<<
>>

Рецензия на: V.Haas. Der Kult von Nerik («Studia Pohl», 4), Roma, 1971,341 c.*

В хеттской государственной религии отражены религи­озные концепции аборигенного населения Северной Малой Азии — хаттов, народов, говоривших на анатолийских языках (хеттеком, лувийском, палайском), а также следы влиянии религии хурритов, вавилонян, ханаанеян и других народов1.

В разные периоды хеттской истории (например, в древ- нехеттский и новохеттский) все эти разнородные религи­озные элементы играли в религии Хеттского государства далеко не одинаковую роль. Так, подавляющее большинство божеств ритуальной и мифологической литературы, свя­занных с древнехеттской религиозной традицией, по своему происхождению хаттские. Лишь некоторые немногочис­ленные элементы древнехеттской религии были собственно хеттскими.

В новохеттский период в результате усилившегося влияния южных областей Малой Азии в хеттскую религию проникло много лувийско-хурритских элементов.

Рецензия впервые опубликована в журнале «Вестник древней истории», 1975, № 1.

fСм. [40; 45, с. 171-188; 25, с. 383-394: 28, с. 141-179; 30, с. 62-67; 32, с. 175-180; 46, с. 92-121; 47, с. 318-322; 48].

Хеттология

Для изучения древнехеттской традиции исключительно важное значение имеют ритуалы и праздники, связанные с культом города Нерик. Они проанализированы в рецензируе­мой работе Ф.Хааса «Культ города Нерик»'. Во «Введении» монографии отмечается, что главной задачей автора было ис­следование локальных традиций, представленных в культе Нерика, выявление особенностей его ритуалов путем срав­нения с аналогичной литературой, не относящейся к тра­диции этого города; установление различий в культах Не­рика и соседних с ним городов, таких, как Циппаланда, Кастама (с. 2). Особое внимание в работе уделяется также анализу комплекса вопросов, связанных с богом Грозы го­рода Нерик. Исследуются имя божества, его функции, род­ственные связи и т.п., а также трансформация этих пред­ставлений в период новохеттского царства, обусловленных сильным влиянием хурритской религии (с.

3-4).

В целях удобства изложения мы разделили монографию на две части: первая— главы II-IV и VI, в которых дан анализ поставленных вопросов, вторая — гл. V, содержащая в транслитерации, с соответствующим переводом и ком­ментариями, хеттские, а также некоторые хаттские тек­сты — источники исследования.

В первой части, в главе «Место действия» дается сводка литературы о местоположении Нерика. Наиболее предпоч­тительной кажется автору локализация города, предложен­ная Г.Гюгербоком. Используя данные некоторых ритуаль­ных текстов, Гютербок полагает, что Нерик был расположен у подножья гор Ada Dag (на правом берегу реки Кы- зыл-Ирмак), вблизи современного Карги’.

2 Книга состоит из следующих разделов: I. «Введение» (с. 1-4); II. «Место действия» (с. 5-40); III. «Культ города Нерик» (с. 41-92); IV. «Бог Грозы города Нерик» (с. 93-112); V. «Источники» (с. 113-313); VI. «Экскурс» (предположения о генеалогии бога Грозы города Нерик) (с. 314-317); VII. «Список сокращений» (с. 318-322); VIII. «Приложения» (включающие список проанализированных ав­тором слов, имён и т.д.) (с. 323-335).

3 [29, с. 94 сл.].

В этой же главе рассматриваются в общем достаточно хорошо известные исторические сообщения, свидетельст­вующие о важной роли культов Нерика в хеттской религиоз­ной традиции. Значение Нерика подтверждается, в частности, тем. что со среднехеттского (или даже с древнехеттского) по новохеттский периоды (вплоть до Хаттусилиса III), когда город находился в руках племён кашка, культы Нерика осуществлялись в другом хеттеком городе — Хакмисе (с. 6-7). Разобраны также сведения о деятельности Хатту­силиса III, впоследствии ставшего царём Хеттского госу­дарства, в качестве правителя города Хакмиса и жреца бога Грозы, данные, свидетельствующие о соотнесении хетт­ского царя с богом Грозы (с. 15-20). Показана также дея­тельность Хаттусилиса III по восстановлению хозяйства (с. 20-23) и культов Нерика (с. 24-40).

В частности, согласно Ф.Хаасу, город Нерик при Хатту- силисе III являлся центром «провинции Нерик», в которую входили также города Кастама и Такупса.

Управление этой провинцией осуществлялось «господином Нерика», а под­чинёнными этому лицу были «управляющие» Нерика, Кас­тама и Такупса (с. 24-26).

