<<
>>

Религия, государственное устройство, искусства и гражданская жизнь в Древнем Египте*

Если принять во внимание массу религиозных изображений на па­мятниках, бесчисленное множество встречаемых на них фигур богов и священных животных и рассуждения о религиозных предметах, посто­янно попадающихся в древних египетских рукописях, насколько они сохранились до нашего времени, то можно смело вывести заключение, что древние египтяне были народ благочестивый, который, следуя внутреннему влечению, старался при всяком случае выражать свою благодарность и свое благоговение к богу, как высшей неземной силе и творческому началу всего существующего, как «отцу отцов и матери матерей».

«Хотя бог этот непостижим в своем существе, един и неизменяем, однако он, — как говорится в одной египетской Книге мертвых (то есть в собрании молитв, составлявшем непременную принадлеж­ность каждой мумии при ее погребении), — создает свои собственные члены, которые сами суть боги». Таких второстепенных богов было множество; одним из них поклонялись предпочтительно в одном мес-

1 Относительно происхождения египетской культуры до новейшего времени господ­ствовало мнение, что она проникла из древнейшего жреческого государства М е р о э, в Эфиопии, вниз по течению Нила, в Средний и Нижний Египет. В доказательство этого приводили сходство находящихся в Мероэ памятников зодчества с египетскими памят­никами и жреческого образа правления с государственным устройством Египта. Но­вейшими исследованиями Лепсиуса доказано, что древнейшие из найденных там раз­валин были части храма, построенного египетским царем Рамзесом II, простершим свои владения до горы Баркала и управлявшим, судя по надписям на памятниках, Эфиопией через своих наместников. Точно также пирамиды в Мероэ были только сла­быми подражаниями египетскому искусству. Вообще же такая своеобразная культура, существенно обусловливаемая природой страны, то есть нильской долины, едва ли могла возникнуть за пределами ее; напротив, можно с уверенностью утверждать, что культурные элементы пролагали себе путь вверх по Нилу.

— Название «Египет» египто­лог Бругш производит от ha-ka-ptah, что означает: место поклонения богу Фта.

те, другим — в другом. Но все божества, переходя попеременно друг в друга, сливались в высшем божестве. Одним из главных был Фта в Мемфисе; в его храме находился священный бык Апис (H'apis). Этот последний должен был быть черного цвета, иметь на лбу белое треуго­льное пятно, белые пятна на спине, изображающие летящего коршуна или орла (что, впрочем, нередко существовало лишь в воображении жрецов), нарост под языком в виде священного жука бога Фта и дву­цветные волоса на хвосте. Жрецы Аписа воздавали ему божеские поче­сти. В Оне (Гелиополис) поклонялись преимущественно богу солнца Р а, в Фивах и оазисе Сиве — А м у н у (Амону), с бараньей головой, в Саисе — богине Н е й ф е и т. д. Между высшими богами любимейши­ми были Озирис и супруга его Изида. В мифе[2][3] о них поэтически изображена вечная борьба между добром и злом. Доброе начало (бог) — это для египтян Нил, приносящий им благодать и пищу, а злое — знойный ветер пустыни, обступавшей Египет. Таким образом Озирис является мужской силой природы, распространяющей жизнь и развивающей растительность, богом солнца и Нила; Изида же олице­творяет силу женскую, рождающую из себя все живущее, силу приро­ды, оплодотворяемую и плодоносную землю.

Некоторые боги по понятиям египтян являлись в образе известных животных, сообщая их телам частицу своей божественности, то есть «воплощались» в них. Так, например, бык Апис назывался «душой Озириса»; другими священными животными были цапля (Бенну), ежегодно возвещавшая своим возвращением новое оплодотворение земли и потому посвященная в Гелиополисе Озирису, затем копчик, кошка, крокодил и проч. Вера в бессмертие души у египтян была все­общая, и они полагали, что человек, умирая телесно, тем самым преоб­ражался в божественное существо. Но и тело, по верованию их, эту земную оболочку человека, необходимо было искусственно предохра­нить от тления и разрушения.

