<<
>>

1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

Ряд событий, происшедших в Передней Азии в конце II тыся­челетия до н. э., привел к гибели или ослаблению почти всех «ве­ликих держав». Теперь Ассирия не имела серьезных соперников и могла приступить к осуществлению своих великодержавных притязаний.

Но в это время из степей Аравии двинулись новые западносемитские кочевые племена — арамеи. Это было медлен­ное и неуклонное просачивание больших и малых племен, групп отдельных семей, и остановить это движение было практически невозможно. Кочевники далеко не всегда прибегали к силе, а брать укрепленные города они вообще не умели. Но города рано или поздно обнаруживали, что находятся в арамейском окружении. Арамейские наемники (подобно амореям в начале II тысячелетия до н. э.) служили теперь в войсках местных правителей. Посте­пенно, как ранее амореи, арамейские вожди прибирали к рукам власть в десятках мелких государств Сирии и Верхней Месопота­мии. Арамеи переняли местную культуру и в большинстве своем перешли к оседлому образу жизни; их язык вытеснил все местные. Лишь кое-где сохранились, как островки, позднехеттские (лувий- ские) и позднехурритские царства. Коренная Ассирия избежала .этой участи лишь потому, что в Месопотамии основное движение арамеев шло вдоль Евфрата, а до Тигра и за Тигр они добрались там, где Тигр и Евфрат сближаются, т. е. ниже коренной Ассирии. Но Ассирия потеряла почти все свои владения к западу от Тигра и была отрезана от важнейших источников сырья. Вместе с тем она сохранила и ряд существенных преимуществ, которые долж­ны были сказаться при первом же удобном случае. Так, Ассирия оставалась основным узлом торговых путей, идущих по Тигру и От Тигра на восток, север и запад. Поддержание и расширение контроля над торговыми путями сулило громадные выгоды и было

традиционной политикой Ассирии. Этому способствовало и ее вы­годное стратегическое положение. К востоку и северу от Ассирии в начале I тысячелетия до н.

э. обитали разрозненные горные пле­мена, способные самое большее на разбойничий набег, чему не­трудно было воспрепятствовать сравнительно небольшими сила­ми. Противники же Ассирии на западе погрязли в междоусобицах, а ее южный сосед — Вавилония сама тяжко пострадала от наше­ствия халдеев. Наконец, Ассирия сохранила свою превосходную военную организацию, которую в дальнейшем сумела еще усовер­шенствовать. Когда Ассирия вновь получила возможность перей­ти в наступление, перед ней открывались два пути: либо органи­зация «принудительного обмена», т. е. просто грабеж (за приме­нение этого «метода» стояла военно-бюрократическая знать), либо налаживание «правильной» эксплуатации покоренных земель, поддержание «имперского мира», способствующего нормальным экономическим связям (таково было желание верхушки горожан и жречества). С течением времени образовались две соответству­ющие «партии», а цари либо принимали сторону одной из них, либо пытались лавировать между ними.

Но пока в течение почти всего X века Ассирии пришлось уде­лять основное внимание обороне, лишь изредка позволяя себе не­большие рейды в горы, на северо-восток и восток. Внутри же страны происходит процесс укрепления царской власти. Эпонимы- лимму теперь назначаются не по жребию, а в иерархическом по­рядке, начиная с самого царя во второй год его правления. Поли­тическое же значение должности эпонима было сведено к нулю. Окончательно устанавливается царская титулатура: «царь вели­кий, царь могучий, царь множеств, царь Ассирии» (в дальнейшем еще и «царь четырех стран света»). Для укрепления своей неза­висимости от городского совета Ашшура цари переносят свою ре­зиденцию в другие города. Ашшур остается лишь культовым цент­ром и местом погребения умерших царей.

Первое серьезное наступление на запад Ассирия предприняла в царствование Адад-нерари II (912—891 гг. до н. э.). В резуль­тате нескольких походов и длительных осад городов вся область р. Хабур и ее притоков перешла под контроль Ассирии. Открылся путь для дальнейшего продвижения к переправам через Евфрат, т.

е. в Сирию. Еще до этого Адад-нерари, придравшись к какому- то пустяку, обвинил вавилонского царя в нарушении мира и дви­нул свои войска на юг. Вавилония потерпела поражение, в резуль­тате которого к .Ассирии была присоединена область Аррапхи, а южная граница Ассирии почти достигла Дур-Куригальзу и Сип- пара.

Но, пожалуй, самым главньім достижением Ассирии было восстановление ее престижа и боевого духа. Хотя не все походы Адад-нерари II и его преемников были одинаково успешными, Ассирия в течение нескольких последующих десятилетий прак­тически не знала поражений. Стратегическая цель, которую по-

; ставили перед собой на будущее цари этой династии, заключа­лась в том, чтобы, держа в страхе горцев на севере и востоке при ' номощи периодических вторжений и не допуская ответных рец- [ дов, неуклонно продвигаться на юг и на запад, дабы взять под Г свой контроль основные источники сырья, центры производства и торговые пути от Персидского залива до Армянского нагорья и от Ирана до Средиземного моря и Малой Азии.

