<<
>>

1. СОЗДАНИЕ КАРФАГЕНСКОЙ МОРСКОЙ ДЕРЖАВЫ И СОПЕРНИЧЕСТВО С ГРЕКАМИ

Вторая четверть I тысячелетия до н. э. была ознаменована в Западном Средиземноморье созданием Карфагенской державы — объединения финикийских (или по-латински пунических) колоний в Северной Африке, Южной Испании, Западной Сицилии и Сарди­нии.

В этих областях уже длительное время ведущую роль в поли­тической жизни играл город Карфаген (финик. Карт-хадашт — «Новый город») Карфаген был основан в нынешнем Тунисе вы­ходцами из Тира около 825 г. до н. э.[149][150]. Благодаря своему исключи­тельно выгодному географическому положению в самом узком ме­сте Средиземного моря, в непосредственной близости от Сицилии город Карфаген рано превратился в один из крупнейших средизем­номорских торговых центров; он поддерживал непосредственные контакты с Египтом, Грецией, Италией (главным образом с Этру­рией), Сицилией и Сардинией. Развитие торговли привлекало в Карфаген многочисленное разноязычное население: кроме фини­кийцев здесь постепенно поселилось много греков и этрусков.

С самого основания и до падения Карфагена его главную силу составлял флот. Если во II тысячелетии до н. э. финикийцы пла­

вали на кораблях, напоминавших древние египетские и шумерские, только изготовленных не из стволов тростника или папируса, а из прочного ливанского леса, с высоким носом и кормой, беспалубных или однопалубных, с одним широким прямым парусом и с боль­шим двойным рулевым веслом на корме,— fo в первой половине I тысячелетия до н. э. устройство кораблей значительно усовер­шенствовалось. Корабли стали теперь двухпалубными; фальшборт верхней палубы, где находились воины, был защищен круглыми щитами, на нижней палубе в два ряда (один выше, другой ниже) сидели гребцы (вероятно, из рабов), на носу под водой был устро­ен мощный таран для потопления вражеских судов, а кормчего, управлявшего рулевыми веслами, надежно защищала высоко под­нятая и загнутая сверху корма.

На носу можно было поднимать дополнительный прямой парус. Лишь торговые суда строили по- прежнему с одинаковым носом и кормой, но и на них было по два ряда гребцов.

В VII—VI вв. до н. э. карфагеняне вели активную наступа­тельную политику в Северной Африке. Вдоль морского побережья по направлению к Геркулесовым Столпам (ныне Гибралтарский пролив), а также за ними на атлантическом побережье основыва­лись карфагенские колонии. Уже к концу VII в. до н. э. существо­вали карфагенские колонии на атлантическом побережье современ­ного Марокко [151].

В середине VI в. до н. э. карфагеняне под предводительством Малха вели войну против ливийцев и, по-видимому, в результате победы добились освобождения от уплаты арендной платы за го­родскую землю, которую они до этого должны были регулярно вносить одному из местных племен. В конце VI в. до н. э. была завершена и многолетняя борьба с Киреной, греческой колонией в Северной Африке, за установление границы между двумя государ­ствами. Граница была значительно отодвинута от Карфагена на восток, в сторону Кирены.

В те же века Карфаген укреплялся и на Пиренейском полуост­рове, где финикийские колонии во главе с Гадесом (ныне Кадис) еще до того вели упорную борьбу с Тартессом за торговые пути к Британским островам, которые были богаты оловом. Тир и Карфа­ген оказывали жителям Гадеса всевозможную поддержку. Разгро­мив Тартесс на суше, они подвергли его блокаде и захватили часть принадлежавшей ему территории. В середине VII в. до н. э. Карфа­ген основал свою собственную колонию Эбесс (ныне Ивиса) на Балеарских островах, вблизи берегов Испании. Эти острова Карфа­ген также захватил у Тартесса. Во второй половине VII в. до н. э. карфагеняне решили закрепиться на полуострове. Гадес воспринял такой шаг Карфагена как угрозу своему монопольному положению в международной торговле цветными металлами и оказал Карфа­

гену упорное сопротивление. Но карфагеняне взяли Гадес штур­мом и разрушили его стены. После этого под властью Карфагена оказались, несомненно, и другие финикийские колонии на Пире­нейском полуострове.

