<<
>>

Перспективы и проблемы развития Абхазского института ЯЗЫКА, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОРИИ им. Д.И.Гулиа АН Грузинской ССР*

Абхазский институт языка, литературы и истории им. Д.И.Гулиа АН ГССР основан в мае 1930 года на базе Академии абхазского языка и литературы и Абхазского науч­ного общества. С 1941 года он входит в систему АН ГССР.

Институт стал главным центром, объединившим научные и культурные силы Абхазии.

В настоящее время в нем работает 70 научных сотруд­ников, в том числе 10 докторов и 46 кандидатов наук.

За почти 60-летнюю историю Институт превратился в ве­дущее гуманитарное научное учреждение Абхазии. В 9 от­делах Института (9-й отдел — только что созданный хозрас­чётный Отдел археологической службы) разрабатываются вопросы абхазского языка, литературы, фольклора, истории, археологии, этнографии, искусства и экономики Абхазии.

Результаты научных разысканий сотрудников Институ­та изложены в многочисленных монографиях, коллектив­ных работах, брошюрах, статьях, очерках и т.п. Издан так­же целый ряд сборников.

Текст выступления В.Г.Ардзинба перед научным коллективом Института был опубликован на абхазском языке в журнале «Алаша- ра», 1989, № 3.

Научная продукция Института получила признание как специалистов, так и широкого круга читателей. Об этом свидетельствует, в частности, присуждение ряду его сотру­дников Государственных премий Грузинской ССР и Абхаз­ской АССР

О возросшем научном авторитете Абхазского института говорит и тот факт, что он все чаще и чаще становится инициатором и организатором всесоюзных, региональных и республиканских научных форумов. Так, например, толь­ко в августе и сентябре-октябре прошлого года у нас про­шли две Всесоюзные конференции — Башкапсарский ар­хеологический семинар (по проблемам медных рудников Западного Кавказа) и Научная сессия по итогам этнографи­ческих и антропологических исследований 1986—1987 гг.

Особо должен быть отмечен вклад сотрудников Инсти­тута в такое чрезвычайно важное дело, как написание и со­ставление учебников, учебных пособий И Программ ДЛЯ средней и высшей школы республики, а также разработки практических рекомендаций по вопросам региональной экономики Абхазской АССР

В свете решений партии Абхазский институт видит свои задачи в повышении качества научных исследований, в решительном повороте к изучению наиболее актуальных проблем общественной жизни, в улучшении взаимодейст­вия с вузовской наукой в подготовке высококвалифициро­ванных специалистов, в разработке учебных программ, учебников для вузов, средней ШКОЛЫ и Т.П.

Для решения этих ответственных задач необходима все­сторонняя оценка существующего положения дел в Инсти­туте, с тем чтобы наметить пути перестройки работы. В этих важных поисках приняли самое активное участие многие сотрудники. И хотя пока еще рано говорить о том, что нам стали ясны все детали перестройки, тем не менее, многие важные элементы предстоящей работы кажутся очевидными.

Прежде всего, коснёмся вопроса о резервах, заложен­ных в научном и интеллектуальном потенциале коллектива

Института Важнейшая задача, которая может быть решена, состоит в том, чтобы выработать перспективную, рассчи­танную хотя бы на ближайшие 10-15 лет, комплексную программу развития абхазоведения. Такая программа разу­меет определение как ближайших целей, так и долгосрочной перспективы развития. Она должна включать в себя в каче­стве важной составной части программу подготовки специа­листов, необходимых для решения научных задач.

Реализация перспективной программы НИР Института, очевидно, будет серьёзно осложняться или даже не сможет быть воплощена в жизнь в том случае, если не будут решены блокирующие любую перспективу проблемы, о которых мы будем говорить ниже. И все мы должны осознать это. Тем не менее, коллектив с определённой долей оптимизма смотрит в будущее. Важные шаги на пути перестройки мо­гут быть сделаны уже в ближайшие два-три года. Опреде­лённой базой для них могли бы стать предложения, содер­жащиеся в анкетах сотрудников Института, докладных заведующих, поданных в дирекцию, а также идеи, разде­ляемые руководством Института.

Одна из ведущих идей состоит в том, что в целях кон­центрации усилий исследователей на наиболее актуальных проблемах абхазоведения представляется необходимым создание временных творческих групп. Такие группы будут возглавляться ведущими специалистами Института. В них могут входить сотрудники разных отделов, в особенности в тех случаях, когда разрабатываемая проблема носит ком­плексный характер. Исследования этих групп будут контро­лироваться непосредственно дирекцией Института

На настоящем этапе развития Института имеется воз­можность создать целый ряд творческих групп.

