<<
>>

Смуты после смерти Суллы; Лепид (78—77 гг. до Р. X.); Серторий (80—72 гг. до Р. X.); Спартак (73—71 гг. до Р. X.)

Едва Сулла, которому удалось приостановить безобразный ход римского государственного строя, сошел с политической арены, как тотчас же возобновились смуты, постоянно нарушавшие внутренний и внешний мир государства.

Ни один из полководцев, которые вышли из школы Суллы, ни Помпей, ни тем более Красс или Лепид, а ранее их Лукулл, не обладали ни той твердостью воли, ни теми умственными способностями, которыми отличался Сулла, тогда как противная пар­тия имела еще отличного руководителя. По следам Мария смело и сча­стливо выступил Серторий.

Начало новым смутам положил М. Эмилий Лепид — отец бу­дущего триумвира. Состоя в должности наместника Сицилии, он от­личался таким непомерным лихоимством, что должен был опасаться жалоб на свои злоупотребления и, желая избежать этого, отпал от пар­тии Суллы и стал домогаться отмены его законов. Не успев в своих происках об отмене этих законов, Лепид пошел путем насилий, собрал войско в Этрурии, но был без особого труда разбит Помпеем и Кату- лом. Войско Лепида рассеялось и затем по частям присоединилось к войску марианцев в Испании, которым предводительствовал Серто­рий.

Несравненно труднейшим делом было укрощение Кв. Серто- рия. Серторий, человек с выдающимся военным дарованием и благо­родным образом мыслей, осужденный Суллой, бежал в Испанию и со­брал там вокруг себя остатки марианцев. К Серторию с радостью при­мкнули лузитане, которые видели в нем второго Вириата и надеялись с его помощью сбросить с себя ненавистное римское иго. В течение многих лет Серторий вел партизанскую, или так называемую Малую войну. Пользуясь с необыкновенным искусством гористой и пересе­ченной местностью и укрепленными городами, он с успехом боролся с войсками сената даже под начальством такого искусного полководца, каким был Кв. Метелл Пий. Серторий замышлял даже совсем от-

торгнуть от Рима Испанию. Он образовал настоящую республику со своим особенным государственным устройством.

Во главе ее находил­ся сенат, состоявший из 300 членов, который назначал должностных лиц и военачальников. Насколько опасен был Серторий для Рима, можно заключить из того обстоятельства, что даже Митридат считал для себя выгодным заключить с ним союз. Восстание принимало все более и более угрожающий характер. Даже тогда, когда «старую бабу»,

как Серторий имел обыкновение называть Метелла, сменил «мальчик» Помпей, в делах не произошло ни малейшей переме­ны. Несмотря на свое превосходство, Пом­пей не в состоянии был победить своего противника. Римское войско истощалось в бесчисленных схватках и неслыханных трудах беспрерывных походов и в отраже­нии постоянных набегов. Кроме того, оно испытывало чувствительный недостаток в продовольствии. Но Сертория подстерега­ла измена в собственном стане и привела его к погибели.

Завистливый Перперна, находив­шийся под начальством Сертория, устроил против него заговор. Серторию сообщили в письме о мнимой победе одного из под­чиненных ему военачальников. Серторий должен был присутствовать на празднестве

его в городе Оске. Он отправился на праздник. Пир шел горой. Вино лилось рекой, и винные пары развязали всем языки. Эта разнуздан­ность и дикость сделались противны Серторию. Глубоко возмущен­ный, он отвернул свое лицо от этого позорного зрелища. В это самое мгновение Перперна уронил на пол серебряный кубок, наполненный вином. То был условленный знак. Первый удар кинжалом нанес М. Антоний, сидевший рядом с Серторием; затем бросились и осталь­ные. Пораженный насмерть Серторий испустил свой блэгородный дух. Теперь Риму нечего было более опасаться, чтобы Серторий, подобно «второму Ганнибалу», перенес войну из Испании в Италию.

Хотя Перперна и присвоил себе главное начальство, но не бьш че­ловеком, способным удержать в повиновении войска, уже колебавши­

еся в своей верности. Воины, как из местных жителей, так и из римлян, начали разбегаться целыми толпами, и ослабленное вследствие сего войско рассея­лось при первом столкновении с Помпеем и Метеллом.

Затем

Монета города Оски.

Помпей успокоил страну скорее

Помпей.

С античной статуи.