Дальнейшее продвижение карфагенян в этом районе было остановлено греческой (фокейской) колонизацией средиземноморского побережья полуострова. Около 600 г. до н. э. фокейцы нанесли карфагенскому флоту ряд серьезных поражений и остановили распространение карфагенского влияния в Испании. Основание фокейской колонии на Огве Корсика прервало на дли­тельное время и карфагено-этрусские связи.

В середине VI в. до н. э. карфагеняне вели серию войн в Сици­лии (карфагенскими войсками командовал полководец Малх), и в результате под их властью оказались значительные территории на западе острова, в том числе и старые финикийские колонии. Но поход Малха в Сардинию закончился неудачно, и карфагенское правительство осудило полководца и его армию на изгнание.

Власть в Карфагене с самого начала находилась в руках тор­гово-ремесленной олигархии. По преданию, во главе государства на первых порах стояла царица Элисса, основательница города, после своей гибели обожествленная и, видимо, почитавшаяся под именем популярнейшей в городе богини Тиннит[152]. Позже власть захватили коллективные органы олигархической диктатуры — со­вет старейшин и, видимо, возглавлявший его совет десяти. Реше­ние совета старейшин об изгнании Малха привело к резкому обо­стрению в городе политической борьбы. Не подчинившись приказу об изгнании, Малх штурмом захватил Карфаген, а затем, созвав народное собрание, добился казни всех членов совета десяти. Источники говорят, что Малх ввел в Карфагене собственные за­коны. По-видимому, подобно раннегреческим тиранам, он пытался опереться на народное движение, однако не сумел обеспечить себе поддержку народа на длительное время. Враги обвинили его в стремлении к узурпации власти, добились его свержения и казни. К власти пришел представитель враждебной Малху олигархиче­ской группировки Магон, вероятно принявший активное участие в низвержении Малха.

Правление Магона, его сыновей и внуков (с середины VI до середины V в. до н. э.) стало для страны временем важных преоб­разований.

Из них особо должно быть отмечено создание наемного войска, значительно превосходившего численностью и боевыми качествами карфагенское гражданское ополчение. Результатом этой реформы было резкое ослабление позиций демократических кругов карфагенского общества: режим Магона и Магонидов опи­рался на наемную армию.

По-видимому, после прихода Магона к власти были установлены союзнические отношения с этрусскими городами Италии. Этот союз был направлен против общего врага — фокейцев и их союзников — тартессцев. Союз с этрусками был настолько прочен, а разнообраз­ные карфагено-этрусские связи настолько глубоки, что взаимная торговля была в дальнейшем детально регламентирована, были установлены взаимные гарантии. Посвятительные надписи из эт­русского города Пирг финикийской богине любви и плодородия Аш- тарт (в этрусском тексте — Уни-Аштарт) с параллельными тек­стами на этрусском и финикийском языках продемонстрировали и распространение в этрусской среде карфагенских культов, и ото­ждествление этрусских и финикийских богов.

Карфагено-этрусская коалиция существенно изменила поли­тическую обстановку в Западном Средиземноморье. После битвы при Алалии (у берегов Корсики) господство греков (фокейцев) на средиземноморских путях было уничтожено. После этого Карфа­ген предпринял новое наступление на Сардинию, где были осно­ваны колонии на побережье и многочисленные мелкие пунийские поселения в глубине острова. Победа при Алалии изолировала Тартесс в политическом и военном отношении, и в конце 30-х — начале 20-х годов VI в. до н. э. карфагенские захватчики букваль­но стерли Тартесс с лица земли, так что поиски археологов, пыта­ющихся обнаружить его местонахождение, до сих пор не дали удо­влетворительных результатов. Почти в то же время (509 г. до н. э.) Карфаген заключил с этрусскими городами, а также с Римом се­рию договоров, согласно которым карфагеняне обязались не появ­ляться севернее определенного пункта (по-видимому, в Испании?), а этруски и римляне — южнее его. Этими договорами был произве­ден раздел Западного Средиземноморья между союзниками — кар­фагенянами и этрусками — и узаконены притязания карфагенян на монополию в западной части Средиземного моря.