Среди них одними из первых могут стать нижеследующие

Творческая комплексная группа по исследованию межнациональных отношений Целью этой группы явля­ется изучение самых разных аспектов проблематики меж­национальных отношений (в том числе исследование абха-

зо-грузинских отношений с древнейших времён до наших дней, а также истории, культуры и быта наиболее крупных этнических групп, проживающих в Абхазии). Результаты работы будут представлены в виде обобщающих моногра­фий, а также рекомендаций, предназначенных для практи­ческих организаций.

Творческая комплексная ономастическая группа. Основной её задачей будет сбор и систематизация онома­стического материала как по данным литературы (архив­ным и другим документам), так и по материалам полевых исследований. На основе соответствующей картотеки будет подготовлен «Атлас топонимов и гидронимов Абхазской АССР», а также ряд исследований в области ономастики Абхазии.

Творческая группа «Археология Абхазии». Конечным результатом работы этой группы будет обобщающее моно­графическое исследование «Археология Абхазии» (с древ­нейших времён до XVII века) в объёме 40 авторских листов (по типу' многотомной «Археологии СССР»).

Одновременно предлагается включить в перспективный план Института ряд других обобщающих исследований, которые будут создаваться силами сотрудников отделов Института совместно со специалистами из других научных учреждений и учебных заведений Абхазии. К числу таких исследований следует прежде всего отнести работу «Нарт Сасрыква и его девяносто девять братьев. Эпос абхазского народа». Речь идёт об издании двухтомника объёмом около 90 п.л. в серии «Эпос народов СССР».

В настоящее время ведётся также обсуждение планов на более отдалённую перспективу. В частности, ставится во­прос о начале работы над такими изданиями как «Традици­онная культура абхазов», «Абхазский мифологический сло­варь», «История Абхазии» в 3-х томах и «Абхазская АССР. Энциклопедический словарь».

Необходимость разработки перспективной программы, создания творческих групп обусловлена и новыми уело-

виями финансирования академических учреждений — фи­нансироваться будут не институты, а программы.

Поэтому особо важное значение имеет участие коллектива в респуб­ликанских комплексных программах, а также в подобных общесоюзных программах. В частности, мы могли бы со­трудничать с целым рядом головных институтов АН СССР по линии Отделения истории. Я имею в виду такие ком­плексные программы этого отделения как «Общие законо­мерности и особенности исторического развития народов СССР в дооктябрьский период», «Документальные памят­ники истории и культуры Проблемы их поиска, описания, публикации», «Ранние общества: взаимодействие со сре­дой, культура и история», «История мировой культуры», «Закономерности исторического развития народов Азии. Африки и Латинской Америки». «Роль религий в истории», а также «Этническая история и современные национальные процессы». Необходимо более тесное сотрудничество и с Отделением литературы и языка АН СССР

Следующая важная задача, стоящая перед коллективом, связана с фиксацией и введением в научный оборот как разнообразных письменных текстов, так и памятников уст­ного народного творчества. Актуальность этой задачи свя­зана, во-первых, с тем, что в результате пожара, произо­шедшего в Институте в 1979 г., погибла не только часть фондов библиотеки (полностью сгорело более 3 тысяч книг и более 1 тысячи пришло в негодность и подлежит спи­санию), но и, что особенно печально, по существу погиб весь архивный фонд, бесценные материалы которого по крупицам собирали многие поколения учёных Абхазского института. Во-вторых, актуальность вышеупомянутой за­дачи состоит в том, что первоисточники — это основа ос­нов науки. Между тем колоссальный материал по истории и культуре Абхазии, хранящийся в различных архивах, пы­лится на полках и известен лишь очень узкому кругу спе­циалистов. Следует также добавить, что без памятников устного народного творчества по существу невозможно нс-

следование МНОГИХ важнейших сторон истории И культуры нашего народа.

В рамках этой задачи представляется необходимым за­ключить договоры с ведущими архивными центрами Моск­вы и Ленинграда на предмет составления описей дел по ис­тории и культуре Абхазии.

Провести аналогичную работу в архивах Грузии, Северного Кавказа (Дагестана, Ставро­польского края, Северной Осетии, Чечено-Ингушетии). Отмечу, что начало такой работе было положено уже не­сколько лет тому назад и необходимо ее продолжать.

Следует собирать воспоминания, письма, фотодокумен­ты о политических репрессиях в Абхазии в 30-50 гг., био­графии видных деятелей республики, погибших в период культа личности. Передать для научного использования ма­териалы, хранящиеся в архивах КГБ.

