<<
>>

Из ПРОШЛОГО И НАСТОЯЩЕГО села Эшера*

Абхазское село Эшера расположено в 8 километрах на запад от столицы Абхазской АССР города Сухуми На вос­токе границей села является река Гумиста, на севере — от­роги Бзыбского хребта, на западе — речка Шицквара (Самшитовая), а с юга — Чёрное море

Местность, занимаемая селом, вследствие большого ко­личества рек и речушек, протекающих через село и беру­щих своё начало у горных круч, чрезвычайно изрезанная, за исключением небольшого района, непосредственно приле­гающего к морю.

Этимология названия Эшера (по-абхазски Ешыра), ещё не изучалась специалистами и не вполне ясна Старожилы видят в названии села отражение того важного в экономи­ческом отношении положения, которое занимало в далёкие времена село, где жизнь, взаимные связи с другими наро­дами буквально бурлили, кипели (ашра — «кипение»). Другие связывают этимологию слова со старинной абхаз­ской фамилией Эшба. По свидетельству старейшего жителя села Дахира Хибба, многочисленные представители этого

Статья написана двадцати летним студентом историко-фило­логического факультета Сухумского педагогического института Вла­диславом Ардзинба в мае 1965 г. Публикуется впервые.

рода некогда населяли территорию села. Нам тоже кажется, что в названии села Эшера содержится основа указанной фамилии Эшба, у них один и тот же общий корень Эш (ср. Эшкыт— село Эшба). Суффикс же -ра является одним из древнейших словообразовательных элементов абхазского языка и встречается повсюду в местах проживания абхазов [3, с. 252].

В селе Эшера имеется много историко-археологических памятников, говорящих о том, что территория этого села была заселена человеком с древнейших времён, еще в пери­од нижнего палеолита. Здесь хорошо представлены и позд­ний палеолит, и мезолит, и неолит. Памятники раннего бронзового века на территории села были обнаружены в знаменитых эшерских дольменах, привлекших присталь­ное внимание многих учёных (Б А.Куфтин, Л Н Соловьёв, О .Джапаридзе и др.).

Дольмены (от бретонского дол «стол» и мен «камень») — своеобразные погребальные сооружения, состоящие из не­скольких огромных каменных глыб, поставленных верти­кально и перекрытых массивной горизонтальной плитой.

Эшерская группа дольменов состоит из 15 сооружений. Фасадной стороной они обращены к пониженной местно­сти. Каждый из них имеет круглой формы пробой, через который можно проникать в погребальную камеру. Проход­ное отверстие запиралось «грибовидной каменной пробкой», достигающей более 2-х пудов веса. Хорошо сохранившихся эшерских дольменов осталось не много, большинство из них были варварски разрушены до революции. Самый большой из них достигает в длину 3,64 метра, вес около 100 тонн, он вывезен для экспонирования в Государствен­ный исторический музей имени С.Н.Джанашия в городе Тбилиси, другой — весом около 50 тонн — в Абхазский государственный музей в городе Сухуми. По своим разме­рам эшерские дольмены являются самыми крупными не только в Абхазии, но и на всем Кавказе.

Язык народа, как нам кажется, донёс до нас название этих сооружений, которые отражают древнюю культуру местных племён. По словам старейших эшерских сказите­лей (Д Хибба, Н Шат-ипа и др ) дольмен по-абхазски назы­вается адамра. Это слово и сейчас связано с погребальным сооружением. Некоторые так называют доску? на которую кладут покойника для омовения перед захоронением. Неко­торые жители и сейчас строят для захоронения покойника небольшой каменный домик-адамру. По-абхазски говорят:

Адамра хыла дашэмырсын. т.е. буквально «Не ударьте покойника головой об адамру», адамра дҭоушәа, т.е. «бледный».

Из Других памятников следует упомянуть крепость Ауаз-абаа, расположенную в посёлке под тем же названием (Ауаз-абаа-аҳабла). Эта старинная крепость опоясывалась крепостной стеной, ныне почти разрушенной. Все крепост­ные постройки занимают площадку' утеса в 640 квадратных метров.

За крепостной стеной видны развалины четырёх небольших сооружений. Хорошо сохранилась одна из ба­шен. высотой около 16 метров. В развалинах другой башни имеется ход, которым пользовались защитники крепости в случае опасности. Эта крепость вместо с крепостью Абыдза (на левом противоположном берегу реки Гумиста) имели важное стратегическое значение для абхазского на­селения, проживавшего в долине реки Гумиста, запирая вход в Гумистинское ущелье.