Дальнейшие столкновения карфагенян с греками в Западном Средиземноморье (например, с жителями Массалии, ныне Марселя) происходили с переменным успехом и не повлияли сколько-нибудь существенно на соотношение сил и границ между зонами карфагенского и гре­ческого господства.

Вторжение персидских войск в Грецию в начале V в. до н. э. создало предпосылки для военного союза между Персидской дер­жавой и Карфагеном. Около 480 г. Ксеркс договорился с карфаге­нянами об одновременном ведении боевых действий, однако это предприятие карфагено-персидской коалиции закончилось неуда­чей. В 480 г. одновременно с разгромом персидского флота при Са- ламине карфагеняне потерпели сокрушительное поражение при Гимере (в Северной Сицилии) от объединенных войск греческих городов-государств на этом острове — Сиракуз и Акраганта. На­ступление карфагенян в Сицилии было на длительное время при­остановлено.

Тем более энергичную политику Карфаген начал вести в Север­

ной Африке, где ему удалось захватить обширные территории и подчинить своему господству коренное ливийское население.

К середине V в. до н. э. Карфагенская держава представляла собой конгломерат областей, племен и народностей, экономически и политически слабо связанных между собой. Их правовое поло­жение было неодинаковым. Граждане некоторых финикийских ч (пунийских) городов, в том числе Утики (пунич. «Старый город»), считались равноправными с гражданами Карфагена и его метро­полии — Тира. Другую группу составляли собственно карфаген­ские колонии, возможно привилегированные. В третью группу входили территории, формально подчиненные администрации г. Карфагена: на них распространялось действие карфагенских законов, их внешняя торговля велась под контролем должностных лиц Карфагена, взыскивавших пошлины в его пользу. В Лептисе Малом (на восточном побережье нынешнего Туниса) такая пош­лина составляла талант в день (20—30 кг серебра). Наиболее бес­правными и угнетенными были в Карфагенской державе поддан­ные ливийцы.

Во главе управления ливийскими областями и горо­дами стояли военные администраторы — стратеги. Они ведали на­логообложением (взыскание податей здесь производилось с чудо­вищной жестокостью), а также осуществляли насильственную мо­билизацию ливийцев в карфагенскую армию.

Одним из важнейших результатов завоевания территорий в Северной Африке было появление карфагенского крупного земле­владения. В долине р. Баграда и на морском побережье возникли крупные хозяйственные комплексы, где практиковалось орошаемое земледелие, скотоводство и работало очень много рабов. На базе опыта этих хозяйств в Карфагене сложилась высокоразвитая аг­рономическая наука. Труд ее виднейшего деятеля, Магона, неод­нократно переводился (в том числе и по приказанию римского се­ната) на латинский и греческий языки, постоянно цитировался в сочинениях по естественным наукам и сельскому хозяйству. Круп­ные землевладельцы-рабовладельцы в Карфагене составили соци­ально-политическую группировку, враждебную политике дальней­шей экспансии, которую проводила торгово-ремесленная аристо­кратия Карфагена.

Во второй половине V в. до н. э. Магониды утратили — при неясных обстоятельствах — власть. Она снова оказалась в руках коллективных органов аристократического господства. Чтобы пре­дотвратить в будущем возникновение диктатуры, карфагенская олигархия создала специальный орган — совет 104-х, наделенный судебными и финансовыми функциями. Под его контроль была поставлена деятельность военачальников. Члены совета назнача­лись особыми коллегиями (пентархиями) по признаку принадлеж­ности к аристократическим родам; в свою очередь, пентархии по­полнялись путем кооптации. Постепенно контролю совета 104-х стали подведомственны все магистраты. Для расширения социаль­ной базы олигархии численность совета старейшин была увели­

чена до ‘300 человек, а его президиума — соответственно до 30. В выборах совета участвовали все свободные карфагеняне, но из­бранными могли быть только самые богатые люди. Верховная исполнительная власть находилась в руках суффетов («судей»), избиравшихся сроком на один год. Имелись и другие администра­торы, ведавшие различными сферами управления (например, ка­значеи), и административные коллегии, в частности «десять му­жей», ведавшие храмами. Аналогичные органы управления суще­ствовали и в других финикийских колониях на Средиземном море.

