<<
>>

Происхождение АБХАЗСКОГО НАРОДА*

Территория Абхазии была заселена человеком в глубо­кой древности, о чем свидетельствуют богатые археологи­ческие находки, относящиеся как к каменному веку (па­леолиту', мезолиту', неолиту'), так и к эпохе интенсивного освоения металлов (меди, бронзы и, наконец, железа).

Уже с античного времени древнегреческие, а вслед за ними древнеримские письменные источники сообщают о насе­ляющих Абхазию древнеабхазских племенах — апсилах, абазгах, санигах, мисимианах и др., а также о тех террито­риях, на которых они обитали: Апсилии (в современной южной Абхазии), Абазгии (центральная и северная Абхазия), Санигии (северо-западная Абхазия до Сочи), Мисиминии (горные области северо-восточной Абхазии). Название пле­мени апсилов сохранилось до настоящего дня в самоназва­нии абхазского народа— апс-уа и в абхазском названии своей страны — Апсны. Название абазги, Абазгия легли в основу названий «абхаз», «Абхазия». Слова эти сохрани­лись также в самоназвании абазин, близкородственного абхазам народа — абаза, этим же именем — абаза — назы-

Работа написана в соавторстве с В.А.Чирикба. Впервые опуб­ликовано: История Абхазии. Учебное пособие. Сухум. 1991.

вают абхазов и абазин адыги и турки, обезами именовали абхазов древнерусские источники.

Современные названия «абхаз», «Абхазия» в таком их звучании появляются сравнительно поздно, в средневе­ковье. Впервые они встречаются в сообщениях древне­грузинских и древнеармянских, а затем персидских и араб­ских авторов. Видоизменения древних названий «абасг», «Абазгия» в «абхаз», «Абхазия)) произошло, как предпола­гал ещё академик Н Я Марр. на западнокартвельской (мег­рельской) языковой почве. Названия народа «абазги» и страны «Абазгия» в соответствии с особенностями мег­рельской речи были преобразованы в «абхаз», «Абхазия» (подобная перестановка звуков — обычное явление для мегрельского языка). Именно в таком виде указанные тер­мины проникли в грузинский язык, а через него — ив дру­гие языки мира.

Проблема происхождения абхазского народа, его род­ственных связей с другими народами издавна интересовала учёных Однако сохранившиеся исторические источники очень немногочисленны и поэтому недостаточны для удовлетворительного решения этой проблемы. Мы можем судить о предках абхазов лишь на основании античных письменных ИСТОЧНИКОВ, но этого слишком мало для вос­создания древнейшей истории этого народа. И тут на по­мощь учёным приходит язык, эта своеобразная неписаная летопись, которая хранит многовековую память народа, информацию о хозяйственной деятельности и укладе жизни его далёких предков, о их контактах с другими народами и многое другое. Ученые-языковеды, используя открытые наукой закономерности, научились извлекать и расшиф­ровывать информацию, сокрытую в слове, приходить на её основе к таким научным выводам, которые способны играть решающую роль в познании древнейших этапов истории народа, его родственных связей с другими народами.

Общепризнанно, что абхазский язык является одним из древнейших языков мира. Вместе с другими близкородст­

венными языками Западного Кавказа— абазинским, ады­гейским, кабардинским и убыхским1 он составляет абха­зо-адыгскую группу языков. Эта группа, в свою очередь, подразделяется на три подгруппы: адыгскую (адыгейский и кабардино-черкесский языки), абхазскую (абхазский и аба­зинский) и убыхскую (убыхский язык). В глубокой древ­ности эти языки выделились из общего предка— язы­ка-основы (праязыка) точно так же, как из ствола дерева вырастают разные ветви. Убыхский язык в целом занимал срединное, промежуточное положение между адыгской и абхазской ветвями. Схему' разделения трех ветвей от еди­ного абхазо-адыгского праязыка можно представить в сле­дующем виде:

Схема 1.

Разделение ветвей абхазо-адыгского языка

1 Убыхи — это народ, с древнейших времён населявший терри­торию между реками Хоста и Шахе.

В 1864 г., по окончании Кавказ­ской войны, убыхи были вынуждены выселиться в Турцию и почти полностью утратили родной язык. — Примеч. отв. ред.

