<<
>>

Походы Августа против германцев. Домашняя жизнь Августа. Его смерть (30 г. до Р. X. — 14 г. после Р. X.)

Октавиан вступил в полное обладание наследством великого Цеза­ря. Он сделался неограниченным единовластителем. Непримиримые республиканцы покоились на полях битв. Сенат не только не чинил ему ни малейших препятствий, но, напротив, являлся самым послуш­ным орудием его воли.

Народ, утомленный внутренними смутами, страстно желал спокойствия и порядка и был доволен, что ему пред­ставляется возможность жить в приятной, праздной беспечности. Он требовал лишь хлеба и зрелищ (panera et circenses). Октавиан всегда за­ботился о том, чтобы великолепными общественными играми удов­летворять народной страсти к зрелищам и привлекать к себе солдат и граждан богатыми подарками. Богатые и знатные люди искали и нахо­дили удовольствие, которое предоставляли им современная культура и занятия науками и искусствами. Повсюду господствовало пресыще­ние политическими раздорами, и все с радостью приветствовали на­ступившую эру мира и спокойствия.

Однако Октавиан не сразу получил самодержавную власть, которой пользовался его приемный отец. Он старался достигнуть ее постепен­но и с крайней осторожностью, чтобы не потерпеть нигде неудачи. Хотя в действительности полномочия всех государственных должнос­тей и сосредоточились в особе Октавиана, тем не менее по наружности он сохранил их и на будущее время под старыми формами и именами. К сенату он относился с необыкновенным уважением. Недостойных членов сената, большая часть которых была назначена совершенно не по заслугам, из низших классов, например, из вольноотпущенников, прежними еще властителями: Суллой, Цезарем или Антонием, Окта­виан удалял под разными благовидными предлогами. Время от време­ни он даже разыгрывал комедию и, представляясь как бы утомленным властью, возвращал ее сенату и затем, как бы уступая неотступным просьбам и убеждениям сенаторов, соглашался вновь принимать в свои руки бразды правления, но всегда, по его любимому выражению, лишь в качестве председателя сената (princeps senatus).

Таким образом

римляне еще долгое время пребыва­ли в приятном заблуждении, будто они все еще продолжают пользова­ться своей свободой.

Август. С камеи.

случаю, в своем торжественном заседании передал ему пожизненное достоинство трибуна. Этим самым как бы указывалось на то, что на­род должен обращаться к Августу, как к преемнику своего покровите­ля во всех вопросах права, защиты и ходатайства о своих нуждах.

Несколько лет спустя Август был провозглашен пожизненным кон­сулом, а когда со смертью Лепида освободилась должность первосвя­

Октавиан совершенно верно рассчитал, полагая, что таким пу­тем он постепенно достигнет своей цели. Сенат постепенно пе­редавал ему все большие и боль­шие полномочия в государствен­ном управлении. В 27 году до Р. X. Октавиан получил пожизненное звание императора и вместе с ним неограниченное главное начальст­во над всеми военными силами го­сударства. Фактически он управлял всеми провинциями, хотя многие из ближайших из них, которые вследствие водворившегося в них успокоения и как неугрожаемые извне нуждались в менее сильных гарнизонах, он предоставил управ­лению сената. В то же время сенат удостоил Октавиана почетным ти­тулом «Августа» (что означает достойный благоговейного почита­ния), который с этих пор он и носил предпочтительно, а месяц сек- стил был назван в честь его «Августом». В 23 году Октавиан заболел. Когда он выздоровел, то сенат, желая выразить свою радость по этому щенника, то он был назначен и верховным жрецом. Таким образом в особе Августа соеди­нились полномочия по управлению всеми го­сударственными и религиозными делами. Те­перь Август достиг этим того, что голосование народа, который ради соблюдения одной внешности собирался для подачи голосов в на­родные собрания, потеряло почти всякое свое значение. Советниками Августа были его пол­ководец и зять Вивсаний Агриппа и по­лучивший греческое образование всадник Меценат.