В конце V в. до н. э. Карфаген возобновил свою экспансию в Сицилии. Причинами этого поворота во внешней политике Кар­фагена явились, по всей видимости, усиление Сиракуз после раз­грома в 416 г. афинского экспедиционного корпуса, пытавшегося захватить Сиракузы, и угроза со стороны этого города карфаген­ским владениям на западе острова. Непосредственным поводом к вмешательству Карфагена в дела острова послужило столкновение между Сегестой, старым союзником Карфагена, и Селинунтом (410 г. до н. э.). Сегеста обратилась за помощью к Карфагену. В 409 г. карфагенские войска высадились на западе Сицилии, не­подалеку от финикийского города Мотии, а к 406 г. все греческие города па юге Сицилии, включая важный город Акрагант (ныне Агридженто), оказались в руках карфагенян, подошедших вплот­ную к Сиракузам. От осады Сиракузы спасла чума, разразившая­ся в карфагенском лагере. В 405 г. между Сиракузами и Карфаге­ном был заключен мир, гарантировавший Карфагену господство на западе и юге острова. Но через несколько лет сиракузский тиран Дионисий Старший вторгся в Западную Сицилию. Карфагенский полководец Гимилькон, высадившийся в тылу Дионисия, непода­леку от финикийского города Панорма (на северо-западе Сицилии, ныне Палермо), заставил сиракузян отступить и позже блокировал их город. Однако и на этот раз в карфагенском лагере началась эпидемия, и Гимилькон вместе с карфагенскими гражданами бе­жал на родину, бросив наемное войско на произвол судьбы.

Эта неудача послужила сигналом к массовому восстанию в Се­верной Африке ливийцев и рабов, которым удалось осадить Кар­фаген с суши. Только отсутствие твердого руководства у повстан­цев и подкуп позволили карфагенянам разгромить их.

Начиная с 398 г. до н. э. до смерти Дионисия Старшего в 367 г. с короткими перерывами в Сицилии опять бушевала война, в кото­рой то карфагеняне, то сиракузяне несли тяжелые поражения. После 367 г. до н. э. Дионисий Младший решил прекратить бес­перспективные попытки создать в Сицилии сиракузскую державу, и мирный договор подтвердил и закрепил положение, существовав­шее до войны. Это был большой успех карфагенян. Им они были обязаны реорганизации своей армии, произведенной их полковод­цем Ганноном Великим.

По-видимому, одновременно с этими событиями в Северной Африке вспыхнули новые волнения, подавленные Ганноном. Резко

обострилась политическая борьба и в самом Карфагене. Восполь­зовавшись своими военными успехами, Ганнон Великий попытал­ся истребить членов совета старейшин и установить свою дикта­туру. Его планы были раскрыты, и Ганнон был вынужден бежать в глубь материка. Вооружив 20 тыс. своих рабов, он занял там не­большую крепость и попытался вести войну с Карфагеном. Пред­приятие Ганнона закончилось неудачей: он был захвачен прави­тельственными войсками и убит, а труп его распяли на кресте. Казнены были также его сыновья и все родственники.

, Между тем в 345 г. до н. э. в Сицилии снова начались военные действия. Карфагеняне вмешались в борьбу в Сиракузах между Дионисием Младшим и аристократической партией. Противники Дионисия Младшего в Сиракузах обратились за помощью к Ко­ринфу — метрополии Сиракуз, и оттуда в Сицилию были присла­ны войска под командованием Тимолеонта. Карфагенские владе­ния в Сицилии оказались под серьезной угрозой, однако и на этот раз Карфагену удалось их сохранить.

В 318 г. до н. э. Карфаген поддержал авантюриста Агафокла, возглавившего в Сиракузах демократическое движение, помог ему овладеть городом и расправиться со своими противниками из оли­гархической партии. Однако, придя к власти, Агафокл прежде всего попытался уничтожить карфагенское господство в Сицилии. В течение ряда лет война шла с переменным успехом, и наконец в 311 г. удача стала склоняться в пользу Карфагена. В этих усло­виях Агафокл решил перенести войну в Африку, рассчитывая на солидарность местного населения. Карфаген действительно очутился в тяжелом положении. Агафокл нанес карфагенским войскам несколько чувствительных поражений и сумел заключить союз с одним из ливийских «царей». К этому добавился тяжелый внутренний кризис, вызванный попыткой полководца Бомилька- ра, командовавшего карфагенской армией, захватить власть в свои руки. В Карфагене шли уличные бои между сторонниками и про­тивниками претендента. Восстание Бомилькара потерпело пораже­ние, сам он был распят на карфагенской рыночной площади.