В переводе на русский язык название Ауаз-абаа озна­чает «Крепость страдания» [9, с. 53-54]. Старейшины села рассказывают, что по преданию крепость так назвали из-за большого количества некогда томившихся в её стенах узников, которые подвергались здесь страшным мучениям и пыткам

Интересными памятниками являются руины ряда хри­стианских церквей, имеющихся на территории села. Об од­ной из них упоминает Фредерик Дюбуа де Монпэре, кото­рый видел ее, находясь на русском военном корабле в 1833 году, следовавшем вдоль черноморского побережья Кавказа

Описывая морской берег «от Бамбора до Сухума», он пишет: «От Анакопии (Новый Афон) до сухумского мыса мы не видели ничего замечательного, кроме живописного устья реки Гумисты; в нескольких верстах от морского бе­рега она вырывается из очень узкого ущелья, отвесно высе­ченного в известняке низкой горной гряды. На берегах этой реки в окрестностях селенья Ешира, расположенного в 8-ми верстах от Сухума и 4-х от моря, находится очень древняя

церковь: все четыре стены её хорошо сохранились, внутри она полна сабель, ружей и даже денег, к которым никто не прикасается. Абхазы ещё очень чтут эту церковь, они при­ходят сюда праздновать пасху, при этом, согласно обычаю, часто приводят корову для того, чтобы заколоть её здесь, они приносят также на пасху красные яйца. Клятва, данная перед этой церковью, ненарушима» [5, с. 132].

Эта церковь, от которой в настоящее время сохранилось лишь основание, расположена на горе Вардан-иху (Гора, холм варданиевцев). На территории села имеется ещё че­тыре церкви.

Местность, занимаемая селом Эшера, одна из самых плодородных в Абхазии. Это подлинное сердце Абхазии испокон веков считалось лакомым куском, яблоком спора для населения, куда стремились все племена абхазов, но где могли поселиться наиболее сильные из них» [2].

О густоте населения этого района в древности хорошо говорит абхазская народная поговорка: от моря до горных круч кошка по крышам домов ходила (Ашьхеи агеи рыб- жьара ацгэы иынхыбрала иныкэон).

Эта густонаселённость вызывала сильный земельный голод. Большая и лучшая часть земель находилась в руках феодалов-тавадов и аамста. Особенно велики были владе­ния князей Дзяпш-ипа, которые владели в то время селом Эшера. На эшерских землях пасли также скот абхазского удельного князя Дмитрия Чачба (Шервашидзе). Скота этого было так много (князь одних кобыл держал до 150), что по милости князя никто не мог сеять кукурузы (посевы кото­рой особенно увеличиваются в конце XIX века), ни ахудз, т.е. проса, на низких местах по берегу' моря, и крестьяне были вынуждены обрабатывать землю на горе. Местность, где выпасался этот скот, носит и ныне название «луга для пастьбы» (аҳәдәы). Но эти земли на горе, куда оттеснили крестьян, были превращены трудолюбивыми абхазскими крестьянами в цветущие сады. Кроме зерновых культур в их наделах произрастали различных сортов яблоки (азынцэа, ацхынҵәа), груши (аҳа, аеадҳа, ақәцсҳа) и виноград

(каҷыҷ, амлахэа, ажьш, ауасархэажь). Значительны были насаждения крупного грецкого ореха. Очень много было на территории села различных ценных лесных пород дерева, и в частности кизилового дерева и самшита (кавказская пальма), который в то время хищнически уничтожался. Самшит сплавлялся по рекам и через Сухумский морской порт отправлялся за границу, где он ценился очень высоко. О том, что здесь были сплошные самшитовые леса говорит хотя бы название одной из рек— Шицквара (ашыц «сам­шит», квара «речка»), т.е. «самшитовая речка». Но все эти богатства принадлежали феодалам. Крестьянин не имел права без разрешения тавада нарезать даже хвороста в лесу, его преследовали даже за охоту' на дроздов.

Наряду с земледелием было развито скотоводство. Раз­водили овец и коз, а также крупный рогатый скот. Очень было развито пчеловодство.

Эшерские крестьяне никогда не мирились с гнётом феодалов, они вели активную борьбу. Эта борьба находила своё выражение как в отдельных, так и в массовых выступ­лениях крестьян.

Так, вооружённую борьбу крестьян Абхазии, вспых­нувшую в начале 1821 года против царского самодержавия, возглавили эшерские крестьяне, она началась нападением около двухсот эшерцев на отряд Сухумского гарнизона [7, с. 174]'

В 30-х годах XIX века дядя абхазского владетельного князя Гасанбей Чачба, известный своей жестокостью в об­ращении с крестьянами, был убит эшерским крестьянином Хакуцвом Шамба в соседнем селе Ачадара. Это убийство явилось выражением классовой борьбы, происходившей в ту пору. Во время восстания в 1866 году в Абхазии наиболее активными его участниками были эшерцы. Царский офицер сообщал: «Наиболее упорствовавшими (в сдаче оружия. — В.Л.) были жители села Эшера» [4, с. 147].

Требования народа в период этого восстания были из­ложены в депутации из 8-ми человек во главе со знамени­тым оратором, эшерским крестьянином Османом Шамба.