Важнейшими государственными сановниками, являвшимися как бы предста­вителями императора, были правитель города (pracfectus urbi) и начальник те­лохранителей (praefectus practorio). Первый из них имел главный надзор за полицией, которая была обязана заботиться о спокойствии и порядке в 14 кварталах столицы; последний начальствовал над войска­ми, расположенными в Риме и Италии, а главным образом над 8000—10 000 телохранителями (cohortes praetorianae). Значение этих двух сановников с течением времени все усиливалось и усиливалось, и мы увидим далее, что власть их при слабых императорах сделалась опасной для императорской власти.

Меценат. С камеи.

Август доставил римскому народу умиротворяющее зрелище — двери храма Януса, который почти 200 лет оставался отворенным, были в знак всеобщего мира закрыты. Однако Августу пришлось вес-

Тиберий и Друз.

С античных бронзовых бюстов.

ти тяжелые войны частью для обеспечения границ, частью для упраж­нения своих войск. Его важнейшим военным предприятием были по­ходы против германцев. Два его пасынка. Друз и Тиберий,с целью прикрытия Верхней Италии, завоевали области Рети ю (Ти­роль, Граубинден и Триентинский округ), Винделицию (Бавария к югу от Дуная), со столицей Августа Винделиков (Augusta Windelico- rum, ныне Аугсбург) и Норику (Австрия, Штейермарк, Каринтия и Крайна). Затем Друз предпринимал четыре похода по Нижнему Рейну и проникло Везера и Эльбы. Для безопасности он построил 50 замков (укрепленные башни), между ними Ализо на реке Липпе и Castra Vetera (ныне Ксант). Когда в 9 году до Р. X. Друз намеревался перейти и Эльбу, то к нему, по народному сказанию, явилась женщи­на сверхъестественного роста, быть может, одна из женщин-предска­

зательниц (альруний или альравний, то есть всезнающих) с угрожаю­щим восклицанием: «Куда стремишься ты, ненасытный? Тебе не пре­допределено увидеть все эти страны.

Воротись, ибо близок уже конец твоих деяний и твоей жизни». На обратном пути Друз упал с лошади и умер от последствий своего падения в одной из прирейнских крепо­стей Магунтиаке (Майнц).

После смерти Друза главное начальство над войсками перешло к Тиберию (9—7 гг. до Р. X.). Тиверий больше своим дипломатиче­ским искусством, с которым он умел завязывать сношения, чем успе­хами своего оружия, покорил страну между Рейном и Везером. Август старался приучить германцев к римскому игу кротким обращением.

Германн (Арминий). С античного бюста.

Между прочим он приказал многих сыновей германских вождей вос­питывать в Риме. В числе их находился и юный Германн (Арми­ний), сын князя херусков Зигмара. Но на этого юного героя блеск римской столицы, ее удовольствия и образ жизни не произвели ника­кого впечатления. Ему были противны роскошная жизнь и раболеп­ное низкопоклонство выродившихся римлян. Однако хотя он и стра­стно ненавидел иноземное иго, тем не менее он затаил в душе свои чувства, чтобы до поры до времени не дать римлянам заметить своих замыслов.

На некоторое время благодаря разумному управлению наместни­ка Сентия Сатурпина, казалось, удалось усыпить в германцах любовь к свободе. Но когда вместо Сатурнина римским наместником был назначен Квинктилий Вар, человек алчный и безрассуд­ный, то чувство это пробудилось вдруг со страшной силой. Еще до

808

Туснелъда,

С античной статуи.

Четвертый период (от Александра до Августа) этого Вар обесславил себя своим управлением в Сирии. «Бедным вступил он в богатую Сирию, — говорит Беллей Патеркул, — и бога­чом покинул он бедную Сирию». Он и Германию намеревался исто­щить грабительством и поставками всевозможного рода припасов и задумал ввести в ней римские судопроизводство и язык. За самые не­значительные проступки Вар приказывал наказывать розгами и даже казнить свободных гер­манцев.

