<<
>>

Разделение империи на Западную и Восточную

Племенные союзы германцев, славян, сарматов, мавров все более крепли и расширялись. В их среде росла социальная дифференциация и все более укреплялась власть вождей. Некоторые из этих вождей, поступив на римскую службу, получали высокие чины и большие богатства, другие вели свои отряды на империю ради захвата новых земель для поселений.

Рядовые варвары, которые селились в империи в качестве пленных летов и федератов, жестоко страдали от эксплуатации землевладельцев, государства и собственных вождей, по дешевке продававших их работорговцам, которые затем перепродавали их в провинции. Правительство, желая изолировать новых поселенцев, запрещало подданным империи вступать в браки, вести торговлю. Родственные связи варваров не признавались законом, поэтому понятно, что они охотно переходили на сторону своих соплеменников, которые вторгались в империю.

В это время за Дунаем сложились сильные готские союзы, с которыми воевали сарматские и славянские племена. Среди готов, которые находились в тесных отношениях с империей в IV в. стало распространяться христианство в форме арианства. Его проповедником был Ульфила, который стал первым епископом готов и перевел библию на готский язык. Постепенно среди готов выделились две ветви, разделенные Днестром, — остготы и вестготы. В 70-х г. тяжелое поражение готам было нанесено продвинувшимися до причерноморских степей гуннами. Покоренные гуннами остготы вошли в их племенной союз.

Гунны выступили совместно с некоторыми сарматскими и славянскими племенами против вестготов. Они оттеснили вестготов к Дунаю. Тогда вестготы обратились к правительству империи с просьбой предоставить им убежище на их территории.

Положение в империи было очень напряженным. Рано умершего Иовиана сменил выдвинутый высшими военными и гражданскими чинами Валентиниан (364–375 гг.), который снова разделил империю и назначил августом Востока своего брата Валента (364–378 гг.).

При правлении Юлиана незавершенные и затем отмененные реформы ввергли империю в крайнее расстройство. К тому же император Валент был ревностным арианином (его брат проявлял известную терпимость к религиозным спорам) и начал преследование никейцев.

Писатели IV в. отмечают, что в годы правления Валентиниана и Валента вымогательства и злоупотребления чиновников достигли высшего предела. Неисправных налогоплательщиков уже не бичевали, а казнили. Тюрьмы были переполнены куриалами, ремесленниками и крестьянами. Население и солдаты массами бежали, некоторые пытались укрыться в больших городах, другие уходили в леса и пустыни. Многие переходили к варварам. Несмотря на повторные приказы без суда предавать смерти дезертиров и разбойников; колоны и рабы охотно скрывали их в имениях. В Сирии возникли целые поселения обратившихся в разбойников беглых крестьян, рабов и колонов, которые захватывали богатые имения и даже нападали на города. В Малой Азии снова восстали исавры, совершавшие набеги на соседние области. Города раздирались религиозными распрями между православными и арианами. Выборы епископов давали повод к кровавым столкновениям между сторонниками различных кандидатов на эту должность, приносившую теперь огромные доходы, власть и влияние. Так, при выборе константинопольского епископа Македония было убито более 3 тыс. человек.

В западных провинциях все более четко обозначался угрожавший знати союз масс с внешними врагами империи. Современники вынуждены были признать, что народ ждал варваров как освободителей. В Британии восстание местного населения совпало со вторжением живших на территории Каледонии пиктов, скоттов и германцев-саксов, которые были отважными мореплавателями и пиратами… В Галлии снова началось движение багаудов, их отряды соединялись с аламанами, бургундами, франками, захватывали земли богатых собственников и убивали их самих. Карательные экспедиции Валентиниана сжигали и истребляли все на своем пути, но были бессильны подавить это движение.

В Африке движение местных крестьян, рабов и колонов, несмотря на временные поражения агонистиков, никогда не прекращались.