Это был действительно знаменитый оратор. Известно, что переводчики переводили его речь по частям. Г.Ткеци- швили, потом Г.Анчабадзе совершенно охрипли и не могли больше говорить, их сменил Д Шервашидзе. Голос же ора­тора все гремел и гремел над Лыхненской площадью.

Народ в своих песнях и преданиях донёс до нас имя своего героя, бесстрашного крестьянина из села Эшера Хаджарата Кяхба, боровшегося за интересы простых тру­жеников. Одно только его имя наводило ужас на местных феодалов Его рука карала тех, против кого был направлен гнев народа. И народ называл его «защитой», «опорой кре­стьян». Соединённые силы феодалов Абхазии с помощью предателя окружили со всех сторон X.Кяхба, но он, отстре­ливаясь до последнего патрона, не дался им в руки живым.

И народ оплакал сына своего — Слёзы горькие рекою пролились, И родной землёю был засыпан гроб. Над могилой поклялся простой народ: — Хаджарат, ты будешь жить у нас в сердцах, Свято выполним последний твой наказ, За свободу и за правду постоим [1, с. 69].

И народ, помня своего героя, увековечил его память, соорудив в центре села Эшера памятник Хаджарату Кяхба

4 марта 1921 года сбылись чаяния абхазского народа о свободе, о счастье. Заря Советской власти взошла над Абха­зией. Начинается подлинный расцвет экономики и культуры села. Единоличные крестьянские хозяйства объединяются в поселковые товарищества: им. Н.Лакоба, им. К.Маркса, им III Интернационала и ряд других. Эти поселковые това­рищества — одни из первых в Абхазии.

Кулаки всеми мерами старались приостановить побед­ное шествие Советской власти. Они пробирались на руко­водящие посты в сельские советы, где заведомо искажали решения новой власти. Становились заведующими коопе­

ративных лавок, мельниками, где, действуя от имени Со­ветской власти, старались вызвать недовольство крестьян.

Так, в одной из корреспонденций из села Эшера в газете 10 сообщалось, что Анк Аведжян, зав. кооперативной лав­кой № 6 в селе Щицквара, Эшеро-Гумистинского сельсове­та, получаемые промтовары распределяет среди таких же бывших торговцев, как и он сам, и между своими родст­венниками. Бедноте ничего не даётся [10, № 14, 1931, с. 4]. В другой корреспонденции сообщалось следующее: «На мельнице в селе Эшера сидит бывший кулак Майрам Мар- госян, который за размол, вместо полагающихся 4-х фунтов с пуда, берёт 9 фунтов. Сельсовет к изжитию такой выби- раловки меры не принимает» [10, № 162, 1931, с. 3].

Но замыслам реакционных элементов не было суждено осуществиться. Абхазских крестьян не удалось сбить с пра­вильного пути. Уже в октябре 1929 года создается первый колхоз, с символическим названием «Путь к коммунизму». Инициаторами его создания были комсомольцы, которые на общем собрании крестьян, состоявшемся в день созда­ния колхоза, заявили, что они уже сплотили вокруг себя колхозников [8, с. 96].

Первыми колхозниками были Мсурат Сангулия, Джгу- нат Цкуа, Маматла Авидзба, Саат Ардзинба, Алиас Тванба, Киамышв Когония, Киамин Ардзинба. К 1934 году коллек­тивизация в селе была завершена. К тому времени суще­ствовали следующие колхозы: «Орденоносная Абхазия», «Апсны Капш», «имени Сталина», «Красные Эшеры» и «Путь к коммунизму»

Основным направлением этих колхозов было табако­водство, которое получает теперь широкое развитие. Эшер- ский табак пользовался мировой славой. Это табак сорта «Самсун». Наряду с табаком начинается разведение цитру­совых (мандарины, лимоны, грейпфруты), огородничество, культивируются новые сорта винограда, менее поддающие­ся заболеваниям («Изабелла», «Цоликаури» и др.). В начале колхозы были маломощные, основной тягловой силой был крупный рогатый скот Возьмём, к примеру, вышеназван-

ный колхоз «Путь к коммунизму». К 1941 году в него вхо­дило 83 хозяйства со 130 колхозниками. Основные хозяй­ственные постройки — табачный сарай, животноводческая и коневодческая фермы, деревянный кукурузник и мельни­ца. Колхоз имел 392 гектара земли (из них 45 в пользование колхозников). Колхозная земля распределялась следующим образом:

Сельскохозяйственный инвентарь исчерпывался 33 плу­гами, 3 боронами, 1 подводой, 8 арбами и 2 опрыскивате­лями [11, ф. 303, арх. 65].

