<<
>>

1. ЦАРСКАЯ ЗЕМЕЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ И ЦАРСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

К началу III в. до н. э. на территории бывшей Персидской державы сложились новые государства, самым крупным из кото­рых была держава Селевкидов, основанная полководцем Александ­ра Селевком.

Мидия, Персида, Месопотамия, Северная Сирия, часть Малой Азии входили в это царство; индийские владения Се- левк потерял еще в конце IV в. до н. э.

Селевкиды вели непрерывные войны то с одним, то с другим государством. Сам Селевк I был убит во время военного похода, предпринятого им для овладения Фракией и Македонией. При его преемниках начались длительные войны с Птолемеями за Южную Сирию. Около середины III в. до н. э., во время царство­вания Антиоха II, от державы Селевкидов отделились восточные области — Бактрия и Парфия. В 262 г. до н. э. правитель крепости Пергам (северо-западная Малая Азия) объявил себя царем: воз­никло Пергамское царство, где правила еще одна македонская ди­настия — Атталиды. Образовались также и небольшие царства, управлявшиеся местными династиями, например Вифиния и Кап­падокия в Малой Азии. В первой половине III в. до н. э. в Малую Азию через Балканский полуостров вторглись племена галатов (кельтов), с которыми эллинистическим правителям пришлось вести упорную борьбу. Антиох I оттеснил галатов во внутренние районы Малой Азии. Затем крупную победу над ними одержал пергамский царь Аттал I (241—197 гг. до н. э.); владения галатов были ограничены северными районами Фригии.

Владения Селевкидов вновь расширились при Антиохе III (223—187 гг. до н. э.), одном из самых талантливых эллинистиче­ских правителей. Особенностью его политики была опора не только на греков, но и на древние местные самоуправляющиеся центры, что обеспечило ему поддержку достаточно широких слоев населе­

ния в разных областях его царства. В армии Антиоха III сража­лись кроме греков и македонян представители многочисленных племен и народов, входивших в его державу.

Он присоединил но­вые территории в Малой Азии, завоевал часть Армении, одержал победу над царем Бактрии Евтидемом. Антиох III вел очередную (четвертую) войну с Египтом за Сирию. В этой войне он потерпел поражение в 217 г. до н. э. в битве при Рафии. Но затем, восполь­зовавшись внутренними смутами в Египте и заключив союз с Ма­кедонией, он занял часть Южной Сирии, Финикию и Палестину. В это время в дела Восточного Средиземноморья вмешивается Рим: римляне объявили войну Антиоху III. После поражения при г. Магнесии (Малая Азия) в 190 г. до н. э. римляне отобрали у Антиоха III часть его владений, которые были поделены между союзниками Рима. В их числе ряд малоазийских областей получил Пергам. Первая половина II в. до н. э. была временем наивысшего расцвета Пергамского царства.

Большинство сведений по экономической истории Западной Азии III—I вв. до н. э., которыми мы располагаем, относится к царству Селевкидов и Пергаму, но ряд общих черт, присущих их экономическому и социальному строю, позволяет характеризовать общественную структуру и других эллинистических государств.

Уже во время походов Александра и борьбы его полководцев наметилось деление на собственно царскую землю и земли горо­дов — самоуправляющихся гражданских коллективов. Преемни­ки Александра продолжали эту политику. В царстве Селевкидов существовал фонд царской земли, созданный прежде всего за счет владений, отобранных у персов, и за счет племенных территорий; значительные земельные владения находились под контролем по­лисов, гражданско-храмовых общин, местных династов. Из-за раз­нородности областей, входивших в их державу, Селевкиды не име­ли возможности создать единую организацию хозяйства и управ­ления, подобную птолемеевской. Хотя их царство делилось на сатрапии (во главе со стратегами), внутри сатрапий сохранялись местные организации; свои распоряжения Селевкиды официально адресовали городам, династам, храмам и племенам.

Все население и все земли (за исключением отдельных круп­ных владений вельмож, полученных ими от царя, и земель ряда городов) были обложены налогами.

