<<
>>

§ 4. Рим под властью этрусских царей-завоевателей.

Лациум и Рим, несомненно, были покорены этрусками уже в VII в., п гос­подство этрусков продолжалось здесь не менее 150 лет. Римское предание сохранило память о трех этрусских царях, правивших в Риме.

Первого из этих царей — Луция (или Гнея) Тарквиния Древнего (Приск) римские легенды прямо называют «лукумоном» и считают выходцем из этрусского города Тарквинии. Имя его встре­чается в этрусских надписях. Затем^правил второй царь этой этрус­ской династии завоевателей — Сервий Туллий, будто бы сын плен­ницы-рабыни, воспитанный в доме царя, им усыновленный и став­ший его зятем. Римское предание изображает его мудрым законо­дателем и образцовым правителем, в этрусской же традиции — это грозный воитель Мастарна, один из главных богатырей прослав­ленного лукумона Цслия Вибенны. Третий царь — Луций Таркви- ний II Гордый, сын или внук Тарквиния I; он убил царя Сервия Туллия, мстя ему за отстранение от власти, и таким путем завладел царским престолом в Риме. Даже римская традиция изображает его как жестокого деспота-тирана, насильника и притеснителя народа, по выражению Энгельса, узурпировавшего подлинную царскую власть Но, повидимому, подобный же деспотический ха­рактер имела власть и других этрусских царей, весьма отличная от власти древних племенных рексов, и можно думать, что их было больше этих трех, имена которых сохранило предание, имея в виду полуторавековое господство этрусков. К ним следует при­соединить и Порсепу, царя Клузиума, несколько позднее тоже владевшего Римом.

Этрусские властители обратили Рим в столицу своей латинской провин­ции. От них идет и название Рим, по-этрусски Rumon, что, видимо, обозна­чает «город па реке». Старые деревпи на семи римских холмах были пми объе- дипепы около 600 г. в единый город (urbs) этрусского типа. Новый город стал центром ремесла и торговли, и царь Сервий Туллий, по преданию, первый стал чеканить римскую монету, ассы,- в виде продолговатых медных дощечек, весом около фунта каждая, с изображением крылатого коня Пегаса на одной из сторон.

Этруски окружили Рим первой каменпой стеной — «сте-

1 Ф. 9Firenbc, Происхождение семьи, частной собственности и госу­дарства, 1950, стр. 134.

ной Сервия Туллия» (остатки ее видны до сих пор) и устроили в Риме первую канализацию («великая клоака»). Тарквинию Г приписывается и постройка первого, еще деревянного цирка в Риме, а также закладка знаменитого храма Юпитера Лучшего Величайшего в римской цитадели, на Капитолии.

Кроме этого, и многим другим, в особенности в области быта, обязан Рим этрусскому влиянию. От этрусков восприняли римляне свой костюм — тогу, форму своего дома с атриумом, знаки достоинства («инсигнии») своих начальников и сопровождающей их свиты ликторов («фасцы»), способы офи­циальных гаданий — по полету птиц, по внутренностям жертвенных живот­ных и пр.; даже форму написания чисел: так называемые «римские числа» в действительности постоянно встречаются в древних этрусских надписях.

В общем этрусское влияние было во многих отношениях благо­творно для Рима, подталкивая его на дальнейшее экономическое, культурное и социальное развитие. Так, сокрушительный удар родовому римскому строю нанесла так называемая реформа царя Сервия Туллия, пожалуй, наиболее несомненный и крупный исторический факт, дошедший до нас от эпохи этрус­ского господства в Риме. Во-первых, реформа создавала твердый и четкий порядок правильного поступления этрускам поголовной дани со всего римского населения («трибута»)—каке патрициев, таки с плебеев,которых этруски считали в одинаковой мере своими подданными, одинаково подлежащими обложению по своему иму­щественному состоянию. Для этого каждые четыре года (срок этот назывался «луструм») производилась перепись всего населе­ния и его имущества («ценз») и распределение по пяти иму­щественным и податным разрядам («классам»). В связи с преобладанием сельского хозяйства основным имуществом счи­талась земля, количество и качество ее у каждого земледельца: в этом можно тоже усмотреть новый, прогрессивный принцип учета частной собственности, индивидуального, а не родового владения.

