<<
>>

3. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ГРЕЦИИ В IV В. ДО Н. Э.

Утверждавшаяся после Пелопоннесской войны гегемония Спарты в Греции оказалась недолговечной. Бывшие союзники Афин не получили ни свободы, ни автономии, обещанной им Спар­той. Во многих городах стояли спартанские гарнизоны, командиры которых бесцеремонно распоряжались, не считаясь даже с про- спартанскими группами местного населения.

В отличие от афинян, привыкших к постоянному общению с чужеземцами, отличавших­ся широтой кругозора и известной терпимостью, спартанцы прояв­ляли высокомерие, непонимание локальных условий, грубость. В то же время соприкосновение с более привольной и богатой жизнью, чем в Спарте, не осталось без последствий для спартан­ских полководцев и рядовых воинов. Присвоение военной добычи и прямые грабежи привели к обогащению многих спартиатов, ко­торые тайком ввозят свои богатства на родину или хранят их в других местах Греции. Наглое поведение спартанцев не только по отношению к побежденному противнику, но и ко вчерашним союзникам вызвало сильное недовольство в Греции.

Спарта не только не выполнила данных ею во время Пелопон­несской войны обещаний, но не сумела обеспечить безопасность морских путей, жизненно важных для экономического развития и продовольственного снабжения ряда греческих государств. Круше­ние морского могущества Афин создало благоприятные условия для развития пиратства — постоянного бича древней торговли.

Таким образом, спартанское владычество и политически и эко­номически ущемляло интересы большинства населения в грече­ских полисах. Оно держалось только на военной мощи Спарты, и достаточно было некоторого ее ослабления, чтобы недовольство прорвалось наружу. Поводом к этому послужили события, связан­ные с так называемым походом десяти тысяч. В Персидском госу­дарстве в конце V в. до н. э. обстановка осложнилась в связи с борьбой за престол между двумя сыновьями Дария II — Артаксерк­сом II и Киром Младшим.

Кир формально не имел права на цар­скую власть, но его поддерживала влиятельная группа придвор­ной знати, включавшая, по-видимому, жену Дария Парисатиду. В последний период правления Дария Кир был отправлен в Малую Азию. Он завязал здесь дружеские отношения со спартанским

полководцем Лисандром и щедро субсидировал Спарту в конце Пелопоннесской войны. После смерти Дария борьба между братья­ми приняла острый характер, победителем оказался Артаксеркс, и только заступничество матери спасло Кира от гибели. Притво­рившись, что он смирился со своей участью, Кир возвращается в Малую Азию и под предлогом борьбы с обвиняемым им в мятеж­ных планах другим сатрапом Малой Азии, Тиссаферном, набирает войска. Многочисленные греческие наемники, прельщаемые щед­рыми обещаниями, охотно идут на службу к Киру. Формально это было их частным делом, ни один независимый от Персии грече­ский город не примкнул к Киру. Но при большом влиянии Спарты такой единовременный набор целого войска не мог обойтись без ее ведома. Кир вначале не раскрывал своих планов и, только когда все было подготовлено, объявил, что поход предполагается в глубь Персидской державы. Среди наемников Кира оказался афинянин Ксенофонт, будущий историк, который, очевидно, вел дневники во время похода и описал его впоследствии в сочинении «Анаба­сис». Кир всячески подчеркивал свое восхищение греческой куль­турой, выучкой и дисциплиной греческих воинов. В случае его победы участники похода были бы щедро вознаграждены. Однако в битве, происшедшей в 401 г. до н. э. у деревушки Кунакса, не­подалеку от Вавилона, Кир погиб, пронзенный оруженосцами Артаксеркса, которого он стремился во что бы то ни стало убить. Победа, одержанная на том фланге армии Кира, где стояли греки, утратила всякий смысл. Когда распространилась весть о гибели Кира, греческие наемники попытались предложить свои услуги победителю. Стратеги их, вызванные якобы для переговоров, были вероломно убиты. Греки оказались в чужой стране, среди враж­дебного окружения, без командиров.