Согласно теории, впервые научно обоснованной более полувека назад известным русским языковедом Н С Тру­бецким, абхазо-адыгская группа языков по своему проис­хождению родственна восточ но кавказским языкам: вай- нахским (чеченский, ингушский, бацбийский языки и многочисленным дагестанским языкам (среди которых аварский, лезгинский, лакский, даргинский, табасаранский и др. — всего около 30 языков). Обе эти группы, как полагал Н.С.Трубецкой, образуют единую «Северо-Кавказскую» семью языков. Термин этот является в определённой сте­пени условным, так как некоторые из языков этой семьи распространены и в Закавказье (например, абхазский, бац­бийский, удинский и др.).

Теория Н.С.Трубецкого получила дальнейшее обосно­вание в работах ряда советских и зарубежных языковедов.

Иная точка зрения, согласно которой абхазо-адыгские, чечено-ингушские и дагестанские языки родственны карт­вельским языкам (грузинский, мегрельский, лазский, сван­ский) и вместе с ними образуют единую, «Иберий­ско-Кавказскую» семью языков, не получила подтверждения в современной науке.

В настоящее время общее число людей, говорящих в на­шей стране на абхазо-адыгских языках, составляет около 709 тыс. человек, на вайнахско-дагестанских языках в СССР говорит около 3 млн. человек. Число же говорящих в нашей стране на языках северокавказской семьи составляет таким образом цифру порядка 3 млн. 700 тыс. человек. На севе­рокавказских языках говорят и за рубежом, это в основном представители кавказских народов, предки которых были вынуждены покинуть свою родину в период завоевания Кавказа царизмом. Поселения потомков кавказских махад- жиров имеются в таких странах, как Турция, Сирия, Иор­дания, Палестина, Ирак, и т.д. Это главным образом адыги (более 500 тыс.), абхазо-абазины (около 250 тыс.), а также чечено-ингуши и дагестанцы (аварцы, лезгины и др.)[334]. Об­

щая численность людей, говорящих на родственных между собой языках северокавказской семьи как в СССР, так и за рубежом составляет ныне более 4 млн. человек.

Таким образом, на Кавказе в настоящее время пред- ствлены две коренные, но не родственные между собой се­мьи языков— северокавказская и картвельская. Помимо языков этих семей, здесь уже с древности распространены также индоевропейские (осетинский, армянский и некото­рые другие), а также тюркские (кумыкский, карачае­во-балкарский, ногайский, азербайджанский языки.

Помимо современных северокавказских языков, в от­далённом прошлом существовали и другие члены этой се­мьи. Так, в последнее время всё большее признание полу­чает гипотеза о родстве абхазо-адыгских языков с древним (вымершим) хаттским языком, на котором говорили четы­ре-пять тысяч лет назад в Малой Азии (территория совре­менной Турции). Тексты на этом языке, записанные кли­нописью на глиняных табличках, обнаружены при архе о логических раскопках в столице древней Хеттской империи (город Хаттуса), которая находилась вблизи ны­нешней Анкары. Хатты, носители древней самобытной ци­вилизации, оказали сильное влияние на цивилизацию хеттов (народа, говорившего на языке индоевропейской семьи), создателей древнего Хеттского государства. Это влияние обнаруживается как в социальной организации хеттского общества, так и в материальной и духовной культуре хеттов. Хатты считаются изобретателями металлургии железа. Как доказывают учёные, хатгское название железа попало во многие языки мира (в конечном счёте от него происходит, в частности, и русское слово «железо»).

С другой стороны, нахско-дагестанские языки обнару­живают большую близость к древним (вымершим) языкам хурритов и урартов — народов, населявших пять—три ты­сячи лет назад территорию Армянского нагорья и сопре­дельных районов и создавших высокоразвитые Хурритское и Урартское государства.

Из приведённого обзора следует, что область распро­странения народов, говоривших на языках северокавказской семьи, охватывала в древности не только Кавказ, но и об­ширные территории Малой Азии и Переднего Востока.