Вот почему они так заботились о том, чтобы тела умерших были недоступны разложению и находили вечное успокоение в безопасных, неразрушимых усыпальницах.

Подобно животным и люди являлись воплощениями божества; по­нятное дело, что это в особенности относилось к царям, в которых египтяне видели божественные существа. Фараоны, как показывает

само имя их (Ра-Фра, то есть сын Ра), считались представителями бо­гов на земле, даже самими богами, почему им и воздавались божеские почести. Так, например, надпись на одной колонне в честь царя Хафра называет его «добрым богом» и господином. Царская власть в Египте была деспотическая, неограниченная. До какой степени египетские цари позволяли себе истощать силы своих подданных, показывает один взгляд на гигантские памятники, о которых мы говорили выше. Даже жрецы должны были преклоняться перед царем. Он, помимо жрецов, обращался к богам, приносил им жертвы, посвящал храмы; короче говоря, царь не только стоял во главе государства, но в качестве высшего духовного руководителя являлся и верховным жрецом своего

Озирис, Изида и Горос. По Champollion-Figeac. Egipte ancienne.

народа. Единственным, но зато действительно жестоким стеснением для него были церковные законы жрецов, содержавшие в себе «для царя, как для первого жреца страны», самые точные и подробные по­становления относительно его частной жизни: пищи, питья, одежды, прогулок, омовений и т. д. По смерти царя по нем, как по Аписе, на­значался семидесятидневный национальный траур, пока на престол не вступал сын умершего государя; впрочем, порядок престолонаследия нередко нарушался узурпацией (насильственным захватом власти).

В Египте были два главных сословия (касты): жрецов и вои­нов и три второстепенных: земледельцев, ремесленников и пастухов (Геродот упоминает еще о кастах торговцев, толмачей и корабельщиков). Так как браки между членами второстепенных со­

словий и рабочими классами народа не были запрещены, то бывшее до сих пор в употреблении наименование трех последних сословий «кас­тами» не может иметь места.

Члены военной касты с своими семействами владели известными земельными участками, простиравшимися до 12 моргов, пользование которыми предоставлялось им взамен жалованья; оружие же они полу­чали из казенных складов. Число воинов при общем призыве доходило во времена Рамзеса II до 500 000 человек, составлявших правильно обученное войско.

Каста жрецов была самой уважаемой. Для того, чтобы жрецы могли вполне посвящать себя своему священнослужительскому призванию и своей святой жизни, для которой существовали строгие постановле­ния относительно чистоты и пищи, им назначались богатые доходы хлебом, вином и жертвенными животными. Кроме своего религиозно­го назначения, они являлись исключительными представителями об­разования. Египет обязан жрецам устройством и развитием своего бо­гослужения и религиозных понятий, составлением и изданием зако­нов, письменностью, науками и искусствами. В качестве людей образованных и искусных в письме, они, предпочтительно перед дру­гими, занимали при царях разные должности как по административ­ной, так и по судебной части. Кроме того, жрецы занимались астроно­мией, так как более, чем какому-либо другому народу, египтянам не­обходимо было наблюдать за движением небесных светил, которые, смотря по своему положению на небе, по своему появлению и исчез­новению, служили верными указателями для главного занятия егип­тян — земледелия. По этим наблюдениям жрецы рассчитывали время приближения разлива Нила, наивысшего уровня его вод и начала убы­ли их.

Нельзя также не обратить внимания на участие, которое жрецы, в качестве руководителей, принимали в произведениях египетского ис­кусства, в особенности зодчества. В самом деле можно полагать, что проекты и рисунки зданий, служивших преимущественно религиоз­ным целям, как то: храмов, усыпальниц, пирамид и обелисков, равно как и скульптурные украшения и живопись на них принадлежали жре­цам, которые одни обладали необходимыми для того познаниями. При этом, однако, следует заметить, что в трех последних искусствах егип­тяне оставили лишь грубые произведения, лишенные гармонии и изящности.

