<<
>>

§ 1. Причины Пелопоннесской войны. Десятилетняя война.

Расцвет Греции, однако, был недолговечен, и конец ему поло­жила ожесточенная новая война между Афинской морской держа­вой и Пелопоннесским союзом (431—404 гг.). Эта так называемая Пелопоннесская война охватила почти весь грече­ский мир и даже некоторые негреческие государства.

Македония, Фракия, Персия оказались вовлеченными в нее. Справедливо ука­зание Фукидида, что эта война «вызвала величайшее движение среди огромного большинства всех народов» и что она «самая до­стопримечательная из всех предшествующих». Все противоречия социальной и политической жизни греческих полисов резко обо­стрились во время этой двадцатисемилетней междоусобной борьбы и привели Грецию к тяжелому кризису.

Пелопоннесская война явилась следствием очень глубоких поли­тических и экономических причин, свидетельствовавших о наступ­лении кризиса как отдельных государств, так и древнегреческого общества в целом. Прежде всего нужно отметить неизбежность столкновения между Афинами и Спартой как следствие борьбы за гегемонию в Греции. «Афиняне, — по словам Фукидида, — своим усилением стали внушать опасение лакедемонянам». Это опасение

особенно увеличилось, когда Афинское государство стало стре­миться распространить свою гегемонию не только на море, но и на материковую Грецию. Их противники говорили, что афиняне «рож­дены, чтобы самим не иметь покоя и другим не давать его» (Фукидид, I, 70). Борьба за Среднюю Грецию уже привела к первой войне (459—445 гг.), завершившейся Тридцатилетним, или Перикловым, миром, по которому Афины вынуждены были отказаться от гегемонии на суше и оба союза признали друг друга в прежних пределах. Естественно, что такое компромиссное согла­шение не смогло разрешить глубокого конфликта между государ­ствами, поддерживавшими везде противоположные политические режимы. Афины всюду поддерживали демократов, Спарта — ари­стократов. Каждое из этих государств подрывало политическую опору другого и разжигало политические противоречия.

Политическая борьба между Афинами и Спартой осложнилась еще и торговым соперничеством Афин с Коринфом и Мегарами, входившими в Пелопоннесский союз. Особенно непримиримым врагом Афинского государства стал Коринф, после того как Афины начали распространять сферу своего влияния на города западного побережья Балканского полуострова, лежавшие на пути в Италию и Сицилию. Торговля с западом после греко-персидских войн при­обрела чрезвычайно важное значение, и борьба торговых интере­сов на западных рынках стала очень напряженной. Основным поводом к войне Афин со всем Пелопоннесским союзом и послужили столкновения Афинского государства с его торговыми конкурен­тами — Коринфом и Мегарами.

Первым поводом к войне послужило вмешательство Афин в борьбу Керкиры и Коринфа, которая велась из-за Эпидамна — богатого торгового города на Адриатическом море. Афины поддер­жали Керкиру, и посланный ими флот сражался против коринфян. Основным последствием этого было вступление Керкиры, славив­шейся своим богатством и флотом, в Афинский морской союз. Это еще больше обострило соперничество между Афинами и Ко­ринфом. Второй повод также был связан с Коринфом. Конфликт произошел из-за города Потидеи на полуострове Халкидике. Поти- дец была колонией Коринфа, но принуждена была войти в Афин­ский морской союз, что также должно было обострить сопер­ничество между Афинами и Коринфом. Город из-за своего двой­ственного подчинения стал ареной борьбы двух соперников. Столк­новения начались с того, что афиняне, действуя в противовес ко­ринфянам и боясь, что Потидея отпадет от союза, потребовали удаления должностных лиц, присланных Коринфом, и срытия стены со стороны моря, чтобы город не мог сопротивляться.

В ответ на это потидеяне, подстрекаемые коринфянами, отложи­лись от Афинского союза. В эту борьбу вмешался македонский царь Пердикка, враждовавший с Афинами из-за прибрежных фра­кийских городов. Примеру Потидеи последовали другие афин­ские союзники на полуострове Халкидике и подняли восстание

против Афин.