Автор суммировал сведения о функциях многочислен­ных служителей ритуалов Нерика, таких, как «человек бога Грозы» (LUdU), «помазанник» (luGUDU), «стольник» (LU^BANSUR), «повар» (' MUHALDIM) и др Рассматри­вая титул одного из этих служителей — «помазанника», относящегося к храмовому' персоналу бога Грозы и, видимо, других божеств хаттского происхождения, Ф Хаас вслед за другими авторами[448] отмечает, что он имеет хаттское чтение lutaz(z)elli-. Эта общепризнанная точка зрения в настоящее время, как нам кажется, недостаточно обоснована. Об этом свидетельствуют данные двух недавно изданных текстов[449].

Хеттология

В первом тексте[450] перечислены следующие придворные и служители ритуалов:

7Ё. DINGIR-A/A/lia-as-sa-an-zi GAL ME-&E-D1 eGAL DUMU. E.GAL Su-up-pi-iS luSANGA Ла-az-zi-el-li-iS luGUDU 10luha-mi-na-aS SALdU LUdU iisalpal-wa-tal-la-aS ta-at-kan hu-[u-ma-an-te-e£] 12an-da pa-a-an-zi ta dU-ni US[-X7-£JV-AL'].

«-Храм (же) открывают (следующие): „главный ме- шеди“,

8,.главный над сыновьями дворца*4, (ритуально) чи­стый жрец,

9llltazzellis ll,GUDU.

! о,.человек tcwwwci4*.„женщина бога Грозы*4, „человек бога Грозы4*,

и „женщина палваталла“. И в[се] они

12 идут внутрь (храма) и кла[няются] богу' Грозы».

В стк. 9 приведённого текста упомянуты как lutaz(z)ellis, так и GUDU как обозначения двух разных жрецов. Сле­довательно. термин lutaz(z)ellis не может быть чтением идеограммы |UGUDU

Данные стк. 9 подтверждаются также стк. 13 другого текста[451]:

io[t]a?nindata-par-waa-su-un ti-ya-an-zi

11 nam-ma-an ta-an-zi A-NA PA-NIl,w s[s«...] 12ti-ya-an-zi luSANGA [ 13lllta-zi-el |UGUDU lulia-[ini-na-as

«10И (?) хлеб-тапарвасу они кладут.

иИ затем его они берут и перед горо[й... 12кладут. Жрец, [

13 lutazel luGUDU, „человек [.гамг/иА’».

Здесь, как и в предыдущем тексте, lutazel и |UGUDU употреблены в качестве обозначений разных жрецов. Кроме того, обращает на себя внимание то, что термин в форме lutazel не встречается ни в одном из известных хеттских и хаттских документов. Обычная форма этого титула — lutaz(z)elli- или lutaz(z)elliss.

Между тем хорошо известно, что многие титулы хаттского происхождения содержат суффикс происхождения в форме: гласный (a, e/i) + I[452][453] В хеттеком же языке хаттским терминам с исходом на a, e/i + 1 соответствуют формы с конечным -li. Переход хатт. (a, e/i) + 1 >-li является следствием «хетти- зации» хаттского суффикса. Поэтому кажется вероятным, что в титуле luta-zi-el содержится суффикс происхождения -el и что эта форма — исходная для обозначений lutaz(z)elli-, lutaz(z)ellis.

Особенно интересна в работе Ф Хааса гл. III, посвя­щённая культам Нерика. В первом разделе этой главы (с. 41-67) рассмотрены праздники[454], проводившиеся в Не- рике, культ животных и вечнозелёного дерева еуа.

Собственно нерикским праздником был новогодний ри­туал вуруллия, когда, как известно, рассказывали миф о борьбе бога Грозы со змеем[455]. Этот миф, дошедший до нас в двух версиях, комментировался и переводился исследователя­ми1'. Что же касается самого ритуала, то о нем почти ничего не было известно. Материал, привлечённый Ф.Хаасом, по-

Хеттология

зволяет отметить, например, существование 32 табличек праздника вуруллия, выявить последовательность некоторых обрядов (с участием царя, царицы, служителей luparauwant- «смотритель» и SAL. MES KI SIKIL «девушки») и риту­альных приношений.

Как нам кажется, несомненная древность вуруллия и его связь с хаттской традицией подтверждается, в частности, тем, что ещё в «каппадокийских» табличках, относящихся к периоду до возникновения древнехеттского государства, упоминается должное лицо «великий пурулум» (punilum rabum) города Амкува[456]. Как предположил Г.Г.Гиоргадзе[457], термин пурулум может быть связан с названием праздника пурулли. Амкува (Анкува)[458][459] же, как, видимо, и большинство других малоазийских городов-государств, была царством хаттского происхождения1 ь.