При Валентиниане это движение возглавил мавр Стахаон, который призывал к восстанию всю провинцию. Его схватили и казнили, это всколыхнуло широкие слои местного населения. Восстание разрасталось, все новые мавретанские племена примыкали к нему. Восставшими руководил теперь Фирм — вождь одного из мавретанских племен. На его сторону перешла и часть римских солдат. Восставшие захватили и сожгли крупнейший город Мавретании Цезарею и овладели многими латифундиями.

Но основной слабостью этого восстания было отсутствие единства. Главы племен были крупнейшими землевладельцами и размах движения их напугал. Некоторые из них, такие как, например, брат Фирма, Гильдон, все время сохраняли верность императорскому правительству. Сам Фирм то пытался договориться с посланным на подавление восстания магистром конницы Феодосием, то снова начинал военные действия. Феодосий, силы которого были невелики, предпринимал экспедиции против отдельных племен и вел тайные переговоры с вождями других. После нескольких кровопролитных сражений, Фирм вынужден был бежать под защиту одного из племенных вождей, но, узнав, что тот собирается выдать его Феодосию, повесился. Феодосий жестоко расправился с остатками повстанцев, но окончательно все же движение подавить не сумел. То затухая, то снова разгораясь, оно тянулось до завоевания Африки вандалами в V в.

Самым значительным из восстаний этого времени было восстание готов на Дунае. Придунайские провинции, где как раз тогда особенно быстро шло разорение, закрепощение крестьянства, находились в крайне тяжелом положении. По свидетельству Аммиана Марцеллина эти некогда цветущие области обнищали и запустели, а жители их томились в тюрьмах, скрывались, кончали жизнь самоубийством. Страдали равно и исконное население и многочисленные переселенцы из числа карпов, сарматов и вестготов, количество которых непрерывно росло с середины III в.

Вскоре после прихода к власти императора Валента против него поднял восстание племянник Юлиана Прокопий. Он долго скрывался после смерти Юлиана и, воспользовавшись отсутствием Валента в Константинополе, проник в столицу и объявил себя императором.

Перебравшись затем во Фракию, он нашел здесь активную поддержку среди солдат и населения, к нему стекались рабы, колоны, переселенцы из числа варваров. Задунайские готы прислали ему три тысячи солдат. Прокопий провозгласил продолжение политики Юлиана, направленной на поддержку городских курий, на более строгий контроль за бюрократией и облегчение налогового бремени. Ему удалось захватить Константинополь, однако господствующие круги восточной половины империи в конечном итоге не поддержали политику Прокопия. Движение перекинулось на Малую Азию, где повстанцы взяли крупный город Кизик. Знатных приверженцев Валента Прокопий казнил. Возможно, сам того не желая, в глазах знати он превратился в разбойника и возмутителя черни. Лишь с большим трудом, воспользовавшись предательством нескольких военачальников Прокопия, Валенту удалось разгромить его движение. Карательные экспедиции, пытки, казни обрушились на его участников. В 366 г. сам Прокопий был казнен.

Стремясь успокоить низшие слои населения и разрядить напряженную обстановку, Валентиниан и Валент провели ряд мер. Они издали несколько эдиктов, которые защищали «маленьких» людей от «сильных», учредили особую должность дефенсора (защитника) плебса, боролись с коррупцией чиновников. Вместе с тем были ограничены права городских курий, в частности сбор налогов с колонов был передан землевладельцам, а не городским властям.

В области внешней политики в 60–70 гг. IV в. особую остроту приобрела проблема готов. Некоторые готские отряды, как мы уже говорили, принимали участие в восстании Прокопия. Валент в 366–369 гг. вел с готами войну, которая закончилась победой империи и заключением выгодного для нее мира. Однако обстановка на Дунае резко обострилась в середине 370 г.

Валент и Валентиниан начали постройку укреплений за Дунаем. Это привело к столкновению с квадами и сарматами, которые напали на Мезию. Во время войны с ними умер Валентиниан. Правителями западной половины империи стали его братья — Грациан, который еще раньше был его соправителем (367–383 гг.) и малолетний Валентиниан II (375–392 гг.).

