<<
>>

№ 12. ИЗ «ПОВЕСТИ О КРАСНОРЕЧИВОМ КРЕСТЬЯНИНЕ»

Иератический текст, сохранившийся в чотырох папирусах Среднего Цар­ства, написанный вычурным и искусственным языком, что долаот ого трудным для понимания. Эта искусственность и запутанность рочей кре­стьянина составляли с точки зрония современников, очевидно, главное до­стоинство настоящего произведения.

В нем отображены произвол и само­управство чиновников и вельмож, бесконтрольно грабивших население. Автор разоблачал устами крестьянина продажность бюрократического аппарата, действовавшего исключительно в интересах господствующих слоов. Царь я его сановники также подверглись рознuм нападкам, но тенденция настоя­щего текста, взятого в целом, не направлена против существующего социаль­ного уклада. Автор рассказа о «Красноречивом крестьянине» наивно ворит в то, что речами и увещаниями можно заставить взяточников и самоуправ­цев «творить правду ради владыки правды». Поэтому злоключения крестья­нина кончаются благополучно. Конец папируса поврождон, но можно понять все же, что пострадавшего восстанавливают в правах и вознаграждают за понесонныо обиды.

Перевод с сокращениями сделан по сводному изданию текста: F. Vogel­sang. Kommentar zu den Klagen des Bauern, Leipzig, 1913.

Был человек по имени Хевинануп, крестьянин Наерчнчвчгч Оазиса LИ была жена у него по имени Мерит.

И вот этот крестьянин сказал своей жене: «Вот я спущусь в Египет, чтобы принести оттуда еды моим детям. Пойдем же, отмерь мне ячменя, который в амбаре»...

. И она отмерила ему [26] мер ячменя.

И вот этот крестьянин сказал своей жене: «Вот, [остается] 20 мер ячменя для еды (тебе) с твоими детьми. Приготовь же мне 6 мер ячменя для хлеба и пива на каждый день, да буду я [жив] этим».

Спустился этот крестьянин в Египет и нагрузил он своих ослов растениями «наа», растениями «оедемт», натром, солью, Деревом из страны... тиу, деревом «аунт» из «Бычьей Земли» 2, шкурами пантер, мехом волков, растениями «неша», камнем «ану»...

камнем «сенет»... голубями, птицами «пару», птицами «угес»... (и) всякими прекрасными приношениями Нцтрчнчвчгч Оазиса.

Отправился этот крестьянин на юг, к Ненинисут 3, достиг он области Пер-Фефи к северу от Меденит и нашел человека, стоя­щего на плотине; имя его — Тхутинахт, сын это человека по имени Исери, — это люди начальника дома Ренси, сына Меру.

И вот сказал этот Тхутинахт, когда он увидел ослов этого крестьянина, которые ему понравились: «Если бы у меня было какое-нибудь замечательное изображение бога, с помощью ко­торого я захватил бы имущество этого крестьянина!»

Дом же этого Тхутинахта стоял на прибрежной дороге, уз­кой, не широкой. Она имела ширину... одеяния, и с одной ее сто­роны была вода, а с другой — ячмень.

И вот этот Тхутинахт сказал своему служителю: «Поторо­пись, принеси мне ткань из моего дома».

И она была тотчас принесена..

И он расстелил эту ткань на прибрежной дороге, и один ее конец упал на воду, а ее бахрома — на ячмень. .

Шел же крестьянин по общественной дороге.

И вот этот Тхутинахт сказал: «Остановись, крестьянин! Разве ты наступишь на мою одежду?»

Тогда этот крестьянин сказал:

«Я сделаю то, что ты пожелаешь! Мой путь хорош!»

И он пошел повыше.

Тогда этот Тхутинахт сказал: •

«Разве мой ячмень — дорога тебе?»

Этот крестьянин сказал: «Мой путь хорош! Берег высок, до­рога — по ячменю, а ты загородил дорогу своей тканью. Разве ты не дашь мне пройти по дороге?»

Тогда один из этих ослов схватил пучок ячменя.

Этот Тхутинахт сказал: «Вот, я заберу твоего Осла, крестья­нин, потому что он ест мой ячмень! Вот он будет топтать [кск лосья] при молотьбе!» 4

Этот крестьянин сказал: «Мой путь хорош, и он единственный, загорожен! И я повел своего осла по тому [пути], которым не следовало, а ты [теперь] отнимаешь его (осла) потому, что он схватил пучок ячменя! Но ведь я знаю господина этого округе, — он принадлежит начальнику дома Ренси, сыну Меру. Он изгнал всякий грабеж во всей этой стране, — неужели же я буду огра­блен в его округе?»

Этот Тхутинахт сказал: «Вот пословица, которую говорят люди — упоминают имя бедняка [только вместе с именем] его господина! С тобой говорю я, а ты вспоминаешь начальника дома!»