В его управление целая толпа римских чиновников, пис­цов, ходатаев по делам, менял и сборщиков податей водворилась в земле германцев и эксплуати­ровала в свою пользу неопыт­ность простодушного, непросве­щенного народа. Но, наконец, сердца свободолюбивых мужей преисполнились гневом и сты­дом, в особенности Арминия.

Под руководством Арминия для низвержения чужеземного ига составился союз из херусков, бруктериев, каттов, марсов и других племен. Согласно догово­ру, одно из племен, обитавшее на Эмсе (Amisia), должно было вос­стать против римлян. При этом рассчитывали, что Вар выступит против этого племени и таким образом будет принужден дейст­вовать на невыгодной для него местности. Этот план удался вполне. Несмотря на предостере­жение одного из германских предводителей С е г е с т а, дочькоторого Т у с н ел ьду, хотя и с ее согласия, похитил Арминий, Варе тремя испытанными легионами в числе около 40 000 человек высту­пил в поход для восстановления спокойствия. Но Арминий сосвоими войсками направился по кратчайшей, известной одним лишь мест­ным жителям, дороге, в тыл римлянам, и когда эти последние вступи­ли в Тевтобургские лесистые горы (недалеко от нынешнего города Детмольда), то они увидели, что им прегражден дальнейший путь за­секами из древесных стволов, глубокими оврагами, болотами и тря­синами и непроходимым лесом. В тылу их внезапно как бы из земли выросли войска неприятеля и напали на арьергард. Но Вар не пред­чувствовал еще всей громадности предстоявшей ему опасности; он

считал это надменным замыслом лишь некоторых отдельных германских пред­водителей, а не хорошо и всесторонне обдуманным планом.

Юлия.

С античного бюста.

Мстители появлялись и исчезали, как ночные тени. То тут, то там падал римлянин за римлянином при проходе узким ущельем. Наконец наступил ве­чер, и Вар приказал войску остановить­ся, укрепить, насколько было возможно, лагерь и сжечь весь излишний обоз и все, что могло затруднить походное дви­жение.

На следующий день войско, со­блюдая уже лучший порядок, но посто­янно окруженное толпами германцев, продолжало свой путь далее по откры­той местности и вступило на болоти­стую, покрытую дикорастущим лесом

Ливия.

С античного бюста.

равнину. Здесь каждый куст вдруг точно ожил. Из каждой горной рас­селины появились неприятели, и в римлян полетела целая туча стрел. Само небо явилось на помощь германцам: началась буря, полил дождь. Когда вслед за второй беспокойной ночью, во время которой римляне ни на одну минуту не переставали слышать воинственный клич гер­манцев, наступила третья, то они с ужасом увидели, насколько пореде­ли их ряды. Римляне как можно плотнее сомкнули свои ряды и вышли на открытую местность. Но они увидали, что их со всех сторон окружа­ют германцы в полном составе всех соединившихся племен. При всей храбрости римлянам оставался один удел — смерть. Как валятся коло­сья от града, так падали храбрейшие из римлян под ударами германцев. Варом овладело отчаяние, и он бросился на свой собственный меч. Лишь немно­гие спаслись в Ализо. Пленные частью были принесены в жертву богам, частью уведены в поселения союзников и дол­жны были служить им в качестве рабов. Одному из стряпчих вырвали язык и за­тем закричали ему: «Ну, ехидна, пошипи еще, если можешь!»

Получив известие об этом страшном несчастии, Август потерял всякое при­сутствие духа. Он восклицал в отчаянии: «Вар, Вар, отдай мне мои легионы!» Уже опасались, что германцы, как некогда кимвры и тевтоны, в упоении своей победы, могут предпринять поход в Ита­лию. Но на этот раз германцы удоволь-

Апофеоз Августа. С античной медали.