В этот напряженный момент на Дунай явились вестготы с просьбой принять их на римскую землю. Теснимая гуннами и аланами основная масса вестготов, которая жила к северу от Дуная, попросила у императора Валента разрешение на поселение в границах империи, обещая взамен служить римским интересам в качестве вспомогательных войск. Им дали такое разрешение в 376 г. и вестготы поселились во Фракии. Однако притеснения римских чиновников, искусственно вызванные трудности с доставкой продовольствия (готы не занимались земледелием и были вынуждены покупать продовольствие у местных жителей) вызвало общее восстание против римской власти. Восстание было поддержано беглыми рабами, рабочими с рудников и беднейшим населением. Повстанцы убивали или угоняли за Дунай знать, забирали и запахивали ее земли. Города, не оказавшие им сопротивления, они оставляли свободными, не облагая никакими налогами. Так как на сторону восставших переходили массы солдат, правительство не могло справиться с этим движением. Небольшие римские отряды, посланные против восставших, были разбиты. Готское восстание ширилось и приобретало грозный характер. Постепенно стихийные действия повстанцев, во главе которых встал готский вождь Фритигерн, превратились в планомерную войну против Рима. Опасность оказалась столь велика, что император Валент был вынужден снять несколько легионов с восточного фронта, прибыл из Антиохии в Константинополь и лично возглавил армию, выступившую против готов. На помощь Валенту двигалась из Италии армия западного соправителя Грациана. Около Адрианополя в кровопролитной битве римская армия была полностью разбита, а сам Валент погиб (378 г.) 40 тыс. римских солдат пали на поле боя.

Гибель императора и его армии поставила восточную половину империи в очень тяжелое положение. Вестготы безнаказанно опустошали провинции Балканского полуострова, движение их быстро крепло, все новые отряды готов, сарматов, славян переходили Дунай и присоединялись к Фритигерну. На западе его отряды доходили до Альп, на востоке подошли к Константинополю, но саму столицу взять не смогли.

Это было первое торжество объединенных сил варваров и угнетенных масс. Знать была в панике. Грациан вызвал из Испании Феодосия, сына победителя Фирма, назначив его августом Востока и поручил ему подавление государственного восстания. (379 г.).

Новый император принял энергичные меры по укреплению римской армии, он объявил большой рекрутский набор, в армию призывались все боеспособные мужчины, кроме рабов, слуг и поваров. Вместе с тем Феодосий вел политику заигрывания с готской знатью, соблазняя их заманчивой перспективой влиться в ряды господствующего класса империи. Вскоре ему удалось собрать достаточно боеспособную армию, благодаря этому, а также щедрым обещаниям готской знати, подкупа и договоров с вождями отдельных племен, среди которых после смерти Фритигерна начались раздоры, ему удалось заключить с ними мирный договор (382 г.). Часть готов перешла на сторону Феодосия, который сумел польстить им роскошными приемами в константинопольском дворце и высокими чинами в войске. Готы были признаны федератами империи, они были размещены сначала в Мезии, Фракии, а затем в Иллирике. Они получили зерно, скот и земли, сохраняли племенную организацию, племенных вождей, им выплачивалось жалование из имперской казны. Они были освобождены от налогов, могли исповедовать свою религию (как мы уже говорили, готы были ариане), подчинялись не имперским чиновникам, а своим племенным вождям. Взамен они должны были выставлять вооруженные дружины по приказу императора.

Основные условия этого договора говорят о больших изменениях в имперской политике по отношению к варварам. Разрешение целому варварскому союзу жить по своим законам и со своей администрацией положило начало создания на территории империи инородных образований — прообразов будущих варварских королевств.

