<<
>>

Развитие родо-племенного строя

Общий подъем производительных сил в мезолите и особенно в неолитическое время явился той основой, на которой складываются новые черты общественной структуры древнейшего человечества.

Конечно, эти новые черты общественных отношений еще не означали какого-то коренного изменения существовавших до этого порядков, но их роль тем не менее очень велика.

Значение этих изменений заключалось в том, что теперь окончательно вызревают племенные объединения, которые представляют собой наиболее высокую ступень в развитии древней родовой общины. Общины, члены которой связаны между собой кровнородственными связями.

По одним памятникам материальной культуры трудно судить об общественном строе племен очень далекого от нас периода.

Однако лучшему пониманию этого способствуют данные этнографии — описания общественного строя тех племен, которые к тому времени, когда они стали известны науке, стояли уже на уровне неолита.

Особенно хорошо изучен племенной строй североамериканских индейцев ирокезов, описанный выдающимся американским этнографом Л. Морганом.

Как уже говорилось выше, большинству народов Азии, Африки, Америки и Океании давно были известны земледелие и скотоводство. Но вместе с тем многие из них не умели еще добывать и обрабатывать металлы, и вся их жизнь очень отличалась от европейской своей простотой.

К числу таких племен относились и ирокезы, которые в начале XVII в. заселяли обширные пространства по берегам североамериканских озер Онтарио и Эри.

Жили ирокезы в так называемых длинных домах. В селении стояло обычно от 10 до 30 длинных домов. Каждый из них при ширине в 6-10 м и высоте до 8 м был длиной от 60 до 90 м.

Как правило, население одного длинного дома вело общее хозяйство. В каждой овачире — так называлось это домохозяйство насчитывалось от 50 до 200 человек, или, другими словами, 10 и более семей.

Всеми домашними делами управляла одна какая-нибудь — как правило, пожилая, энергичная и, что не вызывает сомнения, умная — женщина.

Как и аборигены Австралии, ирокезы изготовляли оружие и орудия из камня, дерева, кости.

Основным источником существования ирокезов были выращиваемые на предварительно обработанной земле растения.

Главной земледельческой культурой у ирокезов была кукуруза (маис). Она занимала поля в десятки и сотни гектаров. Кроме того, на полях, возделываемых ирокезами, росли тыквы и бобы, на огородах около домов — табак, подсолнечник, земляная груша, горох конопля, арбузы и кабачки.

Свою землю ирокезы главным образом обрабатывали при помощи длинной заостренной палки. Для рыхления почвы применялась еще и деревянная лопата.

Сев продолжался с апреля по июнь. Сбор урожая происходил с августа по октябрь.

Как правило, работали сообща — и мужчины, и женщины.

Кукурузу хранили в глубоких ямах, которые выкапывали в сухих песчаных местах и выстланных сухими листьями и еловыми ветками. Хранилась кукуруза и в виде длинных гирлянд, которые плели долгими осенними вечерами все жители поселка — мужчины и женщины, старики и молодежь. Сплетенные гирлянды развешивали под скатами крыш или под специально выстроенными навесами, а также внутри жилищ в виде своеобразных занавесей.

Нужно отметить, что были у ирокезов и амбары. Они представляли собой круглые высокие башни со стенами из коры вяза.

Благодаря всему этому ирокезы запасали столько зерна, сколько им требовалось до нового урожая.

В конце октября, когда была убрана кукуруза, мужчины на лыжах отправлялись в леса на охоту.

Домой охотники возвращались только в середине зимы, нагруженные добычей. Охота давала не только мясо, но и шкуры, из которых женщины выделывали одежду, обувь, одеяла.

С наступлением весны и до конца лета мужчины ловили рыбу в реках и озерах.

В ходе европейской колонизации большая часть ирокезов была уничтожена или вытеснена со своих племенных территорий. Некоторые остатки когда-то многолюдных племен теперь жили в удаленных друг от друга деревнях.

Возле одного из ирокезских поселений в небольшой деревне Аврора в 1818 г.