Первым из ассирийских царей, кому после двухсотлетнего пе­рерыва удалось совершить успешный поход к Средиземному морюі был внук Адад-нерари II — Ашшур-нацир-апал II (884—858 гг. до н. э.). Он был выдающимся полководцем и дипломатом, чрез­вычайно методичным и абсолютно безжалостным в достижении поставленной цели. В начале своего царствования он совершил не­сколько успешных походов на север и восток, принесших очень богатую добычу. В Верхней Месопотамии были подавлены антиас- сирийские мятежи, а граница Ассирии была отодвинута на запад до самого Каркемиша. В 876 г. Ашшур-нацир-апал перешел Ев­фрат у этого города и двинул свои войска на запад, к Средизем­ному морю. Никто, видимо, даже не пытался оказать ему сопро­тивление. Принимая по дороге дани и дары от местных царьков, ассирийский царь прошел через долину Оронта и Ливан. На бе­регу Средиземного моря он, по древнему обычаю, омыл свое ору­жие в его водах. Учредив ассирийскую колонию на Оронте, Аш­шур-нацир-апал вернулся в Ассирию с огромной добычей и кедра­ми, нарубленными в горах Ливана и Амана.

Он построил себе но­вую великолепную столицу — г. Кальху, заселил ее пленными и жил здесь оставшиеся годы своего царствования. Стратегия Аш- шур-нацир-апала заключалась в нанесении молниеносных ударов и в создании опорных пунктов на присоединенных территориях. В покоренных царствах он сажал или поддерживал в качестве правителей своих сторонников. Любая попытка мятежа или со­противления подавлялась беспощадно: население истребляли, а территория подвергалась полному опустошению. В этом случае пленных ассирийцы, как правило, не брали. Лишь изредка не­большое число воинов или ремесленников переселяли в Ассирию. ’ Обычай истреблять всех захваченных «с боем» (не только воинов, - но также женщин, детей и стариков) был, по-видимому, распро­странен в древней Передней Азии повсюду. Так поступали все по­бедители. Сдавшиеся же без боя лишь облагались данью и остав­лялись под властью либо прежних правителей (если ассирийцы :.им доверяли), либо ставленников Ассирии или же передавались * непосредственно под власть ассирийских чиновников. Но такая ‘ сдача была сравнительно редкой, поэтому большинство завоеван­ных ассирийцами территорий за несколько дней обращалось в пу­стыню: население истребляли от мала до велика, города разруша­ли до основания, сады вырубали, каналы засыпали. При этом ас- < сирийцы применяли самые устрашающие способы умерщвления . людей: сожжение живьем, сажание на колья, сооружение пирамид

из связанных пленников, обреченных, таким образом, на медлен­ную смерть. Очевидно, ассирийцы рассчитывали, что внушаемый этими расправами ужас облегчит им дальнейшую экспансию. Что же касается материальных ресурсов побежденных стран, то все они перекачивались в Ассирию, особенно лошади, рогатый скот, металлы, готовые товары, сырье и т. п. Преемники Ашшур-нацир- апала II действовали в том же духе, но все менее успешно. Поли­тическая ситуация стала изменяться не в пользу Ассирии: вновь присоединенные провинции в значительной части были опустоше­ны. Они не давали более дохода, а лишь требовали новых и новых расходов на их удержание.

Менее пострадавшие провинции и об­ласти коренной Ассирии тоже сильно обезлюдели из-за военных потерь и эпидемий. Мелкие сирийские государства перед лицом общего врага образовали две довольно мощные коалиции — Север­ный союз и Южный союз. На месте разрозненных племен Армян­ского нагорья образовалось сильное государство Урарту. Торговля стала постепенно направляться по новым путям, в обход ассирий­ских владений и районов возможных военных действий. Из-за эко­номического упадка значительная часть мелких производителей по­падала в долговую кабалу, теряла свои земли. Это ослабляло и во­енную мощь Ассирии. Огромная военная добыча расходовалась на новые военные экспедиции или оседала в руках военно-бюрокра­тической верхушки, приобретавшей все большее влияние.. Намест­ники провинций обладали чрезмерной властью, они были почти царями, и некоторые из них не прочь были стать царями вполне. Однако все это обнаружилось лишь постепенно. Салманасар III (858—824 гг. до н. э.) смог повторить поход своего отца к Среди­земному морю, но теперь ему пришлось иметь дело с двумя сирий­скими союзами. Несколько походов в Сирию были неудачными, несмотря на то что Салманасар собрал огромное войско (до 120 тыс. человек). Лишь в 841 г., воспользовавшись распадом Южно­сирийского союза, Салманасар добился успеха, хотя взять г. Да­маск, стоявший во главе коалиции, так и не смог. На побережье Финикии Салманасар повелел вытесать на скале свое изображе­ние рядом с изображением Тиглатпаласара I. Однако для поддер­жания ассирийской власти в Сирии понадобились затем новые по­ходы. Более удачными были походы в Урарту (на Армянском на­горье) и в Киликию (юго-восточная Малая Азия). Вавилонский царь получил от Салманасара поддержку против другого претен­дента на престол, но за это вынужден был уступить значитель­ные территории и стать фактически вассалом Ассирии. В своих надписях Салманасар подчеркивает уважение, с которым он от­несся к привилегиям священных городов Аккада и их храмам, куда он принес богатые жертвы.
Возможно, он уже тогда думал о перспективе нового объединения всей Месопотамии — на сей раз под властью Ассирии. Но Ассирия была истощена беспрерывны­ми войнами, и в ней росло недовольство. В последние годы царст­вования Салманасара III вспыхнул мятеж, во главе которого сто*

t ял сын самого царя (обойденный при назначении его отцом на­следника); мятеж был поддержан всей коренной Ассирией. Вер­ными царю и назначенному им наследнику Шамши-Ададу V , (824—811 гг. до н. э.) остались лишь царская резиденция — Каль- ху и действующая армия. Ему потребовалось целых два года для подавления мятежа. Ради этого ему пришлось, в свою очередь, признать верховенство вавилонского царя и возвратить захвачен­ные у Вавилонии земли. В дальнейшем ему удалось отомстить Ва­вилонии за это унижение, но он даже и не пытался вновь двинуть­ся за Евфрат. Сирия, таким образом, была потеряна.