В правление императора Феодосия (379–395 гг.) было достигнуто последнее, по существу уже эфемерное, объединение империи. Он сам в значительной мере зависел от готских войск и их вождей. Правительство же Западной империи еще больше зависело от своих варварских военачальников. Здесь вновь нарушилось политическое равновесие. Это выявилось в появлении узурпаторов. Грациан был свергнут и убит узурпатором Магном Максимом (382–387 гг.), которого сменил брат Грациана Валентиниан II, разбивший с помощью Феодосия Максима. При нем фактическим правителем был командующий галльской армии франк Арбогаст, в конце концов заменивший Валентиниана императором Флавием Евгением (392–394 гг.). Евгений сделал попытку продолжить религиозную политику Юлиана и покровительствовал язычеству, поэтому его, кроме войска варваров, поддержали остатки языческой партии Рима и на его знамени монограмму Христа заменило изображение Геракла. Лишь благодаря крайнему напряжению сил гото-сарматской армии Феодосия, в которой, между прочим, находился готский вождь Аларих, впоследствии взявший Рим, и которой командовал вандал Стилихон, удалось разгромить франков Арбогаста. Последние три года своей жизни Феодосий был единоличным правителем всей империи. После его смерти в 395 г. восточная и западная империя окончательно разделились.

Сложное внутреннее и внешнее положение государства заставило императорское правительство Феодосия принять ряд мер по укреплению империи. Был объявлен строгий розыск беглых колонов и рабов и они были возвращены землевладельцам, были увеличены льготы для тех землевладельцев, которые приступали к возделыванию пустующих земель. В интересах сенаторского сословия была учреждена должность защитника сенаторов, который следил за охраной привилегий этого сословия.

Являясь опытным политиком, Феодосий понимал, какую напряженность в государстве создают ожесточенные споры, в частности ариан и никейцев, столкновения монахов и различных еретиков. И Феодосий решил покончить с этим. Являясь правоверным католиком-никейцем, он в своем эдикте «о католической вере» (380 г.) объявил об обязательности католического вероисповедания. Арианство после этого стало жестоко преследоваться. Арианство, бывшее религией готов и дунайских повстанцев, оказалось скомпрометированным в глазах знати. Ересь и язычество также были идеологическим оружием ее врагов и врагов императорского правительства, поэтому Феодосий запретил все религии и вероучения, кроме никейского православия. Понимая, что церковь может быть сильным союзником, только имея сильный авторитет, он и сам оказывал ей всяческое уважение и покровительство.

Особенно беспощадным, было отношение к язычеству, которое усугубилось языческой политикой узурпатора Евгения. По приказу Феодосия языческие храмы разрушали, статуи богов разбивали, языческие обряды запрещались под страхом жестоких наказаний. В 393 г. были проведены последние Олимпийские игры — символ античной языческой религии и культуры, а олимпийские храмы разрушены. Стремясь показать свое благочестие, Феодосий — абсолютный монарх, доминус римлян, подчинился церковному отлучению архиепископа Милана Амвросия, наложенному на него за беспричинное, избиение жителей города Фессалоники.

Теперь церковь стала могущественнейшей и богатейшей организацией, десятки тысяч людей содержались на ее счет. Высшее духовенство жило в роскоши, удивлявшей даже придворных сановников. Епископы Антиохии, Александрии, Константинополя, считавшиеся главами клира подчиненных им территорий, имели огромную власть и влияние. Особенно велики были притязания римских епископов, которые считали себя преемниками одного из наиболее близких, по преданию, учеников Христа — апостола Петра.

Скандальная роскошь высшего духовенства вызывала протест многих рядовых христиан. Несмотря на все запрещения возникали новые секты, проповедовавшие аскетическую, простую жизнь, общность имущества, простой труд. Росло количество монахов и монастырей, но постепенно и монашеское движение теряло характер протеста против существующего положения. Щедрые пожертвования обогащали монастыри и их настоятелей. Крайний аскетизм стал постепенно ослабевать, вместе с тем рядовые монахи были обязаны повиноваться настоятелю и трудиться на монастырских землях.

В 395 г. Феодосий, который был прозван Великим, умер. Согласно завещанию империя была разделена между его сыновьями: Августом Запада стал одиннадцатилетний Гонорий, а Августом Востока — восемнадцатилетний Аркадий.