Большой шаг сделали колхозы в последнее время. Возьмём, например, тот же самый колхоз, который сейчас носит имя академика С.Н.Джанашиа. В него входят 377 дворов с 412 колхозниками. Культивируемая земельная площадь распределяется у них следующим образом:

табак — 43 га

кукуруза — 45 га

цитрусы — 49 га

тунг — 32 га

сады — 2 га

виноград — 1,40 га

табак — 105 га

кукуруза — 82 га (по 23 ц)

картофель — 1 га (по 100 ц)

бахча — 3 га (27 ц)

однолетние травы — 15 га (300 ц)

кормовые корнеплоды — 5 га (910 ц)

силос — 18 га (450ц)

чай — 6 га

плодовых — 4 га

лавр благородный — 1 га

шелковица — 1 га

В колхозе имеется 2 трактора, 3 автомашины и другая сельскохозяйственная техника; работают высококвалифи­цированные специалисты — агроном, зоотехник. Широко известны имена передовиков производства, эшерских та­баководов — Любовь Авидзба — депутат Верховного Со­вета Абхазской АССР, Джура Смыр, которую односель­чане избрали депутатом Верховного Совета СССР и многие другие.

Но не только на трудовом фронте прославляли эшерцы своё село. Около 310 из них отважно сражались на фронтах Великой Отечественной войны. Особенно отличились раз­ведчик Энвер Бганба, лётчик Азиз Авидзба, пехотинец Ясон Хварцкиа, кавалерист Григорий Ардзинба, артилле­рист-зенитчик Химца Андарбуа, пограничник Михаил Ард­зинба, артиллерист Дзыкур Гулиа и многие другие. Об од­ном из них— Э.Бганба, проявившем исключительную стойкость в боях за Советскую Прибалтику и награждён­ном орденами Славы II и III степени, командир части С.Боровнов писал в родное село героя: «Из сотни других героев Отечественной войны Энвер ярко выделился. Он совершил несколько славных подвигов, проявив доблесть, отвагу и мужество отважного разведчика. Честным и безза­ветным выполнением своего солдатского долга он просла­вил свой абхазский народ» [8, с. 173]. Энвер Бганба погиб в феврале 1945 года в Восточной Пруссии.

Основным коренным населением села являются абхазы. Состав населения в прошлом был однородным, но в ре­зультате провокационной политики русского царизма и предательства некоторых абхазских феодалов, большая часть абхазского населения во второй половине XIX века уехала в Турцию. Об этом говорит и топонимика, например, название двуглавой вершины Вардан-иху (Холм варданиев- цев), хотя ни одного из фамилии Вардания ныне в селе нет. Кецы-Кинтажв (Кецы — от абхазской фамилии Кецба), т.е. «Место, покинутое кецбовцами».

Указанное переселение, известное под названием «ма- хаджирство», явилось подлинной трагедией абхазского на­

рода. В результате количество населения сократилось почти на 7з, особенно в результате переселения 1866-1877 годов. И потом абхазы долгое время не имели права заселять цен­тральные районы Абхазии. На освободившихся землях се­лились колонисты — армяне, греки и др. Лишь впоследст­вии сюда стали переселяться и жители из других сел Абхазии — Гума (Авидзба), Анухва, Бырцх (Хибба), да и те немногочисленные счастливчики, которым удалось вер­нуться из изгнания (например, Т.Авидзба). Поэтому, если в большинстве абхазских сёл имеются компактные поселе­ния представителей немногих фамилий (Дурипш, Куланур- хва и др.), то в Эшере очень много представителей различ­ных фамилий. Основными из них являются Авидзба, Агрба, Хварцкия, Ардзинба, Гулиа, Тванба и др

Состав эшерского населения сильно изменился, хотя абхазы составляют основную часть. Наряду с ними здесь проживают представители других национальностей — ар­мяне, грузины, русские, азербайджанцы, персы, греки, тур­ки и даже один негр.

За последние десятилетия число жителей здесь изрядно увеличилось, главный образом за счёт пришлого населения. Так, в 1943 году лишь в одной из частей села (так называе­мых Нижних Эшерах) насчитывалось 500 хозяйств с насе­лением 2301 человек, из них мужчин— 1147, женщин — 1154. На первое же января 1965 года здесь насчитывается уже 870 хозяйств с населением 8357 человек, из них муж­чин — 4012, женщин — 4345.

Таким образом, за 20 с небольшим лет население ука­занной части села увеличилось на 6056 человек. Всего же на территории села проживает 10 694 человека.

Несколько слов об эшерском наречии абхазского языка. Центральное, срединное положение села Эшера, находящего­ся между, с одной стороны, Абжуйской, а с другой — Бзыб- ской частью Абхазии, наложило свой отпечаток на язык эшерцев. Их язык нельзя полностью отнести к одному' из двух

диалектов абхазского языка: ни к абжуйскому, ни к бзыб- скому, в нём отсутствуют характерные бзыбские звуки.