Наследник Шамши-Адада V, Адад-нерари III (811—781 гг. до н. э.), вступил на престол еще малолетним. Регентшей, как пред­полагают некоторые ученые, была его мать — царица Шаммура- мат, Семирамида позднейших легенд. В правление Шаммурамат и Адад-нерари III предпринимались походы на восток и северо- восток против живших у оз. Урмия маннейцев и мидян. Ассирий­ское войско доходило до «моря, где восходит солнце», т. е. до Ка­спия. Территория Ассирии на востоке была расширена до вер­ховьев Малого Заба, Диялы и Керхе. В 805 г., воспользовавшись распрями в Южносирийском союзе, Адад-нерари двинулся в Си­рию. Он собрал дань с сирийских царств, но закрепиться здесь не смог. Не смог он также предпринять сколько-нибудь успешных действий против Урарту. Лишь в Вавилонии Адад-нерари добил­ся успеха. Он заключил с ней договор, на основании которого ас­сирийский царь стал «покровителем» Вавилонии. Богатые дары были посланы в главные вавилонские святилища, ассирийцы стали всячески подчеркивать культурное и религиозное единство двух народов. Действительно, в Ассирии все больше распространялась вавилонская культура. Обогатившаяся военной добычей верхуш­ка ассирийского общества могла теперь уделить больше внимания искусству, литературе, науке. За всем этим приходилось обращать­ся к Вавилонии — главной хранительнице общемесопотамских культурных тенденций.

Конец правления Адад-нерари III ознаменовался новыми мя­тежами и мощным наступлением Урарту на северо-востоке и се­веро-западе. Государства верхнего Евфрата и Северной Сирии по­пали теперь под урартское влияние. Царствовавшие один за дру­гим три сына Адад-нерари III сорок лет вели тяжелые войны с Урарту, шаг за шагом теряя свои позиции. Новые мятежи и эпи­демии довершили крах политики, начало которой положил еще Адад-нерари II.

Теперь стала ясной необходимость коренных перемен.’ Пред­стояло решить сразу множество задач: заселить опустошенные за­воеваниями земли; реорганизовать управление провинциями, что­бы пресечь попытки к отделению; удовлетворить экономические запросы различных группировок верхушки ассирийского общест­ва; реорганизовать и укрепить армию. Все это понял и сумел осу­ществить новый царь Ассирии — Тиглатпаласар III (745—727 гг.

до н. э.), которого привела к власти очередная гражданская вой­на. Именно с его царствования начинаются новые, небывалые до­селе в Ассирии порядки.

Жители завоеванных территорий теперь массами насильствен­но переселяются в коренную Ассирию и в другие провинции. Та­кие депортации совершаются организованно и по плану. Людей переселяют вместе с их семьями, имуществом и даже «вместе с их богами». Угон людей практиковался и раньше, но лишь из­редка и в ограниченных масштабах. Теперь же число невольных переселенцев (до гибели Ассирийской державы) измеряется сот­нями тысяч. Угоняемых старались селить как можно дальше от их родины и вперемежку с другими племенами. Переселенцы бы­стро ассимилировались и усваивали арамейский язык в качестве общего разговорного языка. Скоро арамейский язык распростра­нился на территории Ассирийской державы повсеместно и сильно потеснил аккадский, хотя на аккадском языке продолжали пи­сать официальные документы.

Прежние большие области были разделены на множество мел­ких, во главе их стояли уже не наместники, а «областеначальни- ки», по большей части из евнухов. Поэтому царь мог не опасать­ся, что создастся новая династия. Чиновники военной и государст­венной администрации «по совместительству» могли быть также и областеначальниками.

Была реорганизована и армия. Теперь она состояла не из во­енных колонистов и ополчения, а из постоянного профессиональ­ного войска, находившегося (за счет награбленной ранее добы­чи) на полном содержании у царя. Этот шаг помимо повышения боеспособности армии увеличивал также независимость царя от общин, прежде выставлявших ополчение. Армия была единообраз­но экипирована и превосходно обучена. Ассирийцы первыми на­чали широко применять стальное оружие. Они же впервые ввели два новых рода войск — регулярную кавалерию и саперов. Кава­лерия, заменившая традиционные отряды колесниц \ позволяла наносить внезапные стремительные удары, застигая противника врасплох и нередко добиваясь успеха малыми силами, а также пре­следовать разбитого противника вплоть до его полного уничтоже­ния. Отряды саперов прокладывали дороги и наводили перепра­вы, позволяя ассирийскому войску преодолевать местности, счи­тавшиеся непроходимыми. Они же впервые дали возможность ве­сти правильную осаду крепостей с применением осадного вала, на­сыпей, стенобитных мащин и т. п. либо полной блокады, позволя­ющей взять город измором. Наконец,’ новая ассирийская армия имела превосходно налаженную службу разведки и связи. Это ве­домство считалось столь важным, что во главе его обычно стоял наследник престола.