Менее всего удавались им изображения человеческих фи­гур, имевшие у них неподвижный и лишенный всякой приятности вид. Что в особенности поражает по своим исполинским размерам, так это так называемые сфинксы. Они представляют львиные фигуры с чело­веческими, бараньими или ястребиными головами и являются симво­лическими изображениями царей и богов, в особенности бога Ра. За­служивают также внимания и упомянутые уже обелиски — четырех­угольные, остроконечные колонны, состоявшие из одной цельной

Развалины египетского храма с обелисками.

гранитной массы и воздвигавшиеся у входов в храмы в память строите­лей последних или жертвователей на их украшения.

На всех этих зданиях находятся изображения и надписи, объясняю­щие всю жизнь египтян. Письмо у них было иероглифическое, или изобразительное; так, например: четырехугольник в этом письме означает дом, две волнистые линии — воду, четырехугольник с изобра­жением божества — храм. Точно также разные виды деятельности или

состояния означались образно; например: даяние — протянутой с кус­ком хлеба рукой, открывание чего-либо — дверью, путешествие — ша­гающей птицей, битва — вооруженной копьем и щитом рукой, жаж­да — знаком воды и бегущим к ней теленком, голод — направленной в рот рукой. Понятия обозначались символическими изображениями, например: могущество — поднятым бичом, правосудие — локтем (в смысле равной меры), истина — страусиным пером, которое остается неизменяемым, защита — летающим коршуном и т. д. Большим шагом вперед в этой системе письмен было присоединение к ней звуковых изображений, так называемых фонетических иероглифов. Звук А обозначался изображением орла (по-египетски achem) или тростника (по-египетски ак). Таким образом прои­зошло смешанное письмо, состоявшее из настоящих иероглифов и простых звуковых изображений. Оно постепен­но совершенствовалось, и в нем допу­щены были сокращения; в сокращен­ном виде эта письменная система носит название иератической; послед­няя, сокращенная в свою очередь (для ежедневного обихода), называется де­мотической.

Несмотря на все свои усовершенствования и сокращения, пи­сьмо это долго оставалось затруднитель­ным и неудобопонятным для чтения и до начала нашего столетия противилось всем попыткам найти ключ к нему. То­лько англичанину Юнгу и французу Шамполиону-младшему удалось в 1812 году разобрать найденную французским артиллерийским офицером Буссаром близ Розетты надпись, состоящую из троякого рода письмен (иероглифиче­ского, демотического и греческого). Не­мецкий ученый Лепсиус продолжал их изыскания и с этих пор в течение не­многих лет изучение этих письмен сде-

Обломок найденного близ Розетты камня с надписью.

лало такие успехи, что в настоящее время надписи на египетских па­мятниках и остатки литературы на папирусах (из Книги мертвых и 42 священных книг жрецов, из рассуждений о геометрии, медицине и астрономии), разбираются учеными с такой же точностью и легко­стью, с какими читаются, например, произведения Цицерона и Тита Ливия.

В заключение скажем еще несколько слов об общественной жизни египтян. Само собою разумеется, что они с особенным усердием зани­мались земледелием и скотоводством; но и охота не была у них в пре­

небрежении. В особенности промышленность была сильно развита у египтян и их памятники свидетельствуют о существовании у них всех родов ремесленной деятельности, преимущественно же ткачества.

В древности египетские льняные и шерстяные ткани пользовались громкой известностью; равным образом египтяне славились произ-

Древняя одежда египтян. По Р. Hottenroth. Trachien der Volker.