И он взял ветку зеленого тамариска, избил все его члены, отнял его ослов и увел в свой округ.

Тогда этот крестьянин громко заплакал от причиненной ему боли. ‘

Этот Тхутинахт сказал: «Не поднимай твоего голоса, крестья­нин! Вот, ты у поселения Владыки Молчания!»5 .

И этот крестьянин сказал: «Ты меня бьншь, ты грабишь мсн добро и отнимаешь нщн и жалобу из моих уст! О Владыка Мол­чания! Отдай жн мне мон имущество! Пусть я нн буду вопить [благодаря] твоей мощи!»

Этот крестьянин простоял 10 дней, умоляя Тхутпнарта, но он нн обратил па это своего внимания.

Тогда этот крестьянин отправился в Ннниписут, чтобы пожа­ловаться начальнику дома Рынси, сыну Меру. Он нго нашнл, когда он выходил из ворот своего дома, чтобы спуститься в свою ладыо судебной палаты. И этот крестьянин сказал:

«О, пусть тнбн сообщат о моем днлн! Может быть внлят пойти ко мнн твоему доверенному слугн, чтобы я мог послать нго к тебе [рассказать] относительно этого?»

И начальник дома Рынси, сын Меру, внлнл своему доверен­ному слугн пойти к нему, и этот крестьянин послал его [обратно, рассказав] об этом днлн, как оно всн [произошло].

Начальник дома Рынси, сын Меру, сообщил об этом Тхути- нахтн cepaivi 6, бывшим подлы него. Они нму сказали: «Вероятно, это нго крестьянин, пришедший к другому по соседству; вот, крестьяне это днлают — ходят к другим по соседству. Вот, они это днлают. Можно ли наказывать этого Тхутинарта за незна­чительное количество натра и незначительное количество соли? Пусть нму прикажут это возмнстить, и он это возместит».

Начальник дома Рынси, сын Меру, промолчал, нн ответил он этим сырам, [и нн] ответил он этому крестьянину.

Тогда этот крестьянин пришел умолять начальника дома Рннси и сказал:

«Начальник дома, господин мой, великий из великих, руко­водитель всего того, чего ннт и что есть! ...Ты ведь отец бедняка, муж- вдовы, брат разведенной, одежда [для] не имеющего ма­тери! Сделай, чтобы я превознес твое имя в этой стране выше всякого прекрасного закона! Руководитель, лишенный жадности, великий, лишенный низости, уничтожающий ложь и творящий истину, приходящий на голос зовущего! Я говорю, чтобы ты услышал.

Сотвори истину!.. Вот, я отягощен печалью, вот, мнн тяжко, защити меня, вот — я в бндн!»

«Вот, этот крестьянин произносил эту речь во впнмя величе­ства царя Верхнего и Нижнего Египта Неб-Кау-Ра, пенвгелнс- ного 7. Начальник дома Ренси, сын Меру, отправился к нго ве­личеству и сказал: «Мой господин, я нашнл одного из этих кре­стьян, который воистину прекрасно говорит. Его имущество ог­раблено человеком, который при мне, и вот, он пришел ко мне жаловаться на это».

Его величество сказал: «Если ты хочешь видеть меня здо­ровым, задержи нго здесь, бнз ответа на всн то, что он говорит, чтобы он нщн говорил. Пусть доставят нам [это] в записи, да услышим мы это. Однако позаботься, чтобы была жива нго Жена с сги детьми, — вот один из этих крестьян может прих!-

дить, чтобы изгнать нужду из его дома. СделаИ же, чтобы был жив и сам этот крестьянин. Распорядись, чтобы давали ему пищу так, чтобы он не знал, что это ты ее даешь ему».

И давали этому крестьянину ежедневно 4 хлеба и 2 кружки пива, давал их начальник дома Ренси, сын Меру, и он их давал своему другу, а тот давал их ему (крестьянину). И начальник дома Ренси, сын Меру, послал к начальнику поселения Натро­нового Оазиса, чтобы давали еду жене этого крестьянина в ко­личестве 3 мер ежедневно.

(Затем крестьянин произносит еще 8 речей, *в которых, как и в первой речи, он умоляет Ронси вернуть ому его имущество. Приводим отдельные моста из этих речей.)

«О начальник дома, господин мой! Великий из великих, бога­тый из богатых!,. Ты — руль неба, ты — столп земли!.. Руль, не упади, столп, не покачнись!.. Знающий вещи всех людей, разве ты не знаешь моего имущества?.. - Ты подобен волне, ты — Нил, озеленяющий поля!.. Накажи грабителя, защити пострадав­шего!.. Берегись, — приближается к тебе вечность... Не лги — ты велик, не будь колеблющимся — ты имеешь вес; не лги, ты — весы... стрелка весов — твой язык; гиря —твое сердце, коромысла их (весов) — твои губы. И если уж ты укроешь твое лицо от силь­ного,— кто же отразит нечестие?..