Таким образом, в 395 г. произошло окончательное политическое разделение рабовладельческого государства на два государственных образования: Западную Римскую империю и Восточную Римскую империю (Византию). Хотя во главе той и другой стояли родные братья и сыновья Феодосия, а в юридической теории сохранялась идея единой империи, управляемой лишь двумя императорами, фактически и политически это были два самостоятельных государства со своими столицами (Равенна и Константинополь), своими императорскими дворами, которые стояли перед императорскими правителями и, наконец, с равными социально-экономическими базами. Процесс исторического развития на западе и в Византии стал приобретать разные формы и пошел по разным путям. В Восточной Римской империи процессы феодализации сохраняли черты большей преемственности старых общественных структур, проходили медленнее, совершались при сохранении сильной центральной власти императора в Константинополе.

Иным оказался путь к феодальной общественно-экономической формации на западе. Его важнейшей особенностью является ослабление центральной власти римского императора и ее уничтожение как политической надстройки рабовладельческого общества, которое сохраняло и консервировало рабовладельческие порядки. Другой его особенностью является постепенное формирование на территории империи самостоятельных политических образований — варварских королевств, в рамках которых процесс развития феодальных отношений приобретает отличные от Византии формы, в частности форму синтеза новых отношений, которые формировались в недрах разлагающихся рабовладельческих структур, и отношений, развивающихся среди завоевателей, варварских племен и племенных союзов.

Постепенное ослабление центральной власти Западной Римской империи объясняется серьезными социально-экономическими изменениями, которые произошли в римском обществе IV–V веках. Кризис рабовладельческого способа производства стал особо острым, в этом же состоянии находилось и связанное с ним хозяйство. Приходили в упадок города, сокращалось товарное производство и торговля, постоянно усиливалась натурализация экономики, что привело к перемещению центра экономической жизни из городов в деревню — необъятные латифундии, которые превращались в центры не только сельского хозяйства, но ремесла и торговли.

Все более стали укрепляться социальные позиции крупных земельных магнатов — собственников огромных земельных массивов с самым разнообразным населением. Они располагали большим запасом продовольствия и ремесленной продукции, имели особую охрану и укрепления, виллы. Слабые западно-римские императоры наделяли могущественных магнатов рядом привилегий: они освобождались от налогов, от обязательств по отношению к ближайшему городу, наделялись элементами политической власти над населением поместий. Как правило, магнаты принадлежали к высшему социальному слою империи — сенаторам. Они занимали важные посты в армии, в провинциальной администрации, при императорском дворе. Помимо императорских благодеяний, они самовольно (в ряде случаев с согласия населения) распространяли свою власть (патрониций) на соседние независимые деревни, в которых проживали свободные землевладельцы.

Постепенно укреплялось и церковное землевладение. Епископы теперь располагали огромными земельными участками, на них жили и трудились разные категории работников — колоны, рабы, зависимые и свободные земледельцы. В V веке на Западе получило широкое распространение монашество. Повсюду организовывались монастыри, которые также владели обширными землями. Укреплению церковного и, в частности, монастырского землевладения способствовали и добровольные пожертвования верующих крестьян, а также щедрые подарки императоров и более благоприятные условия существования, поскольку церковные земли были освобождены от налогов. Между светскими магнатами и церковными иерархами началось постепенное сближение. Часто члены одной и той же сенаторской семьи становились высшими чиновниками и занимали епископские кафедры. Так, например, семья знатного галльского аристократа Сидория Аполлинария сконцентрировала в своих руках и светскую, и церковную власть. Нередко случалось, что представители знати начинали свою карьеру к качестве императорского чиновника, а затем принимали священнический сан и становились церковными деятелями, как, например, Амвросий Медиоланский.