Эшерские абхазы говорят на абхазском языке, а языком их общения с представителями других национальностей, в особенности с армянами, являлся в недавнем прошлом ту­рецкий. Это знание абхазами турецкого языка объясняется почти 300-летним влиянием Турции, её ассимиляторской политикой. Что касается армян, то это в основном выходцы из турецкой части Армении — из Ордуи (Барцикян, Мино- сян) и района Трапезунда. Ныне турецким языком владеют больше представители старшего поколения абхазов. Но есть семьи, одинаково свободно изъясняющиеся как на аб­хазском, так на турецком и армянском языках (Дахир Хибба, Махты Сангулиа, Султан Ардзинба и др.). Сейчас языком общения между представителями различных национально­стей стал русский язык.

Эшера представляет собой одно из немногочислен­ных сёл Абхазии, где особенно был силён ислам и где он имел довольно многочисленный отряд своих служителей — мулл (ахәаџьа). О наличии в этом селе, наряду с христиан­ским, также и магометанского населения, упоминал тот же Фр. Дюбуа де Монпэре. Описывая христианскую церковь, он отмечал далее: «Вблизи церкви бьет великолепный род­ник. Магометане клянутся перед бронзовым котлом, нахо­дящемся на небольшом расстоянии от церкви» [5, с. 132]. Постепенно мусульманство завоёвывало все более веду­щую роль в селе, и к началу нашего века в селе осталось лишь 3 христианские семьи. Христианские церкви пришли в запустение или использовались колонистами-армянами[335]. Коллективные моления мусульман происходили у того са­мого упоминаемого Дюбуа родника. По-абхазски эта мест-

ность именуется Хапшь-дзыхь (аҳацшьа «кувшин, амфо­ра», азыхь «родник»). Кувшина или котла, правда, там не сохранилось и о нём старики ничего не помнят, но в самом названии Хапшь-дзыхь проявляется представление мест­ных жителей о каком-то предмете, находящемся у родника, их взгляд на ЭТОТ кувшин

Подобные моления совершались также на горе Араш- аху («Карагачевый холм»). Видимо, не довольствуясь от­сутствием специального помещения для моления, сельчане приняли решение о постройке большой мечети (по- абхазски ацьаама), размером 30.................................................................... 15 метров. За строитель­

ство взялся ныне здравствующий Дахир Хибба, с условием подвоза ему леса для строительства и получением им по пуду табака от каждой семьи. Но члены фамилии Агрба хотели, чтобы мечеть строилась недалеко от них, т.е. в ме­стности Хапшь-дзыхь, а представители фамилии Авидзба хотели видеть её на Карагачевом холме, Ардзинба — в рай­оне посёлка Кутишха («Куриная горка»). Но так и не дого­ворились. Тем не менее решение о строительстве мечети говорит о том, как ещё недавно было сильно у нас влияние магометанства.

Многочисленные проповедники и муллы пользовались в своих узкокорыстных целях безграмотностью народа, одурманивали его. Так, одному из крестьян села Аацы А.Авидзба, вызвавшему из села Эшера муллу для осмотра заболевшей дочери, тот объявил, что место, где они живут, нехорошее — «домовой не любит», поэтому нужно пересе­литься, а то не только больная не поправится, а будут бо­леть и другие. Так из-за невежества крестьянина, одурма­ненного «знаменитым» муллой, семье Авидзба пришлось бросить свою обработанную землю, насиженное место и в конце концов разориться [6, с. 19-20].

Наряду с магометанством имелись и пережитки языче­ства, сохранение так называемых священных мест, где раз­решались спорные вопросы, совершались моления богу. Таким священным местом эшерцев была гора Вардан-иху, где имелась своя аныха (священное место для моления).

известная среди жителей Абхазии как Ешырныха Поста­раемся описать один из языческих обрядов, сохранившихся среди некоторой части населения — так называемое обще­ственное моление дождю.

Оно проводится приблизительно 20 июля, в самый за­сушливый период, у специально отведённого для этого места в селе Эшера (посёлок Кутишха) под сенью раскиди­стого грабового дерева, неподалёку' от которого бьет из-под земли родник. Раньше на такие моления собиралось целое село или посёлок, а ныне 18-20 дворов. Так, во время про­шлогоднего (1964 г.) моления там собралось 20 дворов. Большинство из них абхазцы, но есть также армяне и рус­ские. Предварительно избранные люди на собранные день­ги по 2—5 рублей с каждого двора, в зависимости от стои­мости жертвы, покупают жертвенное животное, обычно быка, и небольшое количества вина. Они же подготавлива­ют зелёный настил из листьев дерева. С утра режут жертву, варят мясо. В вознаграждение за свои труды они получают голову и шкуру жертвенного животного. В назначенное время собрался народ. В большинстве это представители старшего поколения — от 60 лет и старше. Много женщин, причём женщины приносят для членов семьи и гостей дос­таточное количество мамалыги, сваренной с сыром (очень вкусное и питательное блюдо) — так называемый айладжь, острую подливу из алычи с примесью различных аромати­ческих трав и большого количества красного перца, пироги с сыром (хачапури). Неосведомлённый человек решит, что народ отмечает какой-то праздник, столько тут веселья. Трудно поверить, что здесь собрались для совершения мо­ления богу. «Засуха — это наказание аллаха за наши гре­хи,— говорят инициаторы моления,— надо умилостивить его очистительной жертвой». Когда все готово, приступают к жертвоприношению. К богу от имени собравшихся обра­щается один из уважаемых всеми старцев. В руке у него нанизанные на палочку сердце и печень жертвенного жи­вотного. Все внимательно слушают его.