Все современные северокавказские языки, а также, по-ви­димому, родственные им хаттский и хуррито-урартские языки происходят из единого северокавказского праязыка, от которого берут начало все северокавказские языки. Этот язык существовал в глубокой древности — приблизительно в V тысячелетии до нашей эры, то есть около семи тысяч лет назад. Схема разделения отдельных ветвей северокавказских языков, примерно, следующая:

Схема 2.

Разделение ветвей северокавказского праязыка

В результате изучения родственных слов северокавказ­ских языков, выражающих те или иные ПОНЯТИЯ, МОЖНО сделать вывод, что народ, говоривший на северокавказском языке, находился на довольно высоком уровне развития. Он занимался земледелием, разводил скот, знакомы ему были и различные ремёсла, в частности обработка металлов. Впо­следствии в результате обособления различных северокав­казских племён происходило разделение диалектов северо- кавказского праязыка; из этих диалектов сформировались и развились самостоятельные абхазо-адыгский, нахский и даге­станский праязыки. Эти языки, в свою очередь, стали с тече­нием времени разделяться на отдельные наречия и диалекты, потомками которых и являются современные северокав­казские языки. Одним из выделившихся языков стал предок современных абхазо-адыгских языков. Какое-то время на­род, говоривший на этом языке, жил на определённой тер­ритории (на прародине). Затем из этого цельного народа стали отпочковываться различные племена.

Существует несколько гипотез, объясняющих процессы формирования абхазо-адыгских народов. Согласно одной из них, эти народы сформировались примерно в пределах со­временной территории их обитания. В пользу этого свиде­тельствует лексика, общая для абхазо-адыгских языков, в ко­торой встречаются понятия, отражающие характерные черты географии Восточного Причерноморья, его флоры и фауны: «море», «берег (с галькой)», «рыба», «гора (лесистая)», «лёд», «снег», «иней», «холод, мороз», «лес (лиственный)», «лес (хвойный)», «пихта, ель», «бук», «дуб», «кизил», «каштан», «волк», «медведь» и т.п. Важным подтвержде­нием этой теории служат также названия местностей и рек Западного Кавказа, которые разъясняются на основе данных абхазо-адыгских языков.

Вместе с тем в народных преданиях о происхожде­нии абхазо-адыгов говорится о более южном их обитании в древности.

С этим согласуются и результаты анализа названий ме­стностей и рек к югу от Кавказа. Так, в области г. Трапе-

зунда (в современной Турции) и далее на северо-запад вдоль побережья Чёрного моря отмечен целый ряд древних и со­временных названий, оставленных предками абхазо-адыгов, на что обращали внимание такие известные учёные, как НДМарр, И.А.Джавахишвили, С.Н.Джанашия, Ш Д Инал- ипа, И.М.Дьяконов и др. К числу названий абхазо-адыгского типа на данной территории относятся названия рек, вклю­чающие в себя элемент «псы» — «вода, река» (ср. Арипса, Супса, Акампсис/Апсара, Лагумпса), а также названия с эле­ментом «куа» — «овраг», «балка», «речка» и др.

Эти названия рек, а также некоторые другие наимено­вания местностей могут свидетельствовать о том, что предки абхазо-адыгов в глубокой древности обитали не только на территории Западного Кавказа, но и жили значи­тельно южнее тех областей, которые они населяют в на­стоящее время. Вместе с тем вероятны и передвижения части абхазо-адыгских племён внутри этой обширной тер­ритории, что нашло отражение в этногенетических преда­ниях этих народов.

Анализ слов, которые являются общими для абха­зо-адыгских языков, позволяет вполне уверенно судить об особенностях хозяйственной деятельности далёких предков абхазо-адыгов. Они занимались мореплаванием, выращи­вали различные фруктовые (яблони, груши, сливы, инжир, орех) и злаки (просо, пшеницу), разводили крупный и мел­кий рогатый скот, свиней, лошадей, занимались охотой, рыболовством. Большое развитие получили у них такие ремёсла, как прядение, ткачество, обработка металлов (ме­ди, свинца, золота, серебра, железа). У них был богатый языческий культ, почитались, например, такие божества, как бог кузни (абх. Шьашвы, адыг. Тлапшь), бог грома и молнии (абх. Афы, адыг. Шьи-бла) и т.д. Древние истоки имеет знаменитый эпос о богатырях-нартах, а также предание о прикованном к скале герое-богоборце (абх. Абрскил, адыг. Насрен Бородатый), которые явно перекликаются с древ­негреческим мифом о прикованном к горе Кавказа бого­борце Прометее.

