<<
>>

Цивилизации Древней Малой Азии

Малая Азия (иначе Анатолия) — один из основных цен­тров цивилизаций Древнего Востока. Становление ранних цивилизаций в этом регионе было обусловлено всем ходом культур но-исторического развития Анатолии.

В древнейшую эпоху (в VIII—VI тысячелетиях до н.э.) здесь сложились важные культурные центры производяще­го хозяйства (Чайю ню-Тепе си, Чатал-Хююк, Хаджилар), основу которых составляли земледелие и скотоводство.

Уже в этот период истории значение Анатолии в исто­рико-культурном развитии Древнего Востока определялось не только тем, что культурные центры Малой Азии оказы­вали влияние на многие соседние области и сами испыты­вали обратные влияния. Благодаря географическому поло­жению Малая Азия была естественным местом передачи культурных достижений в разных направлениях.

Наука ещё не располагает точными сведениями о том. когда именно появились в Анатолии первые раннегосудар­ственные образования. Ряд косвенных данных указывает на то, что они, вероятно, возникли здесь уже в III тысячелетии до н.э. В частности, такой вывод может быть сделан на ос-

Впервые опубликовано: Древние цивилизации. М., 1989.

новании некоторых аккадских литературных текстов, пове­ствующих о торговой деятельности аккадских купцов в Ана­толии и военных акциях Саргона Древнего и Нарам-С уэна против правителей городов-государств Малой Азии, эти истории известны и в пересказах, записанных по-хеттски.

Важное значение имеют и свидетельства клинописных табличек из города-государства середины III тысячелетия до н.э. Эблы. Согласно этим текстам, между Эблой и многи­ми пунктами Северной Сирии и Месопотамии, располагав­шимися вблизи границ Малой Азии, — Каркемиш, Харран, Уршу, Хашшу, Хахха— поддерживались тесные торговые связи. Позднее в этих и более южных областях осуществ­ляли свои военные предприятия древнехеттские, а впослед­ствии и новохеттские цари. В конечном счёте ряд этих об­ластей был включён в состав Хеттского государства.

Вывод о наличии городов-государств в Малой Азии III тысячелетия до н.э. хорошо согласуется и с результатами анализа текстов («каппадокийских табличек»), происходя­щих с территории самой Анатолии. Это деловые документы и письма, выявленные в торговых центрах Малой Азии, ко­торые существовали здесь в XIX-XVIII вв до н.э. Они со­ставлены клинописью на староассирийском (ашшурском) диалекте аккадского языка. Анализ названных документов показывает, что деятельность торговцев контролировалась правителями местных анатолийских городов-государств. Иноземные купцы выплачивали последним определённую пошлину за право торговать. Правители малоазиатских го­родов пользовались преимущественным правом покупки товара. Поскольку города-государства Малой Азии XIX- XVIII вв. до н.э. представляли собой довольно развитые политические структуры, то становление этих царств, оче­видно, должно было произойти задолго до образования ашшурских торговых центров в Малой Азии.

Среди купцов в торговых центрах были представлены не только ашшурцы (восточные семиты), здесь было много выходцев из северносирийских областей, населённых, в ча­стности, народами, говорившими на западносемитских диа­

лектах. Западносемитские (аморейские) слова содержатся, например, в лексике архивов Каниша. Аморейские купцы, видимо, не были первыми торговцами, проторившими пути из Северной Сирии в Анатолию. Как и ашшурские купцы, возможно сменившие аккадских, они, видимо, следовали в Анатолию за северносирийскими купцами III тысячеле­тия до н.э. Торговля явилась существенным катализатором многих социально-экономических процессов, протекавших в Малой Азии в III - начале II тысячелетия до н.э.

Активную роль в деятельности торговых центров игра­ли местные купцы: хетты, лувийцы, хатты. Были среди них торговцы-хурриты, выходцы как из городов Северной Си­рии, Северной Месопотамии, так, вероятно, и из Малой Азии. В Анатолию купцы везли ткани, хитоны. Но главны­ми статьями торговли были металлы: восточные купцы по­ставляли олово, а западные — медь и серебро.