Всевышний, породивший нас, Ниспошли теплоту' твоих глаз. Собравшийся народ припадает к твоим ногам. Тепла твоих глаз, любви твоего сердца, На руки хлеб-соль свою сложив, просит! Дай изобилия, Урожай чтоб радовал, Здоровья, мира, государству — силу крепкую, Народу — полезное дело.

Улцха хат — хара хазшаз,

Ажэлар иеизаны ушьапы ркуеит: Улыцха рыма, угэыцха рыма Рчеиџьыка еилаҵаны риалы иқәцаны иуҳәоит. Абарақьаҭра рыутарацы Иаадрыхуа аеасра иалачо, Агәыцқьара рыма, аҭынчра рыма, Аҳәынҭқар дыгәгәаны амч иманы Ажәлар ирзеигьу каицо.

Стоящие рядом отвечают ему «Аминь!». Закончив молит­ву, старец отламывает от хачапури небольшой кусочек (из середины), отрезает кусочек сердца и печени, поливает всё это вином и со словами «Ачбеи Чачбеи еюыкькьа-еоыцэцэа ирымцасцаанза, эса-хьаа жәлар ирымамкәа, гәыцқьара рыман икалааит» прячет всё это в расщелину' на дереве.

После жертвоприношения мясо делят на столько кусков, сколько домов принимает участие в жертвоприношении. Гостям, больным и тем, кто по каким-то причинам не смогли Принять участия В жертвоприношении, посылают ИХ ДОЛИ на дом. Затем все садятся на листья и приступают к обеду. По­сле окончания пиршества устраивают обливание водой.

Но не этими отживающими пережитками определяется быт современного социалистического села, а теми подлин­но революционными изменениями, которые произошли в нём за годы советской власти.

На территории села расположены следующие посёлки: в Нижней Эшере — Кутишха, Аблыраху, Хапшь-дзыхь. Гвандра, Шицквара; в Верхней Эшере — Ахуды, Чалтлыку, Парчанда, Хуарыюта

Характерным для этих посёлков является разбросан­ность усадеб в местах, удалённых от шоссейных дорог и приближение их к посёлкам городского типа. Причиной этому является близость города Сухуми — центра культур­ной и экономической жизни края. На территории села раз­мещены нефтебаза, мукомольный завод, бетонный завод, лесопильный завод, газораздаточный пункт, спортивно­тренировочная база всесоюзного значения. В село ведёт асфальтированная шоссейная дорога, по которой регулярно курсируют автобусы и намечается строительство троллей­бусной линии, около 75 колхозников имеют легковые маши­ны марки «Волга» и 49 — марки «Москвич». Село электри­фицировано. В домах колхозников приёмники и телевизоры (около 90 семей эшерцев имеют телевизоры), и колхозники смотрят передачи из Москвы и Тбилиси.

Основным типом жилищ являются дома городского ти­па, 2-этажные, из шлакобетона или кирпича, крытые желе­зом или шифером. Кроме большого дома, называемого аса- сааирта (гостиная), большинство эшерцев имеют и другой, маленький домик, называемый амацуртой, служащий для приготовления пищи. В основном дома последних 10-ти лет постройки. Сохранилось около 22 домов, построенных до революции. Дома эти деревянные (каштан, бук). Хозяй­ственные постройки состоят из хлева и кукурузника (обыч­но плетённого из азалиевых прутьев и укрепленного на вы­соких деревянных столбах).

Чтобы убедиться в коренном изменении быта совре­менной эшерской абхазской колхозной семьи, опишем одну из них. типичную для села. Возьмём, к примеру, семью колхозника Султана Ардзинба, члена сельхозартели им. С.Н.Джанашия. села Нижняя Эшера посёлка Кутишха В семье двое трудоспособных — сам хозяин дома и его супруга Нелли Киаминовна. Приусадебный участок равен

0,5 га. До конца 30-х годов его в основном занимали сле­дующие сорта плодовых: яблоки — абхазское зимнее ябло­ко (азынцэа), летнее яблоко (ацхынцэа), инжир, хурма, орешник, несколько корней крупного грецкого ореха и большое количество вьющегося винограда «Изабелла». Главными из них были виноград и абхазское зимнее ябло­ко. За последние 20 лет наблюдаются большие изменения. Больше стало различных сортов груш, яблок. Появились новые виды растений, не культивируемых ранее, к которым переходит ведущая роль. В 1939 году у этого колхозника впервые появились посадки цитрусовых, новые сорта вы­сокоурожайных яблонь и груш. Из 40 корней яблок боль­шинство сорта Парчанда, Шампанские, Мцарские, Майская Роза, а также Синоп, Канада и др. 20 корней груш сортов — Кифер, Бера, Вильямс, сливы — чернослив и др. За послед­ние 5 лет особенно увеличились посадки благородного лав­ра, листья которого пользуются широким спросом и по вы­сокой цене закупаются государством. По-прежнему важное место занимает разведение винограда сорта «Изабелла».