благодаря своему кроткому и миролюбивому обращению, чем строго­стью. Строго отнесся он только к одному недостойному Перперне. Перперне не помогло даже и то обстоятельство, что он передал Пом­пею всю переписку Сертория. Помпей со свойственным ему великоду­шием бросил в огонь все эти бумаги, которые сильно могли компроме­тировать достойного уважения человека, а изменника предал в руки палача.

Счастье, доставившее Помпею в Испании столь дешевые победные лавры, так как ббльшая часть заслуги, собственно говоря, принадлежа­ла Метеллу, еще долго благоприятствовало ему.

В обратном походе из Испании на родину Помпей наткнулся на остатки войска восставших рабов, которое под начальством Спартака два года победоносно сражалось с римскими легионами и только под конец было разбито при реке Силаре Марком Лицинием Крассом.

Положение рабов, число которых благодаря военнопленным, за­хваченным во время многочисленных походов, возросло до огромных размеров, с каждым днем становилось все хуже и хуже. Они должны были исполнять самые тяжелые как домашние, так и полевые работы. Корыстолюбивые хозяева пользовались их силами самым бесчеловеч­ным образом. Поэтому нисколько не удивительно, когда многие из ра­бов предпочитали самую смерть такому безотрадному существованию или с опасностью для жизни пытались силой добиваться своей свобо­ды. К подобным пришедшим в отчаяние людям принадлежал и отваж­ный, необыкновенно даровитый Спартак. Будучи взят в плен на войне, он попал с гор своей родины Фракии в Капую и был помещен здесь в школу гладиаторов с тем, чтобы впоследствии на арене в Риме увеселять римский народ своим гладиаторским искусством. Но он с 70 сотоварищами, разделявшими его участь, бежал и призвал других ра­бов к восстанию. В течение одной недели число восставших возросло до 50 000 человек.

Посланный против них претор Мариний потерпел решительное поражение; даже его конь, знаки его достоинства и весь его лагерь попали в руки победителя.

Толпы восставших рабов росли подобно лавине; число их достигло свыше 120 000 человек. К ним присоединились также толпы кельтов и германцев под начальством Крикса и Эпомая. Дыша мщением и пре­давая все огню и мечу, они рассеялись по Кампании, Лукании и Апу­лии. Рим начал трепетать, как во времена нашествия галлов или кимв- ров и тевтонов. Приходилось с величайшей поспешностью собирать все свои силы для нанесения решительного удара. К двум старым леги­онам было собрано и присоединено шесть новых, и главное начальство над этим войском было поручено претору Марку Лицинию Крассу. Войско восставших рабов страдало отсутствием военной дисциплины, единодушия и вооружения. Благодаря этим обстоятельствам даже та­кому посредственному полководцу, каким был Красс, удалось оттес­нить Спартака на южную оконечность Италии, к Бруттию. Многие толпы, состоявшие из кельтов и германцев, отделились от Спартака.

При Петелии, недалеко от Кротона, произошло решительное сраже­ние. Спартак сам сражался с отчаянным мужеством и, поразив собст­венноручно насмерть двух центурионов, пал в общей свалке; его вер­ные сподвижники пали также геройской смертью. Избегнувшие кро­вавой резни в числе около 5000 человек попали в руки возвращавшемуся как раз в это время из Испании Помпею и были им совершенно истреблены. Помпей нисколько нс колеблясь приписал себе одному победу как над Серторием, так и над Спартаком. Народ

Развалины амфитеатра в Капуе.

поверил Помпею, когда тот сообщал о том, «что хотя Красс и одолел в битве рабов, но что это он вырвал войну с корнем», и предоставил Помпею честь торжественно проследовать в блестящем триумфе по разукрашенным улицам столицы.

Крассу за победу над рабами пришлось удовольствоваться малым триумфом, так называемым ovatio.

В этом случае полководец следовал пешком или верхом на коне, одетый только в toga praetexta (в обшитой пурпуром тоге) и украшенный, вместо лаврового, миртовым венком. В Капитолии он приносил в жертву Юпитеру не быка, а овцу (ovis). Та­ким образом Помпей являлся теперь в Рим первенствующим лицом.