Афиняне снарядили большие сухопутные и морские силы для подавления восставших и для нанесения удара Македо­нии. Афинские войска начали военные действия в Македонии, взяли город Ферму, осадили Пидну и сосредоточили крупные силы на осаде Потидеи, которую поддерживали коринфяне. Третьим поводом к войне послужило постановление афинского народного собрания (432 г.), запрещавшее союзным с Коринфом мегарцам торговать во всех портах Афинского союза и наносившее этим непо­правимый удар своему торговому конкуренту.

Лакедемоняне, в связи с жалобами своих союзников, реши­тельно потребовали от афинян отмены этого постановления и со­брали съезд представителей союзных пелопоннесских государств. Наиболее агрессивно выступали против Афинского государства коринфяне. Они доказывали, что «тирания афинян» угрожает всей Элладе, и энергично призывали к войне за «освобождение эллинов, порабощенных афинянами». Большинство пелопоннесских союз­ников высказалось за войну: восстановление автономии эллинов, порабощенных афинянами, — так определялась конечная цель войны, и Спарта от имени Пелопоннесского союза послала Афинам ультиматум.

В Афинах Перикл, в то время главный стратег и первый чело­век в государстве, настойчиво убеждал своих сограждан не согла­шаться ни на какие требования пелопоннесцев и начать войну. Высказывалось мнение, что Перикл был за войну прежде всего из-за личных соображений: «Чтобы самому не сгибнуть, в город он метнул пожар», — говорится в одной из комедий Аристофана. Дело в том, что в это время стала усиливаться оппозиция Периклу. Более решительная часть демократов, с владельцем кожевенной мастерской Клеоном во главе, требовала увеличения оплаты долж­ностных лиц и государственных раздач, более широкой и энергич­ной завоевательной политики. Противником Перикла было и пра­вое, консервативное крыло, стремившееся к миру со Спартой и уменьшению мероприятий, усиливавших демос. В связи с пошат­нувшимся положением Перикла с целью его дискредитации начались всякого рода нападки на лиц, близких ему.

Его друзья, скульптор и руководитель строительства Фидий, философ Ана­ксагор и даже жена Перикла Аспазия стали жертвами обвинений и были привлечены к суду. Возможно, что личные соображения Перикла могли в известной мере иметь место, но основное за­ключалось в том, что торгово-промышленные слои афинской демократии, интересы которых выражал Перикл, были заинтере­сованы в уничтожении конкуренции, в дальнейшем развитии торговли и промышленности и потому стремились к войне. Поэтому спартанский посол, присланный для переговоров, не был даже выслушан и покинул пределы Аттики со словами: «День этот будет для эллинов началом великих бедствий» (Фукидид, II, 12). Правящие круги афинян в общем не только не старались сглажи­вать назревающий конфликт, а наоборот, разжигали его. Даже

Фукидид, несмотря на свои симпатии к Афинам, должен был воз­ложить вину за эту войну на Афинское государство.

Военный план Перикла заключался в том, чтобы вести войну на море, используя свое морское превосходство; сельскую же территорию Аттики не оборонять и не давать сухопутной битвы пелопоннесцам, превосходящим афинян численностью. «Не жилищ и полей должны мы жалеть, а жизней чело­веческих», — говорил Перикл в речи, передаваемой Фукидидом (Фуки­дид, I, 143). Вего плане ведения войны резко проводилось попрание инте­ресов аграрных слоев. Перикл возлагал большие надежды на морскую силу Афинского союза (только у афинян, не считая союзников, было 300 триер). Рассчитывал он и на богатство Афин, составлявшееся из союзнических взно­сов, возросших уже до 600 талантов, из казны на акрополе, сокровищ свя­тилищ, что в общей сложности составляло более 7 тыс. талантов. Слабыми местами своих противников Перикл считал недостаток денег и слабость на море. Такое соотношение сил, по мнению Перикла, должно было обеспечить победу афинянам. Но Перикл не смог предугадать тех внешних и внутренних осложнений, которые повернули события в неожиданную для него сторону.

Первый период (431—421 гг.) войны называется Десяти­летней, или Архидамовой, войной, по имени спартанского царя Архидама.