В 1964 году эта семья имела плановое задание по табаку 0,45 га, доход с которого составил 878 рублей, из них 578 рублей было получено семьёй. К тому же на трудодни, за­работанные в колхозе, они получили 2 тонны кукурузы. В то же время, доход от приусадебного участка составил: 1000 рублей от реализации мандарин, 400 рублей от реали­зации 1 тонны яблок и 220 рублей от продажи государству 0,5 тонн груш. Таким образом, бюджет семьи составил в общей сложности 2198 рублей деньгами, плюс 2 тонны ку­курузы, которая идёт в основном для личного потребления и в качестве корма птице.

Доход, полученный семьёй, был распределён следую­щим образом. Основная часть— около 60 процентов, по­шла на окончание строительства дома, другая — на покуп­ку обстановки для дома — дивана, трюмо, приёмника, третья — на одежду, пищу, и последняя, небольшая, на удовлетворение духовных потребностей — кинофильмы, книги и т.д.

За последние годы резко увеличилось число колхозни­ков, переселившихся в новые дома. Так, у Султана сейчас имеется 3 дома: 1) маленький домик, или амацурта (кухня),

2) большой дом — асасааирта (гостиная) или акуаскя;

3) новый 2-этажный дом, строительство которого законче­но в этом году.

Амацурта (кухня) была выстроена самим Султаном в 1935 году, размером 7 ■ 6 метров. Кухня поставлена почти непосредственно на землю, с небольшой открытой веран­дой и тремя комнатками. Стены дома сплетены из орехо­вых прутьев и обмазаны глиной, крыша крыта дранью. Входим в первую из комнаток; пол в ней земляной, три не­больших окна с трудом освещают её. Чуть дальше от цен­тра комнаты разложен небольшой костёр, который соседст­вует с печью, выложенной уже в 1954 году. С одной из перекинутых жердей свисает надочажная цепь (ахнышьа- ра), для подвески котла с мамалыгой и пр. Справа неболь­шой столик с тремя стульями.

Через маленькую деревянную дверь попадаем в сле­дующую комнатку— кладовую. Почти во всю ее длину' стоит большой деревянный сундук (ашэындыкэара), в ко­тором хранят просеянную кукурузную муку? Там же боль­шая деревянная чашка из липового дерева для выемки муки, её просеивания (асаара). Рядом, слева, большой глиняный кувшин с солениями из капусты сорта кольраби (ахэыл) и справа маленький буфетик для хранения посуды (адулац). Третья комната, с деревянным полом, приспосабливается для хранения плодовых.

Другой, большой дом, называемый по-абхазски гостиной (асасааирта), был выстроен в 1932 году, размером 9 - 8 мет­ров. В отличие от кухни, этот дом 2-этажный. Выстроен специально приглашённым мастером и стоит на высоких каменных столбах. Нижний этаж дома обшит доброкачест­венными каштановыми досками. Он служит погребом для хранения вина, орудий его изготовления, выдолбленного из ствола дерева корыта для давления вина (аиаҳә) и при­меняемого ныне прессовального станка (ахьырхьын).

На второй этаж ведёт деревянная лестница, по которой мы попадаем на открытую половину дома — веранду, края которой, как и верхняя часть на уровне крыши, оформлены красивой резьбой с оригинальным орнаментом (работа ныне здравствующего 70-летнего Н.Шат-ипа). На верхнем этаже две почти одинаковые комнаты, каждая из которых с тремя окнами, со сверкающими белизной тюлевыми за­навесками. В первой — три никелированных кровати со спальными принадлежностями, покрытые покрывалами. Рижский зеркальный шифоньер, небольшое трюмо, на стенах — портреты членов семьи, рукодельные вышивки работы хозяйки дома, выполненные ею еще до замуже­ства. На полу — шкуры убитых зверей — бурого медведя и 2-х косуль. Таково же убранство другой комнаты, кото­рую здесь дополняют комод старинной работы и книжная этажерка.

От этих двух домов резко отличается третий — в нем сильно чувствуется влияние современной архитектуры Это типичное здание городского типа, 2-этажное, размером 9 х 10 метров, из шлакобетона, крытое жестью. Просторные светлые комнаты, большая зала размером 5-5 метров, с пи­сьменным столом, диваном, новым приёмником.