родился будущий неутомимый исследователь культурно отсталых народов Льюис Генри Морган.

Дети-ирокезы были его сверстниками и приятелями. Повзрослев, став юношей, Морган часто посещал селения ирокезов, изучал их прошлое и современный быт, их общественные порядки.

В 1847 г. некая компания обманным путем добыла у правительства за небольшую цену часть территории, которая принадлежала ирокезам — племени сенека.

Морган приехал в Вашингтон и добился расторжения этого договора.

Ирокезы высоко оценили услугу Моргана. 31 октября 1847 г. в торжественной обстановке он был принят в род Ястреб племени сенека и получил имя Лежащий поперек, что по-ирокезски означало мост. Этим самым ирокезы указывали на роль Моргана как посредника между индейцами и «белыми».

Войдя в доверие к ирокезам, Морган узнал много интересного. Старики открыли ему немало сведений, которые держались в строжайшей тайне от «бледнолицых».

Исследуя общественное устройство ирокезов, Морган узнал, что все взаимоотношения между ирокезами строго зависели от степени их родства. Кровные родственники овачир образовывали так называемый род. Каждый род имел родовое имя: Медведь, Олень, Волк, Черепаха, Ястреб, Бобр. Несомненно, что на родовое имя очень влиял характер членов рода, их физические возможности и т. д.

Индейцы называли такие объединения родов внутри племен «братствами». Морган перевел соответствующий индейский термин аналогичным по смыслу древнегреческим словом фратрия. Фратрии образовывались из двух начальных родов, составлявших вместе первичное племя.

Сородичи были обязаны помогать друг другу. Весь род держал ответ, если кто-то из его членов совершил преступление или какую-нибудь провинность за территорией своего рода.

Деятельностью рода и его сношениями с другими родами руководил родовой совет, в который входили все взрослые мужчины и женщины. Совет племени принимал и отправлял посольства, объявлял войну и заключал мир. Иногда во главе племени стоял верховный вождь, правда, с весьма ограниченными правами.

В особых случаях он должен был принимать немедленные меры до того, как соберется совет племени.

Кстати, мужчина и женщина, которые принадлежали одному роду, не имели права вступать в брак. По этой причине каждая семья всегда состояла из членов по меньшей мере двух родов. Несколько родов образовывали племя. За каждым племенем была «закреплена» своя территория, которая включала как область его непосредственного расселения, так и область для охоты и рыбной ловли.

В связи с непрерывным ростом населения и сегментацией племен, т. е. разделением племен на новые роды и племена и их расселением, количество таких родов увеличивалось, однако они до известного предела сохраняли взаимную связь. Она выражалась в том, что каждое племя по-прежнему делилось на две половины или на два крыла. Но теперь каждая половина состояла уже из нескольких родов — из трех, четырех и более. На этой ступени члены различных родов, которые входили в состав какой-нибудь одной фратрии, уже имели право вступать в брак внутри фратрий, однако не в пределах рода.

Со временем фратрия потеряла свое регулирующее значение в области брачных отношений, но сохранила важную организующую роль как во внешней, так и во внутренней жизни родовых общин.

Две фратрии организовывали общеплеменные торжества — праздники. Одна фратрия выступала против другой во время различных состязаний и игр. Когда умирал кто-то из выдающихся членов племени, одна фратрия, к которой принадлежал умерший, оплакивала его, участвовала в похоронах, а другая фратрия брала на себя все заботы по устройству похоронных церемоний.

По фратриям организовывались религиозные союзы — братства, производившие инициации, — особые обряды, которые совершались над юношами при достижении ими возмужалости и знаменовавшие собой переход их в число взрослых мужчин, полноправных членов племени.

Инициации зародились еще в глубокой древности и имели целью подготовку молодежи к производственной, общественной и семейной жизни, и, как правило, сопровождались тренировкой, различными, часто мучительными испытаниями (например, нанесением телесных повреждений, о чем, в частности, свидетельствуют дошедшие до нас мифы и предания, восходящие, по мнению специалистов, к дородовому периоду истории человечества).