1 Колесницы сохранялись лишь как выезд для царя и его ближайших приближенных.

Тиглатпаласар III был не только выдающимся администра­тором, но и блестящим полководцем и реалистичным политиком. Первые два года своего царствования он посвятил обеспечению безопасности южных и восточных границ. В Вавилонии он про­шел до самого Персидского залива, громя халдейские племена и выселяя в Ассирию множество пленных. Но он не причинил ни­какого ущерба городам и всячески подчеркивал свою роль их за­щитника и покровителя. На востоке были разгромлены горные пле­мена Загроса и созданы две новые области. Отсюда также было переселено множество людей. Теперь можно было приступить к борьбе с Урарту за Сирию. Поход начался в 743 г. На верхнем Ев­фрате ассирийцев встретило урартское войско — и было разбито в ожесточенном сражении. Тиглатпаласар двинулся дальше на за­пад и после длительной осады взял Арпад, в это время центр Се­веросирийского союза. Поход был повторен в 738 г. Многие стра­ны Сирии, а также юго-востока Малой Азии( Табал) и арабские племена Сирийской полупустыни были вынуждены изъявить по­корность и принести дань. В Сирии были созданы новые провин­ции, а значительная часть населения угнана в плен. Затем был предпринят далекий поход на восток — в «страну могучих мидян». Ассирийское войско дошло до горы Демавенд и вернулось с ог­ромной добычей и 65 тыс. пленных. В 735 г. ассирийское войско вторглось в пределы Урарту и осадило его столицу Тушпу. Но взять ее с налета не удалось, а вести длительную осаду Тиглат­паласар счел, видимо, излишним. Вместо этого его войско прошло огнем и мечом всю страну, нанеся урартам страшный ущерб. По­следующие годы Тиглатпаласар III вновь провел в Сирии и Пале­стине, где дошел со своим войском до самой Газы на границе Егип­та. В 732 г. был взят Дамаск, стоявший во главе почти всех анти- ассирийских движений. Ассирийская гегемония в Сирии была, таким образом, вновь подтверждена и закреплена.

Тем временем Вавилония из-за ряда внутренних событий ока­залась ввергнутой в полную анархию. Настал момент для осу­ществления того, к чему давно уже стремились ассирийские цари. Тиглатпаласар явился в Вавилонию как восстановитель порядка й спокойствия. Халдейские племена подверглись жестокому раз­грому. 120 тыс. человек были угнаны в плен. Но завоеванную стра­ну не разделили, как обычно, на области. Престиж Вавилонии был столь велик, что Тиглатпаласар предпочел короноваться в качест­ве вавилонского царя (под именем Пулу), объединив, таким об­разом, всю Месопотамию личной унией.

; Наследнику Тиглатпаласара III, Салманасару V (726—722 гг. До н. э.), досталась империя, простиравшаяся от Персидского за­лива до Средиземного моря. Возможно, переоценив свое могуще­ство, Салманасар V попытался отменить привилегии священных храмовых городов. Поэтому его царствование оказалось недолгим. Он умер (или, скорее, был убит) во время осады Самарии, столи­цы Израильского царства.

Новый царь, Саргон II (722—705 гг. до н. э.), в своих надпи­сях вопреки обычаю ничего не пишет о своем отце. Из этого сле­дует, что его права на престол были весьма проблематичны. Но по своим способностям он мало в чем уступал Тиглатпаласару III. Между тем перед ним стояли трудные проблемы. В Вавилонии за­хватил власть халдейский вождь Мардук-апла-иддин II, на севере Урарту оправилось от разгрома и вновь готовилось к активным действиям. В Сирии возникла новая антиассирийская коалиция. Саргон начал с внутренних дел. Он торжественно подтвердил и ум­ножил древние привилегии городов и храмов, чем привлек на свою сторону горожан и жречество ( в том числе и в Вавилонии). Но Мардук-апла-иддин заключил союз с Эламом. Поход на Вавило­нию, предпринятый в 720 г., оказался неудачным: ассирийцы по­терпели поражение. Зато в Сирии они разбили силы коалиции и вер­нули отпавшие было провинции, пройдя затем всю Палестину до египетской границы. Между тем и на севере обстановка была серьезной. Кроме Урарту там появился новый страшный враг — отряды киммерийцев4, пришедшие из-за Кавказа. Впрочем, они представляли более непосредственную угрозу для самого Урарту. Видимо, Саргон воспользовался тем, что киммерийцы нанесли урартам поражение, и немедленно выступил в поход (714 г. до н. э.). Ассирийцы двинулись, однако, не на Урарту, а на восток. Когда же урартский царь Руса попытался зайти в тыл ассирий­скому войску, Саргон, знавший от своих разведчиков обо всех пе­редвижениях урартской армии, мгновенно повернул на запад, ей навстречу. Для более быстрого продвижения он взял с собой лишь конницу и колесницы. В коротком и чрезвычайно кровопролитном бою урартское войско, застигнутое врасплох, было рассеяно, а сам Руса едва сумел спастись бегством. Затем ассирийское войско, почти не встречая сопротивления, разорило и разграбило Урарту и подчиненные ему мелкие царства, особенно Муцацир, где нахо­дились одно из главных святилищ урартских племен и урартская казна. В руки ассирийцев попали несметные богатства, а Урарту никогда уже не смогло оправиться от этого погрома и утратило свое значение «великой державы». В последующие годы полковод­цы Саргона и пограничные областеначальники подавляли мятежи на востоке и на западе, создавая при этом новые провинции. Сар­гон же готовился к решению главной задачи — новому завоеванию Вавилонии. В 710 г. он двинул свои войска на юг. Города Вавило­нии приняли его сторону, и Мардук-апла-иддину пришлось по­спешно отступить в Приморье. Саргон «при кликах ликования» вступил в Вавилон и короновался здесь в качестве царя. Своего наследника Синаххериба он женил на знатной вавилонянке. В 707 г. Саргон с огромной добычей вернулся в новую столицу Дур-Шаррукин («Крепость Саргона») к северу от Ниневии, где и прожил свои последние годы.