В хозяйстве имеются и различные другие постройки: та­бачный сарай, где летом производится низка и сушка табака (зимой сарай служит хлевом для скота), кукурузник, постав­ленный на высоких акациевых столбах, изящный курятник на невысоких столбиках, плетённый из азалиевых прутьев. В летнее время, когда особенно жарко и готовить в комнате невозможно, строят специальный навес, куща переносится абхазский костер. Под навесом можно приготовить мамалы­гу', здесь же над костром сушится сыр, который в сушёном виде может храниться продолжительное время.

В хозяйстве 6 голов скота, из них 2 дойные коровы, один годовалый бычок и коза с двумя козлятами. В хозяй­стве имеется лошадь, которая служит для перевозки тяже­стей (на мельницу и т.д.), а также используется во время поездок хозяина в горные районы. По обыкновению, хозяй­

ка содержит большое количество птицы. У Нелли Киами- новны 30 кур. 21 индейка, которые, кроме яиц, дают ещё и вкусное мясо.

За последние десятилетия неузнаваемо изменился куль­турный облик села. В селе имеется больница с квалифици­рованным медперсоналом. Возьмём такой факт. До револю­ции почти 90 процентов населения страдало от заболевания малярией. Ҟ 1946 году было зарегистрировано всего лишь 103 случая заболевания, в 1949 году — 20, в 1954 году — 4, с 1958 года уже нет ни одного человека, больного малярией. Этот маленький факт, как нам кажется, весьма многозначи­телен. В селе имеется три клуба, дом культуры, два дома от­дыха и один санаторий

Единственным грамотными людьми в селе в недавнем прошлом были муллы. Сейчас же здесь одна средняя и че­тыре 8-летние школы, в которых обучается 1576 школьни­ков. Абхазы получили возможность обучаться на своём род­ном языке. Педагогический состав школы по большей части состоит из местных кадров, уроженцев села, которые, окон­чив высшие учебные заведения страны, вернулись в родное село. Около 149 эшерцев получили высшее образование. В их числе — завуч школы, заслуженный учитель Абхазской АССР Г Ардзинба, педагог М Лазба— Заслуженный учи­тель Абхазской АССР, председатель колхоза А.Авидзба, председатель сельсовета В.Гулиа, В.Авидзба— аспирант кафедры истории Сухумского госпединститута имени А М.Горького, Л Хварцкия — бывший первый секретарь Абхазского обкома комсомола, ныне зав. лекторской группы Обкома партии, и многие другие.

Абхазская колхозная деревня, сбросив свой прежний старый и забитый вид, благодаря ленинской национальной политике Коммунистической партии, превратилась в со­циалистическую деревню с многогранным хозяйством, за­житочной жизнью и богатой духовной культурой колхозно­го крестьянства.

Литература

1. Антология абхазской поэзии. Москва, 1958.

2. Бавария С. Абхазия в географическом, этнографическом и экономическом отношении. Сухум, 1923.

3. Бгажба Х.С. Бзыбский диалект абхазского языка. Тбилиси, 1964.

4. Дзидзария Г.А. Восстание 1866 г. в Абхазии. Сухуми, 1955.

5. Дюбуа де Моипэре Фр. Путешествия. Сухуми, 1937.

6. Куправа А.Э. Из истории культурного строительства в Аб­хазии. Сухуми, 1961.

7. Очерки истории Абхазской АССР. Ч. 1. Сухуми, 1960.

8. Очерки истории Абхазской АССР. Ч. II. Сухуми, 1964.

9. Пачулия В.П. По историческим местам Абхазии. Сухуми, 1960.

10. «Советская Абхазия».

11. Центральный Государственный Архив Абхазии.

<< | >>
Источник: Ардзинба В.Т.. Собрание трудов в 3-х тг. Том III. Кавказские мифы, языки, этносы. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Ака­демии наук Абхазии,2015. — 320 с.. 2015

Еще по теме Из ПРОШЛОГО И НАСТОЯЩЕГО села Эшера*:

  1. ПРОШЛОЕ
  2. ИЗМЕНА ПРОШЛОМУ
  3. В настоящее время в нашей литературе принято определять фля­ги как сосуды для перевозки воды, в основном употреблявшиеся ко­чевниками. В иностранной литературе их называют ⅛ягами пилигри­мов”.
  4. Гордон Чайлд. Расцвет и падение древних цивилизаций. Далекое прошлое человечества 2012, 2012
  5. № 36. ОТЧЕТ НАДЗИРАТЕЛЯ НАД ОТРЯДОМ РАБОВ ЦАРСКОГО ПОМЕСТЬЯ ОБ ИЗРАСХОДОВАНИИ ИМ ДОВЕРЕННОЙ ЕМУ РАБОЧЕЙ СИЛЫ
  6. СОДЕРЖАНИЕ
  7. ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ.
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. Вступительное слово
  10. В 1567/68-1568/69 гг. Путило владел вотчиной (CLII) в волости Воиничи Рузского уезда.
  11. От редакции
  12. История как наука