Таким образом, исходя из вышесказанного, можно ут­верждать, что абхазский народ является одним из древ­нейших обитателей Кавказа, членом северокавказской се­мьи народов, которых объединяет общее происхождение, родство языков, близость традиционной материальной культуры, длительное и разнообразное взаимодействие на общей кавказской родине.

Вместе с тем абхазы, как и любой другой народ, явля­ются продуктом длительного пути самостоятельного исто­рического развития. Какие же этапы являются важными для процесса этногенеза, то есть происхождения, формирования абхазов? На этот счет существует целый ряд теорий (см. работы Ш Д.Инал-Ипа. 3 В Анчабадзе и др.). Не разбирая все из них. остановимся на той, которая лучше всего соот­ветствует научным фактам и пользуется наибольшей под­держкой специалистов.

Так или иначе, большинство исследователей связывает происхождение абхазов с группой древних племён, насе­лявших северные районы Малой Азии — кашков и абешла, язык которых, как полагают учёные, находился в родстве с языком их соседей— хаттов. Учёные сопоставляют назва­ние племени кашков {кашка, каска) с тем словом, которым позднее различные народы именовали адыгов — кашаги, касоги, касаги, а племени абешлайцев (абешла) — с названием древнеабхазского племени апсилов. апшилов. В древних (ас­сирийских) письменных источниках кашки и абешла упоми­наются как два разных названия одного и того же племени, однако этот факт может свидетельствовать о том, что кашки (адыги) и абешла (абхазы) в ту далёкую эпоху уже являлись отдельными, хотя и близкородственными племенами.

Союз кашко-абешлайских племён был довольно грозной силой, причинявшей немало беспокойств соседнему Хетт- скому царству, правителям которого приходилось вести упорную борьбу с воинственными горцами вплоть до са­мого падения Хеттской державы. В верховьях реки Галис (ныне р Кызыл-Ирмак в Турции) каски основали могучее государство Каску'.

Часть исследователей считают, что абхазо-адыги и яв­ляются потомками переселившихся на Кавказ из Малой Азии кашко-абешлайских племён. Другие же, по-видимому, справедливо полагают, что областью расселения абхазо- адыгов (к которым принадлежали абешла и кашка) с древ­нейших времён являлся весь Западный Кавказ и приле­гающие районы Малой Азии вдоль Черноморского побе­режья и в глубь этой территории. Об этом свидетельствуют, помимо прочего, упомянутые выше названия мест и рек абхазо-адыгского происхождения в таких областях, как се­верное побережье Малой Азии (ср. город и крепость Арип- са), древнее название протекающей в Аджарии и Северной Турции реки Чорох-Апсара, имеющие несомненный абха­зо-адыгский облик и т.д.

Свидетельством непосредственных связей древнего насе­ления Западного Кавказа с Малой и Передней Азией, с циви­лизациями Древнего Востока являются памятники знаменитой Майкопской археологической культуры Северо-Западного Кавказа, относящейся ко второй половине III тысячелетия до н.э., а также монументальные каменные гробницы-доль­мены, наиболее ранние из которых датируются второй по­ловиной III тысячелетия до н.э.

На связи с древневосточными цивилизациями указывает и найденная близ г. Майкоп так называемая Майкопская, а также Сухумская плитки с нанесёнными на них пись­менными текстами. Знаки этих текстов обнаруживают опре­делённое сходство как с письменами, найденными в г. Библе (XIII в. до н.э.) в Финикии, так и со знаками хеттской ие­роглифической (рисуночной) письменности (II—I тысяче­летия до н.э.).

Все эти, а также и другие факты красноречиво указывают на большую роль, которую играли в этнокультурной истории древнего населения Западного Кавказа связи с народами и цивилизациями Древнего Востока. Можно полагать, что эти контакты оказали существенное влияние не только на куль­турно-экономическое развитие древних абхазо-адыгских пле­мён, но и на само формирование их этнического облика.