Снять копии со всех имеющихся документов о Е.А Эшба, Н.А Лакоба и др., которые находятся в архиве Института истории партии при ЦК КП Грузии

Практиковать ежегодные комплексные экспедиции фоль­клористов, литературоведов, этнографов, антропологов и др., с обязательной передачей собранных материалов в архив Абхазского института. Совершенно необходимо, чтобы Аб­хазский институт был в центре всей этой важной работы, объединил вокруг себя специалистов в соответствующей от­расли знания из других учреждений Абхазии, а также сту­дентов АГУ

Реализация этих планов возлагается прежде всего на твор­ческую источниковедческую группу, основной целью которой будет издание наиболее важных письменных источников, ос­вещающих историю и культуру Абхазии с древнейших вре­мён до первых десятилетий XX в. Предполагается ввести в научный оборот свидетельства греческих и латинских авто­ров, письменные источники на древнегрузинском, древне­армянском, старотурецком, арабском языках, известия евро­пейских авторов XIII-XIX вв об Абхазии и абхазах, а также архивные документы и периодику на русском языке.

Сбор, систематизацию, введение в научный оборот па­мятников устного народного творчества представляется не­обходимым возложить прежде всего на отдел литературы и фольклора во главе с С.Л.Зухба— опытным руководите­лем и известным специалистом в области фольклора аб­хазов. В качестве важной части работы этого коллектива может рассматриваться 12-томник абхазского фольклора, 6 томов которого должны быть подготовлены к изданию к концу' 1990 г.

Для реализации этих планов, в особенности связанных со сбором, систематизацией фольклорных текстов, нам крайне необходимы ксерографические аппараты. Однако, несмотря на неоднократные обращения, АН ГССР не ока­зывает нам помощи в этом важном деле.

Будущее Института, реализация перспективных планов находится в непосредственной зависимости от своевременной подготовки молодых высококвалифицированных кадров.

В перспективном плане подготовки специалистов по абхазоведению намечаются две линии развития.

1. Подготовка кадров по тем отраслям знания, которые развиваются в нашем Институте с момента его создания. Так, планируется подготовка новых кадров по археологии, этнографии, литературоведению, языкознанию, истории. Подготовка кадров по этим специальностям должна обес­печить необходимую научную преемственность.

2. Следующая линия развития абхазоведения должна быть связана с подготовкой кадров, в которых уже давно остро нуждается Институт, абхазоведение, но они по тем или иным причинам не были подготовлены К ним ОТНОСЯТСЯ, в первую очередь, филологи-классики, историки и филологи- тюркологи, арабисты, иранисты, специалисты-древневосто- чники (хурритологи, ассириологи, хеттологи). Первостепен­ное значение имеет подготовка лингвистов-компаративистов, демографов, социологов, а также специалистов в области средневековой архитектуры, что связано с исключительной насыщенностью территории Абхазии памятниками архитек­

туры этого периода, с необходимостью широкомасштабных работ по охране, консервации и реконструкции памятников культуры.

Для реализации этих планов представляется необходи­мым активнее сотрудничать с АГУ в деле подготовки кадров для академической науки. Шире практиковать руководство учеными Абхазского института курсовыми и дипломными работами студентов. Сделать правилом подготовку' кадров абхазоведов учёными, читающими лекции в АГУ. Привлекать студентов к участию в археологических, фольклорных, этно­графических, социологических исследованиях, а также в на­учных заседаниях отделов Института и его Учёного совета.

Рассмотреть вопрос о создании семинара юных и моло­дых абхазоведов (ученики школ и студенты), издавать наи­более интересные их статьи, сообщения, собранные ими фольклорные, лингвистические и другие материалы.

Кроме того, представляется необходимым, чтобы Об­ком партии и Совмин Абхазии ходатайствовали о выделе­нии в 1989-1990 гг. лимитов на Восточном факультете ЛГУ и филологическом факультете МГУ для подготовки спе­циалистов с высшим образованием: тюркологов, арабистов, иранистов, филологов-классиков.

Намечается также переподготовка и повышение квали­фикации ряда молодых учёных Института путём стажиров­ки в крупнейших научных центрах. Таким путем будут подготовлены демографы, специалисты в области межна­циональных отношений.

Говоря о перспективах развития Института, следует учитывать не только отсутствие специалистов по целому ряду отраслей гуманитарной науки, но и то, что и сущест­вующие у нас в настоящее время отрасли, такие как фольк­лористика, литературоведение, искусствоведение, языко­знание и др. не обеспечены необходимым количеством специалистов, что связано с отсутствием у Института фи­нансовых средств. Всего 70 научных сотрудников Абхаз­ского института должны обеспечить исследование всех

сторон культуры населения автономной республики, т.е. охватить комплекс проблем, которым в АН ГССР заняты 9 гуманитарных институтов с численностью в 1500 учёных. Необходимо, чтобы Президиум АН ГССР учитывал необ­ходимость ежегодного, пусть даже незначительного коли­чественного прироста кадров в Абхазском институте и вы­делял на эти цели определённый фонд зарплаты.

Представляется вероятным, что мы вряд ли сможем по­высить научный потенциал Института, если не наладим тес­ные научные связи со специалистами АГУ, Абгосмузея и других научных центров нашей страны, а также с коллегами за рубежом. Первым шагом в этом направлении может стать обмен планами научно-исследовательских работ, обмен спе­циалистами с целью информации о новейших исследовани­ях, обмен публикациями, создание межинститутских коллек­тивов, занятых разработкой научно актуальных проблем.