ствовались уничтожением римского войска и взятием и разрушением римских крепостей между Рейном и Везером. После мужественного сопротивления пал и Ализо. Гарнизону его удалось пробиться, но жен­щины и дети попали в руки безжалостного неприятеля.

Не менее несчастлив был Август и в своей семейной жизни. Судьба как бы послала на его дом свое проклятие, которое тяготело на нем в течение целых десятилетий. Дочь Августа от его брака со Скрибонией, Юлия, вела самую распутную жизнь; она была замужем сперва за Мар- целлом, сыном Октавии, затем за Агриппой и наконец за Тиберием. Вторая супруга Августа, властолюбивая и коварная Ливия, отравила двух любимых его внуков, Кая Цезаря и Луция Цезаря, сыновей Аг­риппы; третьего же, Агриппу Постумия, она умертвила с помощью по­досланных убийц уже после смерти Августа, и все это с целью обеспе­чить престолонаследие за своими сыновьями — Тиберием и Друзом от брака ее с Тиберием Клавдием Нероном. Ее даже обвиняют и в том, что она с помощью яда ускорила смерть своего супруга Августа.

Август умер на пути в Нолу на 76-м году своей жизни (в 14 году после Р. X.). Почувствовав приближение смерти, Август, как говорят, спросил стоявших около него друзей своих, искусно ли он, по их мнению, сыг­рал комедию своей жизни. Получив утвердительный ответ, он сказал им: «В таком случае рукоплещите мне, друзья мои!» Ливия скрывала смерть императора до тех пор, пока не прибыл из Иллирии Тиберий, чтобы овладеть престолом. Постановлением сената Август был причис­лен к лику богов, и ему, как божественному Августу (Divus Augustus), были воздвигнуты храмы и при них для служения назначены жрецы.

2.

<< | >>
Источник: Беккер К.Ф.. Древняя история. Полное издание в одном томе. — М.: «Издате­льство АЛЬФА-КНИГА»,2012. — 947 с.: ил. — (Полное издание в одном томе).. 2012

Еще по теме Походы Августа против германцев. Домашняя жизнь Августа. Его смерть (30 г. до Р. X. — 14 г. после Р. X.):

  1. ПОХОДЫ АВГУСТА ПРОТИВ ГЕРМАНЦЕВ. ДОМАШНЯЯ ЖИЗНЬ АВГУСТА. СМЕРТЬ ЕГО. (30 г. до Р. ХЛ 14 г. п. Р. X.)
  2. Август и его время
  3. № 135. ВЫБОРЫ ЦАРЯ ПОСЛЕ СМЕРТИ АЛЕКСАНДРА И НАЧАЛО РАСПАДА ЕГО ГОСУДАРСТВА
  4. 64. Общественно-политическая обстановка СССР в 1985-1991 гг. Курс на гласность и демократизацию. Путч в августе 1991 г. и его последствия.
  5. Итоги правления императора Августа
  6. Личность Октавиана Августа
  7. ПЯТЫЙ ПЕРИОД (от Августа до Каролингов)
  8. № 66. ЭДИКТЫ АВГУСТА ИЗ КИРЕНАИКИ
  9. ПОЗДНЕРИМСКИЕ АВТОРЫ ОБ ЭПОХЕ АВГУСТА*
  10. Правление августа. Принципат
  11. 16.1. Октавиан Август и основание принципата
  12. Глава 13 РИМ И ИМПЕРИЯ ПРИ БЛИЖАЙШИХ ПРЕЕМНИКАХ АВГУСТА (14-68 ГГ.)
  13. ПОЛИТИКА АВГУСТА В СЕВЕРНОМ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ
  14. § 1. Ближайшие преемники Октавиана-Августа и их борьба с республиканскими пережитками. Тиберий (14—37 гг.).
  15. ЧЕТВЕРТЫЙ ПЕРИОД (от Александра до Августа)
  16. Глава 11 ВРЕМЯ АВГУСТА: ПОЛИТИКА И КУЛЬТУРА (30 Г. ДО Н. Э. - 14 Г. Н. Э.)