Агафокл добился в Северной Африке значительных военно-по­литических успехов. Он овладел даже Утикой и Гиппон-Диарри- том — двумя важнейшими портовыми городами на флангах Кар­фагена; казалось, главнейшая часть Карфагенской державы в Аф­рике — в его руках. Тем не менее Агафоклу не удалось главное: он не сумел заставить карфагенян отказаться от блокады Сиракуз. Это обстоятельство заставило Агафокла вернуться в Сицилию. Затем карфагеняне нанесли сиракузской армии серьезное пора­жение в Африке, и Агафокл вскоре прекратил военные действия. Еще один мирный договор, на этот раз между Карфагеном и Ага- фоклом, снова позволил Карфагену сохранить все свои владения в Сицилии.

В 278 г. до н. э. над карфагенскими владениями в Сицилии на­висла новая угроза: из Южной Италии на остров переправился

Пирр, царь Эпира (см. с. 452). Греческие города один за другим признавали его власть, и карфагенское правительство, чувствуя себя неготовым к борьбе, предложило Пирру мир, отказываясь от всех своих территорий в Сицилии, кроме одного опорного пунк­та — г. Лилибея. Пирр потребовал, чтобы карфагеняне уступили и его. Получив отказ, он осадил спорный город. Между тем политика Пирра в Сицилии оттолкнула, от него граждан греческих городов, которых он пытался превратить из автономных союзников в пря­мых подданных своего царства. Теперь сицилийские греки увиде­ли в карфагенянах освободителей от новоявленного властителя. После вынужденного ухода Пирра в Южную Италию Карфаген полностью, уже в пятый раз менее чем за полтора столетия, восста­новил свое положение в Западной Сицилии.

<< | >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. РАСЦВЕТ ДРЕВНИХ ОБЩЕСТВ. Под редакцией И. М. ДЬЯКОНОВА, В. Д. НЕРОНОВОЙ, И. С. СВЕНЦИЦКОЙ. Издательство «Наука», МОСКВА - 1983. 1983

Еще по теме 1. СОЗДАНИЕ КАРФАГЕНСКОЙ МОРСКОЙ ДЕРЖАВЫ И СОПЕРНИЧЕСТВО С ГРЕКАМИ:

  1. Лекция 23 КАРФАГЕНСКАЯ ДЕРЖАВА В ЗАПАДНОМ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ (I ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ ДО Н. Э.)
  2. § 1. Афинская морская держава в 450—440 гг.
  3. Афинская морская держава
  4. Создание державы Ахеменидов
  5. № 81. ПРЕВРАЩЕНИЕ АФИНСКОГО МОРСКОГО СОЮЗА В ДЕРЖАВУ (Фукидид, I, 97—99)
  6. № 12. ВОСПОМИНАНИЯ О МОРСКОЙ ДЕРЖАВЕ МИНОСА У ФУКИДИДА (I, 4; 8, 2_4)
  7. СОЗДАНИЕ ПЕРСИДСКОЙ ДЕРЖАВЫ АХЕМЕНИДОВ
  8. № 39. КОЛОНИЗАЦИЯ ГРЕКАМИ О. ФАСОСА И ФРАКИЙСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ
  9. 2. ФИНИКИЙСКО-КАРФАГЕНСКИЕ ДРЕВНОСТИ
  10. Глава IV ФИНИКИЙСКАЯ, КАРФАГЕНСКАЯ И ГРЕЧЕСКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ
  11. Часть третья БОРЬБА ИБЕРОВ ПРОТИВ КАРФАГЕНСКИХ И РИМСКИХ ЗАВОЕВАТЕЛЕЙ
  12. Морские путешествия финикийцев
  13. Морские коммуникации
  14. Война с морскими разбойниками (67 г. до Р. X.)
  15. § 2. Второй афинский морской союз. Возвышение и упадок Фив.
  16. № 23. МОРСКИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ ГРЕКОВ: