<<
>>

СОКРАТ И ЕГО ПОСЛЕДОВАТЕЛИ

Сократ (470—399 г.) был сыном скульптора Софрониска и пови­вальной бабки Фенареты, поэтому впоследствии свой метод препода­вания он называл в шутку по­вивальным искусством, так как по­средством вопросов и ответов ста­рался развивать самого человека.

Его великий и блестящий ум рато­вал за благородство человеческой природы, и он противопоставлял пагубным и соблазнительным основным положениям софистов свою воодушевленную веру в богов, добродетель, истину и справедли­вость, а их наружной легкомыслен­ности и невнимательности — вели­чайшую задушевную искренность. Побуждаемый внутренним голосом, «даймонионом», Сократ считал сво­им призванием вращаться в толпе, вступать в разговоры с людьми

Сократ

всех состояний и рассуждать преи­мущественно о сущности божества, обо всем разумном, истинном и доб­ром, самому учиться у них или за­давать им такие вопросы, которые побуждали бы к самопознанию, к исканию истины и нравственному самоусовершенствованию. В проти­воположность надменным софис­там, воображавшим, что они все знают, он был убежден в недоста­точности познания. «Я знаю, что я ничего не знаю»,— часто говорил он и со свойственной ему иронией указывал на неясность многих об­щепринятых понятий. Люди, по его мнению, должны следовать изрече­нию, начертанному на храме Апол­лона в Дельфах: «Познай самого себя». К этому Сократ присоединял свое главное правило: добродетель есть знание. То есть человек дол­жен понять, в чем заключается бла­гочестие, справедливость, мужество и другие добродетели. Когда чело­век вполне уяснил себе сущность этих добродетелей, он может поль­зоваться ими. Люди заблуждаются лишь вследствие своего невежест­ва, но, познав истину, справедли­вость и благо, они не могут не по­любить их. Таким образом, источ­ник зла в мире это недостаточность мышления и знания.

Однако в том, что высшее знание не влечет за со­бой неизбежно нравственного со­вершенства, Сократу пришлось убедиться на своих собственных учениках Алкивиаде и Критии.

В то время как софисты стреми­лись к выгоде и чувственным на­слаждениям, Сократ бескорыстно отдавал свое время и свой труд на пользу других. Вспыльчивость своей жены Ксантиппы он перено­сил с величайшей покорностью. Свои обязанности гражданина он исполнял как на войне, так и во время мира самым добросовестным образом и всегда был готов жертво­вать жизнью за отечество. Он уча­ствовал в походе против Потидеи во Фракии и сражался при Делии. Сократ везде являлся образцом умеренности, воздержания и безро­потного перенесения всяких лише­ний. Во время похода в Потцдею, хотя зима была такая суровая, что никто не решился отправиться в этот поход без теплой одежды, Со­крат шел босиком и в своем обыч­ном плаще. Несмотря на почти бе­зобразную внешность — толстый вздернутый нос и плешивая голо­ва — ученики Сократа испытывали на себе очарование своего учителя. Для того, чтобы побывать в обще­стве Сократа, Антисфен не пугался пути, совершаемого им ежедневно из Пирея в Афины, а Эвклид, уро-

Прощание Сократа с семьей

женец Мегары, не останавливался перед опасностью, которой подвер­гался, так как во время Пелопон­несской войны ни один меганянин под страхом строжайшего наказа­ния не смел являться в Афины.

Сократ дожил до семидесяти лет и пал жертвой своих врагов. На его жизнь посягали не столько софис­ты, сильно -ненавидевшие его за славу мудрейшего из смертных, сколька политические противники, которые видели в нем главного вра­га демократического политического устройства. Три человека: Л икон, Анит и Мелит обвинили Сократа в том, что он проповедует «новых богов и развращает юношество», поэтому он должен быть признан врагом государства. В своей защи­тительной речи, произнесенной, по греческому обычаю, им самим, Со­крат отверг все ораторские и софи­стические уловки, которыми мог бы склонить судей на свою сторону.

Наоборот, он старался убедить их в своей невиновности со спокойст­вием, всегда сохраняемым* им во всех рассуждениях о житейских делах.