Земледельцы, обрабатывав­шие царскую землю, назывались «царскими людьми» (лаой); они жили деревнями, и цари облагали налогом деревни-общины в целом. Мы не знаем, был ли налог однотипен по всей Западной Азии; вероятно, он менялся в зависимости от местных условий; в надписи из района Сард (Малая Азия) упоминается денежный налог, уплачиваемый деревнями в царскую казну. Взносы раз­ных деревень сильно различались — в соответствии с количеством земли и населения (так, три деревни вместе платили ежегодно 50 золотых, а четвертая деревня —одна 57 золотых). В Пергам­еном царстве существовало денежное подушное обложение жите­

лей деревень. Денежная форма налога приводила к тому, что убытки, как и в Египте, в случае неурожая падали только на земледельцев. Земледельцы вынуждены были продавать сельско­хозяйственные продукты на городских рынках, что из-за колеба­ния в ценах, урожае, близости или дальности ближайшего рынка вело к расслоению среди земледельцев. «Царские люди», как и «царские земледельцы» в Египте, были прикреплены не к своему участку земли, а к общине — в качестве налогоплательщиков; они тоже пытались бежать из своих деревень. Цари не возвращали земледельцев силой; во всяком случае, об этом нет никаких сви­детельств. Переселившиеся земледельцы оставались членами своей общины: по отношению к центральной власти они выступали как «царские люди», а во всех других отношениях — как «кометы», общинники. Кроме древних общин в эллинистических государст­вах возникали и новые деревни-общины из переселенцев. Среди жи­телей одной такой новой деревни Панну, расположенной на цар­ской земле в Малой Азии, были люди и с местными и с греческими именами — последние, вероятно, бывшие наемники или беглецы из греческих городов; они входили в общины, поскольку земледелие, основанное на ручном труде мелких хозяев, не могло существовать без организации, объединявшей индивидуальных производителей, регулирующей отношения между ними.

«Царские люди» владели имуществом, заключали торговые сделки.

Зависимость их была не личной, а пообщинной; царская власть использовала связь земледельцев с общиной для организа­ции взимания податей и повинностей. В эллинистический период можно говорить о прикреплении к общине, поскольку центрально­му аппарату было удобнее иметь дело с «организованными» под­данными и взимать подати сразу с целых коллективов.

Деревни, по-видимому, имели общинное самоуправление. Так, сохранилось совместное постановление двух деревень, принятое на собрании их жителей. В этом постановлении чествуются люди (один из них — крупный чиновник Селевкидов — назван «госпо­дином этого округа») за то, что они выкупили жителей деревень, попавших в плен к галатам.

Значительную часть царской земли Селевкиды передавали сво­им служащим, приближенным, родственникам. Земли, полученные за службу, не были собственностью их владельцев и могли быть ца­рем отобраны: так, в одной надписи говорится о сирийской деревне Байтокайка, которую царь передает храму и которой раньше об­ладал некий Деметрий. В ряде случаев владелец участка царской земли собирал денежную подать с деревень и выплачивал ее в царскую казну; земледельцы, кроме того, были обязаны в пользу владельца денежными податями и трудовыми повинностями. Су­ществовали крупные вельможные владения, которые были факти­чески независимы от царской администрации. В этом отношении характерна переписка царя Антиоха III со стратегом Южной Си­рии Птолемеем (перешедшим на сторону Селевкидов); Антиох

оставил за ним все его прежние поместья и добавил новые. Царь дает распоряжения своим чиновникам, чтобы все торговые сделки внутри владений Птолемея производились под контролем его аген­тов, освобождает его деревни от постоя, запрещает накладывать штрафы на имущество его людей и выводить их на работы из его владений.

Среди царских приближенных числились люди, не занимавшие определенных должностей, но носившие почетный титул «друг царя» или «друг и родственник» царя. Иногда они были гражда­нами городов и через них осуществлялась дополнительная неофи­циальная связь между царем и полисом.