Из этого, казалось бы, без­выходного положения они сумели выйти. Были демократическим путем избраны новые стратеги, и преследуемые по пятам персид­ской армией греки двинулись в обратный путь. После долгих мы­тарств и лишений они в 400 г. до н. э. вышли к южному побережью Черного моря, к г. Синопа. Из 13 тыс. участников похода вернулись примерно 10 тыс. человек. Драматическая история всего похода красочно описана Ксенофонтом в его знаменитом произведении «Анабасис».

Эти события были чреваты серьезными последствиями не толь­ко для Персии, но и для Греции. Прежде всего они привели к кон­фликту между Персией и Спартой, затруднениями которой не за­медлили воспользоваться ее противники в Греции. В далекой перспективе поход 10 тысяч греков послужил как бы прелюдией к будущему походу Александра Македонского. Он показал, что ог­ромная персидская держава не столь уж неуязвима, как это каза­лось на расстоянии. Возвратившиеся греки привезли ценные све­дения о персидских дорогах, городах, селениях, о нравах и обычаях различных народов, о порядках в персидской армии. Все это при­годилось впоследствии для практических целей, а в ближайшем

будущем способствовало возникновению и распространению идеи о возможности разрешить трудности путем территориальной экс- . пансии на Восток.

Вскоре Спарта была вовлечена в военный конфликт с Персией, которая начала карательные действия против греческих городов Малой Азии (находившихся теперь под покровительством Спар­ты) за их содействие Киру, расцененное как прямое вмешатель­ство во внутренние дела Персии. На Восток был отправлен спар­танский царь Агесилай. Военные действия шли с переменным ус- . пехом, пока в них не включился поступивший на службу к персам афинский стратег Конон, сумевший после битвы при Эгоспотамах спасти несколько афинских триер и увести их на Кипр. Возглавив

> построенный им на персидские деньги флот, Конон успешно во­юет против спартанцев у побережья Малой Азии. Между тем в Балканской Греции создалась антиспартанская коалиция, куда вошли не только давние противники Спарты — Афины, Аргос, но и бывшие ее союзники — Фивы и Коринф.

Началась так называе­мая Коринфская война (395—387 гг. до н. э.). Вынужденная вое­вать на два фронта и считая более важными для себя позиции в Балканской Греции, Спарта отозвала Агесилая с Востока на смену погибшему в Средней Греции Лисандру. Уже после отплытия Аге­силая в 394 г. до н. э. при Книде, на побережье Малой Азии, пер­сидский флот под командованием Конона нанес сокрушительное поражение спартанцам. Приехавший вскоре в Афины Конон был встречен с триумфом. На привезенные им деньги были восстанов­лены Длинные стены, разрушенные спартанцами в 404 г. до н. э. В Афинах царило воодушевление, смыт был позор поражения в Пелопоннесской войне. По инициативе талантливого афинского полководца Ификрата была проведена военная реформа. Доспехи воинов были значительно облегчены (в частности, щит), что уде­шевляло вооружение и обеспечивало большую подвижность на поле боя. Удлиненное копье и дротик позволили поражать врага на расстоянии. Под командованием Ификрата был одержан ряд побед над спартанцами. Антиспартанская коалиция добилась успехов и на Балканском полуострове.

Однако Персия, оказавшаяся временно в одном лагере с про­тивниками Спарты, вовсе не заинтересована была в возрождении

> морской мощи Афин, тем более что они поддерживали сепаратист­ское движение на Кипре. Персии было выгодно сохранять извест­ное равновесие в Греции, не позволяя чрезмерно усилиться ни од­ному государству, особенно опиравшемуся на сильный флот. По­этому, удовлетворившись некоторым ослаблением Спарты, пер-

I сидское правительство навязало воюющим сторонам мир. Он был

продиктован представителям Греции в Сузах и получил название «царского» или «Анталкидова» мира (по имени спартанского пред­ставителя). То, что война между греческими государствами за- 1 вершилась заключением мира в Сузах, показывает, как далеко

зашел переживавшийся греческими полисами кризис. Персия об­

ладала неисчислимыми денежными средствами; войны в это время велись преимущественно силами наемников й требовали больших затрат.