Кроме вуруллия, как установил Ф.Хаас, в начале года (весной) при появлении громовых раскатов в Нерике про­водился праздник грозы. Для бога Грозы Нерика и бога Грозы Цахалукка, божества зашиты (dLAMA), бога Теле­пинуса и Хасамили осуществлялись также весенний и осенний ритуалы, а для бога Грозы ZA.BA4 ВА4. (= хатт. Вурункатте — «царь страны») — осенний праздник.

В текстах, восходящих к традиции Нерика, говорится о 12 ежемесячных праздниках бога Грозы Нерика и бога Грозы Цахалукка и одном празднике месяца для других божеств города. Праздники месяца, как считает автор, проводились в середине месяца, по-видимому, в течение трех-четырех дней. В Нерике отмечались также праздник урожая(EZEN BURU) и факельный ритуал (EZEN zuppani-).

Обряды для божеств Нерика упоминаются и в много­дневных праздниках — весеннемAN.TAH.SUM[460]и осеннем nuntariyasha[461], для осуществления которых царь и царица совершали ритуальные поездки в важнейшие культовые центры Хеттского государства. Когда же Нерик попал в руки кашков, обряды богов Нерика исполнялись в хеттских го­родах Катала и Хакмис.

В следующем разделе исследования, посвящённом культу животных (с. 63-65), важна выявленная автором (на материале хаттских, хеттских текстов и памятников искусства) связь бога Грозы с быком и царём (с. 63 сл.) Соотнесение божеств с определённым животным — одна из характерных осо­бенностей хеттских религиозных представлений[462]. Живот­ные, связанные с богами, именуются в ритуале хаттского происхождения KI.LAM[463]как DINGIR-nas huitar «животный мир богов»[464].

В ритуальных и некоторых древнехеттских историче­ских текстах встречается и соотнесение бога Грозы, прави­теля со львом. Так, в хаттских текстах царь или божество часто обозначается термином takkehal (ср. takkehal tabarna — по отношению к царю или takkehal LUGAL-us касательно божества Вассецил, относящегося к кругу бога Грозы Тару)[465]. В параллельных хеттских документах хатт. takkehal соответствуют то идеогр UR.MAH «лев», то

Хеттология

UR.SAG «герой». Исходя из этого, Э.Ларош предположил, что хатт. takkehal может значить «герой»[466].

Между тем в одном фрагменте хаттско-хеттской билингвы встречается термин takeha-, которому в хеттской части би­лингвы соответствует идеограмма UR.MAH «лев»[467][468]. Как нам кажется, нет никаких препятствий для сближения хатт. takeha- с takkehal

Возможно, что takkehal образован от takeha- («лев») + хатт. суффикс происхождения -(а) I (ср. о нем выше). Обо­значение хеттского царя (или божества) термином takkehal, по всей видимости, может быть отражением хатгских ре­лигиозных представлений о связи царя со львом"3.

Пережитки таких воззрений ощутимы и в древнехетт- ских исторических текстах. В частности, в «Завещании» Хаттусилиса I царь, обращаясь к собранию, войску и са­новникам, говорит следующее о своем сыне Мурсилисе[469]:

,9[DINGIR-L] IM-is UR.MAH-iS pi-di UR[.MAH-an- pat ti-it-ta-nu-zi...

«зр(Только) льва [божесг]во может поставить на ль[виное место...».

Использование идеогр. UR MAH «лев» и UR SAG «ге­рой» как соответствий хатт. takkehal может быть следствием развития семантики термина takkehal «лев» > «герой».

Как установлено автором, в пантеон Нерика (с. 67-88) входило от 16 до 32 божеств. Далеко не все они были по происхождению божествами Нерика. Так, центром почи­тания «троицы» Цалияну, Ца(с)хапуна. Таццувасси был город Кастама. Богиня солнца Вурунсему — божество го­рода Аринна, а культовым местом Телепинуса, видимо, был город Дурмитта. В то же время бог Грозы Цахалукка, имя которого, вероятно, происходит от какого-то местечка вблизи Нерика, стал одним из главных богов города и на­зывается в одном хаттском ритуале «нерикским» богом. За исключением Халки, собственно хеттского божества зерна и Иштар города Самуха — хурритской богини, появившейся в культе Нерика лишь в новохеттский период (видимо при Хаттусилисе III), пантеон Нерика состоял из божеств хатт­ского происхождения, которые, как например бог Грозы неба, богиня солнца Вурунсему и другие, были главными элементами хеттской государственной религии.