Особый ин­терес проявляли ашшурские торговцы к другому металлу, пользовавшемуся огромным спросом; он стоил в 40 раз до­роже серебра и в 5-8 раз дороже золота. Как установлено в исследованиях последних лет, этим металлом было железо. Изобретателями способа выплавки его из руды были хатты. Отсюда металлургия железа распространилась в Передней Азии, а потом и в Евразии в целом. Вывоз железа за преде­лы Анатолии, видимо, был запрещён. Именно этим обстоя­тельством могут быть объяснены неоднократные случаи его контрабандного вывоза, описанные в ряде текстов.

Торговля обеспечивалась с помощью караванов, дос­тавлявших товары на вьючных животных, главным образом дамасских ослах. Караваны двигались небольшими перехо­дами. Известно около 120 названий пунктов стоянок на пу­ти через Северную Месопотамию, Северную Сирию и по восточной части Малой Азии.

В период последней фазы существования ассирийских торговых центров (приблизительно в XVIII в. до н.э.) замет­но активизировалась борьба правителей городов-государств Анатолии за политическое лидерство. Ведущую роль среди них первоначально играл город-государство Пурусханда.

Только правители этого царства носили титул «великий правитель». Впоследствии борьбу с Пурусхандой и други­ми городами-государствами Малой Азии повели цари ма­лоазиатского города-государства Куссары: Питхана и его сын Анитта. После продолжительной борьбы Анитга захва­тил город-государство Хаттусу, разрушил его и запретил заселять впредь. Он прибрал к рукам Несу и сделал его од­ним из опорных пунктов той части населения, которая го­ворила на хеттском языке. По названию этого города сами хетты стали именовать свой язык несийским или канессий- ским. Анитта сумел взять верх и над правителем Пурусхан- ды. В знак признания своего вассалитета тот принёс Анитте атрибуты своей власти — железный трон и скипетр.

Имена царей Куссары Питханы и Анитты, добившихся значительных успехов в борьбе за политическую гегемонию в Анатолии, упоминаются в «каппадокийских табличках».

Найден и кинжал с короткой надписью, в которой со­держится имя Анитты. Однако сама история успешной борьбы Питханы и Анитты известна нам из более позднего документа, выявленного в архивах Хеттского государства, которое образовалось приблизительно через 150 лет после событий, связанных с Аниттой. Этот промежуток времени между правлением Анитты и образованием Хеттского го­сударства в письменных документах не освещён. Можно лишь предположить, что образование Хеттского государства (XVII-XIIbb. до н.э.) явилось закономерным итогом соци­ально-экономических. этнокультурных и политических про­цессов, особенно активизировавшихся на рубеже Ш-П ты­сячелетий до н.э. и в самом начале II тысячелетия до н.э.

Письменные документы — клинописные таблички, осве­щающие историю Хеттского государства, обнаружены в са­мом начале нашего века в архивах хеттской столицы Хаттусы (совр. Богазкёй, в 150 км восточнее Анкары), сравнительно недавно в местечке Машат-Хююк, на северо-востоке Ма­лой Азии, вблизи города Зиле, найден ещё один хеттский архив. Среди нескольких десятков тысяч клинописных тек­стов и фрагментов, найденных в Хаттусе (в Машат-Хююке

обнаружено более 150 текстов и фрагментов); имеются ис­торические, дипломатические, правовые (в том числе свод законов), эпистолярные (письма, деловая корреспонденция), литературные тексты и документы ритуального содержания (описания празднеств, заклинания, оракулы и т.п ).

Большинство текстов составлено на хеттском языке, многие другие — на аккадском, лувийском, палайском, хаттском и хурритском языках. Все документы хеттских архивов записаны специфической формой клинописи, отли­чающейся от орфографии, использовавшейся в письмах и деловых документах ашшурских торговых центров. Пред­полагается, что хеттская клинопись была заимствована из варианта староаккадской клинописи, применявшейся хурри- тами в Северной Сирии. Дешифровка текстов на хеттском клинописном языке впервые была осуществлена в 1915- 1917 гг. выдающимся чешским востоковедом Б.грозным.