Вот, ты подобен городу ..без его управителя, подобен племени без его старейшины, подобен кораблю без его кормчего, подобен отряду без его вожатого... Ты поставлен, чтобы слушать дело, чтобы рассудить тяжущихся, чтобы уничтожить грабителя, — однако ноша вора — вот содеян­ное тобою!.. Ты — ученый, ты — воспитан, ты — образован, не не для грабежа, а ты уподобляешься всем людям!.. О началь­ник дома, господин мой! Ты — руль всей земли, и управляется земля по приказу твоему. Ты—второй после бога Тота, судя­щий беспристрастно. Господин мой, позволь, чтобы воззвал к тебе человек по своему правому делу!.. Мое тело полно, мое сердце перегружено... вот, [когда] пролом в плотине, вода стре­мится: [так и] уста мои открыты для речи!.. Не закрывай же твоего лица от того, кого ты знаешь, не будь слепым по'чтнчше- нию к взирающему на тебя... Нет друга у глухого к истине, нет радостного дня у жадного! ...Вот, я жалуюсь тебе, но ты не слу­шаешь этого, и я пойду и буду жаловаться на тебя [богу] Ану­бису!»

Тогда начальник дома Ренси, сын Меру, приказал двум слу­жителям пойти и привести его. Этот крестьянин испугался, ибо он подумал, что это делается для того, чтобы наказать его за эти слова, которые он сказал...

Начальник дома Ренси, сын Меру, сказал: «Не бойся, кре­стьянин, вот, ты останешься со мной».

И этот крестьянин поклялся: «Воистину, я буду есть твой хлеб и пить твое [пиво! вечно!» v

Тогда начальник дома Ренси, сын Меру, сказал:

«Подожди же здесь, да услышишь ты твои жалобы!»

И он приказал прочесть [их] с нового свитка папируса, каж­дую жалобу согласно ее дню. И начальник дома Ренси, сын Меру, посла л его (свиток) к величеству царя Верхнего и Нижнего Египтг Неб-Кау-Ра, правогласиому. И это было приятнее сердцу его величества, чем какая-либо вещь во всей этой земле.

Тогда сказал его величество: «Суди сам, сын Меру!»

Начальник дома Ренси, сын Меру, приказал двум служите­лям пойти и [привести Тхутинахта]. Он был приведен и был со­ставлен перечень [всего его имущества (?)]... его... 6 человек... его ячмень, его полба, его ослы... [и дом] этого Тхутинахта [был дан этому] крестьянину... все его... Тхутинахт...

(Конец папируса поврежден.)

Перев. М. Э. Матье.

1 Современный Вади Натрон — небольшой оазис к западу от Дельты.

2 Современный Фарафра, оазис к западу от Манфалута.

3 Гераклеополь, центр 20-го Верхнсегипетского нома. Находился на за­падном берегу Нила, около 120 километров южнее Каира.

4 В Древнем Египте колосья разбрасывали на току и по ним гоняли домашний скот, который растаптывал колосья, и зерно таким образом отделялось.

6 To-есть бога мертвых.

6 Сановники.

7 Один из царей так называемой Гераклеополитанской династии — IX и X династии Манефона (ок. 2200 г. до и. э.).

<< | >>
Источник: ХРЕСТОМАТИЯ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО МИРА. ДРЕВНИЙ ВОСТОК . ПОД РЕДАКЦИЕЙ АКАДЕМИКА В.В. СТРУВЕ. МОСКВА - 1950. 1950

Еще по теме № 12. ИЗ «ПОВЕСТИ О КРАСНОРЕЧИВОМ КРЕСТЬЯНИНЕ»:

  1. ИЗ «ПОВЕСТИ О КРАСНОРЕЧИВОМ КРЕСТЬЯНИНЕ»
  2. Повесть Синухе
  3. 3. Повесть временных лет
  4. Развитие торговли
  5. Сельское хозяйство и его истоки
  6. 6. Историография Киевской Руси.
  7. Социально-экономический и политический строй Московского государства во второй половине XV - начале XVI в.
  8. СОДЕРЖАНИЕ
  9. Литература.
  10. Египет перед ливийским владычеством
  11. 7 Культура и быт в 17 веке.
  12. 16. Опричнина: цели, ход и результаты.
  13. РОССИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА. КРИЗИС КРЕПОСТНИЧЕСТВА.
  14. 15. Реформы Ивана Грозного, их последствия.
  15. 11 Социальная структура Древней Руси
  16. 3. Реформы С.Ю. Витте и П.А Столыпина