<<
>>

ПОХОД КИРА МЛАДШЕГО ПРОТИВ АРТАКСЕРКСА КУНАКСА; ОТСТУПЛЕНИЕ ДЕСЯТИ ТЫСЯЧ ГРЕКОВ. (401 г. до Р. X.).

Насколько персидская монархия с ее разнородным населением была

близка к своему падению, указыва­ют раздоры, которые господствова­ли в самой царской семье. Млад­ший Кир, по уму, силе характера и нравственным качествам достой­ный носить имя своего знаменитого предка, полагал, что он больше имеет прав на престол, чем его старший брат Артаксеркс.

Для до­стижения своей цели Кир возлагал большие надежды на помощь гре­ков и в особенности спартанцев, ко­торых он поэтому и поддерживал так ревностно в конце Пелопоннес­ской войны.

Из спартанцев Киру дороже всех был друг его друга Лисандра — Клеарх, который прежде был гармо- стом в Византии и являлся дарови­тым военачальником. Кир посвятил его в свои планы. С помощью полу­ченных от Кира денег Клеарх неза­метно собрал для него в Херсонесе Фракийском, где он в то время вел войну с фракийцами, прекрасное и опытное войско из греческих на­емников. Подобные же отряды яви­лись и из других местностей, пре­льщенные с одной стороны высокой платой и надеждой, с другой гром­кой славой имени Кира, сумевше­го приобрести всеобщее расположе­ние своей обходительностью, щед­ростью и возвышенным образом мыслей.

Спартанский флот под начальст­вом Самия направился к берегам Киликии, а полководец Херисоф с 700 гоплитами присоединился к сухопутному войску. В войске этом было около 13000 греков и 100.000 азиатов. Сборным местом назначили город Сузы.

В виду трудности и опасности предприятия, которые могли наЪу- гать многих греков, Кир не решил­ся сразу открыть им настоящую цель своего похода, но распустил

слух, что предпринимает его про­тив восставших писидян. Поступая таким образом, он имел в виду скрыть истинные свои замыслы и от властей Суз. Поход начался в марте 401 года. Весело двигались войска по равнинам Лидии и Фри­гии, направляясь к востоку. На­ступление совершалось через горо­да Колоссы, Келены, "Иконной — к Тарсу.

Здесь, в главном городе — Киликии, Кир произвел блестящий смотр всему войску в честь пре­красной супруги сатрапа Сиенесия, прибывшего к нему в стан с боль­шой суммой денег. При виде прохо­дивших греков в их медных шле­мах, красных плащах, блестящих набедренниках, с устремленными вперед копьями, зрители преиспол­нились восхищением. Но когда гре­ки по данному знаку сплошной фа­лангою при бранном клике и зву­ках труб быстро устремились впе­ред, то у зрителей и азиатских войск вырвался всеобщий крик ужаса. Киликийская принцесса в страхе соскочила со своей колесни­цы и бросилась бежать, торговцы побросали свои товары и тоже раз­бежались. Вся эта сцена возбудила у греков громкий смех.

Но когда греки заметили, что Писцдии остались далеко позади, то стали догадываться о действи­тельной цели похода. Они отказа­лись идти вперед. Тогда Клеарх в самых мрачных красках изобра­зил им трудности отступления, а Кир снова привлек их на свою сторону увеличением жалованья и ложным заверением, что наме­рен воевать с враждебным ему сат­рапом Сирии. Греки успокоились, и поход продолжался все далее на восток до города Тамсака на реке Евфрате.

Когда сделаны были приготовле-

ния к переходу и этой реки, то о дальнейшем сокрытии цели пред­приятия не могло быть более речи. Когда цель эта стала известна, раз­далось множество недовольных го­лосов. Но теперь было ясно, что зайдя так далеко, не было уже воз­можности возвратиться назад без помощи Кира. Фессалиец Менон первым перешел реку со своим от­рядом. Его примеру последовали остальные. Теперь направились Месопотамской равниной к Вавило­ну, чтобы помешать, если возмож­но, вооружениям Артаксеркса. Но Артаксеркс, получив от Тиссафер- на известие о выступлении Кира, успел собрать из областей своего государства огромное войско.

Оба войска сошлись у Кунаксы, милях в десяти к северу от Вавило­на. Боевые линии в своем протяже­нии были так неравны, что центр Артаксеркса далеко заходил за ле­вое крыло Кира. На этом месте сто­яли Менон и начальник конницы — Арией.