Послы воюющих сторон обивали пороги приемных в рези­денциях персидского царя и его сатрапов, испрашивая субсидии. Поэтому властелин Персии считал вправе диктовать грекам свою волю.

По условиям «царского» мира признавалась верховная власть Персии над греческими городами Малой Азии и Кипром. Это было серьезной уступкой со стороны Спарты, претендовавшей на роль борца за независимость греков, и было использовано впоследствии в антиспартанской пропаганде. Всем остальным греческим госу­дарствам гарантировалась автономия. Запрещалось образование союзов, но существовавший в то время Пелопоннесский союз сох­ранился. Это условие явно направлено было против Афин. В ка­честве компенсации Афины получили острова Лемнос, Имброс и Скирос, уже взятые к тому времени Кононом и не имевшие боль­шого экономического и политического значения, но важные как стоянки для торговых судов, проходивших через Геллеспонт. По условиям мира восстанавливался г. Платеи, разрушенный спар­танцами в 427 г. до н. э.

В грамоте Артаксеркса, врученной в Сузах греческим пред­ставителям, было сказано: «Той из воюющих сторон, которая не примет этих условий, я вместе с принявшими мир объявляю вой­ну на суше и на море и воюющим с ними окажу поддержку ко­раблями и деньгами».

«Царский» мир лишь на короткое время приостановил военные действия в Греции. Спарта, взявшая на себя роль блюстителя ус­ловий мира, продолжает вмешиваться во внутренние дела других государств Греции. Когда группа городов Халкидики, откуда в Грецию шли хлеб и корабельный лес, попыталась объединиться, Спарта объявила это нарушением запрета создавать союзы и на­правила против них войско. На обратном пути уже без всякого легального повода спартанский полководец Фабид вмешался в борьбу, происходившую в Фивах между демократами и олигар­хами, помог последним прийти к власти и поставил гарнизон в фиванской цитадели. Это попрание принципа автономии и невме­шательства во внутренние дела других государств вызвало воз­мущение даже сторонников и почитателей Спарты.

Спартанское правительство, однако, не только не покарало совершившего эту акцию полководца, но поддержало ее, предав казни привезенных им из Фив демократов. Другая их группа, избежав расправы, нашла убежище в Афинах.

Спустя некоторое время (в 379 г. до н. э.) фиванским изгнан­никам удалось, тайно вернувшись в Фивы, совершить там демо­кратический переворот. Вожди олигархов были убиты, спартанцам разрешили удалиться домой. Во главе фиванской демократии ' стояли Эпаминонд и Пелопид, выдающиеся деятели и полководцы. Фивы сумели объединить вокруг себя и другие города Беотии.

Этот союз представлял собой не федерацию, а единое государство: граждане всех вошедших в него городов имели право участвовать в общёбеотийском народном собрании, созывавшемся в Фивах. Но поскольку земледельцам Беотии трудно было отрываться от своих хозяйств, перевес в собрании имели фиванцы. Беотийская армия была реорганизована. Большое значение теперь приобрели легковооруженные воины, более подвижные и лучше приспособ­ленные к маневренным операциям. Применен был новый прин­цип построения войска: вместо принятого у греков прямоуголь­ника армия строилась в виде клина, в выдававшемся остром углу которого на левом фланге стоял отборный отряд, так назы­ваемый священный лох. В отступающей назад части клина стояли более слабые воины. Обычно греки укрепляли свой правый фланг, и в бою сталкивались лучшие силы одной стороны с более слабой частью войска противника. Реформировавший беотийскую армию Эпаминопд отказался от этого принципа, делая ставку на сокру­шительный удар в самом начале боя по правому флангу против­ника.

Спарта потребовала роспуска Беотийского союза как проти­воречащего условиям Анталкидова мира. Ее призыв выступить против Фив не был поддержан другими полисами. В 371 г. до н. э. спартанская армия под командованием Агесилая вторглась в Беотию. В битве у г. Левктры новая тактика, примененная Эпаминондом, дала блестящие результаты. Ряды спартанцев дрог­нули, и они, понеся большие потери, бежали с поля боя. Пораже­ние спартанской армии произвело огромное впечатление. Однако Афины встревожились возможностью усиления соседних Фив. Они постепенно отходят от союза с ними, а после активизации беотийского флота открыто выступают на стороне Спарты.