Имевшие нормальный участок, т. е. попрежнему «полный на­дел»— возможно, около 20 югеров (5 га), — относились по цензу к первому классу, людям, так сказать, нормальной зажиточ­ности. Впоследствии, когда с III в. стоимость асса упала до 3 ко­пеек медью, такой нормальный участок оценивался на деньги в 100 тыс. ассов, т. е. около 3 тыс. рублей. Ко второму классу при­числялись землевладельцы, имевшие участки в 3/4 нормы (75 тыс. ассов позднейшей оценки), к третьему — имевшие половинные наделы (50 тыс. ассов), к четвертому — х/4 надела (25 тыс. ассов) и, наконец, к пятому — совсем малоземельные, владевшие участ­ками всего в 7ю нормы (11 тыс. ассов позднейшей оценки), пови­димому, размером всего в 2 югера — 1/2 га. Совсем безземельные, среди них и городские ремесленники и торговцы, иногда вовсе не бедные, считались «вне класса» и учитывались только «поголовно», вместе с полной беднотой («пролетариями»). Самый сбор дани — «трибута» — производился по районам, для чего город вместе с примыкавшей к нему сельской округой был разделен на 4 «трибы» (податные участки), между жителями которых особые старосты этих триб («трибуны») производили раскладку и сбор дани сооб­

разно их принадлежности к тому или иному классу. Таким образом, создавалось совершенно новое деление населения по имуществу и по месту жительства. Это течение шло глубоко вразрез со старым родовым, отвергало и разрушало его.

Это новое разделение населения использовано было, во-вторых, царем Сервием Туллием и для распределения повинностей — как, повидимому, трудовых (сборы на принудительные работы по постройкам), так и военной («милиция»). Все население — и патри­ции и плебеи — теперь обязаны были служить во всенарод­ном ополчении, притом тоже сообразно своему земельному имуществу.

Граждане первого класса должны были являться в полном тяжелом вооружении, приобретенном за свой счет, — в медном панцыре и медном шлеме, с медными поножами на ногах и большим медным щитом и копьем в руках—в типичном вооружении греческого гоплита.

В общем таких тяжело­вооруженных призывных («легионеров», от слова legere — призывать) наби­ралось из первого класса 80 сотен («центурий»), и эти 8 тыс. воинов — гопли­тов — и составляли основное ядро римской пехоты. Их по возрасту распре­деляли на два «набора» — «легиона»: легион старших сроков, который нес преимущественно гарнизонную службу в городе, и второй легион из призыв­ных младшего возраста, являющийся действующей полевой армией. Наибо­лее состоятельные граждане первого класса отбирались отдельно для службы в коннице и составляли особые 6, а потом 18 центурий (сотен) «всадников».

Граждане второго и третьего класса должны были ставить по 20 центурий резерва, 4 тыс. воинов того же гоплитского типа, но с более облегченным вооружением: их ставили в бою пятым и шестым рядом фаланги каждого легиона — резервом, и они дополнительно вооружались во время боя оружием павших. Наконец, четвертый и пятый классы призывались во вспомогательные отряды легкой пехоты (20 п 28 центурий), т. е., в общем, 4800 стрелков, пращников и прочих легковооруженных, сопровождавших каждый легион. Безземельные горожане и пролетарии считались непригодными для строевой службы, и из них набиралось лишь 5 центурий нестроевых — трубачей, военных мастеров, обозных и пр. Не считая их, каждый легион,таким образом, в эту раннюю эпоху состоял из 6 тыс. воинов тяжелой и 2400 бойцов легкой пехоты, т. е., в общем, 8400 пехотинцев и 300 всадников кавалерийской части. Остальные 12 центурий всадников составляли особый конный корпус. Команд­ные должности командиров легионов («преторов») и командиров центурий («центурионов», т. е. сотников) занимались в это время, повидимому, только этрусками.

Создание этого нового общенародного, в основе своей пешего крестьянского ополчения, сменившего старые родовые, конные по преимуществу, дружины, наносило древнему патриархальному строю удар не меньшей силы, чем и система нового обложения. Сохранилось даже предание, что плебеи, несмотря на новые тя­гости, которые налагались на них привлечением к несению воин­ской повинности, считали военную реформу царя Сервия Туллия одной из первых своих побед над родовым патрициатом и долго впоследствии чтили тризнами память его, как своего «благодетеля».