Война началась с нападения Беотийского союза, тоже вступившего в войну с Афинами, на Платеи. Этот беотийский город был связан всей своей судьбой с Афинами и находился всегда во вражде с Фивами. Город был взят неприятелем, так как платей- ские аристократы открыли ему ворота. Уже в этом начальном эпизоде ярко проявилось переплетение военных событий с напря­женной социальной борьбой — ситуация, характерная для всего последующего хода войны. Военные действия со стороны пело­поннесцев, которыми командовал царь Архидам, начались с опусто­шительных вторжений в Аттику. Был разгар лета, пора созревания хлебов. Вторгнувшиеся враги уничтожали посевы, вырубали олив­ковые плантации и виноградники, грабили жилища. Сельское на­селение по предложению Перикла переселилось в город, скот был переправлен на острова. Но афинский флот в это время действовал на море и причинял пелопоннесцам не меньшие бедствия. Одна часть его (100 триер) крейсировала около берегов Пелопоннеса, разоряла прибрежные местности и парализовала всю коринфскую торговлю, другая осаждала Потидею на Халкидике. Перевес вна­чале был даже на стороне афинян.

Но положение афинян, скопившихся в Афинах, становилось все более тяжелым. Начали сказываться вредные следствия пренебрежения к интересам деревни. Из-за переполнения города людьми беженцы из сельских местностей Аттики устраива­лись в шалашах на площадях Афин, в крепостных башнях, даже в святилищах. Зрелище опустошения родной земли, ко­торое открывалось с Акрополя, возбуждало острое чувство негодования (особенно среди крестьян) против зачинщиков войны, но Перикл, верный своему плану, удерживал афинян от наступления. Дело осложнилось еще сильной эпидемией чумы, занесенной из Египта в Пирей и распространившейся оттуда по всему перенаселенному городу с молниеносной быстротой. Фуки­

дид рисует страшные картины свирепствовавшей болезни (Ф у- к и д и д, II, 47—54). Люди массами умирали на улицах, город наполнялся трупами, которые не успевали хоронить. «Внутри умирали люди, а за стенами опустошались поля», — пишет Фукидид.

Все недовольство создавшимся положением обрушилось на Перикла, которого считали виновником всех бед. Сельские жители стали оказывать горячую поддержку реакционерам, сто­ронникам Спарты. Перикл своими речами пытался парализовать такие настроения своих сограждан, внушая им, что они должны забыть личные невзгоды ради спасения государства. Он доказывал, что благополучие государства в целом выгоднее для граждан, чем благополучие отдельных лиц при упадке государства (Фуки­дид, II, 60), но недовольство Периклом росло, и авторитет его падал. В 430 г., после 15-летнего бессменного выполнения долж­ности главного стратега, начиная с 445 г., он впервые не был избран. Его даже привлекли к суду за неправильное расходование государственных средств. Правда, в 429 г. Перикл был снова избран в стратеги, но вскоре умер от чумы (429 г.). Падение Пе­рикла показывает, что его умеренная демократическая политика не могла уже удовлетворить афинян — как городскую, радикаль­ную, так и аграрно-консервативную их часть. После смерти Пе­рикла радикальную часть афинского демоса, получившую пере­вес на народном собрании, продолжал возглавлять владелец коже­венной мастерской Клеон, ставший с 427 г. главой афинского правительства; вождем умеренной партии стал крупнейший рабо­владелец, богач Никий.

Личность Клеона дошла до нас в резко отрицательном, карикатурном изображении древних писателей. Это объясняется прежде всего тем, что Фукидид, Аристотель, Плутарх, давшие нам его характеристику, отличались умеренностью своих политических взглядов и отрицательно относились к радикальной демократии, вождем которой был Клеон. Фукидид называет его «наглейшим из всех граждан». Аристофан в комедиях «Всадники» и «Мир» не жалеет красок, чтобы обрисовать его пороки; Аристотель считает, что он «более всех развратил народ своей горячностью». Не только его политика, но и внешнее поведение резко отличались от его предшественника Перикла. Подвязав гиматий фартуком, как это делают ремесленники, он резко, не стес­няясь в выражениях, выступал перед народом, привыкшим видеть сдержан­ного «олимпийца». Все это раздражало умеренных демократов и привержен­цев старины. В действительности, это был очень прямолинейный и энергич­ный вождь левого демократического крыла, выразитель его интересов.