За обвинение Сократа высказа­лось незначительное большинство голосов. Подсудимый имел право просить о назначении ему более легкого наказания, и таким об­разом, между двумя наказаниями выбиралось среднее и более спра­ведливое. Сократ сказал в суде сле­дующее: «Наказанием мне этот че­ловек назначает смерть. Хорошо! Какое наказание должен я противо­поставить со своей стороны? Чем должен я заплатить за то, что я всю свою жизнь не давал себе покоя и пренебрег всем тем, о чем забо­тится большинство,— выгодах, до­машними делами, военными чина­ми, речами в народном собрании, участием в управлении, в заговорах и восстаниях, какие бывают в на­шем городе, я направлял свою дея­тельность к тому, чтобы оказать каждому величайшее благодеяние, ибо я каждого отдельного человека старался убедить, прежде чем забо­титься о своем положении, изучить как можно лучше и беспристраст­нее самого себя и, прежде чем вме­шиваться в политику, вникнуть в сущность государства? Итак, чего же я заслуживаю за то, что я та­кой? Такой человек, как я, без со­мнения, имеет больше права полу­чать от государства пожизненное

содержание в Пританее, чем одер­жавший на Олимпийских играх победу в скачках; ведь он дает вам мнимое счастье, а я — подлинное, он не нуждается в пропитании, а я нуждаюсь. Итак, если я должен по справедливости оценить мои за­слуги, то вот к чему я присуждаю себя — к обеду в Пританее».

При таком гордом поведении подсудимого судьи почувствовали себя настолько оскорбленными, что при вторичном голосовании 80 го­лосов, которые высказались прежде за Сократа, перешли на сторону его противников и, таким образом, Сократ был приговорен к смерти 361 голосом против 198. Он выслу­шал приговор с тем же достоинст­вом, с каким держал себя во все время процесса, и выразил сожале­ние о городе, который опозорил се­бя таким осуждением. Свою речь Сократ заключил следующими сло­вами: «Если вам будет казаться, что мои сыновья, повзрослев, заботятся о деньгах больше, че,м о доблести, воздайте им за это, донимая их тем же самым, чем и я вас донимал; и если они будут много о себе ду­мать, будучи ничем, укоряйте их так же, как и я вас укорял, за то, что они не заботятся о должном и много воображают о себе, тогда как сами ничего не стоят.

Если ста­нете делать это, то воздадите по заслугам и мне, и моим сыновьям. Но пора нам идти: мне к смерти,

нялся ни один смертный приговор. Противные ветры задержали ко­рабль дольше обычного, и это об­стоятельство позволило ученикам Сократа ещё 30 дней наслаждаться его беседой. Они посещали его в темнице ежедневно. Сократ ста­рался добродушными шутками рас­сеять их печаль. Когда более дру­гих безутешный Аполлодор однаж­ды воскликнул в отчаянии: «Нет, не­ужели ты, невинный, должен уме­реть!» Сократ возразил, улыбаясь: «Разве тебе больше хотелось, что­бы я умер виновным?»

За день до смерти Сократа Кри- тон сказал ему, что он собрал не­кую сумму денег и намерен подку­пить стражей, чтобы они оставили двери незапертыми. «О Критон! — ответил ему Сократ,— в какой стране мог бы я спастись от смер­ти?» И Сократ решительно от­казался от предложения Критона и доказывал ему, что никакая не­справедливость не должна побуж­дать нас к неповиновению законам отечества.

В последний день ученики со­шлись у Сократа раньше обычного. Сократ с полнейшим спокойствием рассуждал с ними о бессмертии ду­ши и о смерти,, которая представля­лась ему переселением из здешнего в иной мир. Когда он выпил чашу с соком цикуты, все залились сле­зами. Но Сократ сказал: «Я нароч­но выслал женщин для того, чтобы они не нарушали спокойствия, ибо я слышал, что умирать следует в благочестивой тишине. Поэтому будьте спокойны и мужественны!» Услыхав эти слова, ученики усты­дились и воздержались от слез. Между тем Сократ ходил взад и вперед, а когда почувствовал тя­жесть, то лег на спину, как совето­вал ему служитель, принесший

вам — к дальнейшей жизни. Чья доля лучше, это ник»му не ведомо, кроме Бога».

После этих слов Сократа увели в темницу. Приговор был бы испол­нен на следующий же день, если бы как раз накануне не отправилась на остров Делос на корабле Тезея священная процессия, до возвраще­ния которой в Афинах не испол­

ад- Служитель время от времени ощупывал Сократа и осматривал его ноги и бедра; потом он показал Ученикам, как тот постепенно холо- Деет и сказал, что, когда оцепене­ние дойдет до сердца, то он сконча­ется.

Живот уже похолодел. Тогда Сократ, открыв свое, закрытое до тех пор лицо, сказал: «Критон, мы Должны петуха Асклепию». «Это будет исполнено,— отвечал Кри­тон,— но не имеешь ли ты еще что- нибудь сказать?» На это Сократ уже ничего не отвечал. Своей по­следней, просьбой он дал понять что переходом от жизни к смерти он избавляется от постоянной бо­лезни и потому хотел принести обычную жертву Асклепию за та­кое исцеление.