водством стекла и выделкой кожи, а также своими строительными ра­ботами. Жилища богатых людей украшались роскошной мебелью, га­лереями и террасами и окружались тенистыми аллеями и прекрасны­ми цветниками. Их одежда отличалась простотой, но вместе с тем и вкусом; простой же народ носил только льняную рубаху и поверх ее шерстяной плащ. Женщины не вели, как вообще на Востоке, затвор­нической жизни, а могли являться свободно везде и даже торговать на рынках. Общественная жизнь была значительно развита. В могильных склепах встречаются изображения мужчин, которых вносят на носил­ках в общество, а также изображения женщин и мужчин, находящихся в одном зале. Умеренность в пише и питье не принадлежапа, по-види­мому, к числу их добродетелей. На этих изображениях не только муж­чины, но и женщины извергают назад излишне съеденное и выпитое, а других слуги несут на руках домой.

Главным основанием правосудия было пресечение преступнику способов вторичного преступления. Так, например, фальшивые мо­нетчики наказывалисьлишением обеих рук, а виновные в выдаче госу­дарственных тайн — лишением языка. Подделывателю документов

или мер и весов отрубали одну руку. Решению дел обыкновенно пред­шествовало письменное производство, так как жалоба и ответ на нее, возражение на этот ответ и новое опровержение жалобы подавались письменно. Договоры и условия о купле, продаже, залоговые обязате­льства и т. п. излагались необыкновенно точно и подробно и скрепля-

Позднейшая одежда египтян. По Р. Hottenroth. Trachten der Volker.

лись подписями многих свидетелей. Проценты не должны были пре­вышать сумму капитала; рабства за долги, как у древних римлян, не су­ществовало. Умерщвление раба наказывалось смертью наравне с убийством египтянина; то же наказание угрожало и клятвопреступни­ку. Тот, кто не запятнал себя ни одним из этих тяжких преступлений, мог спокойно ожидать приговора 32 судей мертвых, среди которых восседал на троне Озирис; соединившись с Озирисом, душа его быстро пролетала через небесные обители и на полях Аалу присутствовала при таинственном возделывании священной нивы. После этого для нее занималась заря вечного блаженства; она присоединялась к сонму богов и вместе с ними славословила всесовершенное существо.

<< | >>
Источник: Беккер К.Ф.. Древняя история. Полное издание в одном томе. — М.: «Издате­льство АЛЬФА-КНИГА»,2012. — 947 с.: ил. — (Полное издание в одном томе).. 2012

Еще по теме Религия, государственное устройство, искусства и гражданская жизнь в Древнем Египте*:

  1. РЕЛИГИЯ, ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО, ИСКУССТВА И ГРАЖДАНСКАЯ ЖИЗНЬ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ.
  2. 9. Духовная жизнь греков: религия, искусства и науки.
  3. Духовная жизнь греков: религия, искусства и науки
  4. Государственное устройство России в первой половине XIX в. Государственные деятели
  5. Жизнь и искусство мезолитического населения восточной Испании
  6. 9.1. Государственное устройство и законы Ликурга
  7. 2. ОБЩЕСТВЕННОЕ И ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО САСАНИДСКОГО ИРАНА
  8. Государственное устройство и экономика Элама
  9. Заговор в Риме и новое государственное устройство
  10. 2. ЗАГОВОР В РИМЕ И НОВОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО
  11. 13. Государственное устройство России в конце 15 – середине 16 вв.
  12. Хеттская культура, религия и ИСКУССТВО
  13. 24 Проекты преобразований государственного устройства России в начале 19 века.
  14. 3. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО И СОСТОЯНИЕ ДУХОВНОГО РАЗВИТИЯ ПЕРСИДСКОЙ МОНАРХИИ ПРИ ДАРИЙ.
  15. 3. Культура и религия палестины. Иудаизм и библия Искусство и литература Израиля и Иудеи
  16. 5. Роль религии в становлении государственности и культуры.
  17. ВОЗВРАЩЕНИЕ И ГРОЗНОЕ ПРАВЛЕНИЕ СУЛЛЫ; ПЕРЕМЕНЫ В ГОСУДАРСТВЕННОМ УСТРОЙСТВЕ; СМЕРТЬ СУЛЛЫ.
  18. ДРЕВНЕЕ ЦАРСТВО В ЕГИПТЕ