Таких приближенных царь также наделял землей, причем они имели право приписать свою землю к какому-либо полису, т. е. полностью изъять ее из-под контроля царской казны. Этим способом Антиох II вознаградил свою жену Лаодику, с которой он разошелся для того, чтобы всту­пить в брак с дочерью Птолемея II. Он продал Лаодике в Малой Азии деревню, укрепленный дом и прилегающую к деревне землю; под власть Лаодики перешли и люди (лаой), происходившие из этой деревни, но переселившиеся в другие места. Лаодика была освобождена от налога в царскую казну и получила право припи­сать землю к любому полису. Кроме того, Антиох II передал Лао­дике и своим сыновьям от нее земли в Вавилонии, которые были приписаны к вавилонским городам. Чтобы осуществить свои пра­ва собственников, люди, получившие земли у царя, должны были включить их в территорию самоуправляющихся городов. О поло­жении земледельцев на приписанных к городу землях ничего не известно. Термин «лаой» в городских документах не встречается. Вероятно, их положение приближалось к положению других зем­ледельцев-неграждан, а зависимость от владельца земли выража­лась в уплате подати.

На землях, переданных частным лицам, кроме земледельцев- общинников работали рабы; они могли жить в тех же деревнях, что и земледельцы, в отдельных домах. Используя рабов в своих хозяйствах, землевладельцы приспосабливались к господствую­щей форме организации труда на своих землях. Землевладельцу не было смысла создавать дорогостоящий аппарат контроля и принуждения (содержать надсмотрщиков, учетчиков и т. п.): живя в деревне, рабы подчинялись общинному распорядку и контролю.

Рабы использовались также в царском хозяйстве, в частности в хозяйстве Атталидов, пергамских царей. Владея компактной территорией, Атталиды имели возможность наладить более четкую систему управления, чем Селевкиды, хотя и пергамские цари опи­рались на греческие полисы и местные храмовые организации. Сплошные массивы царских земель (в Пергамском государстве было ^меньше, чем у Селевкидов, крупных городов, земли которых вклинивались бы в царские), сосредоточенность ремесла главным образом в одном центре — г.

Пергаме — позволяли царям осуще­ствлять постоянный контроль над трудом рабов. Вероятно, за дол­

ги государству крестьян обращали в царских рабов, а не продава­ли с аукциона частным лицам, как в птолемеевском Египте.

Большинство своих рабов Атталиды получали из среды мест­ного населения Пергамского царства, и эти рабы, занятые в сель­ском хозяйстве и ремесле, находились в лучшем положении, чем рабы-иноплеменники. В 133 г. до н. э., когда Пергам был охвачен восстанием рабов и бедноты, специальным постановлением были освобождены городские (принадлежавшие г. Пергаму) и царские рабы, «за исключением купленных при царях Филадельфе и Фило- меторе и конфискованных из частных владений, ставших царски­ми». Здесь четко проводится разница между основной массой цар­ских рабов, с одной стороны, и рабами, купленными в царствова­ние последних Атталидов или полученными у частных лиц,— с другой, т. е. в худшем положении оказываются рабы, которые не были связаны наследственными узами с царской землей и вообще с царским хозяйством. Царские рабы применялись в сельском хо­зяйстве и в ремесленных мастерских, которыми руководили специ­альные надзиратели, подчиненные царю.

И в царстве Селевкидов, и в Пергаме значительная часть цар­ской земли использовалась для организации военно-земледельче­ских поселений воипов-иатвяов. Земля выделялась поселению в целом, а затем уже распределялась между поселенцами в зависи­мости от их положения в армии. Катеками в царстве Селевкидов были в основном греки и македоняне. С течением времени ряд военных поселений получал статус полиса, при этом иногда про­исходило объединение с местными самоуправляющимися коллек­тивами. Так, в Гирканской долине в Лидии жили гирканцы, пере­селенные туда персами с берегов Каспийского моря; они образо­вали самоуправляющееся объединение вокруг храма Артемиды. С этим объединением слилось македонское военное поселение: объ­единенная гражданская община стала называться «полис македон- цев-гирканцев».

Из военного поселения, по всей вероятности, вырос и полис на берегу Евфрата, известный под двойным (местным и греческим) названием Дура-Европос. Греко-македонские воины, составившие первоначально основное население Дура-Европоса, были наделены землей. Они могли продавать свои наделы, хотя эти участки фор­мально считались собственностью царя: в случае отсутствия на­следников клер (надел) возвращался в царскую казну. Дура-Ев­ропос представляла собой крепость, контролировавшую торговые пути по Евфрату. В крепости находились представители цент­ральной власти: стратег — начальник гарнизона, эпистат (чинов­ник, «надзиравший» за внутренней жизнью города), царские слу­жащие, следившие за торговлей и взимавшие пошлины в пользу царской казны. На земле, приписанной к Дура-Европос, как это видно из более поздних документов, были также и деревни с мест­ным населением. Во II в. до н. э. Дура-Европос перешел под вдасть Парфии.