Синаххериб (705—681 гг. до н. э.) в отличие от своего отца был сторонником военной партии, а со жрецами и горожанами

^te ладил. В своей политике он опирался исключительно на гру­бую силу. Он пренебрег совершением коронационных обрядов в Вавилоне, вследствие чего там вновь захватил власть Мардук-ап- ’Ла-иддин, немедленно возобновивший союз с Эламом и цолучив- ^Ший от него военную помощь. Синаххериб выступил в поход и в [сражении у Киша в 702 г. наголову разбил вавилоно-эламские войска. Но Мардук-апла-иддин снова избежал плена. 200 тыс. халдеев .были угнаны ассирийцами в другие области державы, а на вавилонский трон был посажен в качестве ассирийской марио­нетки некий Белибни (Синаххериб упорно пренебрегал вавилон­ской короной). Попытки сбросить ассирийское иго имели место также в Сирии и на востоке. В Сирии Синаххериб разбил войска филистимского города Аккарона, поддержанные египетскими отря­дами, а затем осадил Иерусалим. Большинство других государств Сирии и Палестины поспешили изъявить покорность и уплатить дань. С осадой Иерусалима связана первая зафиксированная в ис­тории попытка вести пропаганду среди вражеских войск. Библия повествует о том, как ассирийский военачальник обратился к сто­явшим на стене иудейским военачальникам на их родном языке. Красочно описав предстоящие осажденным ужасы голода и жаж­ды, он предложил им капитулировать. Иудейские военачальники были не прочь вести переговоры, но, дабы они были непонятны воинам гарнизона, предложили перейти на арамейский язык, иг­равший в Иудее того времени примерно такую же роль, как фран­цузский язык в Европе XIX в. н. э. Ассириец, однако, отклонил это предложение, поскольку, напротив, хотел быть понятым всеми. Впрочем, осада не имела успеха (видимо, из-за вспыхнувшей в ассирийской армии эпидемии), и Синаххериб удовольствовался получением с иудейского царя огромной дани и заложников. Ас­сирийские провинции в Сирии были расширены, а в важнейших ■ городах финикийского и филистимского побережья посажены про­ассирийски настроенные правители.

Чтобы раз и навсегда покончить с Мардук-апла-иддином, Си­наххериб двинул армию в Приморье, подвергнув эту страну же­сточайшему разгрому. Но Мардук-апла-иддин погрузил на кораб­ели семью, часть войска, статуи богов и даже кости своих предков, ^пересек Персидский залив и высадился в Эламе. Правителем Ва- iвилонии вместо недостаточно усердного Белибни Синаххериб сде- 1 лал своего сына и наследника Ашшур-надин-шуми. Мардук-апла- ‘ иддина же он считал настолько опасным, что решился преследо­вать его даже за морем, снарядив для этого целый флот (с помо­щью финикийских и, возможно, греческих мастеров и мореходов. іОднако Мардук-апла-иддин умер до прибытия ассирийской кара­тельной экспедиции). Но Синаххериб своим высокомерным отно­шением к городам вообще, а к городам-Вавилонии особенно вос­становил их против себя, поэтому очередное вторжение эламитов в Северную Вавилонию почти не встретило сопротивления. Аш- : шур-надин-шуми был уведен пленником в Элам, где вскоре умер г

или был убит. В Вавилоне же эламиты посадили царем своего ставленника. Синаххериб едва спас свою армию. Последовавший вавилонский поход 693 г. имел лишь частичный успех. Новый по­ход 691 г. завершился грандиозным сражением при Халуле, около устья Диялы, с халдеями, вавилонянами, эламитами и даже пер­сами. Надписи Синаххериба сообщают об одержанной ассирийца­ми блестящей победе, вавилонская же хроника повествует о по­ражении ассирцйцев. В действительности, видимо, битва закончи­лась «вничью», но огромные потери вынудили обе стороны времен­но прекратить военные действия.

По примеру своих предшественников Синаххериб решил об­завестись новой столицей. Для этой цели он избрал Ниневию, от­строив ее с величайшей пышностью. Территория города была зна­чительно увеличена и обнесена мощными укреплениями, был по­строен новый дворец, обновлены храмы. Для снабжения города и разбитых вокруг него садов хорошей водой соорудили акведук.