Если не принимать во внимание различные фантастические наслоения (так, например, в некоторых мифах говорится, что испытуемому удалялись органы или тело его расчленялось, после чего под воздействием каких-то средств и приемов он становится сильным и выносливым), эти мифы дают основание для вывода, что в процессе инициации проводились хирургические вмешательства, применялись различные средства, вызывающие длительный сон и утрату (или значительной снижение) болевой чувствительности и что в дальнейшем создавались условия и применялись средства для заживления нанесенных повреждений.

Одним из видов инициации является обычай обрезания крайней плоти, которое применялось в ритуальных целях еще в Древнем Египте 5 тыс. лет назад фараонами и жрецами, а всем прочим категориям населения это было строжайше запрещено.

Многие места Ветхого Завета свидетельствуют, что заимствовавшие у египтян обряд обрезания древние евреи гордились этим знаком отличия и до настоящего времени он у них и у мусульман сохраняет такой же религиозный смысл, как, например, крещение у христиан.

Инициации играли большую роль в общественной жизни, так как только после совершения этих обрядов юноша получал право вступать в брак, участвовать в племенном собрании и т. д.

Еще большее значение имела фратрия в случаях конфликтов, грозивших единству племени, — например, когда случалось убийство внутри племени, — а также во всех других случаях, когда тот или иной вопрос выходил за рамки данного рода.

Следует отметить, что фратрии были единственной формой военной организации во время межплеменных войн. Каждый род в бою выступал в составе своей фратрии. Каждая из двух фратрий племени шла отдельным строем, с собственным значком и под командованием собственного вождя. На этом фратриальном членении строилась вся военная организация.

Следует отметить и тот факт, что все члены рода говорили на одном языке, и это, конечно же, вполне естественно и закономерно.

Продолжая свои исследования, Морган пришел к выводу, что и остальные племена североамериканских индейцев имеют сходное общественное устройство.

На этом Морган не успокоился и разослал письма буквально во все уголки земли, где жили другие так называемые культурно отсталые народы. Оказалось, что у всех этих народов — и у полубродячих охотников и собирателей, и у оседлых земледельцев — племенной строй лежал в основе их общественного устройства.

Обдумывая эти факты, Морган пришел к выводу, что такой общественный порядок являлся обязательным этапом в историческом развитии человеческого общества и он господствовал в далеком прошлом и у ныне цивилизованных народов Европы и Азии — греков, римлян, германцев и др.

В 1877 г. Морган написал книгу «Древнее общество», в которой нарисовал картину истории первобытного общества.

<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Η. М. Волчёк, О. А. Воротникова, А. Глобус, А, С. Кишкин, Е. Ф, Конев, П. В. Кочеткова, В. Е. Кудряшов, Д. М. Нехай, А. Л. Островцов, Г. И. Ревяко, Г. И. Рябцев, Н. В. Трус, Л. Я. Тругико, С. А. Харевский, М. Шайбак. Всемирная история. Том 1. Каменный век.

Еще по теме Развитие родо-племенного строя:

  1. Оформление сословного строя. Варны
  2. Разложение первобытнообщинного строя
  3. § 5. Разложение родового строя.
  4. § 7. Духовная жизнь эпохи родового строя.
  5. § 1. Следы матриархального строя.
  6. ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО СТРОЯ СКИФОВ
  7. Лекция 15. КРИЗИС РЕСПУБЛИКАНСКОГО СТРОЯ
  8. Г Л А В A LVI КРУШЕНИЕ РИМСКОГО РЕСПУБЛИКАНСКОГО СТРОЯ
  9. Глава 1. Упадок первобытно общинного строя
  10. № 17. ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ В ПЕРИОД РАСПАДА РОДОВОГО СТРОЯ
  11. МОДЭ ШАНЬЮИ И СЛОЖЕНИЕ ВОЕННО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО СТРОЯ ГУННОВ