Как отмечают специалисгы-абхазоведы, начиная с доль- менной эпохи, на территории Абхазии прослеживается тесная преемственность материальной культуры Это свидетельст­вует об этнической связи между создателями разновремен­ных культурных памятников ВПЛОТЬ до эпохи, когда на ЭТОЙ территории античными авторами засвидетельствованы не­сомненно абхазские племена.

Население Абхазии и сопредельных районов во второй половине I тысячелетия до н.э. было довольно пёстрым по племенному составу. Античными авторами здесь упомина­ются такие племена, как гениохи, ахейцы, кораксы, саниги, мисимиане и др. По-видимому, все они были близки между собой в языковом и культурном отношении. С течением времени на первый план выходят племена апсилов и абас- гов, занимавших соответственно южную и северную части Абхазии. Эти племена, а также, возможно, и ряд других и являлись основными компонентами в процессе формиро­вания древнеабхазской народности. Создание в начале на­шей эры княжеств Апсилии, Абасгии, Мисиминии и Сани- гии, а впоследствии формирование на их основе (к VIII веку н.э.) объединённого Абхазского княжества, вскоре преобра­зованного в могущественное Абхазское царство (VIII—X вв.), ускорили процесс консолидации, сплочения абхазских племён. Результатом такого политического, социального и культурного единения стало формирование примерно к IX в. н.э. абхазской феодальной народности — общего предка как абхазов, так и абазин. Впоследствии, приблизи­тельно в XIII—XIV вв., предки части современных абазин (таланта), отсоединились от общеабхазского этнокультур­ного массива и, перевалив за отроги Главного Кавказского хребта, поселились на опустевших после монгольского на­шествия долинах Северного Кавказа, Переселение на Се­верный Кавказ племени ашхарцев, часть которых до сих пор именует себя апсуа, т.е. абхазами, происходило уже гораздо позже — в XVII—XIX вв. из горных районов Северо-Запад­ной Абхазии, а также частично из так называемой Малой Абхазии (от р. Бзыбь до р. Хоста). Раннее обособление

племени таланта привело к тому, что между абхазским языком и тапантским диалектом абазинского образовались определённые различия, которые, однако, в целом не ме­шают взаимопониманию между абхазами и абазинами. Речь же абазин-ашхарцев ещё меньше отличается от абхазской, между ними достижимо почти полное языковое понимание. Строго лингвистически и абхазы, и абазины говорят на близких диалектах единого абазино-абхазского языка.

Такова, в общих чертах, картина происхождения и род­ственных связей абхазского народа.

<< | >>
Источник: Ардзинба В.Т.. Собрание трудов в 3-х тг. Том III. Кавказские мифы, языки, этносы. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Ака­демии наук Абхазии,2015. — 320 с.. 2015

Еще по теме Происхождение АБХАЗСКОГО НАРОДА*:

  1. Источники об Этрусках и вопрос о происхождении этого народа.
  2. 1. Восточные славяне в древности, образование государства (вопрос о происхождении русского народа).
  3. ЭТРУСКИ[143][144]. ИСТОЧНИКИ ОБ ЭТРУСКАХ И ВОПРОС* О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЭТОГО НАРОДА
  4. Перспективы и проблемы развития Абхазского института ЯЗЫКА, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОРИИ им. Д.И.Гулиа АН Грузинской ССР*
  5. Приметы образа «пастуха» АБХАЗСКИХ НАРТСКИХ СКАЗАНИЙ*
  6. Русь и соседние народы в IX-XII вв. Народы Северного Кавказа.
  7. Русь и соседние народы в IX-XII вв. Народы Поволжья, Урала и Севера.
  8. 2.1. Происхождение
  9. 3.1. Социальное происхождение
  10. Глава I ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЭТРУСКОВ
  11. 1.1. Социальное происхождение
  12. 2.1. Социальное происхождение
  13. Происхождение славян и споры об их прародине.
  14. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И РАССЕЛЕНИЕ ФРИЗОВ
  15. 1.1. Социальное происхождение
  16. 1.1. Социальное происхождение
  17. 2.1. Социальное происхождение
  18. Происхождение рода