Между тем в Беотийский союз вступил ряд государств Сред­ней Греции, а затем и Пелопоннеса, куда начал вторгаться Эпа- минонд, поддержанный местными демократами. Мессения отло­жилась от Спарты, и на горе Ифоме, бывшей оплотом илотов во время их восстаний, строится г. Мессена. Илоты бегут сюда из Лаконии и получают гражданские права. Владения Спарты огра­ничились одной Лаконией. Впервые вражеская армия подошла к самой Спарте и едва была отбита Агесилаем. В центре Пелопонне­са, в Аркадии, в результате синойкизма (сселения вместе ряда по­лисов) создается Мегалополь, центр демократического союза, соб- . ранне которого включало 10 тыс. человек.

Беотийская армия совершает походы и на север, вмешиваясь во внутреннюю борьбу в Фессалии, в которой по просьбе некото­рых городов участвует и Македония. Во время одного из таких походов Пелопид захватил и увез в Фивы группу заложников, включая юного Филиппа, будущего царя Македонии. Вскоре по­сле этого Пелопид, снова направившийся в Фессалию, погиб в одном .из сражений, и вся тяжесть руководства политикой Бео­тийского союза легла на плечи Эпаминонда.

Между тем обстановка в Греции меняется не в пользу Беотии. Первое воодушевление, связанное с надеждами на поддержку беотянами демократических сил, прошло. Как это было в свое время с Афинами, затем со Спартой, Фивы мало считаются с ав­тономией своих союзников, навязывают им свою волю, требуют их участия в походах беотийской армии. По мере того как военные действия переносятся далеко за пределы Беотии, падает дух во­инов —- выходцев из сельского населения, привязанного к своей земле и хозяйству. Ряд государств Пелопоннеса, напуганных ро­стом демократического движения, становится враждебным к Бео­тийскому союзу. В 362 г. до н. э. Эпаминонд вновь появляется в Пелопоннесе, пытаясь помочь своим союзникам в Аркадии, а так­же Мессене, Аргосу. На стороне Спарты выступили государства Пелопоннеса, где у власти стояли аристократические группы, и Афины. В решающей битве при Мантинее в Аркадии погиб Эпа­минонд. Битва была ожесточенной, обе стороны просили друг друга о разрешении подобрать своих убитых, что, по греческим представлениям, означало признать себя побежденным. Описав­ший это сражение Ксенофонт, не скрывавший своего сочувствия Спарте, все же воздает должное стратегическому таланту Эпами- нонда и считает победителями фивапцев. Однако гибель полковод­ца деморализовала беотийскую армию, и победа не была закреп­лена.

Кратковременный период возвышения Фив, длившийся с 379 по 362 г. до н. э., закончился крушением еще одной попытки уста­новить гегемонию одного государства в Греции. Опора на демо­кратические слои населения вызывала сильную оппозицию со сто­роны противоборствующих групп, а методы насилия, применяв­шиеся демократическими Фивами даже к союзникам, вызвали разочарование и ослабили их поддержку. В Греции IV в. до н. э. не было государства, способного объединить на сколько-нибудь длительный срок и повести за собой другие полисы, обеспечив им возможность мирного и спокойного развития. Это показала судьба и другого возникшего в это же время союза.