Те, что в культе Нерика представлены божества, обра­зующие ядро древнехеттского пантеона, и то, что они проис­ходят из хаттских областей Северной Малой Азии, вероятно, может объясняться тем, что пантеон этого города сложился до образования древнехеттского государства, а Нерик уже в тот период был центром хаттского культа.

Божествам Нерика посвящались многочисленные куль­товые сооружения (с. 89-92). Известны, например, храмы бога Грозы Нерика, богинь Ца(с)хапуна, Таццувасси, бога Грозы Цахалукка и гор Хахарва. Автору рецензируемой ра­боты удалось проследить и некоторые архитектурные осо­бенности этих сооружений. Например, храм бога Грозы Не­рика состоял из двух ритуальных помещений: помещение, носившее хаттское название даханга, и помещение Ё §А nathiyas — «внутреннее помещение кровати». С первым из них, как показывает материал, приведённый Ф.Хаасом, был связан бог Грозы Нерика. Здесь находилась статуя бога и, видимо, происходили «собрания» богов. Описания «внут­реннего помещения кровати» не столь подробны. Поэтому не представляется возможным достаточно определённо уста­новить, какое божество приурочено к нему.

Хеттология

Возможно, что деление храма бога Грозы Нерика на даханга и «внутреннее помещение кровати» может быть сопоставлено с установленным археологами фактом разде­ления на два храма святилища № 1 в Хаттусасе. Один из храмов, расположенный справа от какой-то центральной точки, видимо, был посвящён богу' Грозы, а второй, слева от храма бога Грозы— богине солнца Вурунсему[470]. Из двух помещений сориентированных соответственно на северо- восток и юго-восток, состояло и другое святилище Хатту- саса — храм № V[471]. Разделение святилища на два храма, и. по-видимому, сходное деление храма бога Грозы на два помещения можно сопоставить с противопоставлением царь—царица, прослеживаемым, в частности, в хеттских ритуальных праздниках и обрядах.

Отдельная глава исследования Ф. Хааса посвящена богу Грозы Нерика (с. 93-112). Последний, по мнению автора, имеет хаттское имя Тару. Главной его функцией было обеспечение плодородия и благополучия царя, царицы и всей «страны Хатти». Матерью Тару является богиня солнца города Аринна— Вурунсему, отцом, согласно традиции, отражённой в одном мифологическом тексте хаттского происхождения, бог Сулинкатти. В соответствии с другой версией отец бога Тару — бог Грозы.

Ф Хаас высказывает сомнение в правильности этой второй традиции. В подтверждение своей точки зрения ав­тор приводит фрагмент ритуала, в котором бог Грозы назван дедом Тару, а также отрывки из мифологических текстов, в которых отмечается тесная связь между дедом и его вну­ком — богом Грозы Нерика. Эти данные из генеалогии Тару в сочетании с фактом более высокого положения хаттской богини Ца(с)хапуна, чем статус её супруга — бога горы Цалияну, а также наличие в хаттском пантеоне божества, которое носит имя zintuhi — «внучка», по мнению Ф.Хааса, есть свидетельство существования у хаттов матрилинейного

порядка наследования. Иными словами, имеется в виду обычай наследования дед —* внук, при котором главным связующим звеном выступает мать (а отец является незна­чимым элементом наследования). Такой порядок наследо­вания. по мнению автора, был характерен для дохеттского (хаттского) населения Северной Малой Азии. Следы счёта родства по матери, прослеживаемые в ритуальных и мифо­логических текстах, Ф Хаас сопоставляет с фактами быто­вания аналогичного обычая, отражёнными в хеттских исто­рических текстах (в «Законодательстве» Хаттусилиса I и др.) и объясняет это сходство влиянием хаттского наследствен­ного права. Существование у хаттов обычая наследования по материнской линии, как нам кажется, вполне допустимо. В подтверждение гипотезы Ф.Хааса можно привести ряд примеров из ритуалов хаттского происхождения.

Так. в ритуале, посвящённом закладке основания нового храма (KUB II. 2). в отличие от большинства хеттских ри­туальных и исторических текстов (с последовательностью типа: царь (и) царица — дети — внуки и правнуки)[472], упо­минаются лишь «внук и правнук»[473]:

ssEN.SISKUR-ya-kan DINGIR.MES-as TI-an-ni ай-йи-йУ-ЛУ EGIR.UD-Л//

56kat-ta йа-ай-йа ha-an-za-аЙ-Йа QA-TAM-M.4е-ей-du

«55И господин жертвоприношения (перед) богами в будущем, в жизни (и) благополучии,

56 а также (?) внук и правнук (его) (в будущем, в жизни (и) благополучии) да будут!»