Противник Клеона Никий пользовался поддержкой богачей и аристократии, «в противовес дерзкому и наглому Клеону», — как пишет Плутарх. Такие умеренно-консервативные авторы, как Аристотель, считают, что Никий принадлежал к числу самых луч­ших политических вождей в Афинах. Плутарх же, при всем своем отрицательном отношении к Клеону, противопоставляя Никия последнему, все же указывает на то, что Никий был робкий, быстро приходящий в отчаяние, суеверный, не блещущий талантами че­ловек. Свою популярность в народе он снискал своими демагоги­ческими щедротами.

Радикальная партия, возглавляемая Клеоном, повела войну значительно энергичнее и смелее. Военные операции велись афи­нянами и на море и на суше.

Во главе с искусным полководцем Демосфеном они захватили Пилос — приморский город Мессении — с целью побудить мессенских илотов перехо­дить на сторону афинян. Своим проникновением в Мессению, население кото­рой в основном состояло из илотов, афиняне наносили удар по самому уяз­вимому месту Спартанского государства. Чтобы предотвратить социальный взрыв во внутренней жизни, спартанцы срочно блокировали Пилос с суши и заняли остров Сфактерию, расположенный против Пилоса: на остров Сфак- терию было послано более 400 отборных спартанских гоплитов. Афиняне, понимая, какой опасный оборот принимает дело в Пилосе, отправили туда флот, который разбил пелопоннесцев. Теперь спартанцы, находящиеся на Сфактерии, оказались в осажденном положении. Подвоз продовольствия на остров был связан с опасностью для жизни. В награду за доставку туда провизии илотам давалась свобода (Фукидид, IV, 26).

Спарта просила мира, но военная партия во главе с Клеоном настояла на продолжении войны. Клеон сам взял на себя началь­ство и, с помощью Демосфена осадив Сфактерию, принудил спар­танцев сдаться. Находившиеся на острове спартанские воины были захвачены афинянами в качестве заложников, а пелопоннесцам было предъявлено условие не нападать на территорию Аттики. В случае его несоблюдения заложники должны были быть пере­биты. По возвращении в Афины Клеону были возданы большие почести. После успехов в Мессении военный пыл афинян еще уси­лился, и они начали широкую наступательную политику. Ими был занят мегарский порт Нисея, захвачен остров Кифера, была отправлена экспедиция в Сицилию. Правда, среди военных пред­приятий, осуществлявшихся афинянами в это время, было и неудачное нападение на Беотию с двух сторон — со стороны Коринфского залива и с северо-западной границы Аттики: афи­няне были на голову разбиты в кровопролитнейшем сражении при Делии (424 г.).

Но эти военные операции потребовали больших средств. При­шлось вдвое повысить обложение союзников (с 600 талантов до 1200). Это вызвало сильное обострение взаимоотношений с ними, что сыграло впоследствии роковую роль для Афинского государства. Так, в 427 г., опираясь на поддержку лакедемонян, от афинян отложился их союзник Лесбос. Город Митилена, ставший центром восстания против афи­нян, принужден был сдаться лишь после длительной осады при­бывшими афинскими войсками.

По вопросу о том, как покарать восставших союзников, в Афинах разго­релась борьба, в которой ясно проявилась позиция Клеона как вождя ради­кальной партии в союзническом вопросе. Клеон на народном собрании на­стаивал на самых жестоких террористических мерах расправы с изменив­шими Афинам союзниками: город срыть до основания, мужчин всех казнить, женщин и детей продать в рабство. «Достойно накажите митиленян и пока­жите ясный пример прочим союзникам: всякого, кто отложится, вы будете

карать смертью» (Фукидид, III, 40). В Митилену был послан корабль с приказанием привести решение народного собрания в исполнение. На следующий день более умеренные группы добились созыва народного собра­ния, на котором было вынесено более мягкое решение, а именно — покарать только виновных. Вдогонку первому кораблю был послан другой с изменен­ным постановлением народного собрания. В общем же только средствами террора афинянам удавалось удерживать в подчинении своих союзников.

В этом же году (427) произошла ожесточеннейшая борьба между аристократами и демократами на острове Керкире. Взрыв этой борьбы был стимулирован коринфянами, которые стремились до­биться отпадения Керкиры от Афин: Коринф оказывал поддержку аристократии, афиняне посылкой войска помогли демократам победить своих противников. Кровопролитные сражения про­исходили на улицах, в них принимали участие женщины и рабы. «Обе стороны посылали на окрестные поля вестников, призывая на свою сторону рабов обещанием свободы; большинство рабов примкнуло к демократам», — рассказывает об этом Фукидид (III, 73). Классовая борьба у афинских союзников, разжигаемая Пелопоннесом, в условиях войны достигала крайней степени ожесточения.

