<<
>>

ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ ПОХОДЫ ДАРИЯ ПРОТИВ ГРЕКОВ. БИТВА ПРИ МАРАФОНЕ. (493-490 г. до Р. X.).

Ничто не вызвало столь большо­го раздражения Дария при вышео­писанном восстании, как поведение афинян. Бежавший в Сузы Гиппий, само собою разумеется, не только не старался утишить гнев царя, но употреблял все усилия, чтобы раз­дуть его еще больше.

Когда Дарий получил первое известие о сожже­нии Сард, то приказал одному слу­ге ежедневно за обедом повторять ему слова: «Государь, помни об афинянах!»

Но не одни они, а вся Греция должна была быть наказана за уча­стие в ионийском восстании. Нака­зать греков было поручено зятю Дария Мардонию, который был по­слан в Переднюю Азию. Собрав здесь все военные силы, сменив ти­ранов во всех греческих городах и установив в них демократическое правление, чтобы привлечь греков на свою сторону, он перевез через Геллеспонт в Европу сухопутное войско на кораблях. По пути были покорены Македония и остров Фазос.

Но этим счастливым успехам вскоре был положен конец. Флот, огибая Афонский мыс, был застиг­нут такой сильной бурей, что по­гибло триста кораблей и около два­дцати тысяч человек. К этой потере присоединилось бедствие и сухо­путного войска. Персы были разби­

ты фракийским племенем бригера- ми, погибло много воинов, и сам Мардоний был ранен. Хотя потом он покорил бригеров и оставил во Фракии свои гарнизоны, но из-за огромных потерь вынужден был вернуться в Азию.

Приписывая неудачный исход неспособности Мардония, персид­ский царь не отказался от мысли о войне, а занялся новыми приго­товлениями к ней. Узнав о зависти и несогласиях между греческими государствами, он, прежде чем предпринять второй поход, разо­слал по всей Греции вестников, по­ручив им требовать земли и воды. Многие жители материковой Гре­ции и большая часть островов ис­полнили это требование, но афиня­

9 Мифы.

Древний мир

257

Фемистокл

не бросили персидских послов в пропасть, куда бросали преступни­ков, а спартанцы утопили их в ко­лодце, насмешливо приговаривая, чтобы они сами достали там себе земли и воды. В Афинах же, по предложению юного патриота Фе- мистокла, был предан смерти и пе­реводчик, злоупотребивший грече­ским языком, высказав на нем при­каз варвара.

В числе островов, которые подчи­нились персам, находилась Эгина, имевшая значительный флот. Афи­няне утверждали, что эгинцы по­ступили так единственно из нена­висти к ним и желая получить воз­можность напасть на них вместе с персами, а потому и обвинили эгинцев пред спартанцами в измене всей Греции. Спарта тотчас посла­ла на Эгину царя Клеомена и по­требовала от эгинцев выдачи пред­водителей персидской партии. Эгинцы, подстрекаемые другим спартанским царем, Демартом, не ис­полнили это требование. Но Клео- мен ложно обвинил Демарата в не­законном рождении; Демарат был лишен царского достоинства и бе­жал в Персию. Вторым царем был провозглашен Леотихид. Клео- мен вторично выступил вместе с ним против Эгины и принудил ее жителей выдать афинянам залож­ников в доказательство верности всему общему делу Греции.

Вскоре господствовавшее в Спар­те мнение об Эгине изменилось, и эгинцы при посредничестве Лео- тихида потребовали возвращения заложников. Так как Афины в этом отказали, то между ними и Эгиной вспыхнула война, которая велась нерешительно, и афиняне под ко­нец должны были отступить. Клео- мен покончил с собой.

Между тем Дарий окончил подго­товку к войне. Были назначены два новых полководца — Датис и Арта- ферн, которых царь считал более способными и благоразумными, чем Мардоний. Чтобы на этот раз мино­вать опасный Афонский мыс, все войско, состоявшее из 100000 пехо­ты и 10000 всадников, было поса­жено на 600 военных кораблей и множество транспортных судов. Весь этот флот от острова Самоса направился через Эгейское море к Кикладским островам. Сохранив­шие еще свою независимость остро­ва принуждены были покориться.

Такая участь прежде всего постиг­ла Наксос. Жители этого острова не стали дожидаться прибытия пер­сов, но спаслись в горы. Лишь не­многие из них были захвачены пер­сами в плен. Город и храм были преданы огню.