Клеарх, который командо­вал правым крылом, бросился на находившийся против него левый фланг неприятеля и обратил его в бегство. В то же время неприя­тельский центр, где был сам Артак­серкс и Тиссаферн, напал на гре­ков. Чтобы прикрыть их, Кир бро­сился со своей конницей в ряды неприятеля. Вдруг он увидел пе­ред собой своего брата. С криком: «Я вижу его», он кинулся на брата и, пробив мечом панцирь, нанес Артаксерксу рану в грудь. Рану эту впоследствии залечил врач Ктесий. Но в ту же минуту сам Кир, ранен­ный дротиком в глаз, упал с лоша­ди и был убит. Увидав его мерт­вым, персидские войска обратились в бегство, оставив свой лагерь на разграбление неприятеля. Затем Тиссаферн напал на греков. Но греки дали победоносный отпор, и нападающие обратились в бег­ство. Клеарх со своим войском спо­койно вернулся в лагерь. Только на следующее утро греки узнали о смерти Кира. Положение их было опасным. Только смелость и реши­тельность могли спасти их. Послам царя, потребовавшим сдачи ору­жия, Клеарх, принявший главное начальство, с гордостью отвечал: «Как друзья царя, греки нуждаются в своем оружии, чтобы иметь воз­можность служить ему; в качестве же врагов они нуждаются в ору­жии, чтобы сражаться против не­го.» Вопрос о том, что надлежало теперь делать, был скоро разрешен принятием предложения Ариея, ко­торый вызвался провести греков домой другой, немного более даль­ней, но зато безопасной дорогой. Отступление по другому пути, вследствие недостатка жизненных припасов, было невозможно, в осо­бенности в виду приближавшейся зимы. И вот, греки снова выступи­ли в поход и направились против неприятеля. Это до такой степени напугало последнего, что Артак­серкс на следующее же утро пред­ложил перемирие. На происходив­ших по этому случаю переговорах Клеарх решительным и уверенным тоном настолько сумел внушить по­слам уважение к своей особе, что Артаксеркс для того, чтобы он оставил его в покое, подарил гре­кам богатые запасы пшеницы, па­льмового вина и фиников. Тисса­ферн лично явился к грекам и уве­рил их в благоволении к ним царя.
Вместе с тем он объявил, что имеет приказание сопровождать греков до самой Ионии, если они обяжутся во время похода по областям воздер­живаться от всякого насилия и пла­тить за все наличными деньгами.

Клеарх согласился, и договор был торжественно заключен и утверж­ден обращенными к богам клятва­ми. Но скоро обнаружилось скры­вавшееся за ним коварство. Тисса- ферн явился со значительным вой­ском для прикрытия греков. Но первым делом его было отделить от них Ариея с его отрядом. Таким об­разом, три главных отряда Клеар- ха, Тиссаферна и Ариея выступили в поход, разобщенные друг с дру­гом и не без недоверия один к дру­гому. Пошли далее через Тигр и дошли до реки Цаба. Взаимные несогласия сделались нестерпимы. Тогда Клеарх отправился к Тисса­ферну для открытых объяснений. Объяснения эти приняли с обеих сторон мирное направление. Было высказано обоюдное доверие, и Тиссаферн пригласил Клеарха при­ехать к нему снова на другой день со своими главными предводителя­ми и другими начальниками, чтобы разыскать и устранить инстинных нарушителей мира. Клеарх совер­шенно справедливо предполагал, что виновником всех несогласий не мог быть никто иной, как коварный фессалиец Менон и заранее радо­вался скорому изобличению кле­ветника. Но едва Клеарх вошел с четырьмя другими военачальни­ками в шатер Тиссаферна, как они были схвачены и закованы в цепи; оставшиеся перед шатром началь­ники и около 200 простых воинов были умерщвлены. Затем* пленных привели к царю, который приказал казнить их за исключением измен­ника Менона. Последний был умер­щвлен после годичного тюремного заключения.

Ярость греков на вероломство сатрапа была безгранична. К этому присоединилось тревожное опасе­ние вследствие наступившего отча­янного положения. Они находились за 300 миль от ионических берегов, окруженные неприятелем и угро­жаемые нуждой, без надежного проводника и опытного военачаль­ника. Но в эту минуту выступил из ряда афинянин Ксенофонт, кото­рый участвовал в походе в качестве волонтера, и своей речью к вождям вновь вдохнул в греков упавшее у них мужество.

После этого Ксе­нофонт при воодушевленных вос­клицаниях был избран главным во­еначальником. По его совету, что­бы не дать спартанцам повода к за­висти, престарелый спартанец Хе- рисоф был назначен начальником авангарда, а сам Ксенофонт принял на себя командование арьергардом, а Клеанор должен был прикрывать фланги. Затем сожгли все повозки, палатки и всю поклажу. Оставив только самое необходимое, чтобы ничто не затрудняло движения, ре­шили во избежание новых обманов не вступать ни в какие переговоры. Наконец, составили небольшой от­ряд всадников и стрелков, в обязан­ности которого входило держать на почтительном отдалении постоянно тревожившего греков неприятеля.