В данном контексте «господином жертвоприношения» является царь. Следовательно, здесь мы имеем последова-

Хеттология

дельность: царь — внук (и) правнук. Аналогичная связь царя с внуками и правнуками встречается и в ритуале, посвя­щённом сооружению нового дворца[474]:

2;iiu *'sar-tar-ti-in ^ma-ar-si-iq-qa-an-na ti-an-zi

23nu ki-is-sa-an me-ini-ya-an-zi ki-e-wa ina-ah-lia-an 24ar-si-es-kan-zi nil LUGAL-un SAL.LUGAL-un-na lia-as-se-es

25ha-aii-za-as-se-es an-da OA-TAM-MA ar-si-ya-an-du

«22И дерево артарти- и дерево марсигга- они уста­навливают

23и так говорят: „Как эти (деревья)

24сажают, так точно у царя и царицы внуки 2s(h)правнуки[475][476], да произрастают!1'».

Вероятным кажется и то, что хаттский обычай наследо­вания оказал влияние на общественные институты Хетт­ского государства, поскольку многие важнейшие элементы хеттской социальной организации (как, например, титулы царя, царицы, царского сына, по-видимому, наследника престола tuhkanti, придворных и служителей ритуалов), хеттской религии И культуры заимствованы у хаттского населения Северной Малой Азии.

Во второй части работы среди текстов, связанных с тра­дицией Нерика, наиболее важными можно считать два сходных друг с другом документа, повествующих об ис­чезновении бога Грозы Тару (KUB XXXVI, 89 — с 140-174 и KUB XXXVI, 90 — с 175-182)'’'’. Ряд строк одного из этих источников (KUB XXXVI, 90), как показал Ф.Хаас, тожде­ственны строкам небольшого хаттоязычного фрагмента

(KUB XXVIII, 60) Этот факт делает бесспорным то, что мифы, повествующие об исчезнувшем Телепинусе, боге Грозы, восходят к хаттской традиции.

Обращает на себя внимание и следующее предписание для хеттских жрецов, содержащееся в другом документе гл. V(c. 130-133)[477]:

2u-e-da-ar ku-еЛ-ЛУ URU-L/Л/ a-ra-ali-z[a] n[a-at jsa-ra-kan ku-it wa-a-tar na-at l[e-e u-da-at-ten] ща-at S4 DINGIR-AZA/ sa-ak-la-a-i le-e da-as-ga-at-[te-ni]

5[w]a-a-tar DINGIR-АШ NINDA KUR4.RA UD-ЛЙ"*|!TIR ga-u-ri-ya-az

6[siS>nR dii-un-na-ri-ya-za pld-da-is-ki-it-ten

7nu 514 DINGIR-A/Л/ Sa-ak-la-a-i a-pa-a-at da-aS-kat-t[e-ni]

«2Воды, которые вокруг города и [они

зВода (же), которая вверху (во дворце есть)[478] и её, да н[е приносите!]

4И её для ритуала божества, да не бери[те!]

5[В]оду к ежедневному хлебу божества, из леса га- ур[г/я]

6и из ле[са] дуннария. да приносите!

-И для ритуала божества эту' (воду), да бери[те!]».

Как показывают предписания, в лесах гаурия и дуннария имелись священные источники и именно из них жрецы

Хеттология

должны были ежедневно приносить воду для божества. Этим богом. как видно из последующих строк текста, яв­ляется бог Грозы Нерика — Тару. Поэтому весьма вероятно, что указанные леса располагались вблизи города Нерик.

Термины гаурия и дуннария'ь, по Ф.Хаасу,— это hapax legomena. Одно из этих названий — гаурия, по-видимому, может быть сопоставлено с хатт. ga-u-ra-an-ti-1-u. Последнее встречается в следующем отрывке хаттско-хеттской би­лингвы[479][480]:

(левый столбец — хатг.) ioa[Sa‘?-]a? — waa-at-ma ga-ii-ra-an-ti-i-u naka-az-za li-im-mu-sa

(правый столбец — хетт.)

106^HA§HUR| TUL-i se-ir ar-ta-ri

не na-at is-har-u-i-es-ki-iz-zi...

Хеттская часть билингвы переводится следующим об­разом:

«^Яблоня над источником стоит.

116и она сочится (букв, кровоточит)»[481].