На острове Делосе жители также искали спасения в бегстве. Однако варвары пощадили здесь жилища и храмы из уважения к месту рож­дения Аполлона и Артемиды. При этом Датис в виде’жертвоприноше- ния сжег на алтаре триста фунтов ладана. Все остальные близлежа­щие острова покорились доброволь­но и выдали заложниками своих знатнейших граждан. Затем флот направился к южной оконечности Эвбеи. С неистовством накинулись персы на ослушников, предали все огню и мечу и не оставили в Эрет- рии целым ни одного дома. Множе­ство жителей искало спасения в го­рах, многие были изрублены, остальные обращены в рабство. За­тем персы снова сели на корабли и поплыли к Аттике. Гиппий ука­зывал им путь, надеясь с помощью варваров вернуть потерянную власть над Афинами.

Афиняне не без страха узнали о приближении неприятеля. Они

Мильтиад

поспешно отправили гонца Федип- пида к спартанцам с просьбой о по­мощи. Хотя спартанцы и были на то согласны, но не могли послать помощь немедленно, так как у них, по древнему обычаю, нельзя было выступать в поход раньше полно­луния в месяце Карнеє (соответст­вующем нашим августу — сентяб­рю). Только плате’йцы, жители од­ного города в Беотии, поспешно от­правили к ним на помощь тысячу человек. Афиняне наскоро сделали все, что только было в их силах, но не могли собрать более 10000 чело­век. С войском из 11000 человек выступили они к Марафону на­встречу неприятелю, который по­сле высадки расположился здесь лагерем, так как эта местность бы­ла удобна для действий персидской конницы.

Из десяти греческих предводите­лей пятеро находили опасным на­падать на столь превосходящие си­лы противника, тем более что спар­танцы еще не пришли на помощь.

Мнения разделились, и Каллимах, облеченный властью полемарха, должен был решить спор, Мильти- ад, один из десяти предводителей, был убежден, что именно здесь, при Марафоне, необходимо дать сраже­ние. Он обратился к Каллимаху и старался убедить его всей силой своего пламенного красноречия. Мильтиад доказывал Каллимаху, что от него одного зависит поверг­нуть Афины в рабство или доста­вить им свободу, а самому себе за­служить славу. Он говорил: «При настоящем положении дел Афины находятся в величайшей опасности. Если ты последуешь моему совету, то отечество наше останется сво­бодным и сделается первым госу­дарством в Элладе. Если же согла­сишься с мнением других, которые отвергают битву, то тебе известно, какая участь постигнет нас с воз­вращением Гиппия».

Каллимах объявил, что совер­шенно согласен с Мильтиадом, и было решено сражаться здесь. Договорились, что каждый предво­дитель будет начальствовать по очереди один день. Но Мильтиад на­столько превосходил всех умом, что, по совету Аристида, остальные девять предводителей добровольно передали ему главное руководство всем делом.

Но Мильтиад дождался дня своей очереди и только в этот день всту­пил в битву. По приказанию Миль- тиада, войско быстро устремилось на врага, чтобы меньше пострадать от многочисленных стрелков и пре­доставить как можно меньше вре­мени для действия неприятельской

Вид Марафонского поля

конницы. Персы смотрели, как на безумство, на нападение 11000 гре­ков на свое стотысячное войско. Они прорвали более слабый центр эллинов и, несмотря на то, что здесь храбро сражались Аристид и Фемистокл со своими гоплитами, убили рабов-оруженосцев. Но афи­няне и платейцы наголову разбили находившееся против них на обоих флангах персидское войско. Затем они тотчас бросились к центру, вос- становили расстроенные ряды его и сделали общее нападение на одо­левавших здесь персов. Когда и здесь персы обратились под конец в бегство, афиняне и платейцы пре­следовали их до морского берега, захватили у них семь кораблей ных граждан, всего 192 человека.

Потеря персов была несравненно значительнее: у них было убито 6400 человек.

и разграбили весь их лагерь, кото­рый персы были вынуждены бро­сить со всеми хранившимися в нем сокровищами. Вся равнина была покрыта убитыми. Афиняне лиши­лись своего полемарха, двух храб­рых предводителей и многих знат-

Персы, сев на корабли, поспеши­ли обогнуть южную оконечность Аттики и мыс Суний, чтобы на­пасть на Афины с западной сторо­ны. Но Мильтиад прибыл туда раньше сухим путем и ожидал их у Фалернской гавани. Персидский флот прибыл, бросил было якорь, но не решился сделать высадку и отправился обратно в Азию. На возвратном пути на острове Лемно­се умер Гиппий. Персам удалось привезти с собой Дарию лишь од­них пленных наксосцев и эретрий-

цев, с которыми он обошелся мило­стиво. Дарий назначил им для жи­тельства один город вблизи Суз, где они проживали еще во времена Геродота, .сохраняя свой язык и свои старинные обычаи.