Ещё одной важной формой научного сотрудничества могут стать немногочисленные по составу участников спе­циализированные конференции, на которые приглашались бы и наши зарубежные коллеги.

В связи с вышеупомянутой проблемой следует карди­нально изменить отношение соответствующих инстанций АН ГССР к зарубежным научным командировкам сотруд­ников Института. Надо прямо сказать, что зарубежные на­учные командировки для сотрудников Абхазского инсти­тута считаются непозволительной роскошью. Между тем, АН ГССР имеет соответствующие валютные возможности, и было бы совершенно справедливо, если бы часть их вы­делялась Абхазскому институту.

Для дальнейшего развития абхазоведения исключи­тельно важно решить вопрос о постоянном представитель­стве Абхазского института (одного-двух научных сотруд­ников) при Генеральном консульстве СССР в Стамбуле, т.е. в стране, где проживают десятки тысяч наших соотечест­венников. Следует добавить, что практика постоянного представительства тех или иных советских научных школ

и направлений в зарубежных странах имеет место в целом ряде Институтов АН СССР.

Определённые резервы повышения качества научных работ Института видятся нам в принятой у нас. как и во всей АН ГССР, системе планирования. На каждую пяти­летку планируется тема, которая разбивается на ежегодные этапы. В соответствии с этим каждый исполнитель темы должен ежегодно выдавать завершённое исследование. Это совершенно нереальное требование. «Невозможно сеять и тут же собирать урожай», как ответил один из сотрудников на вопрос анкеты, которая была использована в целях учёта предложений учёных насчёт перестройки работы Института. Львиная доля работы учёного уходит на сбор и обработку материала; эта работа может длиться 1-2. а порой и 3 года. Чтобы избежать претензий комиссии, во время ежегодных проверок Института, исследователь вынужден предъявлять не собранный им конкретный материал, который будет по­ложен в основу работ, а некий завершённый годовой этап, который по существу является фикцией. Подобная система планирования и отчётности разлагает коллектив; некоторые так приспособились к ней, что умудряются годами успешно отчитываться, не выдавая для публикации ни одной полно­кровной монографии. Впрочем, такая ситуация устраивает и людей творческих, так как позволяет им в условиях жёст­кого издательского лимита использовать свой шанс на из­дание статьи, книги.

Ещё один недостаток, заложенный в системе планирова­ния, состоит в том, что завершение всех работ планируется на конец года, что создаёт большие сложности не только с перепечаткой работ, но и, что особенно важно, с их обсу­ждением. Именно поэтому Учёный совет принимает и ут­верждает явно сырые работы. Такие работы впоследствии годами доводятся до нужных кондиций. Существующую систему планирования предстоит самым существенным об­разом скорректировать, что, однако, не может быть выпол­нено без соответствующего одобрения АН ГССР.

Определённым тормозом, сдерживающим развитие на­уки в нашем Институте, стала и система оплаты труда. Разницы в системе оплаты труда специалистов, выдающих высококвалифицированную научную продукцию, и иссле­дователей, работающих вполсилы, незначительна. Тем са­мым сводится на нет важный стимул производительности и качества труда. Часть сотрудников свыклась с тем, что ус­тановленная им зарплата должна сохранятся на постоянном уровне или повышаться вне зависимости от качества выда­ваемых ими работ.

Не способствует повышению качества работ и система материального поощрения Премиальный фонд Института преимущественно используется для разовых вознагражде­ний по итогам года. Однако в действительности распреде­ление премий мало связано с результатами года. Негласно существовало нечто вроде очереди на премии. Премиаль­ный фонд делился определёнными равными паями между отделами вне зависимости от конкретного вклада их в НИР Института.

С целью устранения имеющихся недостатков в оплате труда сотрудников представляется необходимым:

использовать часть премиального фонда в качестве надбавок за выполнение наиболее сложных и ответст­венных работ, перечень которых будет утвержден на Учёном совете Института,

ежегодно проводить в Институте конкурс на луч­шую монографию, вышедшую в текущем году, и кон­курс на лучший отдел года. Одновременно поощрять сотрудников других отделов Института, выполнивших плановые работы Института в срок и на высоком науч­ном уровне. Надо поощрять и за редкий материал, до­бытый в экспедиции, командировке.

Перестройка работы Института должна быть связана так же с резким улучшением научной информации: необхо­димо информировать сотрудников о литературе, издающей-

ся в СССР и за рубежом, о республиканских, общесоюзных конференциях. Ввести в практику отчёты сотрудников перед коллективом Института о командировках, выступлениях на научных форумах.

Представляется необходимым создать в Институте по­стоянно действующий методологический семинар «Про­блемы истории и культуры Абхазии».