Э.Форрер, впервые исследовавший эту билингву[482], ис­ходя из содержаний хеттского перевода, предположил, что

хатт. gaurantiu состоит из имени gaura + глаг. (a)ntiu. В gaura- Э.Форрер выделил локативный префикс ga-, соответст­вующий хеттскому ser «над» и ига- «источник»[483], a (a)ntiu отождествлял с хетт, artari «она (яблоня), стоит».

Однако возможно, что хеттский перевод, как это иногда наблюдается в хаттско-хеттских билингвах, недостаточно точно передает содержание хаттского оригинала[484] и что хатт. gaurantiu состоит из названия источника gaura + глагол antru и строку' хаттской билингвы, быть может, следует пе­реводить как: «(яблоня) в (источнике) гаура стоит».

Это предположение может быть обосновано данными од­ного мифологического текста, свидетельствующими о суще­ствовании у хаттов представления о дереве, стоящем в ис­точнике[485]":

lsal-ta-an-ni-iS ar-ta an-da-na-aS-ta GIS-ru ar-ta GAM-an-ma UR.MAH ha-aS-£a-an-za

пйе-ей-zi SEGg.BAR u-e-da-an-za Йе-еЙ-zi al-ta-an-ni-iS ha-az-za-aJ-ta

щп-da-kan GlS-ш ha-az-za-as-ta UR.MAH-as ha-a-sa-an ha-az-za-as-ta

-u-it-ta-an-za SEGg. BAR-as ha-az-za-as-ta HUL-u-wa-as UH-as EME ha-za-as-ta:

«]6Источник стоит, внутри (источника) дерево стоит, под (деревом) же лев рождающий[486]

Хеттология

17СПИТ, горная овца приносящая"4 спит. Источник высох»

«1 внутри (него) дерево высохло, лев рождающий высох,

2горная овца приносящая высохла, язык злого кол­довства высох».

Кажется уместным обратить внимание и на важное об­стоятельство, касающееся одного термина, упоминаемого в исследовании Ф.Хааса, а именно tabarna— титула хетт­ского царя хаттского происхождения. Известно, что этот титул встречается в текстах с чередованием начального со­гласного t/1 (t/labama)4?.

Кроме того, в одном хаттском документе этот титул со­держит морф -war-(waa-ar) (KUB XXVIII, 62)

:ta-wafl-ar-[na 3te-ip-pu-u-[li-a te- Ui-e-ta-i-fzi-waa 5nii-zu-u-pu-ur [ 7Salta-wa-an-na-an[-(na) E:te-ip-pu-li-a te-[ 9[li-e]-ta-i-zi-waJ

Совпадение стк. 3—4 и 8-9 текста, чёткий титул царицы sal tawannan(na) (стк. 7) достаточно убедительно показывают, что в стк. 2 содержится титул хеттского царя в форме tawarfna]4*’.

44 «Приносящая» —хетт, wedanza, wittanza причастие, по-видимому, отглаг. wida-(weda=) «приносить». По мнению Фридриха [19, с. 254], эти причастия образованы от глаг. weda-(wete-) «строить».

45 См. [14, с. 229; 49, с. 25; 36, с. 15, 27]. В КВо XIX, 162, лиц. стор. 78 встречается единственный известный нам случай написания термина с начальным d- (dabama).

4t>Ещё Форрер [15, с. 28]; ср. [49, с. 25, примеч. 3] обратил вни­мание на термин ta-waa-ar-na, встречающийся в одном неопублико­ванном хурритском тексте (Во 4790). Он считал возможным сопос­тавить его с t/labama. Поскольку контекст, в котором упоминается tawama, неизвестен, предположение Форрера не принято исследова­телями (ср. [38, с. 437]). Данные приведённого текста, как нам ка­жется, подтверждают гипотезу' Форрера.

Монография Ф.Хааса, на наш взгляд,— одна из лучших работ, посвящённых религии Хеттского государства. В ней впервые обстоятельно проанализирован культ Нерика и тем самым выяснена роль некоторых важнейших элементов хаттского происхождения в хеттской государственной ре­лигии.

Вместе с тем исследование Ф.Хааса даёт в руки иссле­дователей почти все тексты традиции Нерика как изданные в клинописных автографиях, но не переводившиеся ранее, так и ряд неопубликованных документов, хранящихся в му­зейных архивах.

Литература

1. Гиоргадзе Г.Г. К вопросу о локализации и языковой структуре каскских этнических и географических названий // Переднеа­зиатский сборник. М., 1961.

2. Гиоргадзе Г.Г.Rabi sinimiltim «каппадокийских табличек» // «Вестник древней истории», 1966, № 4.