Если Крассу желалось сохранить на будущее время какое-либо значе­ние, то ему приходилось победить свою внутреннюю досаду и с подо­бострастием присоединиться к ненавистному сопернику. Само собою разумеется, что и Помпей со своей стороны находил дружбу богатей­шего человека в Риме заслуживающей полнейшего уважения, и с этого времени они так отлично содействовали друг другу, что оба были изб­раны консулами на один и тот же (70) год. Красс воспользовался своим избранием, чтобы как можно крепче заручиться расположением наро­да; он принес Геркулесу «великую жертву», угостил обедом весь рим­ский народ за 10 000 столами и выдал из своих магазинов каждому гражданину хлеба на три месяца. И при всем том он нисколько не сде­лался от этого беднее, так как все-таки обладал еще 9 миллионами руб­лей на наши деньги. Это не было также проявлением великодушия, ибо Красс рассчитывал по истечении срока своего консульства полу­чить в управление богатую провинцию, которая, быть может, возвра­тила бы ему сторицей расходы и по угощению, и по раздаче хлеба.

Чтобы угодить народной массе, Помпей во время своего консуль­ства соперничал с Крассом и достиг своей цели самым простым спо­собом — отменой законов Суллы. По предложению Помпея, на­родным трибунам были возвращены их прежние права. Судо­производство было изменено таким образом, что две трети судей избирались из сословия всадников и из числа тех граждан, которые в качестве помощников квесторов будут исправлять в трибуционных комициях должности так называемых tribuпі aerarii (то есть трибунов, заведующих казначейскими делами). Цензорское достоин­ство было также восстановлено в своем прежнем значении и с избра­нием на эту должность на пятилетний срок. Все эти меры в то же вре­мя наносили тяжкие раны партии оптиматов. Помпей понимал, что ему от этой партии ожидать было нечего и что следовало ожидать все­го от партии народной.

28.

<< | >>
Источник: Беккер К.Ф.. Древняя история. Полное издание в одном томе. — М.: «Издате­льство АЛЬФА-КНИГА»,2012. — 947 с.: ил. — (Полное издание в одном томе).. 2012

Еще по теме Смуты после смерти Суллы; Лепид (78—77 гг. до Р. X.); Серторий (80—72 гг. до Р. X.); Спартак (73—71 гг. до Р. X.):

  1. СМУТЫ ПОСЛЕ СМЕРТИ СУЛЛЫ: ЛЕПИД (78-77 г. до Р. X.); СЕРТОРИЙ (80-72 г. до. Р. X.); СПАРТАК (74-71 г. до Р. X.).
  2. ВОЗВРАЩЕНИЕ И ГРОЗНОЕ ПРАВЛЕНИЕ СУЛЛЫ; ПЕРЕМЕНЫ В ГОСУДАРСТВЕННОМ УСТРОЙСТВЕ; СМЕРТЬ СУЛЛЫ.
  3. Возвращение и грозное правление Суллы; перемены в государственном устройстве; удаление и смерть Суллы (83-78 гг. до Р. X.)
  4. 14. Внешняя политика России в ХVII в. ( после смуты) .
  5. ГРАЖДАНСКИЕ ВОЙНЫ ПОСЛЕ СМЕРТИ ЦЕЗАРЯ
  6. МАКЕДОНИЯ И ГРЕЦИЯ ПОСЛЕ СМЕРТИ АЛЕКСАНДРА. (323-168 г. Р. X.)
  7. Русь после смерти Ярослава Мудрого. Княжеские междоусобицы в 70-90 гг. XI в.
  8. Древний мир после смерти Александра Македонского (323-300 до Р. X.)
  9. № 59. ПРОСКРИПЦИИ ПОСЛЕ СМЕРТИ ЦЕЗАРЯ (Аппо-н, Гір-жданскхи войны, IV, 8, И, 22, 35)
  10. Македония и Греция после смерти Александра. Ахейский и Этолийский союзы (323-168 гг. до Р. X.).
  11. № 135. ВЫБОРЫ ЦАРЯ ПОСЛЕ СМЕРТИ АЛЕКСАНДРА И НАЧАЛО РАСПАДА ЕГО ГОСУДАРСТВА
  12. 22. Обострение борьбы за власть после смерти царя Алексея Михайловича. Царевна Софья. Начало царствования Петра. Предпосылки петровских преобразований
  13. Походы Августа против германцев. Домашняя жизнь Августа. Его смерть (30 г. до Р. X. — 14 г. после Р. X.)
  14. Восстание Спартака
  15. § 2. Восстание Спартака.
  16. Начало Смуты в России