Поставить вопрос об открытии в Сухуми магазина «Ака­демкнига» и об открытии отдела книг Абхазской АССР в магазине «Дружба» (г. Москва).

С целью популяризации исследований учёных институ­та в области истории, культуры, экономики Абхазии, ин­тернационального воспитания трудящихся, подготовить се­рию научно-популярных работ по истории и культуре Абхазии. Создать при Абхазском институте лекторскую группу по проблемам абхазоведения из числа членов обще­ства «Знание».

Ввести в практику встречи учёных Института с трудо­выми коллективами. Запланировать серию выступлений специалистов — «круглые столы» для информации широ­кой общественности через печать, радио и телевидение о деятельности Абхазского института.

Поставить перед Совмином Абхазии вопрос об обяза­тельном рецензировании Учёным советом Абхазского ин­ститута текстов экскурсионных маршрутов по Абхазии, ис­пользуемых Главным управлением по туризму и экскур­сиям и Интуристом.

Теперь вкратце о тех проблемах, без решения которых не может быть и речи о какой-либо перестройке работы, собственно говоря, нет никакого будущего.

Основным препятствием на пути глубокой перестройки работы Института стали издательские лимиты. Эти лими­ты: 34 п.л. в «Мецниереба» и 40 п.л. в «Алашара» — были установлены более 20 лет тому назад.

За эти года Институт неоднократно ставил перед АН ГССР вопрос об увеличении издательского лимита: с ана­логичным ходатайством ещё в 1977 г. обращались в Совет Министров Грузинской ССР, Абхазский обком и Совмин Абхазии. Однако и сегодня мы имеем те же 34 п.л. из 3600 п л., которыми располагала АН ГССР в 1987 г В том же году лимит АН ГССР был увеличен еще на 380 п.л. с це­лью расширения исследований в области археологии.

Из-за ограниченных издательских лимитов в Абхазском институте не могут планироваться и издаваться многие коллективные и индивидуальные исследования сотрудни­ков Института, материалы ежегодных полевых экспедиций, архивные документы И Другие первоисточники, пособия для высшей и средней школы и т.п.

По той же причине резко сокращаются объёмы выполнен­ных сотрудниками Института работ, и они издаются в виде брошюр в 4-5 п.л.

Положение усугубляется тем, что многие труды Инсти­тута выходят целиком на абхазском языке или включают в себя примеры на соответствующем языке. Между тем из­дательство «Мецниереба» не имеет необходимого шрифта и пересылает работы Института в «Алашара». Здесь они попадают в разряд внеплановых, и их публикация задержи­вается на многие годы.

Кроме того, само издательство «Алашара» представляет собой общественно-политическое издательство и в нём нет специализированной научной редакции. Поэтому «Алаша­ра» имеет основания рассматривать научную продукцию как не соответствующую его профилю.

Но нашему мнению, назрела настоятельная необходи­мость создания научно-педагогического издательства с со­ответствующей собственной полиграфической базой на кооперативных началах между АГУ, АбНИИ и Абгосмузе- ем. Это дало бы возможность, в частности Абхазскому ин­ституту, реализовать свои минимальные потребности в из­дательском лимите, составляющие около 300 п.л. в год,

и вместе с тем являлось бы существенным фактором в деле развития науки, просвещения и культуры Абхазской АССР (в автономной республике сосредоточено 20 научных уч­реждений и 2 высших учебных заведения, в которых рабо­тают свыше 1500 учёных).

Один из возможных, но менее радикальных вариантов решения проблемы может состоять также в создании спе­циализированной научной редакции при издательстве «Алашара». Для этих целей издательству необходимо доба­вить к штату' несколько редакторов, доведя объемы печатной продукции «Алашара» до 1200 п.л. в год (что, кстати, соот­ветствует одному из не выполненных до сих пор пунктов Постановления ЦК КПСС и Совмина СССР по Абхазии)

Следующая проблема связана с хранением археологи­ческих коллекций. Фонды Абгосмуэея давно переполнены, теперь музей принимает только уникальные, мелкие наход­ки (золотые украшения и т.д ). Но основной археологиче­ский материал, добытый трудом многих экспедиций, хра­нить негде. Чтобы получить археологические материалы затрачиваются десятки, а иногда и сотни тысяч рублей. Но затем эти материалы, насчитывающие десятки тысяч пред­метов, складируются в плохо оборудованных, практически не охраняемых помещениях. Имеется множество фактов утери древних находок.

В последние годы поток археологических материалов многократно возрос в связи с Постановлением Совета Ми­нистров Грузинской ССР об охране и использовании па­мятников истории и культуры (№ 269 от 15.04.1982 г.). Постановление обязывает безотлагательное проведение ар­хеологических изысканий на площади памятников, по­падающих в зону' строительства, причём за счет средств застройщиков. Поступления от строителей образуют опре­делённый финансовый фонд. На эти средства при Абхаз­ском институте существовала «новостроечная» археологи­ческая экспедиция, а ныне создан хозрасчётный Отдел археологической службы, ведущей напряжённую работу'

по спасению древнего культурного наследия. Однако на­следие это пристроить некуда.