Умирающий греческий воин, принесший весть о победе при Марафоне

Конечно, никогда еще победонос­ное войско не испытывало такой радости, как афинское при Мара­фоне. В то время, как оно преследо­вало бежавших персов, один воин поспешно прибежал в Афины, за­дыхаясь от усталости, прокричал на улицах и на площади: «Радуй­тесь, мы победили!» и тут же пал мертвый. Афиняне еще долгое вре­мя спустя праздновали этот блиста­тельный день, совершали процес­сии на поле сражения и приносили там жертвы. Они поставили на Ма­рафонском поле в виде памятника десять колонн с именами павших воинов, а память десяти предводи­телей увековечили большой карти­ной. Имя Мильтиада с восторгом произносилось и старцами, и деть­ми. Народ принял его, как своего избавителя, торжественными пес­нями.

В то самое время, когда храбрые афиняне готовились вернуться до­мой, явилось спартанское войско, которое после полнолуния спешно выступило на помощь афинянам. Опоздав к битве, спартанцы поже­лали взглянуть по крайней мере на поле сражения. Они посетили Ма­рафон, посмотрели на пленных, по­хвалили славный подвиг афинян и отправились домой.

Победа при Марафоне показала, что в состоянии был сделать незна­чительный отряд, состоявший из образованных людей, воодушевлен­ных любовью к свободе и отечест­ву, против громадного, неповоротливо­го войска, которое действовало по устаревшим правилам, как бездуш­ная машина, и было сплочено не сознанием своего долга, а лишь сле­пым повиновением. «Казалось,— говорит один древний историк,— что на одной стороне стояли бара­ны, а на другой люди!»

3.

<< | >>
Источник: Беккер К.Ф.. Мифы древнего мира. Всемирная история.— Саратов, «На­дежда»,1995.- 720 с, ил.. 1995

Еще по теме ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ ПОХОДЫ ДАРИЯ ПРОТИВ ГРЕКОВ. БИТВА ПРИ МАРАФОНЕ. (493-490 г. до Р. X.).:

  1. Первый и второй походы Дария против греков. Битва при Марафоне (493—490 гг. до Р. X.)
  2. № 71. БИТВА ПРИ МАРАФОНЕ
  3. ПОХОД КИРА МЛАДШЕГО ПРОТИВ АРТАКСЕРКСА КУНАКСА; ОТСТУПЛЕНИЕ ДЕСЯТИ ТЫСЯЧ ГРЕКОВ. (401 г. до Р. X.).
  4. Поход Кира Младшего против Артаксеркса Кунакса. Отступление десяти тысяч греков (401 г. до Р. X.)
  5. Начало войн между Персией и Грецией. Походы Дария I
  6. Битва при Кранноне. Борьба полководцев Александра Великого; сражение при Ипсе
  7. № 70. ПОХОД ДАРИЯ I В СКИФИЮ
  8. ПЕРВЫЙ ПОХОД В ДАВАНЬ
  9. ГЛАВА ТРЕТЬЯ ЭТРУСКИ, ГРЕКИ И КАРФАГЕН ПОСЛЕ БИТВЫ ПРИ ГИМЕРЕ. БИТВА ПРИ КИМЕ И КОНЕЦ ЭТРУССКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА В КАМПАНИИ
  10. § 2. Первые походы персов против Греции.
  11. № 72. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ГРЕКОВ В НАЧАЛЕ ПОХОДА КСЕРКСА
  12. Реформы Дария I. Организация Персидского государства при Ахеменидах
  13. № 131. БИТВА ПРИ ГАВГАМЕЛАХ1
  14. № 74. БИТВА ПРИ САЛАМИНЕ
  15. № 73. БИТВА ПРИ ФЕРМОПИЛАХ
  16. № 26. БИТВА РАМСЕСА II С ХЕТТАМИ ПРИ КАДЕШЕ
  17. № 44. БИТВА ПРИ КАРКАРЕ
  18. ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ ПЕРИОДЫ (от начала времен до Кира)
  19. № 130. БИТВА ПРИ ГРАНИКЕ1
  20. БИТВА ПРИ ФАТЕ И ГРЕЧЕСКАЯ ТАКТИКА IV ВЕКА ДО Н. Э.