Наряду с клинописью хетты пользовались также иерог­лифическим письмом. Известны монументальные надписи, надписи на печатях, на различных предметах обихода и письма. Иероглифическое письмо применялось, в частно­сти, в I тысячелетии до н.э. для записей текстов на диалекте лувийского языка. Эта система письма употреблялась и во II тысячелетии до н.э. Однако дошедшие до нас древние иероглифические тексты пока не дешифрованы, и точно не известно, на каком языке они составлялись. Более того, большая часть иероглифических текстов II тысячелетия до н.э., записывавшихся на деревянных табличках, по всей видимости, до нас не дошла.

В хеттских клинописных текстах часто речь идет о «писцах (иероглифами) на деревянных табличках».

Во многих клинописных документах отмечается, что они выполнены согласно подлиннику', составленному (ие­роглифами) на деревянной табличке. Опираясь на эти и многие другие факты, некоторые исследователи предпола­гают, что иероглифическое письмо могло быть наиболее ранней системой письма хеттов. В дешифровку иероглифи­ческого лувийского языка важный вклад внесли многие за­

рубежные учёные, в частности ПМериджи, Э.Форрер, И.Гельб, Х.Боссерт, Э. Ларош и др.

Историю Хеттского государства ныне принято делить на три периода: Древнее, Среднее и Новое царства. Создание древнехеттского государства (1650-1500 гг. до н.э.) в самой хеттской традиции приписывается царю по имени Лабарна. Однако тексты, которые были бы составлены от его имени, не найдены Самым ранним царём, известным по ряду за­писанных от его имени документов, был Хаттусили I. Вслед за ним в период Древнего царства правили несколько царей, среди которых наиболее крупными политическими фигурами были Мурсили I и Телепину. Менее документи­рована история Среднего царства (1500-1400 гг. до н.э.). Наибольшего могущества достигло Хеттское царство во вре­мена царей новохеттского периода (1400-1200 гг. до н.э ), среди которых особенно выделяются личности Суппилу- лиумы I, Мурсили II, Муваталли и Хаттусили III

Система государственного устройства Хеттского царст­ва характеризуется целым рядом специфических черт.

Вер­ховный правитель страны носил титул хаттского происхо­ждения та барн а (или лабарна). Он имел важные военные, культово-религиозные, правовые и экономические функции. Наряду с царём важную роль, особенно в сфере культа, иг­рала и царица, носившая хаттский титул тавананна.

Царица-тавананна, пережившая своего супруга, сохра­няла свое высокое положение и при сыне-царе. Её титул наследовался, видимо, независимо от титула царя следую­щей царицей. Царица имела свой дворец, который обслу­живали её придворные, ей принадлежали многие земельные владения; область, из которой происходила царица, види­мо, уплачивала особую подать в пользу своей повелитель­ницы. Она распоряжалась принадлежащим ей имуществом, могла вершить суд над своими подданными.

В функциях царя-табарны и царицы-тавананны ощуща­ется наследие раннего этапа развития обществ древней Ма­лой Азии. Так, функции хеттского царя и царицы иногда рассматриваются как пережиток дуальной системы власти

(двойного царствования наподобие многих обществ Африки, в которых носителями власти являются царь и царица-сопра- вительница). Статус царицы в хеттском государственном управлении был, вероятно, обусловлен и обычаем наследова­ния престола по женской линии. Так, ещё в древнехетгский период одним из основных претендентов на престол счи­тался сын сестры царя (которая одновременно могла быть и женой царя, т.е. женой своего брата), а также зять (муж сест­ры царя). Наряду с главной женой-тавананной у царя могли быть и другие жёны и наложницы, статус которых сущест­венно отличался от статуса царицы-соправительницы.

Власть царя и царицы в хеттском обществе во многом сохраняла сакральный характер. Исполнение правителем и правительницей многих культово-религиозных функций расценивалось в качестве деятельности, способствующей обеспечению плодородия страны и благополучия всего на­селения. Многие существенные стороны всего комплекса представлений о царе и царице как символах плодородия (а также о связанных с ними конкретных атрибутах: цар­ском троне, жезле и т.п., священных животных— вопло­щениях власти) сохраняют отчётливые связи с представле­ниями, характерными для традиций страны Хатти.