Появление афинян на территории Пелопоннеса, таким образом, грозило Спарте внутренними осложнениями. Чтобы отвлечь вни­мание афинян от Пелопоннеса, они постарались ответить такой же угрозой восстания афинских союзников и с этой целью перенесли войну на северное побережье Эгейского моря. Там находилось много городов, входивших в Афинский союз (главнейшие из них Потидея, Олинф, Амфиполь), и пело­поннесцам открывались благоприятные условия борьбы с Афи­нами: враждебно настроенные против своего поработителя, афин­ские союзники по расчетам пелопоннесцев должны были оказать им поддержку. Расчеты пелопоннесцев оправдались. В это время в Спарте обращал на себя внимание молодой талант­ливый полководец Б р а с и д, не принадлежавший к кругу знатных спартиатов, искони вершивших судьбы государства. Это был новый человек, по словам Фукидида, «смело идущий на все». Намеченный им план захвата афинских колоний на Фра­кийском побережье получил утверждение, и он осуществил его с большой военной ловкостью и дипломатическим тактом. Во главе небольшого отряда добровольцев он прошел незаметно через Бео­тию и Фессалию и стал поднимать против афинян города Хал- кидики.

Решающие события этой кампании произошли под А м фи- пол е м — афинской колонией, перешедшей на сторону неприя­теля. Брасид при содействии самих амфипольцев занял город. Командовал афинской эскадрой у Фракийского побережья в это время (424 г.) историк Фукидид. Фукидиду не удалось удержать колонию за афинянами, за что его постигло изгнание из Афинского государства. Сам Клеон во главе основной афинской армии явился

ему на смену, чтобы поправить положение. Под Амфиполем произошло ожесточенное сражение (в нем погибли оба полко­водца— и Клеон и Брасид), которое закончилось тяжелым пора­жением афинян (422 г.). Они были разбиты не пелопоннесцами, а своими же восставшими союзниками.

Военные неудачи вызвали недовольство афинян партией войны и усилили влияние партии мира и ее вождя Никия. В 421 г. был заключен так называемый Никиев мир, по которому восста­навливалось положение, бывшее до войны.

Особенно радостно мир был встречен аттическим крестьянством. Аристо­фан в комедии «Мир» (421 г.) прославляет радости мирной жизни, кото­рым оно могло теперь предаться: вместо «проклятого» копья можно взяться вновь за мотыгу для обработки виноградников и оливковых насаждений. Пренебрежение интересами крестьянства, равно как и союзников, и было главной причиной поражения афинской демократии в этот первый период войны.

<< | >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. УЧЕБНИК ДЛЯ УЧИТЕЛЬСКИХ ИНСТИТУТОВ ПОД РЕДАКЦИЕЙ В.Н.ДЬЯКОНОВА, Н. М. НИКОЛЬСКОГО. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР МОСКВА, 1952. 1952

Еще по теме § 1. Причины Пелопоннесской войны. Десятилетняя война.:

  1. § 2. Второй период Пелопоннесской войны: Сицилийская экспедиция и Декелейская война.
  2. 28. Отечественная война 1812г. Причины войны, соотношение сил и план сторон. Хронология военных действий. Выдающиеся полководцы. Партизанское движение. Разгром армии Наполеона. Итоги и истор. значение Отечеств. Войны
  3. Возобновление Пелопоннесской войны
  4. ПЕЛОПОННЕССКАЯ ВОЙНА
  5. ПЕЛОПОННЕССКАЯ ВОЙНА. (431-404 г: до Р. X.)
  6. Пелопоннесская война (431—404 гг. до Р. X.)
  7. Военные действия Афин до начала Пелопоннесской войны (450-431 гг. до Р. X.)
  8. ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ АФИН ДО НАЧАЛА ПЕЛОПОННЕССКОЙ ВОЙНЫ. (450-431 г. до Р. X.)
  9. Лекция 11 ПЕЛОПОННЕССКАЯ ВОЙНА
  10. Глава 3. Пелопоннесская война
  11. ГЛАВА XXXI ПЕЛОПОННЕССКАЯ ВОЙНА