Абхазский институт неоднократно обращался в руково­дящие органы автономной республики с просьбами о со­действии. Мы предлагали передать Институту здание быв­шей ферментационной фабрики. В нём намечалось создать фондохранилище, которое могло бы обеспечить потребности всей республики на 20-30 лет вперёд. Помимо хранения ар­хеологических материалов здесь можно было бы организо­вать музейный показ древностей, устраивать ежегодные выставки новейших находок археологов Абхазии. За счет средств хозрасчётного Отдела археологической службы Институт мог бы взять на себя часть расходов на эксплуа­тацию здания бывшего ферментационного завода. Доходы от платного посещения археологического музея могли бы пойти на охранно-реставрационные работы памятников ар­хитектуры Абхазии, на финансирование фундаментальных исследований и т.п.

Следует подчеркнуть, что настоятельные ходатайства Абхазского института по поводу фондохранилища археоло­гических материалов в Сухуми были поддержаны Археоло­гическим центром АН ГССР. Более того, в Постановлении ЦК КП Грузии и Совета Министров Грузинской ССР, пря­мо сказано о необходимости создания фондохранилищ ар­хеологических материалов в Абхазской АССР и дано пору­чение соответствующим ведомствам предоставить до конца 1987 г. предложения на этот счёт. Однако вышеупомянутая проблема никак не решается, т е. не выполняется распоря­жение ЦК и Совмина Грузии. Это вызывает серьёзную тре­вогу. На карту поставлена не только судьба науки, судьба памятников культуры. В ближайшие 2-3 года проблема фондохранилища приобретёт ещё большую остроту', так как нам предстоит обеспечить проведение охранных архео­логических работ на площади строительства ряда крупных объектов, сроки строительства этих объектов могут быть сорваны.

Я перечислил две главные проблемы, решение которых может быть найдено лишь путем совместных усилий АН ГССР и руководства автономной и союзной республик.

Вместе с тем. не могут быть обойдены и другие вопро­сы, волнующие коллектив Института. Среди них следует в первую очередь упомянуть проблему, связанную с обес­печением экспедиций археологов, фольклористов, этногра­фов, экономистов необходимым автотранспортом. За по­следние 8 лет Абхазский институт не получил ни одной автомашины. Имеющаяся в нашем распоряжении машина РАФ эксплуатируется более семи лет и часто простаивает в ремонте. Первую за все это время автомашину' УАЗ-452 мы получили в январе 1989 г. Иначе говоря, в том, что касается обеспечения Института специализированным (экспедици­онным) транспортом, мы без преувеличения находимся в бедственном положении.

Вызывает серьёзное беспокойство и совершенно недос­таточные, не увеличивающиеся многие годы госбюджетные ассигнования на археологические исследования, выделяемые Абхазскому институту'. В то же время, как сказано в Поста­новлении ЦК КП Грузии и Совмина Грузии, «ежегодно увеличивается финансирование археологических исследо­ваний». Но этот естественный процесс применительно к на­шему Институту не наблюдается.

Между тем, территория Абхазии — это тот регион на­шей страны, где буквально каждый клочок земли таит в се­бе бесценные свидетельства истории, здесь расположено множество уникальных архитектурных памятников.

Мизерные ассигнования ведут к тому, что археологи получают на раскопки буквально крохи. Поэтому на деся­тилетия затягивается изучение важных исторических па­мятников, а некоторые и вовсе не исследуются до конца. Даже если пойти на крайнюю меру, резко сократив количе­ство исследуемых объектов, сосредоточив археологов на двух-трех самых важных объектах, выделяемых нам средств не хватит и на них. Все вышесказанное, как нам представ­

ляется. желательно учесть руководству АН ГССР при вы­делении нам ассигнований на археологические исследова­ния на будущий и последующие годы.

Из рук вон плохо обстоит дело со снабжением археоло­гических экспедиций необходимым инвентарём. Нет теодо­литов. нивелиров, приборов для электроразведки, насосов- помп, высотомеров, передвижных ГЭС, электродвижков и много другого. Следует добавить, что в соответствии с По­становлением ЦК КП Грузии и Совмина ГССР укреплена материальная база различных археологических экспедиций, ведущих работы в Грузии, однако ничего не предпринято на этот счет для археологов Абхазского института.

С вышеупомянутыми проблемами тесно связан и во­прос о координации планов Археологического центра Гру­зии и планов Абхазского института. Как известно, выдача открытых листов на раскопки в Абхазии является прерога­тивой Археологического центра. Иначе говоря, специали­сты Абхазского института должны получать разрешение на раскопки памятников абхазской национальной культуры в Тбилиси. Представляется необходимым, чтобы решение о выдаче открытых листов на раскопки памятников Абха­зии в обязательном порядке согласовывалось с Учёным со­ветом Абхазского института.