Вместе с тем в институте царской власти хеттов, види­мо, сказывается влияние практики, существовавшей в среде хетто-лувийского населения раннего периода, и в частности обычая избрания царя (предводителя) на народном собра­нии. Пережитком такого собрания считается хеттский пан- кус. В период Древнего царства хеттов в «собрание» входи­ли воины (часть свободного населения царства Хатти) и высшие сановники. Панкус имел юридические и религиоз­ные функции. Впоследствии этот институт отмирает.

Управление государством осуществлялось с помощью многочисленной администрации. Её верхушку составляли главным образом родственники и свойственники царя. Они обычно назначались правителями городов и областей стра­ны, становились высшими придворными.

Основу хозяйства хеттов составляли земледелие, ското­водство, ремёсла (металлургия и изготовление орудий из металлов, гончарное, строительное дело и т.п.). Важную роль в хозяйстве играла торговля. Существовали государ­ственные земли (дворцовые и храмовые), а также общин­ные, находившиеся в распоряжении определённых коллек­тивов. Владение и пользование государственной землёй связывалось с исполнением натуральной (саххан) и трудо­вой (луцци) повинностей. От саххана и луцци были освобо­ждены земли, при надлежавшие храмам и другим культо­вым учреждениям. Земли частного лица, находившегося на царской службе, полученные им в «дар» от царя, также могли быть освобождены от обязательств, связанных с сах- ханом и луцци.

Вместе с тем в некоторых хеттских документах сохра­няются определённые свидетельства того, что в ранний пе­риод истории обществ древней Анатолии взаимоотношения царя с подданными могли регулироваться на основе инсти­тута обменных дарений. Такой обмен по форме носил доб­ровольный характер, но по существу был обязательным. Приношения подданных предназначались царю за то, что на нём лежала функция по обеспечению плодородия стра­ны. Со своей стороны подданные могли рассчитывать на ответное отдаривание со стороны царя. Взаимный обмен, видимо, имел место в моменты важнейших общественных празднеств, приуроченных к основным сезонам года.

Институт взаимных услуг нашёл своё отражение в ряде хеттских текстов, в которых предписывается дать «хлеб и масло голодному'», дать «одежду' голому». Подобные пред­ставления засвидетельствованы в культуре многих древних обществ (в Египте, Месопотамии, Индии) и не могут быть выведены из некоего утопического гуманизма древних об­ществ.

В то же время очевидно, что на протяжении всей исто­рии хеттского общества происходило постепенное вытес­нение из общественной практики института, основанного на принципе взаимных обязательств владыки и подданных.

Вполне вероятно, что из системы первоначально добро­вольных услуг, оказываемых населением вождю (царю), происходят и хеттские саххан и луцци, которые уже в пе­риод Древнего царства хеттов обозначали определённые повинности в пользу государства.

Такой вывод вполне согласуется с отражённой в неко­торых хеттских текстах тенденцией к постепенному сокра­щению прав свободных граждан. В частности, в одном из параграфов хеттских законов говорится о том, что человек, имеющий поля, полученные им в «дар» от царя, не выпол­няет саххана и луцци. Согласно более поздней редакции за­конов, владелец таких дарственных полей уже должен был выполнять повинности и освобождался от них лишь по специальному царскому указу.

Другие статьи хеттских законов также свидетельствуют о том, что были упразднены свободы от несения повинно­стей, которыми пользовались в Хеттском государстве жите­ли ряда городов, воины, некоторые категории ремесленни­ков. Древние привилегии были сохранены за привратниками, жрецами, ткачами важнейших культовых центров государ­ства (г. Аринны, Нерика и Ципланды). В то же время были лишены таких прав лица, проживавшие на земле этих жре­цов и ткачей на правах совладельцев земли. Свобода от не­сения повинностей не только жрецов, но и привратников объясняется, видимо, тем, что последние профессии расце­нивались как занятия, имеющие ритуальный характер

Вся история Хеттского государства — это история мно­гочисленных войн, которые велись на различных направле­ниях: на севере и северо-востоке — с воинственными при­черноморскими народами каска, постоянно угрожавшими своими походами самому его существованию, на юго- западе и западе — с царствами Киццуватна и Арцава, насе­лёнными лувийцами и хурритами, на юге и юго-востоке — с хурритами (в том числе с хурритским царством Митанни). Хетты вели войны с Египтом, в которых решался вопрос О том, какая из крупнейших держав Ближнего Востока того периода будет преобладать в районах Восточного Среди­

земноморья. через которые пролегали важные торговые пу­ти всего субрегиона На востоке они воевали с правителями царства Ацци.