Пергаменне цари наряду с греками и македонянами в каче­стве воинов привлекали выходцев из местных народностей (напри­мер, мисийцев). Согласно письму одного из пергамских царей, военным колонистам (натекам) за службу давались участки необ­работанной земли и виноградники. За эту землю катеки платили /20 с зерна и Vio с остальных плодов. Взимая часть урожая, а не твердую плату, царь делил с катенами убытки в случае стихийных бедствий. Кроме того, желая поощрить разведение нужных сель­скохозяйственных культур, царь жаловал колонистам, свободную от налогов землю для разведения оливковых деревьев. Помимо клеров, полученных за военную службу, катеки могли покупать землю у царской казны. Бездетные катеки имели право завещать свои наделы. Впоследствии земли в пергамских катекиях, как и в военных поселениях Селевкидов, стали покупаться и продаваться.

В целом на протяжении III—II вв. происходит постепенное сокращение собственно царского земельного фонда — не только за счет передачи земли в частные руки, но и за счет перехода царской земли к городам.

<< | >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. РАСЦВЕТ ДРЕВНИХ ОБЩЕСТВ. Под редакцией И. М. ДЬЯКОНОВА, В. Д. НЕРОНОВОЙ, И. С. СВЕНЦИЦКОЙ. Издательство «Наука», МОСКВА - 1983. 1983

Еще по теме 1. ЦАРСКАЯ ЗЕМЕЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ И ЦАРСКОЕ ХОЗЯЙСТВО:

  1. Земельная собственность и землевладение рабовладельческой знати
  2. 12.2. Рим в царский период
  3. § 6. Царские надписи исторического содержания.
  4. Глава II. Некоторые характерные признаки СТРУКТУРЫ ХЕТТСКОГО ЦАРСКОГО ПРАЗДНИКА
  5. ЦАРСКИЙ ПЕРИОД В РИМЕ
  6. 5. РАБСТВО И СВОБОДА. РАБЫ И ЦАРСКИЕ ЛЮДИ
  7. ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ РИМА В ЦАРСКИЙ ПЕРИОД
  8. Глава I. Хеттские сезонные ЦАРСКИЕ РИТУАЛЫ
  9. Глава III АНАТОЛИЯ - ЦАРСКАЯ ДОРОГА В ЭГЕЙСКИЙ МИР
  10. § 5. Падение этрусского господства и конец царского периода в истории Рима.
  11. № 60. ДОКУМЕНТ ХАТТУШИЛЯ III, ПОСВЯЩЕННЫЙ ОПРАВДАНИЮ УЗУРПАЦИИ ИМ ЦАРСКОГО ПРЕСТОЛА
  12. Тарквиний Гордый. Уничтожение в Риме царской власти (534-610 гг. до Р. X.)
  13. 1. ТАРКВИНИЙ ГОРДЫЙ. УНИЧТОЖЕНИЕ В РИМЕ ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ (534-510 г. до Р. X.)
  14. § 1. Появление в Италии крупных земельных хозяйств с раб­ским трудом.
  15. № 36. ОТЧЕТ НАДЗИРАТЕЛЯ НАД ОТРЯДОМ РАБОВ ЦАРСКОГО ПОМЕСТЬЯ ОБ ИЗРАСХОДОВАНИИ ИМ ДОВЕРЕННОЙ ЕМУ РАБОЧЕЙ СИЛЫ
  16. ПИСЬМО ПРИБЛИЖЕННОГО ЦАРЯ ХАММУРАПИ К ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ ГОРОДА ЛАРСЫ ОТНОСИТЕЛЬНО ПРАВИЛЬНОЙ ВЫДАЧИ НАДЕЛА СЕМЬЕ ЦАРСКИХ СЛУГ
  17. Проблемы собственности и поземельных отношений на Руси. Складывание иерархии. Княжеская собственность
  18. Сельская община и земельные отношения
  19. (7) Эволюция форм собственности на землю.