Особенно важным фактором, влияющим на экономическое положение в Западной империи в IV и V веках, стала налоговая политика государства. В целом резко возросли налоги и теперь превышали экономические возможности налогоплательщиков. Это постепенно погружало их в нищету, подрывало их хозяйства. Содержание роскошного императорского двора, разветвленного бюрократического центрального и провинциального аппарата, армии требовало огромных средств. В то же время общеэкономический упадок и сокращение материальных ресурсов хозяйств, а также натурализация империи, изъятие из-под налогового пресса церковных земель и многих магнатских латифундий, разорение обширных пространств варварскими набегами сокращали возможности налогоплательщиков. Тяжесть налогового бремени усугублялась хищениями и произволом бюрократического аппарата, а также непосредственно сборщиков налогов.

Произвол бюрократии и невыносимый фискальный гнет задевали даже интересы провинциальной знати, которая с местными церковными общинами, во главе с епископами, всячески боролась за свои привилегии, а также требовала от слабеющей империи более энергичных мер по поддержанию безопасности границ, а также подавлению социальных движений народных масс — колонов, рабов, зависимых и просто обнищавших людей. С каждым десятилетием в V веке имперское правительство все хуже и хуже могло выполнять эти важнейшие для государства задачи. Это означало, что постепенно оно утрачивало свое право на существование. Провинциальные землевладельцы и местная церковь, опираясь на огромные земельные владения и обширные средства, постепенно брали в свои руки функции подавления восстаний, отражения варварских вторжений. Они игнорировали распоряжения императоров, вступали в сепаратные контакты с предводителями пограничных варварских племен. Произошло сужение социальной опоры Римской империи. Все это говорило о том, что началась ее медленная, но неуклонная агония.

Важным фактором социально-политического развития в западно-римском рабовладельческом обществе V века, доказывающим его постепенную деградацию, стало усиливающееся расхождение интересов западной христианской церкви, которая объединилась вокруг Папы, и императорского правительства. Западная церковь, которая располагала разветвленной организацией, огромными богатствами и сильным моральным воздействием на жителей государства, приобрела исключительное политическое влияние. Западным римским императорам не удалось парализовать это влияние и поставить его под собственный контроль, как это сделали императоры Византии. Способствовало этому также и формальное разделение резиденций. Центром западной церкви стал город Рим — символ римской мощи и культуры, а центром императорского двора — Медиолан, а с 402 года — Равенна. С ростом политического влияния западной церкви стала возрастать и поддержка со стороны провинциальной знати, а также широко развитая благотворительность среди низших классов, которая реализовалась за счет огромных запасов продовольствия и материальных ресурсов церкви. Все это резким контрастом выступало на фоне усиливающегося налогового пресса со стороны центрального правительства. По мере того как падал авторитет империи и ее бюрократического аппарата, все больше возрастало социально-экономическое и политическое влияние церковной организации.

Общая деградация Западной Римской империи ярко выразилась в ее военной мощи. Реформированная императорами Диоклетианом и Константином, римская армия к концу IV века обнаружила свою слабость и малую боеспособность. При сокращении материальных ресурсов и населения империи, а также массовом уклонении от военной службы возникли огромные трудности с комплектованием армии. Пограничные войска превратились в слабо дисциплинированные поселения военных колонистов, которые больше занимались своим хозяйством, чем воинской службой.

Римская полевая армия также потеряла свои боевые качества, потому что она была составлена из насильно набранных рекрутов. Часто ими становились колоны, завербованные преступники и другие сомнительные элементы. Все чаще римские воины становились орудием честолюбивых планов своих командиров или грабителями своего собственного населения, а не средством защиты государства от внешнего врага.

Западная Европа в 476 г,

Огромная римская армия, которая насчитывала порядка ста сорока тысяч пограничных и около ста двадцати пяти тысяч полевых войск, требовала колоссальных средств для содержания. С каждым десятилетием она все хуже и хуже выполняла свои прямые функции. Ослабление римской армии не было секретом для императорского правительства, укрепление армии стало для них первостепенной задачей. Для укрепления военной организации западноримские императоры пошли по пути, который был известен еще с IV века: заключение договоров с вождями варварских племен, но которым последние объявлялись союзниками (федератами империи) и получали от императоров места для поселения, продовольствие, снаряжение, а также регулярную плату. Таким образом, они превращались в наемные соединения римской армии.