Хеттская история знала периоды необычайных взлётов и падений При Лабарне и Хаттусили I границы страны Хатти были расширены от «моря и до моря» (под этим под­разумевалась территория от Чёрного до Средиземного мо­ря). Хаттусили I завоевал ряд важных областей на юго- западе Малой Азии. В Северной Сирии он взял верх над мощным хуррито-семитеким городом-государством А л ал ах. а также над двумя другими крупными центрами — Уршу (Варсува) и Хашшу (Хассува) — и начал длительную борь­бу за Хальпу (совр. Алеппо). Последний был захвачен его преемником на престоле Мурсили I. В 1595 г. до н.э. Мур- сили, кроме того, захватил Вавилон, разрушил его и взял богатую добычу. При Телепину под хеттским контролем оказалась и важная в стратегическом отношении область Малой Азии Киццуватна.

Эти и многие другие военные успехи привели к тому, что Хеттское царство стало одним из самых могуществен­ных государств Ближнего Востока Вместе с тем уже в древнехеттский период восточные и центральные области страны Хатти подвергались разорительным вторжениям хурритов с Армянского нагорья и из Северной Сирии. При хеттском царе Хантили хурриты захватили и даже казнили хеттскую царицу вместе с ее сыновьями.

Особенно громкие победы были достигнуты в период новохеттского царства. При Суппилулиуме I под контролем хеттов оказались западные области Анатолии (страны Арца- ва). Был одержан верх над при черноморским союзом каска, над царством Ацци-Хайаса Суппилулиума достиг реши­тельных успехов в борьбе с Митанни, на престол которой он возвёл своего ставленника Шаттивазу Были завоеваны важ­ные центры Северной Сирии Хальпа и Каркемиш, правите­лями которых были посажены сыновья Суппилулиумы Пи- яссили и Телепину. Под контролем хеттов оказались многие царства Сирии вплоть до Ливанских гор.

Существенное укрепление позиций хеттов в Сирии в ко­нечном счёте привело к столкновению двух крупнейших держав того времени — Хеттского царства и Египта. В бит­ве у Кадеша (Кинза) на р. Оронт хеттская армия под коман­дованием царя Муваталли нанесла поражение египетским войскам Рамсеса II. Сам фараон чудом избежал плена. Столь крупный успех хеттов, однако, не привёл к измене­нию в соотношении сил. Борьба между ними продолжалась, и в конечном счёте обе стороны были вынуждены признать стратегический паритет. Одним из свидетельств его явился уже упоминавшийся нами хеттско-египетский договор, за­ключённый Хаттусили III и Рамсесом II около 1296 г. до н.э. Между хеттским и египетским дворами установились тес­ные, дружественные связи. Среди переписки царей страны Хатти с правителями других государств большинство со­ставляют послания, направленные из Хатти в Египет и об­ратно в период правления Хаттусили III и Рамсеса II. Мир­ные отношения были закреплены браком Рамсеса II с одной из дочерей Хаттусили III.

В конце среднехеттского и в особенности в новохетт- ский период Хатти вступила в непосредственный контакт с государством Аххиява, видимо располагавшимся на са­мом крайнем юго-западе или западе Малой Азии (согласно некоторым исследователям, это царство может быть лока­лизовано на о-вах Эгейского моря или в материковой Гре­ции). Аххияву часто отождествляют с Микенской Грецией. Соответственно название государства связывают с терми­ном «ахейцы», обозначавшим (по Гомеру) союз древнегре­ческих племён. Яблоком раздора между Хатти и Аххиявой были как области западной Малой Азии, так и о-в Кипр. Борьба велась не только на суше, но и на море. Хетты два­жды овладевали Кипром — при Тудхалии IV и Суппилу- лиуме II — последнем царе Хеттского государства. После одного из этих рейдов был заключён договор с Кипром.