Вместе с тем следует решить вопрос о том, чтобы во всех раскопках, уже ведущихся на территории Абхазии, были задействованы и археологи Абхазского института, необходимо также, чтобы экземпляр отчёта о таких раскоп­ках представлялся как в Археологический центр Грузии, так и в Абхазский институт.

Весьма актуальным представляется и вопрос о судьбе тех материалов, которые добывают археологи. Эти мате­риалы являются частью национальной культуры абхазов и представляется единственно верным, чтобы вся коллекция хранилась в Абхазском государственном музее и других музеях автономной республики. В этой связи следует обра­тить внимание на Постановление Абхазской комиссии

по охране памятников искусства, старины и природы, соз­данной по решению ЦИКа ССР Абхазии 24/ХП 1924 г, при Наркомпросе ССР Абхазии. В 5-м пункте Постановления, датированного апрелем 1925 г., сказано: «воспретить кому бы то ни было производство археологических разведок и раскопок без разрешения комиссии», в «инструкции» той же комиссии, адресованной уездным исполнительным ко­митетам ССР Абхазии говорится: «следить за тем, чтобы археологические разведки и раскопки производились ис­ключительно лицами, имеющими на то право на основании разрешений — открытых листов, выдаваемых Абхазской комиссией по охране памятников». Далее сказано: «следить за тем, чтобы предметы археологического значения не вы­возились из пределов Абхазии без разрешения Абхазской комиссии по охране памятников».

Необходимо также обратить внимание Президиума АН ГССР и на то, что Институт лишён возможности выписывать какую-либо литературу на западных языках, на эти цели все­го несколько раз за все время существования Института вы­делялась, я бы сказал, символическая сумма в 50 долларов в год. Хотелось бы надеяться, что Институту' будут выде­лены необходимые валютные средства для заказа иностран­ных журналов и книг (хотя бы около 300-400 долларов).

Следующий вопрос, который следует рассмотреть в дан­ном заседании, касается планов строительства пристройки к зданию нашего Института. Согласно предлагаемому нами проекту в двухэтажной пристройке к торцу здания будут размещены библиотека, архив, фонотека, актовый зал, по­мещения для ксерографирующих аппаратов и компьюте­ров. Компьютеры необходимы нам для обработки словар­ных материалов. Без такой техники нам вряд ли удастся подготовить целую серию словарей, создание которых пре­дусмотрено государственной программой развития абхаз­ского языка.

Руководство республики с пониманием отнеслось к идее расширения здания Института. Теперь вопрос состоит

в том, финансирует ли ЭТО строительство президиум АН ГССР.

Ещё одна проблема, о которой следует сказать особо, связана с обеспечением сотрудников квартирами, а также с созданием минимально необходимых условий для еже­годного отдыха.

Очевидно, что перестройка работы коллектива и его планы на будущее зависят и от того, будут ли созданы не­обходимые бытовые условия и условия для полноценного отдыха

Проблема с квартирами для сотрудников — на сегодня самая животрепещущая. В общей сложности около 30 че­ловек числятся в очереди на квартиры. Причём некоторые сотрудники не просто нуждаются в улучшении жилищных условий, они не имеют крыши над головой в Сухуми и вы­нуждены часами добираться до работы.

Справедливости ради надо сказать, что нам было обе­щано на 1988 г. улучшение жилищных условий для 10 со­трудников Института. Указан был и дом, в котором наме­чалось выделение квартир. Однако строительство этого дома ведётся черепашьими темпами и в 1988 г. дом не был сдан. Тем самым вновь откладывается долгожданное ново­селье Представляется необходимым, чтобы Горисполком взял под строгий контроль строительство этого дома и од­новременно уточнил Сроки решения ЖИЛИЩНОЙ проблемы для других сотрудников, СТОЯЩИХ в очереди.

Проблема отдыха сотрудников решается очень просто: ежегодно отраслевой обком профсоюза выделяет нам 2 соц­страховские путевки. Если учесть, что в Институте только научных сотрудников более 70 человек, то в итоге получа­ется, что каждый может отдохнуть раз в 35 лет. Ничего не скажешь — очень радужные перспективы. Эти условия просто не сопоставимы с условиями, созданными для ра­ботников академических учреждений Москвы, Тбилиси и других крупных научных центров. К их услугам значитель­но более широкий выбор: они имеют свои ведомственные

дома отдыха и санатории (например, у АН СССР ведомст­венные пансионаты в Лиеллупе, в Дагестане, санатории и пансионаты в Подмосковье), сотрудники НИИ, располо­женных В Крупных центрах, пользуются услугами ведомст­венных поликлиник и больниц и т.п.