Однако каждый понимал, что это был наиболее опасный путь усиления военной мощи. Подобные варварские войска во главе со своими конунгами (королями) далеко не всегда повиновались императорских приказам. Они проводили самостоятельную политику и нередко обращали оружие не столько против внешнего врага, сколько против мирного населения с целью грабежа. К тому же возможность контактов с варварскими дружинами со стороны провинциальной знати усиливала наряду с другими причинами провинциальный сепаратизм и создавала условия для союза провинциальной знати и варварских предводителей. Все это, понятно, противоречило интересам императорского двора.

Одним из решающих факторов исторического развития римского общества и государства стали постоянные восстания и движения сельскохозяйственных работников и городского плебса. Внутри общества шло формирование новых слоев предводителей, что осложнялось наличием рабовладельческого государства, которое тормозило развитие более мягких форм зависимости, чем рабство. Все это привело к тому, что всеобщее закрепощение, установленное при доминате в IV веке, являлось системой, которая выливалась в различные формы социального протеста. Положение усугубилось невыносимым фискальным гнетом, а также произволом чиновников и армии, включая наемные варварские дружины. Все это происходило на фоне общего оскудения, отсутствия внутренней безопасности и стабильности. Особенностью массовых народных движений V века был их разнородный социальный состав: в нем участвовали представители разных социальных Групп — рабов, колонов, разоряющихся свободных земледельцев, ремесленников, торговцев, низших городских и даже некоторых средних слоев, куриалов. Очень часто социальный протест переплетался с сепаратными настроениями и религиозными столкновениями. Не имея четкой программы действий, массовые движения V века объективно были направлены против рабовладельческого государства, против остатков отживших рабовладельческих отношений, которые мешали движению римского общества вперед.

Примером мощного и разнохарактерного по своему социальному составу народного движения является движение багаудов в Галлии, которое возникло еще в III веке. В V веке оно вспыхнуло с новой силой. Древнеримский автор Сальвиан писал: «Что же иное породило движение багаудов как не наши непомерные взыскания, нечестность правителей, проскрипции и грабежи, творимые людьми, которые превратили взимание общественных повинностей в источник собственного дохода, а налоги — в свою добычу?» Движение багаудов было настолько мощным, что охватило все центральные области Галлии, особенно сильным и организованным оно было в округе Арморика (совр. Бретань). Во главе со своим предводителем Тибаттоном багауды в 435–437 годах освободили от римских властей Арморику и установили здесь свое правление. После своего поражения в 437 году, полученного от имперских войск во главе с Аэцием, в состав которых входили гуннские отряды, движение багаудов вновь вспыхнуло в 440-х годах и продолжалось почти целое десятилетие.

Как уже отмечалось выше, в Африке социальный протест населения принимал форму религиозных движений. Уже в III веке африканские христианские общины проявили сепаратистские настроения, которые получили организационное оформление в учении епископа Доната. Одним из крыльев донатизма стали циркумцеллионы и агностики (борцы за истинную веру), в движении которых преобладали явления социального протеста. Противник агностиков, причисленный позже церковью к лику святых, Августин писал: «Какой господин не был вынужден бояться своего раба, если он прибегал к их покровительству, кто осмеливался бы хотя бы угрожать разорителю или виновнику, кто мог взыскать с разорителя винных складов, с должника, требующего помощи и защиты? Под страхом дубинок, пожаров, немедленной смерти уничтожались документы на худших рабов, чтобы они уходили в качестве свободных. Отнятые долговые расписки возвращались должникам. Всех, кто пренебрегал их грубыми словами, принуждали выполнять приказания еще более грубыми бичами… Некоторые отцы семейств, люди высокого происхождения и благородного воспитания, были принесены еле живыми после их избиений или, привязанные к жернову, вращали его, подгоняемые бичами, как презренный скот». Вплоть до конца 420-х годов агностики представляли серьезную опасность для местных рабовладельцев и римской власти в Африке.