В своей завоевательной политике хеттские цари опира­лись на организованную армию, включавшую как регуляр­

ные формирования; так и ополчение, которое поставляли зависимые от хеттов народы. Военные действия обычно начинались весной и продолжались до поздней осени. Од­нако в некоторых случаях ходили в походы и в зимнее вре­мя, главным образом на юг, а порой даже на восток, в об­ласти горной страны Хайаса. В периоды между походами, во всяком случае, часть регулярных сил расквартировыва­лась в специальных военных лагерях. Во многих погранич­ных городах страны Хатти, а также в населённых пунктах, контролировавшихся хеттскими царями вассальных госу­дарств, несли службу специальные гарнизоны хеттских ре­гулярных войск. Правители вассальных стран были обяза­ны снабжать гарнизоны хеттов продуктами питания.

Армия состояла главным образом из колесничьего вой­ска и тяжеловооружённой пехоты. Хетты были одним из пионеров в использовании лёгких колесниц в армии. Хетт- ская колесница, запряжённая двумя лошадьми, несшая на себе трёх человек — возничего, воина (обычно копейщика) и прикрывавшего их щитоносца, представляла собой гроз­ную силу.

Одно из ранних свидетельств боевого применения ко­лесниц в Малой Азии встречается в древнейшем хеттском тексте Анитты. В нем говорится, что на 1400 пехотинцев войска Анитты приходилось 40 колесниц. О соотношении колесниц и пехотинцев в хеттской армии свидетельствуют и данные о битве у Кадеша. Здесь силы хеттского царя Му- ваталли состояли приблизительно из 20 тыс. пехотинцев и 2500 колесниц.

Колесницы представляли собой изделия высокого техни­ческого мастерства и стоили довольно дорого. Для их изго­товления требовались специальные материалы: различные породы дерева, произраставшие главным образом на Армян­ском нагорье, кожа и металлы. Поэтому производство ко­лесниц, вероятно, было централизованным и велось в специ­альных царских мастерских. Сохранились хеттские царские наставления для мастеров, изготовлявших колесницы.

Не менее трудоёмким, дорогостоящим и высокопрофес­сиональным делом была и подготовка по специальной ме­тодике большого числа лошадей, впрягаемых в колесницы. Хеттские приёмы ухода за лошадьми и обучения упряжных лошадей известны из древнейшего в мире трактата по тре­нингу, составленного от имени Киккули, и других подоб­ных текстов. Главной целью многомесячных тренировок лошадей была выработка у них выносливости, необходи­мой для военных целей

Наставление Киккули составлено на хеттском языке. Однако само имя тренера, по-видимому приглашённого на хеттскую службу, хурритское. Хурритскими являются и некоторые встречающиеся в трактате специальные терми­ны. Эти и многие другие факты дают основание считать, что история изобретения боевых колесниц и методов под­готовки лошадей, впрягавшихся в них, тесно связана с хур- ритами. Вместе с тем определённое влияние на хурритские приёмы тренинга лошадей оказали и индо-иранские племе­на. Так, специальные коневодческие термины — «лошади­ный тренер», «стадион» (манеж), «поворот» (круг) — и числительные, использовавшиеся для обозначения количе­ства «поворотов», были заимствованы из «митаннийского», арийского диалекта, носители которого распространились на части территории хурритского царства Митанни.

Для захвата городов хетты часто прибегали к осаде, ис­пользуя при этом штурмовые орудия, широко применяли ОНИ И тактику НОЧНЫХ маршей.

Существенным инструментом хетгской внешней полити­ки была дипломатия. Хетты имели дипломатические отноше­ния со многими государствами Малой Азии и Ближнего Вос­тока в целом, эти отношения в ряде случаев регулировались специальными договорами. В хеттских архивах сохранилось больше дипломатических актов, чем во всех вместе взятых архивах других государств Ближнего Востока.