3. Дунаевская И.М Принципы структуры хаттского (протохетг- ского) глагола //Переднеазиатский сборник. М., 1961.

4. Замаровский В. Тайны хеттов. М., 1969.

5. Иванов В.В. Эволюция знаков-символов // Труды летней школы по вторичным моделирующим системам, 3. Тарту,

1968.

6. Akurgal Е.Die Kunst der Hethiter. Mtinchen, 1961.

7. Akurgal E. Die Kunst der Hetliiter. Neuere Hetliiterforschung («Historia». Einzelschriften Ht 7). Wiesbaden. 1964.

8. Belgic E. Die Ortsnamen der «kappadokisclien» Urkunden im Ralunen der alten Spraclien Anatoliens // Arcliiv fur Orientfor- schung, Bd. XV. 1945-1951.

9. Bittel K. Einige Kapitel zur hetliitischen Archaologie // Neuere Hetliiterforschung («Historia». Einzelschriften. Ht 7). Wiesbaden, 1964.

Хеттология

10. Bitte! К.The Excavations of 1967 and 1968 // Archaelogy, 1969, vol. 22, № 4.

11. Bossert H.Th. Ein hethitisches Komgssiegel. B., 1944.

12. Brandenstein G. Hethitische Gdtter nach Bildbeschreibungen in Keilschrifttexten // Mitteilungen der Vorderasiatisch-Aegyptischen Gesellschaft, Bd46, Ht 2. Leipzig, 1943.

13. Cornelius F. Das hethitische AN.TAH.SUM(SAR)=Fest // Actes de la XVIIеRencontre Assyriologique Internationale. Bruxelles,

1969.

14. Forrer E. Die Inschriften und Sprachen des Hatti-Reiches // Zeitschrift der Deutschen Morgenlandischen Gesellschaft. 1922, N F.. 1. 2.

15. Forrer E. Die Boghazkoi-Texte in Umsclirift, 1922. 2.

16. Forrer E. Quelle und Bninnen in Alt-Vorderasien // «Glotta». Bd 26. H. 3/4, 1938.

17. Friedrich J. Reinheitsvorschriften fur den hethitischen Konig // «Mitteilungen der Deutschen Orient-Gesellschaft». Bd4.1928. Ht 1.

18. Friedrich J. Kleinasiatische Sprachdenkmaler. B., 1932.

19. Friedrich J. Hethitisches Worteibuch. Heidelberg, 1952-1954.

20. Gaster Т.Н.Thespis (Ritual, Myth and Drama in the Ancient Near East). N.Y., 1950.

21. Goetze А. [Рец. на IBoTI] // «Journal of Cuneiform Studies», vol. 1, 1947, № 1.

22. Goetze A. Ritual against Impotence. Ancient Near Eastern Texts Relating to the Old Testament. Ed. by J.B.Pritchard. Princeton, New Jersey. 1955.

23. Goetze A. State and Society of the Hittites // «Neuere Hethiter- forschung» («Historia». Einzelschriften. Ht 7). Wiesbaden. 1964.

24. Gotze А. [рец. на: GuterbockH.G. und Otten H.КВо X. B.. 1960] // Journal of Cuneiform Studies, 1962. vol. XVI. № 1.

25. Guterbock H.G. The Human Element in the Hittite Empire // Ca- liiers dTJistoire Mondiale. 2, 1954.

26. Guterbock H.G.[рец. на: J.Friedrich. Hethitisches Worteibuch. Heidelberg, 1952] // «Oriens», vol. 10, 1957, № 2.

27. Guterbock H.G. An Outline of the Hittite AN.TAH.SUM Festival // «Journal of Near East Studies». Vol. 19, 1960, № 2.

28. Guterbock H.G. Hittite Mythology // Mythologies of the Ancient World. Ed. by S.N.Kramer N.Y., 1961. '

29. Guterbock H.G. The North-Central Area of Hittite Anatolia // «Journal of Near Eastern Studies». Vol. 20, 1961, № 2.

30. Gilterbock H.G. Religion und Kultus der Hethiter // Neuere Hetlii- terforschung («Histona», Einzelschriften, Ht7). Wiesbaden, 1964.

31. Gilterbock H.G. Sargon of Akkad mentioned by Hattusili I of Hatti // «Journal of Cuneiform Studies», vol. 18, 1964, № 1.

32. Gilterbock H.G. Some Aspects of Hittite Festivals // Actes de la XVIIеRencontre Assyriologique Internationale (Btuxelles 1969). Paris, 1970.

