоятельства. Первое — под­держка повстанцев Римом, заключившим в 161 г. до н. э. договор с Иудой Маккавеем о взаимной помощи в случае войны, что яви­лось признанием повстанцев самостоятельной политической силой. Второе г- начавшийся после смерти Антиоха IV распад державы Селевкидов. Хасмонеи искусно использовали борьбу Селевкидов

за престол, в ходе которой претенденты искали у них поддержки, предоставляя им взамен весьма существенные привилегии — в рамках сохранения Иудеи в составе Селевкидской державы. Одна­ко эта держава на глазах распадалась, и Хасмонеи, особенно Симон, возглавивший борьбу после гибели Иуды и его брата Ионатана, все настойчивее добивались полной независимости. В 142 г. до н. э. сирийский царь Деметрий II в послании «первосвященнику Симону и другу царей (т. е. Селевкидов), старейшинам и народу иудейскому» освободил Иудею от уплаты всех налогов и предло­жил заключить мир с ней — фактически как с равной стороной.

Стремление укрепить свою власть толкнуло первых Хасмоней- ских правителей — Симона (142—134 гг.

до н. э.), Иоанна Гирка- на I (134—104 гг. до н. э.) и Александра Янная (103—76 гг. до н. э.) — на путь завоеваний. Они включили в состав своего госу­дарства Эдом, всю Палестину (включая побережье), части Заиор- данья и Южной Финикии. Вследствие этого население Хасмоней- ского государства становилось в этническом и религиозном отно­шении все более многообразным. Понимая опасность этого, Хасмо­неи пытались разрешить эту проблему при помощи насильствен­ной иудаизации страны, что вызывало сопротивление.

Расширявшееся государство Хасмонеев не могло уже быть гражданско-храмовой общиной, непреложными предпосылками существования которой (как и существования эллинистических полисов) являлись относительное социально-экономическое равен­ство и этнорелигиозная однородность ее полноправных членов, не­большой численный состав и ограниченная территория. Государст­во же Хасмонеев постепенно превращалось в эллинистическую мо­нархию. Когда в 140 г. до н. э. «Великое собрание» утвердило Симона в наследственном звании первосвященника, стратега и эт- нарха («главы народа»), а с конца II в. до н. э. его преемники при­соединили к сану первосвященника царский титул, это явилось нарушением религиозно-политической доктрины иудаизма, соглас­но которой первосвященниками должны были быть только Цадо- киды, а царями — только Давидиды, и то лишь в отдаленном бу­дущем.

Эволюция Хасмонейского государства в эллинистическую мо­нархию внешне проявилась в создании разветвленного админист­ративно-бюрократического аппарата, замене гражданского ополче­ния иноземными наемниками, образовании пышного двора, возве­дении дворцов и крепостей и т. д. Все это требовало больших средств и влекло за собой возрастание налогового бремени, что сводило на нет действенность того хозяйственного подъема, кото­рый наступил в стране после завершения Маккавейской войны.

Восторженная поддержка Хасмонеев народными массами по­степенно сменялась растущим недовольством, которое при Алек­сандре Яннае приняло характер открытой и ожесточенной борьбы.

В течение шести лет (90—84 гг. до н. э.) происходило руково­димое так называемыми фарисеями народное восстание, которое

царь жестоко подавил. В антихасмонейском движении I в. до н. э. социально-экономические мотивы были неразрывно связаны с ре­лигиозными. Это движение по своему характеру было аналогично более раннему антиселевкидскому.

Победоносное завершение Маккавейской войны и создание не­зависимого государства укрепляли веру в действенность «догово­ра» с Яхве, в «избранность» народа Яхве, т. е. партикуляристиче- скую тенденцию. С другой стороны, сдвиги в социально-экономи­ческой и политической жизни страны настоятельно требовали об­новления и расширения самой религиозной общины, основанной на ветхозаветном законодательстве совсем иной эпохи. Такая уни­версалистская тенденция была особенно сильна среди евреев диа­споры (изгнания) — в Месопотамии и Египте, Малой Азии, Гре­ции и других странах, непосредственно контактировавших с элли­нистическим окружением, которое проявляло растущую заинтере­сованность к иудаистическому монотеизму. Для осуществления диалога между иудаизмом и эллинистической культурой произве­дения первого должны были быть не только переведены на грече­ский язык, но и приближены к системе эллинистических идей и образов. Это отчетливо проявилось в греческом переводе Ветхого завета, так называемом «Переводе 70 толковников», или «Септуа- гинте». Осуществленный в Александрии в III—II вв. до н. э. пере­вод и явился адаптацией Ветхого завета к миру эллинистических идей и образов.

5.

<< | >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. РАСЦВЕТ ДРЕВНИХ ОБЩЕСТВ. Под редакцией И. М. ДЬЯКОНОВА, В. Д. НЕРОНОВОЙ, И. С. СВЕНЦИЦКОЙ. Издательство «Наука», МОСКВА - 1983. 1983

Еще по теме ПАЛЕСТИНА В ЭЛЛИНИСТИЧЕСКО-РИМСКИЙ ПЕРИОД [109]:

  1. ГОРОДСКАЯ ПЛОЩАДЬ ГОРОДОВ В ФРАКИЙСКИХ ЗЕМЛЯХ 1 ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЙ И РИМСКИЙ ПЕРИОДЫ
  2. НАУКА И ТЕХНИКА ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОГО ПЕРИОДА
  3. Памятники утопической мысли эллинистического периода[443]
  4. РИМСКАЯ ДЕРЖАВА В ПЕРИОД ПОЗДНЕЙ РЕСПУБЛИКИ
  5. 5. РИМСКОЕ ОБЩЕСТВО В ПЕРИОД РАЗВИТОЙ РЕСПУБЛИКИ
  6. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ РИМСКОЙ КУЛЬТУРЫ ПЕРИОДА РЕСПУБЛИКИ [9]
  7. § 3. Последние Антонины. Конец периода «римского мира».
  8. А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек, О. А. Воротникова, А. Глобус, А, С. Кишкин, Е. Ф, Конев, П. В. Кочеткова, В. Е. Кудряшов, Д. М. Нехай, А. Л. Островцов, Г. И. Ревяко, Г. И. Рябцев, Н. В. Трус, Л. Я. Тругико, С. А. Харевский, М. Шайбак. Всемирная история. Том 4. Эллинистический период,
  9. Глава 2. Римская империя в период высшего могущества
  10. А. Н. Бадак, И, Е. Войнич, Н. М. Волчек. Всемирная история. Т. 6 Римский период,
  11. № 109. ПОЛОЖЕНИЕ В ГРЕЦИИ В IV в. до н. э.