После перехода через реку Цаб, Ксенофонт, беспрерывно сражаясь с дикими горными жителями и ко­варными сатрапами, повел грече­ские войска через быстрые потоки и снеговые горы, через области кардухов (курдов), армян и хали- бов и привел их к Черному морю, при виде которого они подняли крик: «Таласса, Таласса!» (море). Победив калхидян, греки в числе 8600 человек из 10000 достигли первого греческого города Трапе- зунта, где и выразили свою радость жертвоприношениями и гимнасти­ческими играми.

Но греков ожидали еще многие

испытания, которые происходили частью вследствие их собственных несогласий, частью вследствие ко­варства Фарнабаза и спартанских навархов Анаксибия и Архистарха. Наконец, Ксенофонту удалось най­ти убежище всеми покинутым и окруженным отовсюду врагами гре­кам. Они поступили на службу к фракийскому владетелю Севфу, который с их помощью вновь завое­вал отцовское наследие. По истече­нии месяца им было предложено спартанскими посланцами служить в качестве наемников под началь­ством Тимброна, предводившего войсками в только что начавшейся войне между Спартой и Персией.- За поступление со своим отрядом в спартанскую службу, Ксенофонту пришлось заплатить изгнанием из Афин. Впоследствии мы находим его в Азии у Агесилая, с которым он очень подружился. Когда Агеси- лай был отозван из Азии, Ксено­фонт вернулся с ним в Грецию и сражался в битве при Коронее против фиванцев и афинян. Затем он удалился в Спарту и получил от спартанцев поместье в Скилле, близ Олимпии в отнятой у элийцев области. Здесь Ксенофонт занимал­ся земледелием, охотой, коневодст­вом и составлением большей части своих исторических сочинений. За испытанную им неблагодарность он был отчасти вознагражден тем, что на Олимпийских играх имя его бы­ло провозглашено, как имя победи­теля. Таким.образом, правдивый го­лос всей Греции, возвысившись над крамолами партий и своекорыстны- мк страстями, воздал заслуженную хвалу подвигу, который прославил более, чем когда-либо прежде, пре­восходство греческого духа и муже­ства над Азией. Ксенофонт умер в Коринфе в 354 или 353 году.

18.

<< | >>
Источник: Беккер К.Ф.. Мифы древнего мира. Всемирная история.— Саратов, «На­дежда»,1995.- 720 с, ил.. 1995

Еще по теме ПОХОД КИРА МЛАДШЕГО ПРОТИВ АРТАКСЕРКСА КУНАКСА; ОТСТУПЛЕНИЕ ДЕСЯТИ ТЫСЯЧ ГРЕКОВ. (401 г. до Р. X.).:

  1. Поход Кира Младшего против Артаксеркса Кунакса. Отступление десяти тысяч греков (401 г. до Р. X.)
  2. ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ ПОХОДЫ ДАРИЯ ПРОТИВ ГРЕКОВ. БИТВА ПРИ МАРАФОНЕ. (493-490 г. до Р. X.).
  3. Первый и второй походы Дария против греков. Битва при Марафоне (493—490 гг. до Р. X.)
  4. № 110. УСЛОВИЯ СЛУЖБЫ ГРЕЧЕСКИХ НАЕМНИКОВ- У КИРА МЛАДШЕГО
  5. Завоевательные походы Кира
  6. № 72. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ГРЕКОВ В НАЧАЛЕ ПОХОДА КСЕРКСА
  7. § 2. Первые походы персов против Греции.
  8. № 57. ИЗ ПИСЬМА САРГОНА II К БОГУ АШШУРУ С ОПИСАНИЕМ ПОХОДА ПРОТИВ УРАРТУ (714 г. до н. э.)
  9. ПОХОДЫ АВГУСТА ПРОТИВ ГЕРМАНЦЕВ. ДОМАШНЯЯ ЖИЗНЬ АВГУСТА. СМЕРТЬ ЕГО. (30 г. до Р. ХЛ 14 г. п. Р. X.)
  10. Походы Августа против германцев. Домашняя жизнь Августа. Его смерть (30 г. до Р. X. — 14 г. после Р. X.)
  11. № 111. ОБ ОТСТУПЛЕНИИ ИЗ ПЕРСИИ ОТРЯДА ГРЕЧЕСКИХ НАЕМНИКОВ ПЭД НАЧАЛЬСТВОМ КСЕНОФОНТА
  12. Глава десятая