Даже если путевок нам будут выделять вдвое больше, что само по себе просто необходимо, тем не менее, это про­блемы отдыха не решит. Выход мне видится в строительстве в одном из горных районов Абхазии, а также на побережье моря пансионатов для сотрудников Института. В них смог­ли бы отдыхать и наши коллеги из АН ГССР. Хочется на­деяться, что в решении этого вопроса нам окажут содейст­вие и финансируют правительство Абхазии и АН ГССР

Следовало бы также изыскать возможность ежегодного выделения 5 легковых автомобилей для приобретения учё­ными Института в личное пользование. На сегодняшний день в очереди на автомобили стоит каждый второй, и если очередь будет продвигаться прежними темпами, то боль­шинство желающих скорее отправится на пенсию, чем ис­полнит свою заветную мечту'. Следует подчеркнуть, что ав­томобили в личном пользовании сотрудников расширяют возможности учёных, в частности, в деле сбора фольклор­ных и иных полевых материалов

Не обойтись нам без помощи Абхазского обкома и Совмина Абхазии, Президиума АН ГССР в решении таких вопросов, как разрешение на круглосуточное бронирование двух номеров в одной из гостиниц города Сухуми и на бро­нирование по два билета на самолёты, вылетающие в Мо­скву и Тбилиси, и хотя бы 1 билет на поезд Сухуми- Тбилиси. Существует очень острая необходимость в реше­нии этих последних вопросов. Абхазский институт под­держивает тесные связи с коллегами из других научных центров, и эти связи в свете происходящей перестройки ра­боты Института резко возрастут.

Между тем у нас нет иной возможности, как в каждом конкретном случае слёзно просить дирекцию той или иной

гостиницы о предоставлении номера. Однако помочь нам часто бывает невозможно, так как гостиниц мало и они обычно переполнены. Ещё хуже обстоит дело с билетами на самолёт. Между тем, сотрудники Института регулярно командируются в Москву, Тбилиси, Ленинград для работы в крупных научных библиотеках, а также для выполнения служебных заданий.

<< | >>
Источник: Ардзинба В.Т.. Собрание трудов в 3-х тг. Том III. Кавказские мифы, языки, этносы. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Ака­демии наук Абхазии,2015. — 320 с.. 2015

Еще по теме Перспективы и проблемы развития Абхазского института ЯЗЫКА, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОРИИ им. Д.И.Гулиа АН Грузинской ССР*:

  1. Ардзинба В.Г.. Собрание трудов в 3-х тт. Том I. Древняя Малая Азия: история и культура. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Акаде­мии наук Абхазии,2015. —416 с, 2015
  2. Ардзинба В.Г.. Собрание трудов в 3-х тт. Том II. Хетгология, хаттология и хурри­тология. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Акаде­мии наук Абхазии.2015. — 654 с., 2015
  3. Ардзинба В.Т.. Собрание трудов в 3-х тг. Том III. Кавказские мифы, языки, этносы. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Ака­демии наук Абхазии,2015. — 320 с., 2015
  4. Распад Союза ССР и образование СНГ. Проблемы реформ в Российской Федерации.
  5. 10) Европейский союз – состав, назначение, основные направления его деятельности, перспективы развития.
  6. Лекция 1: Возникновение земледелия, скотоводства и ремесла. Общие черты первого периода Истории Древнего Мира и проблема путей развития.
  7. Глава II. Институт служения ближнему: возникновение и развитие РАННЕХРИСТИАНСКОГО ДИАКОНАТА
  8. Курс лекций по истории России. Часть III. История России от Вто­рой мировой войны до начала 80-х годов XX века. Учебное пособие / Васютин С.А., Гаврилов В.М., Литовченко В.П., Макурина Г.А., Ми-рошник В.А., Реховская Т.А. - Кемеровский технологический институт пищевой промышленности. - Кемерово,2000. - 132 с., 2000
  9. Курс лекций по истории России. Ч. IV: История России со второй половины 80-х годов XX века до начала XXI века : учеб. пособие / [С.А. Васютин, В.П. Литовченко, Г.А. Макурина, Р.С. Маюрников, В.А. Мирошник, А.В. Палин, Т.А. Реховская, Р.С. Селезенев], Кемеровский технологический институт пищевой промышленности. - Кемерово,2006. - 112 с., 2006
  10. Ареалы прародин индоевропейцев на нескольких хронологических уровнях развития языка и ареалы диалектных общностей древнеевропейцев и индоиранцев и доказательство автохтонности древнеевропейцев в Центральной Европе по данным лингвистики и археологии
  11. О НЕКОТОРЫХ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ ИССЛЕДОВАНИЯ ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА В ДРЕВНЕГРЕЧЕСКСн ЛИТЕРАТУРЕ
  12. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ЭЛЛИНИЗМА