Возможно даже, что некоторые этрусские цари подобными меро­приятиями искали опоры в плебсе против лишенного ими власти и потому особенно раздраженного против них патрициата. Это отразилось в предании, что будто бы некогда цари считали себя патронами плебеев, а последних — своими клиентами.

В связи с этим позднейшая традиция приписывала царю Сервию Туллию даже введение как бы целой новой конституции, видимо, для того, чтобы придать ей значение особой старины и святости. «Новая конституция, приписываемая царю Сервию Туллию и опиравшаяся на греческие образцы, особенно на Солона, — пишет Энгельс, — создала новое народ­ное собрание, в котором участвовали или из которого исключались без различия populus и плебеи, в зависимости от того, несли ли они воинскую службу или пет» х. Очень возможно, что уже в это время появился зародыш позднейших военных собраний по центуриям —• «центуриатных комиций», имевших еще характер простых воен­ных сборов и смотров, так как вряд ли этрусские властители были склонны ограничивать свою власть. Однако обо всем этом приходится лишь догадываться, так как, по выражению Энгельса, «Из-за густого мрака, окутывающего всю легендарную древнейшую историю Рима, ...невозможно сказать что-нибудь определенное ни о времени, ни о ходе, ни о причинах револю­ции, которая положила конец древнему родовому строю. Несо­мненно только одно, что причина ее коренилась в борьбе между плебсом и populus» [110][111].

Особой силы эта борьба между плебеями и патрициями достиг­нет в Риме в V—IVвв. до н. э. (см. ниже стр. 477 и сл.), когда и этот новый строй, в основе своей созданный этрусскими царями, полу­чит свое дальнейшее и полное развитие. Но и относительно времени Сервия Туллия можно считать вполне правильными следующие слова Энгельса: «Так был разрушен и в Риме, еще до отмены так называемой царской власти, древний общественный строй, покоив­шийся на личных кровных узах, а вместо него создано было новое, действительно государственное устройство, в основу которого было положено территориальное деление и имущественные различия» [112].

<< | >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. УЧЕБНИК ДЛЯ УЧИТЕЛЬСКИХ ИНСТИТУТОВ ПОД РЕДАКЦИЕЙ В.Н.ДЬЯКОНОВА, Н. М. НИКОЛЬСКОГО. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР МОСКВА, 1952. 1952

Еще по теме § 4. Рим под властью этрусских царей-завоевателей.:

  1. Глава 30 РИМ ЦАРЕЙ, КОНСУЛОВ, ИМПЕРАТОРОВ - ПОТЕРЯННЫЙ И ОБРЕТЕННЫЙ
  2. Под властью гутеев
  3. § 3. Италийская федерация под властью Рима.
  4. Ашшур под властью Митанни
  5. Колхида под властью Римской империи
  6. Воссоединение Египта под властью саисских фараонов
  7. Египет под властью Птоломеев (323-30 гг. до Р. X.)
  8. № 129. ОБЪЕДИНЕНИЕ ГРЕЦИИ ПОД ВЛАСТЬЮ ФИЛИППА МАКЕДОНСКОГО
  9. ЕГИПЕТ ПОД ВЛАСТЬЮ ПТОЛЕМЕЕВ (328-200 г. до Р. X.)
  10. ХРЕСТОМАТИЯ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО МИРА. Том 3. Рим. ПОД РЕДАКЦИЕЙ АКАДЕМИКА В. В. СТРУВЕ. МОСКВА, 1953, 1953
  11. Хрестоматия по истории древнего мира: Эллинизм. Рим. Под ред. В. Г. Боруховича, С. Ю. Монахова, В. Н. Парфено­ва. — Москва, «Греко-латинский кабинет» Ю. А. Шичалина,1998. — 528 с., 1998
  12. Глава II ЭТРУССКАЯ ЭПИГРАФИКА И ЭТРУССКИИ ЯЗЫК
  13. 33. Борьба против немецких и шведских завоевателей 13 в.
  14. Часть третья БОРЬБА ИБЕРОВ ПРОТИВ КАРФАГЕНСКИХ И РИМСКИХ ЗАВОЕВАТЕЛЕЙ
  15. 8) Борьба Руси с немецко-шведскими завоевателями (первая половина XIII века).