Еще в 90-е годы IV в. до н. э. Афины делают попытки офор­мить договорами дружеские отношения с рядом греческих госу­дарств на островах Эгейского моря. Постепенно, пользуясь за­труднениями Персии в связи с непрерывными восстаниями сатра­пов и распрями между Спартой и Фивами, Афины добились соз­дания Второго морского союза под своей эгидой. Сохранилась надпись на камне с текстом декрета афинского народного собра­ния относительно этого союза. Целью его объявляется обеспече­ние свободы и независимости эллинов, взаимопомощь при напа­дениях с суши и моря. К участию в союзе приглашаются все го­сударства, расположенные на островах и материке, кроме тех, которые подвластны персам. Эта оговорка имела целью обезопа­сить союз от подозрений и противодействия Персии. В отличие от Первого морского союза, созданного для борьбы с персидской

угрозой, Второй союз был направлен против Спарты. Афины вся­чески старались заверить своих союзников, что не повторятся злоупотребления, вызвавшие столько нареканий. Они обязались не вмешиваться во внутренние дела союзных государств, не посы­лать туда своих гарнизонов и клерухов. Афинским гражданам запрещалось приобретать земельные владения на территории союзников ни покупая их, ни с помощью ипотечных займов. Вза­мен ненавистного по Первому союзу фороса, который союзники рассматривали как навязанный им Афинами налог, устанавлива­лись взносы в союзную кассу, именуемые синтаксис, что предпола­гало добрую волю и согласие плательщиков. Верховным органом союза был синедрион, куда входило по одному представителю от каждого союзного города, независимо от его' величины, кроме Афин. Но заседания синедриона происходили в Афинах, и его ре­шения через Совет 500 вносились на рассмотрение афинского на­родного собрания.

В состав союза вошло более 70 государств, как островных, так и материковых. Некоторые примкнули к нему лишь временно. Кроме военных задач (оборонительного характера) большое зна­чение имело обеспечение безопасности и благоприятных условий для торговли. Афины покровительствуют в этом плане своим со­юзникам в противовес торговле других государств.

Второй Афинский союз просуществовал недолго, немногим бо­лее 20 лет. Осложнившаяся обстановка в Восточном Средиземно­морье требовала активной дипломатии и военных действий. Во Фракии вновь усиливается царство одрисов8, претендовавшее на Херсонес Фракийский —- область, жизненно важную для торговли с Северным Причерноморьем. Тиран фессалийского города Фер организует пиратские набеги па ряд островов Эгеиды, совершает даже нападение на Пирей. Амфиполь был занят македонским гарнизоном. Афины вынуждены принимать контрмеры, которые дорого обходятся казне и осложняют отношения с союзниками. Вину за неудачи возлагают на стратегов и политических деятелей, некоторые из них платят за это жизнью.

Афинские стратеги и вожди наемников Тимофей, Харет, Хаб- рий, Ификрат проводят активные операции, защищая интересы Афин в различных частях Восточного Средиземноморья. Они сами завязывают отношения с правителями Фракии, полусамостоятель- ными династами Малой Азии, принимают участие то в антипер- сидских выступлениях, то в подавлении их Персией, уже не в ка­честве афинских полководцев, а как профессиональные наемники. По-разному ведут они себя и по отношению к афинским союзни­кам. В то время как Тимофей, сын Конона, старается не досаж­дать союзным государствам чрезмерными требованиями денежных средств и людей, другие стратеги, например Харет, допускают произвольные действия, озлоблявшие союзников и усиливавшие

Одрисы одно из фракийских племен.

их готовность отложиться от Афин. Не только субъективные ка­чества афинских полководцев, но и трудные условия, в которых им приходилось действовать, не получая необходимых субсидий от Афинского государства и зная, что им не простят неудач, толкали их на насильственные меры по отношению к союзникам. Обеща­ния, торжественно провозглашенные Афинами в момент оформле­ния союза, оказались фикцией. Несмотря на возрождение афин­ского флота, он был не в состоянии обеспечить своим союзникам безопасность. В Восточном Средиземноморье активизируются но­вые силы, которым Афины не могут противостоять. Кария в Малой Азии в правление Мавсола фактически выходит из подчине­ния Персии, хотя формально платит ей дань. Мавсол, создав силь­ный флот, стремится завоевать острова, входившие во II Афин­ский союз. Наряду с прямыми военными действиями, не прине­сшими ему большого успеха из-за противодействия афинского флота, Мавсол пытается использовать недовольство союзников ра­стущим давлением Афин и ненависть олигархических групп к поддерживаемой Афинами демократии. Осенью 357 г. до н. э. ост­рова Хиос, Родос и Кос, к которым присоединился г. Византий, объявили о выходе из Афинского союза и стали вести наступа­тельные операции против Лемноса, Имброса, Самоса. Началась так называемая Союзническая война (357—355 гг. до н. э.). По­сланная против восставших союзников афинская эскадра не су­мела добиться успеха. Ей на помощь отправляются еще 60 судов под командованием прославленных полководцев Ификрата и Ти­мофея. Тем не менее привести мятежников к покорности не уда­лось. Стратеги были вызваны в Афины для отчета. Обвиненный в получении взятки от Хиоса Тимофей был приговорен к уплате огромного штрафа в 100 талантов. Не будучи в состоянии упла­тить его, он ушел в изгнание в Халкиду, где вскоре и умер. Уже после его смерти афиняне раскаялись в содеянном и снизили штраф сыну Тимофея Конону до 10 талантов. Судьба Тимофея, который наряду со своим отцом Кононом так много сделал для восстановления морского могущества Афин, весьма показательна для обстановки растерянности и неустойчивости, царившей во всей Греции.