В 689 г., воспользовавшись смутами в Эламе, Синаххериб сно­ва двинулся на Вавилон. Этот город был одним из наиболее чти­мых (в том числе и самими ассирийцами) культовых центров Ме­сопотамии, а его бог-покровитель Мардук (Бел) почитался на­равне с богом Апппуром. Но Синаххериб не слишком благоговел перед городами и храмами, даже и ассирийскими. Поэтому он учи­нил над Вавилоном беспримерную расправу: взяв город штурмом, разрушил его до основания, а уцелевших обитателей увел в плен. Синаххериб утверждал, что обломки храмов и городских строений были сброшены в Евфрат, а затем по специально проведенному каналу речные воды устремились на то место, где прежде стоял великий город. Статуи богов увезли в Ассирию. Эта кощунствен­ная жестокость ужаснула всю Переднюю Азию, но вместе с тем вызвала серьезное недовольство даже в самой Ассирии. Синаххе­риб был вынужден сделать некоторые шаги, направленные к при­мирению со жрецами. Так, было объявлено, что великие боги сами прогневались на Вавилон за грехи его обитателей и решили его покинуть. Наследником престола Синаххерибу пришлось назна­чить сторонника жреческой партии, своего младшего сына Асар- хаддона, сына вавилонянки. Все ассирийцы «от мала до велика» присягнули новому наследнику, но это, естественно, вызвало не­довольство его старших братьев. На границах империи тоже на­чались смуты, некоторые государства вернули себе независимость (Табал в горах на юго-востоке Малой Азии), а Урарту снова от­воевало Муцацир.

Синаххериб не любил своего наследника и не доверял ему. Асархаддона отослали в западные провинции, но вскоре Синаххе­риб был убит. Согласно Библии, его убили в храме собственные сыновья. Ассирийский источник сообщает, что Синаххериб пал мертвым между изображениями божеств-хранителей и, следова­тельно, в их присутствии. Похоже, что оба источника видят в смерти Синаххериба кару богов. В действительности же он нажил

множество недоброжелателей среди людей, и не исключено даже, что вдохновителем убийства был сам Асархаддон.

Впрочем, Асархаддону (681—669 гг. до н. э.) пришлось пред­принять поход на Ниневию, чтобы отстоять свои права на пре­стол.. Братья-отцеубийцы бежали в горы. Новый царь немедленно принял меры к восстановлению Вавилона, объявив, что Мардук сжалился над своим городом и пожелал вернуться туда. Одновре­менно с восстановлением Эсагилы, главного храма Вавилона (при этом был построен знаменитый зиккурат, вошедший в поздней­шие легенды под именем «Вавилонской башни»), начались работы по обновлению одного из главных храмов г. Ашшура. Привилегии ассирийских и вавилонских городов были вновь подтверждены и расширены, а подати в пользу храмов увеличены.

Для возвращения гражданам Вавилона ранее принадлежавших им земель начали военные действия против халдейских племен и царя Приморья. Походы оказались нелегкими, но закончились ус­пешно. Удалось также отразить угрозу нового вторжения кимме­рийцев. Наконец, были подавлены антиассирийские выступления в Финикии и Мелитене (на верхнем Евфрате). Ассирийцы взяли и до основания разрушили Сидон, а цари Сидона и Мелитены в це­пях были приведены в Ниневию, где и казнены. На месте разру­шенного' Сидона ассирийцы построили свою колонию — опорный пункт для подготовки вторжения в Египет. Тем временем велись трудные войны на востоке — в Манне и Мидии. Формально здесь имелось около десятка ассирийских провинций, но фактически в большинстве из них власть ассирийцев не выходила за пределы крепостных стен, за которыми сидели их гарнизоны. Реальная власть принадлежала вождям мидийских племен, пока еще раз­розненных и враждовавших между собой, но уже склонявшихся к объединению. Неожиданные, хотя и не слишком серьезные вы­лазки предпринимали Элам и Урарту.

Все эти события очень беспокоили Асархаддона. Правда, его официальные надписи сообщают лишь о победах, рисуя нам об­раз могучего и грозного царя, каким он описан в знаменитом сти­хотворении В. Брюсова. Но до нас дошли также и документы, не предназначавшиеся для постороннего глаза,— письма и запросы к оракулам. Из них видно, что Асархаддон был человеком суе­верным, неуравновешенным и даже трусоватым, а победы, кото­рые еще продолжала одерживать Ассирия, доставались ей со все большим трудом. Но все-таки Ассирия была очень сильна. Хотя первый поход в Египет в 674 г. окончился неудачей, Асархаддон предпринял в 671 г. новый поход, разгромил армию фараона Та- харки и захватил Мемфис. Он принял титул «царь царей Египта, Верхнего Египта и Эфиопии», т. е. проявил намерение продол­жать захват долины Нила. Но как только Асархаддон вернулся в Ассирию, в Египте начались волнения. Ассирийские гарнизоны оказались в осаде. В 669 г. Асархаддон снова повел войска на Еги­пет, но дорогою умер.