Афиняне скоро раскаялись, что обвинили такого человека. Обвини­тели Сократа были изгнаны, а ему самому была воздвигнута медная статуя. В народном представлении образ Сократа постепенно сделался идеалом высшего человеческого до­стоинства и добродетели. Его уче­ники распространили в речах и со­чинениях идеи своего учителя.

Среди философов сократовской школы четыре человека основали четыре различные системы: Платон основал академическую школу, Антисфен — киническую, Арис­типп — киренейскую, а Эвклид — мегарийскую. Аристипп высшим благом на земле провозглашал бла­женство, которое понималось одни­ми больше в духовном, другими больше в чувственном смысле. Основным положением Эвклида было то, что высшее благо дается только одной истиной, которая на­зывается и другими именами: бог, разум и т. д.

Антисфен ставил выше всего воз­держание и довольство лишь необ­ходимым, поэтому его назвали ки­ником, то есть «живущим по-со­бачьи». Его ученик Диоген из Си­нопа развил киническое учение до крайних пределов. Днем он ходил без башмаков, без плаща, с палкой в руке и с мешком за плечами. Увидев, как мальчик пьет воду ру­ками из ручья, он выбросил круж­ку. Ночью он спал под портиком, а по уверению некоторых, в бочке. О Диогене рассказывают много анекдотов. Однажды Антисфен, рассерженный нерадивостью своих учеников, выгнал их от себя. Остался один Диоген. Антисфен и его хотел прогнать палкой. Тогда Диоген воскликнул: «Бей меня, сколько тебе угодно; ты все-таки не найдешь такой твердой палки, что­бы помешать мне жить в соседстве с тобой и пользоваться твоим уче­нием!» Захваченный в плен мор­скими разбойниками, Диоген был выведен для продажи на базарную площадь.

На вопрос, что он умеет, Диоген ответил: «Повелевать людь­ми». Глашатаю он приказал выкри­кивать: «Кто хочет купить господи­на?» Среди белого дня Диоген вы­шел на улицу с зажженным фона­рем. Когда его спросили, что он делает, он отвечал: «Человека ищу».

Истинным последователем уче­ния Сократа был Платон (427— ?А7 г. до Р. X.). По своим воззрени­ям на Бога, свойство души и ее бес­смертие он приближается к христи­анству. Его сочинения большей ча­стью выполнены в разговорной форме, поэтому названы диалога­ми. В высшей степени замечатель­но учение Платона о предсущество­вании души. По этому учению вся­кое-представление об истине, зна­нии, справедливости и красоте есть ни что иное, как воспоминание о том, что восприняла душа от со­зерцания богов во время совмест­ной жизни с ними. Таким образом, истина, красота и прочее есть лишь слабое отражение существовавшего когда-то об этом представления — идеи». Свои занятия Платон вел в Академии — прекрасном здании в одном из предместий Афин, посвященном герою Академу.

17.

<< | >>
Источник: Беккер К.Ф.. Мифы древнего мира. Всемирная история.— Саратов, «На­дежда»,1995.- 720 с, ил.. 1995

Еще по теме СОКРАТ И ЕГО ПОСЛЕДОВАТЕЛИ:

  1. Сократ и его последователи
  2. СЕВЕРНЫЕ СТРАНЫ В ГЕОГРАФИЧЕСКИХ СОЧИНЕНИЯХ ЭРАТОСФЕНА И ЕГО ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ
  3. ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПУБЛИЦИСТИКИ СОКРАТА
  4. § 3. Царь Хаммураби, его управление и его законы.
  5. ТЯЖЕЛОЕ ВНЕШНЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ РИМА В ПЕРВЫЙ ПЕРИОД ЕГО НЕЗАВИСИМОСТИ (500—350 гг. до н. э.) ВОЕНИЗАЦИЯ ЕГО БЫТА И СТРОЯ
  6. У-ДИ И ЕГО ЗАДАЧИ
  7. Август и его время
  8. Эхнатон и его реформы
  9. № 1. НИЛ И ЕГО РАЗЛИВЫ
  10. Сельское хозяйство и его истоки
  11. § 1. Рим и его ближайшие соседи в V в. до и. э.
  12. И допустил, чтоб продали его,
  13. 1. Крещение Руси и его значение. (1)
  14. ПРОРОЧЕСКОЕ .ДВИЖЕНИЕ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