В это время Афины оказались втянутыми в новый военный конфликт с Персией. Они поддержали восстание сатрапа Геллес­понтской Фригии против вступившего на престол в 358 г. до н. э. Артаксеркса III Оха. Вначале афинское войско, возглавленное Харетом, добилось успехов, но Ох пригрозил походом в Грецию. Призыв Афин к объединению греков против персидской угрозы не получил отклика. Они вынуждены были в ответ на ультима­тум Персии отозвать Харета из Азии и признать независимость Хиоса, Коса, Родоса и Византия. Вслед за этим отложились и дру­гие острова. Второй морской союз закончил свое существование. В Греции не было силы, способной сплотить полисы в борьбе за преодоление переживавшегося ими кризиса. Внутренние распри,

внешнеполитические авантюры, истощение финансов, неверие в возможность выхода собственными силами из создавшегося ту­пика — такова обстановка в Греции к середине IV в. до н. з. В это время на арену выходит новая политическая сила в лице Македонии.

<< | >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. РАСЦВЕТ ДРЕВНИХ ОБЩЕСТВ. Под редакцией И. М. ДЬЯКОНОВА, В. Д. НЕРОНОВОЙ, И. С. СВЕНЦИЦКОЙ. Издательство «Наука», МОСКВА - 1983. 1983

Еще по теме 3. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ГРЕЦИИ В IV В. ДО Н. Э.:

  1. КОРИНФСКАЯ ЛИГА И ЕЕ РОЛЬ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ГРЕЦИИ 30—20-х гг. IV в. до н. э.
  2. ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА ПО ИСТОРИИ ГРЕЦИИ
  3. tРейтемейер, История и состояние рабства в Греции.
  4. 8.1. Географическое положение, этнообразование и периодизация истории Древней Греции
  5. ГЛАВА XIX ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ
  6. Политическая история.
  7. 1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ
  8. Политическая история времени Чжоу
  9. 1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ НОВОВАВИЛОНСКОГО ПЕРИОДА
  10. Этапы этнической и ПОЛИТИЧЕСКОЙ истории абхазов*
  11. Политическая история Китая є VIII— V ее. до н.э.
  12. ВАДА Харуки. Политическая история России. Избранные труды. 1960-2017. - М.,2018. - 592 с. с иллюстрациями, 2018
  13. 29) Основные политические силы и их взгляды на перестройку. Какие цели «архитектуры перестройки» ставили перед собой в реформировании политической системы СССР? Совпали ли эти цели с результатами политической реформы? Аргументируйте свой ответ.
  14. История как наука. Место истории России в мировой истории.
  15. 37. Кризис 1992-1993 гг. в России и его последствия для развития политической системы. Поясните, в чем главная суть противостояния в верхах власти, какие противоречия явились причиной политического кризиса октября 1993 года? Какие нравственные уроки из политических событий осени 1993 г. можно извлечь?
  16. Союзные государства в Греции
  17. § 1. Экономика Греции в V в. до н. э.
  18. Дипломатия древней Греции