Отныне ереси — религиозные течения, которые не признают догматы ортодоксальной церкви, — стали своеобразной формой социального протеста. Особенно получила распространение в V веке в Галлии ересь Пелагия — выходца из Британии, который отвергал основной догмат христианской церкви о греховной природе людей, обремененных первородным грехом Адама. Пелагий и его сторонники на основе этого отрицания отвергали рабство, угнетение и социальную несправедливость. Пелагианство, подчеркивая совершенную сущность человека, таким образом, через религиозные представления оправдывало различные формы социального протеста. Но каковы бы ни были формы проявления массовых народных движений, все они расшатывали отживающие свой век общественные отношения и государство — Западную Римскую империю, — которое стояло за ними. Кардинальные изменения социально-экономической структуры, государственной организации происходили в условиях усиливающегося притока варварских племен к римским границам, их постоянных прорывов и грабежей приграничных и глубинных территорий. Племенные федерации франков, свевов, алеманнов, бургундов, вандалов, готов и других племен, которые жили вдоль римского пограничного лимеса, переживали процесс разложения родового строя, который был ускорен мощным влиянием римской цивилизации. Происходило выделение слоев племенной знати процесс разложения родового строя, который был ускорен мощным влиянием римской цивилизации. Происходило выделение слоев племенной знати, которые объединяли вокруг себя воинственные дружины своих соплеменников и для которых военное ремесло было единственным родом занятий. Все это приводило к тому, что росла воинственность приграничных варварских племен. Агрессивность их подогревалась ослаблением военной мощи империи и в то же время несметными богатствами, которыми обладали римские провинции.

В конце IV века началось так называемое «великое переселение народов», которое было вызвано движением огромной коалиции племен во главе с гуннами из прикаспийских степей в западном направлении. Во время этого «великого переселения народов» конца IV–V веков в невиданных ранее масштабах произошли перемещения многочисленных народов, племенных союзов и племен Восточной и Центральной Европы. Они оказали огромное влияние на социально-экономические отношения и на политическое положение как в Европе, так и во всем Средиземноморье, на падение рабовладельческого римского общества, на падение всей античной цивилизации.

Таким образом, произошла фактически социальная революция, которая привела к разрушению рабовладельческого общества, основой и оплотом которого являлась Римская империя, произошла смена двух социально-экономических формаций.

<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И, Е. Войнич, Н. М. Волчек. Всемирная история. Т. 6 Римский период.

Еще по теме Разделение империи на Западную и Восточную:

  1. 2. Продолжение разделения Римской империи. Гонорий и Аркадий. Стилихон и Аларих. Вестготское государство
  2. Западные и восточные провинции во второй половине I в. и во II в. н. э
  3. Падение Западной Римской империи
  4. 16. Западное, Южное восточное направл. Внешней политики Ивана Грозного и ее итоги
  5. ВОССТАНИЯ РАБОВ И ПАДЕНИЕ ЗАПАДНОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
  6. Глава 28 ПОСЛЕДНЕЕ СТОЛЕТИЕ ЗАПАДНОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
  7. Окончательное падение Западной Римской империи. Ромул Августул. Одоакр (476 г.)
  8. 1. ПЕРЕДВИЖЕНИЯ ПЛЕМЕН В ЕВРОПЕ В ПЕРВЫХ ВЕКАХ НАШЕЙ ЯРЫ И ЗАВОЕВАНИЕ ИМИ ЗАПАДНОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
  9. Лекция 4 ВОСТОЧНЫЕ ПРОВИНЦИИ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
  10. ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ И ПАДЕНИЕ ЗАПАДНОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ (375-591 гг. после Р. X.)
  11. Римская история. От изгнания царей до падения западной римской империи.