За несколько лет до этого Асархаддон решил вопрос о пре­столонаследии. Его старший сын умер молодым, но оставались еще два сына (видимо, от разных жен) — Шамаш-шум-укин и Ашшур- бан-апли (Ашшурбанапал). Ашшурбанапал был, видимо, любим­цем отца и бабки — энергичной и властной Наки’и, жены Синах­хериба и матери Асархаддона. Поэтому он и был назначен наслед­ником ассирийского престола, а его брат — вавилонским царем, но верховная власть над обоими царствами вручалась Ашшурбана- палу. Такое решение таило в себе семена будущего конфликта между братьями, но на первое время все обошлось благополучно. Еще при жизни отца все население Ассирии было приведено к присяге на верность Ашшурбанапалу. Он смот беспрепятственно занять ассирийский престол (669—631 или 629 гг. до н. э.). Через несколько месяцев его старший брат короновался в качестве ва­вилонского царя.

В своих надписях Ашшурбанапал изображает себя заботли­вым государем, доблестным воителем, бесстрашным охотником и мудрецом, постигшим все науки, искусства и ремесла. По-види­мому, этот «автопортрет» верен лишь отчасти. Из царской пере­писки известно, что Ашшурбанапал был слаб здоровьем или по крайней мере чрезвычайно мнителен. Вопреки утверждениям его анналов он почти никогда не принимал личного участия в воен­ных походах. Так что, повествуя о своих физических доблестях, Ашшурбанапал, скорее всего, выдает желаемое за действитель­ное. Но он в самом деле был довольно образован. В своем нине­вийском дворце он собрал огромную библиотеку — более 20 тыс. превосходно выполненных клинописных табличек, своего рода эн­циклопедию тогдашних знаний и литературы. Этой библиотеке мы обязаны большей частью наших знаний о культуре древней Месопотамии. Ашшурбанапал все время заботился о пополнении своей библиотеки, сам отбирал для нее тексты. Не исключено даже, что некоторые компиляции составлены им самим. Он был также автором ряда стихотворных молитв и, возможно, принимал участие в составлении или редактировании анналов.

Еще до своего вступления на престол Ашшурбанапал, соглас­но обычаю, руководил ведомством разведки и строительными ра­ботами и приобрел значительный административный опыт. Он был также ловким дипломатом, не брезгуя для достижения поли­тических целей любыми интригами и даже убийствами. Характе­ру Ашшурбанапала были присущи злобная жестокость, стремле­ние не только победить противника, но и максимально его уни­зить. Наконец, Ашшурбанапал отличался редкой даже по тем вре­менам суеверностью и жил в постоянном страхе перед происками враждебных духов или немилостью богов. Впрочем, ход событий показал, что для его опасений имелись и реальные основания. Ас­сирия пока благополучно преодолевала опасности, но каждый раз все с большим трудом.

Так, после нескольких лет войны, шедшей с переменным успе-

хом, удалось усмирить Египет, вернувший было себе независи­мость. С главным врагом — Эламом— Ашшурбанапал попытался установить мирные отношения (возможно, лишь с целью выиграть время). Элам пренебрег этими попытками и поддержал антиасси- рийское восстание в Южной Месопотамии. Ассирийский поход на юг в 663 г. оказался не особенно удачным, но в том же году элам­ский царь и предводители восставших «внезапно» умерли. (По­следние эламские цари вообще были удивительно недолговечны. Некоторые исследователи объясняют это «вырождением дина­стии», но возможно, что причину следует искать в Ассирии...) По­сле смерти царя в Эламе начались династические распри, и Аш­шурбанапал не преминул предоставить убежище некоторым пре­тендентам, справедливо полагая, что они пригодятся в будущем. Но в 665 г. Ассирию постиг тяжелый удар: Египет вернул себе не­зависимость. Ашшурбанапал не решился послать против него вой­ска — из-за угрозы со стороны Элама. В 653 г. эламский царь Те- Умман вторгся в Южную Месопотамию, был разбит, собрал новое войско и снова потерпел поражение, в результате чего был каз­нен вместе с сыном. Элам был отдан под власть царевичей, на­шедших в свое время приют в Ассирии.

Тем временем на нее надвинулась еще более грозная опас­ность — мятеж Шамаш-шум-укина, брата Ашшурбанапала и но­минального царя Вавилона. Ему удалось привлечь на свою сторо­ну Египет, сирийских и палестинских царей, шейхов арабских пле­мен, мидян, Элам и Приморье. Всех их объединяла ненависть к Ассирии и надежда сбросить ее тяжелое ярмо. Впрочем, многие племена и города Южной Месопотамии сочли более выгодным со­хранить верность Ассирии.

Военные действия начались в 652 г. Ашшурбанапал по обык­новению действовал силой и хитростью. Вавилон очутился в бло­каде. Эламское войско, шедшее на помощь, было разбито по доро­ге; в тылу у него вспыхнули инспирированные ассирийцами мяте­жи и династические распри. Элам, таким образом, был нейтрали­зован, а Приморье подверглось жестокому разгрому. Все прочие участники коалиции, кроме арабов, не смогли оказать Вавилону существенной помощи. Вавилон после трехлетней осады и ужаса­ющего голода пал в 648 г. Шамаш-шум-укин велел поджечь свой дворец и бросился в пламя. «Царем» Вавилона был назначен не­кий Кандалану — ассирийская марионетка. Затем настал черед Элама. В 647 и 646 гг. Элам подвергся нашествиям ассирийских войск.

Последним походом Ашшурбанапал руководил лично и по­бедителем вступил в Сузы. Город был разрушен до основания. Ашшурбанапал вывез в Ниневию неисчислимые сокровища, ста­туи богов и даже кости эламских царей, а также огромное число пленных. Элам после этого разгрома утратил свое прежнее значе­ние «великой державы».