33. Ivanov V, Toporov V. Le mythe indoeiuopeen du dieu l'orage pour- suivant le serpent: reconstitution du schema «Melanges C.Levi-Stra- uss». P., 1969.

34. Jakob-Rost L. Zu den hethitischen Bildbeschreibungen. T. I-II // Mitteilungen der Institut fiir Orientforschung, Bd VIII. Ht 2, 1961; Bd IX, Ht2/3, 1963.

35. Kammenhuber A. Protohattisch-Hethitisches // «Mtinchener Suidien air Sprachwissenschaft», 14.1959.

36. Kammenhuber A. Das Palaische: Texte und Wortschatz // Revue hittite et asianque. V. 17, № 64. 1959.

37. Kammenhuber A. Nominalkomposition in den altanatolischen Sprachen des 2. Jahrtausends // Zeitschrift fiir vergleichende Sprachforschung auf dem Gebiete der indogermanischen Sprachen. Bd 77. 1961, N3/4.

38. Kammenhuber A. Das Hattische // Altkleinasiatische Sprachen (Handbuich der Orienalistik). 1. Abt., 2 Bd. 2 Absch.. Lfg. 2. Lieiden-Koln, 1969.

39. Kempinski A., Kosak S. Der Ismeriga-Vertrag // Die Welt des Orients. Bd V. 1970. Ht 2.

40. Larosche E.B. Recherches sur les noms des dieux hittites. Paris, 1947.

41. Laroche E. Hattie Deities and their Epithets // Journal of Cuneiform Studies. Vol. 1. 1947. №3.

42. Laroche E.[рец. на: Gilterbock H.G. und Otten H. KB о X. В., 1960] // «Orientalische LiteraUirzeitung», 1962, Jg. 57. N 1/2.

43. Laroche E. Textes mythologiques hittites en transcription. Prem. Partie, Mythologie anatolienne // Revue hittite et asianique. Organe de la Societe des eUides hittite et asianiques. Paris, 1965. t. 23, fasc. 77.

44. Laroche E. Catalogue des textes liittites. P., 1971.

45. Macqtieen J.C. Hattian Mythology' and Hitite Monarchy // Anato­lian Studies, IX. 1959.

46. Otten Н.Die Religionen des alten Kleinasien // «Handbuch der Orientalistik». lirsg. von. B.Spuler. Bd VIII/1, Lief. L 1964.

47. Otten H. The Religion of the Hittites // Historia Religionum. Vol. I. Leiden, 1969.

48. Otten H. und SoucekК Ein althethitisches Ritual fur das Kdnigspaar. Studien zu den Bogazkoy-Texten, Ht 8. Wiesbaden. 1969.

49. Sommer R, Falkenstein A. Die hethitisch-akkadische Bilingue des HattuSili I (Labama II). Miinchen, 1938.

<< | >>
Источник: Ардзинба В.Г.. Собрание трудов в 3-х тт. Том II. Хетгология, хаттология и хурри­тология. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Акаде­мии наук Абхазии.2015. — 654 с.. 2015

Еще по теме Рецензия на: V.Haas. Der Kult von Nerik («Studia Pohl», 4), Roma, 1971,341 c.*:

  1. DIE PEaSPEKTIVSI UND DER MSISCH IN DER DICHTUNG VON CATULL
  2. DAS SOG. PORTRAT DER KONIGIN DYNAMIS IN DER ER EMIT AG E
  3. ZU EINHI EPISODE DER PERSISCH-OSTRMMISCH Hi KRIEGE
  4. Первая Самнитская война (343-341 гт. до Р. X.)
  5. ПЕРВАЯ САМНИТСКАЯ ВОЙНА. (343-341 г. до Р. X.).
  6. РЕЦЕНЗИИ НА МОНОГРАФИЮ В. А. САФРОНОВА «ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ ПРАРОДИНЫ»
  7. DIE ROLLE DES VSRFASSSiS PJ DER ROMISCHEN PALLIATA
  8. Eibzelpersonlichkeit und staat im spiegel der a,i∖IoChen kunst
  9. ZUR sozial? Stellung der frau in dsj komodien des hlautus
  10. Рецензия на: P.Otten und V.Soufek. Ein althethitisches Ritual FUR DAS KONIGSPAAR
  11. Библиография
  12. Литература
  13. СОДЕРЖАНИЕ
  14. Литература
  15. ИЗОБРАЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА В АНТИЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ И ИСКУССТВЕ
  16. ZUR hLATE ROlLAN Ch-KERAMIK AUS DEM KASTELL JATRUS
  17. Приложение
  18. К ГЛАВЕ I. ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ ДРЕВНЕЙ МЕСОПОТАМИИ