Таким образом, спокойствие в империи было восстановлено,

став во многих ее частях спокойствием кладбища. Но годы Асси­рии были уже сочтены,

О последних годах жизни Ашшурбанапала мы почти ничего не знаем (его анналы заканчиваются 636 г,). Существует даже пред­положение, что около 635 г, он был отстранен или отказался от власти и остаток своих дней провел в г, Харране, в Северной Ме­сопотамии, Ассирия оказалась ввергнутой в гражданские войны, пока наконец один из сыновей Ашшурбанапала с помощью некое­го полководца не захватил власть. Осыпанный похвалами и мило­стями полководец, по-видимому, вскоре сверг своего ставленника и воцарился сам, В свою очередь, он был свергнут вторым сыном Ашшурбанапала ■— Син-шарри-ишкуном, Точные даты всех этих событий установить пока не удается. Возможно, что они частично совпадали во времени, т, е, одновременно три или четыре царя признавались в разных частях империи.

Между тем вокруг Ассирии сгущались тучи. В 626 г, халдей Набопаласар захватил царскую власть в Вавилонии, Еще раньше к востоку от Ассирии разрозненные племена мидян объединились в Мидийское царство. Опасность с этой стороны была особенно велика: Мидия могла нанести удар в самое сердце Ассирии, Уже в 615 г, мидийцы появились у стен Ниневии, Их удалось прогнать, однако в том же году Набопдласар осадил Ашшур. Его тоже уда­лось отбросить, но в 614 г. в Ассирию вновь вторглись мидяне и тоже подступили к Ашшуру. Набопаласар немедленно двинул свои войска на соединение с ними, Ашшур пал до прихода вави­лонян, и у его развалин цари Мидии и Вавилона заключили союз, скрепленный династическим браком, В 612 г, союзные войска оса­дили Ниневию и взяли ее всего через три месяца. Город был раз­рушен и разграблен, мидяне со своей долей добычи ушли восвоя­си, а вавилоняне двинулись к Харрану, куда прорвалась часть ассирийского войска во главе с неким Ашшур-убаллитом, В Харра­не Ашшур-убаллит II был провозглашен «царем Ассирии» и по­лучил помощь от Египта, Вавилоняне, со своей стороны, вновь призвали на помощь мидян, В 610 г. войско Ашшур-убаллита, уси­ленное египетскими подкреплениями, было разбито и отброшено на западный берег Евфрата. Харран пал, а когда в следующем году Ашшур-убаллит, получив из Египта новые подкрепления, по­пытался отвоевать город, он был вновь отбит вавилонским гарни­зоном. В 605 г. под Каркемишем потерпели поражение главная египетская армия и остатки отрядов Ашшур-убаллита.

Так закончила свое существование первая в истории человече­ства «мировая» держава. При этом не произошло сколько-нибудь значительных этнических перемен: погибла лишь верхушка асси­рийского общества — знать и частично горожане. Сельское насе­ление осталось на своих местах, и потомки его населяют Север­ный Ирак до сих пор (давно утеряв аккадский язык). Культур­ные, административные и военные традиции Ассирии были во многом усвоены ее преемниками.

<< | >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. РАСЦВЕТ ДРЕВНИХ ОБЩЕСТВ. Под редакцией И. М. ДЬЯКОНОВА, В. Д. НЕРОНОВОЙ, И. С. СВЕНЦИЦКОЙ. Издательство «Наука», МОСКВА - 1983. 1983

Еще по теме 1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ:

  1. Политическая история.
  2. 3. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ГРЕЦИИ В IV В. ДО Н. Э.
  3. Политическая история времени Чжоу
  4. 1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ НОВОВАВИЛОНСКОГО ПЕРИОДА
  5. Этапы этнической и ПОЛИТИЧЕСКОЙ истории абхазов*
  6. Политическая история Китая є VIII— V ее. до н.э.
  7. КОРИНФСКАЯ ЛИГА И ЕЕ РОЛЬ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ГРЕЦИИ 30—20-х гг. IV в. до н. э.
  8. ВАДА Харуки. Политическая история России. Избранные труды. 1960-2017. - М.,2018. - 592 с. с иллюстрациями, 2018
  9. 29) Основные политические силы и их взгляды на перестройку. Какие цели «архитектуры перестройки» ставили перед собой в реформировании политической системы СССР? Совпали ли эти цели с результатами политической реформы? Аргументируйте свой ответ.
  10. История как наука. Место истории России в мировой истории.
  11. 37. Кризис 1992-1993 гг. в России и его последствия для развития политической системы. Поясните, в чем главная суть противостояния в верхах власти, какие противоречия явились причиной политического кризиса октября 1993 года? Какие нравственные уроки из политических событий осени 1993 г. можно извлечь?
  12. Функции историю Предмет, задачи и принципы изучения Отечественной истории.
  13. 16: Особенности политического развития ключевых стран на рубеже 20-21 вв. Назовите спектр политических сил, который сложился в последние десятилетия в западном обществе. Почему, на ваш взгляд, в ряде стран на место левых приходят неоконсервативные силы? Обоснуйте свое видение проблемы.
  14. Содержание курса “История России” и цели его изучения, принципы истории как науки.