Содержание посланий, которыми обменивались хетт­ские цари с правителями других стран, а также содержание

международных соглашений хеттов показывает, что в ди­пломатии того времени существовали определённые нормы взаимоотношений государей, использовался во многом стандартный тип договора. Так, в зависимости от соотно­шения сил сторон цари обращались друг к другу как «брат к брату» или как «сын к отцу». Периодические обмены по­слами, посланиями, подарками, а также династические бра­ки расценивались как акты, свидетельствующие о дружест­венных отношениях и благих намерениях сторон.

Международными сношениями руководило специаль­ное ведомство при царской канцелярии. Видимо, в штат этого ведомства входили разного ранга послы, посланники и переводчики. Через послов, часто сопровождаемых пере­водчиками, письма государей, дипломатические акты (кли­нописные таблички в глиняных конвертах) доставлялись государям-адресатам. Доставленное письмо обычно служи­ло своего рода верительной грамотой посла. Письма, посы­лавшиеся из страны Хатти правителям царств Малой Азии, а также заключавшиеся с этими последними договоры со­ставлялись на хеттском языке К другим царям Ближнего Востока шли письма на аккадском языке, который был язы­ком международных отношений. Договоры в таком случае обычно составлялись в двух вариантах: один— на аккад­ском, а другой — на хеттском языке.

Послания государей иностранных держав, а также тек­сты международных соглашений порой обсуждались хетт- ским царём на специальном царском совете, именовавшемся тулией. Известно также, что утверждению договора могли предшествовать длительные консультации, во время кото­рых согласовывался взаимоприемлемый проект соглашения, как, например, в связи с заключением договора между' Хат­тусили III и Рамсесом II Договоры скреплялись печатями царей, иногда они записывались не на глиняных, а на метал­лических (серебряных, бронзовых, железных) табличках, что практиковалось, в частности, хеттами. Таблички договоров обычно хранились перед статуями верховных божеств стра­

ны, так как боги, главные свидетели договора, вправе были наказать того, кто нарушит соглашение.

Большинство международных соглашений хеттов пред­ставляли собой акты, закреплявшие военные победы хетт- ской армии. Поэтому в них часто ощущается неравноправный характер взаимоотношений сторон. Хеттский царь обычно предстаёт в качестве «сюзерена», а его партнёр — в качест­ве «вассала».

Так, хеттские цари часто обязывали вассала платить дань, возвращать скрывавшихся у него беглых земледель­цев и сановников, замешанных в политических интригах. Они обязывают «данника» ежегодно являться с визитом пред очи хеттского царя, заботиться о гарнизонах хеттских войск, расквартированных в городах вассала, по первому- зову выступать с войском на помощь хеттскому правителю, не поддерживать тайных сношений с государями других враждебных хеттам стран.

Вассал обязан был ежегодно (порой трижды в год) пе­речитывать соглашение. Соблюдать договор обязаны были сыновья, внуки и правнуки вассала, другими словами, он заключался как бы на вечные времена. Однако в действи­тельности такие надежды редко оправдывались. Чтобы стимулировать подчинённую сторону к совместным дейст­виям против враждебных сил, некоторые договоры содер­жат статьи, регулирующие пра вила раздела добычи: добы­ча принадлежит той армии, которая захватила её.

Характерной чертой дипломатической практики хеттов были и династические браки Хетты, видимо, относились к международным брачным союзам по-иному, нежели, на­пример, египтяне. У последних, как свидетельствует пере­писка между Аменхотепом III и касситским правителем Вавилона Бурнабуриашем, считалось, что египетская ца­ревна не может быть отдана в жены царю другой страны. Не только царевна, но даже знатная египтянка не была дана в жены Бурнабуриашу, хотя последний был согласен и на такую замену. Одна из причин отказа, видимо, заключалась

в том, что египтяне руководствовались принципом, соглас­но которому статус «дающих жён» ниже статуса «берущих жён» (подобные представления засвидетельствованы и во многих других архаических коллективах). Соответственно «выдача жены» могла означать принижение статуса фарао­на и страны в целом. В то же время известно, что в периоды упадка мощи Египта фараоны порой выдавали своих царе­вен замуж за иностранных государей. Более того, во время расцвета Хеттского государства при Суппилулиуме I вдова Тутанхамона слёзно молила хеттского правителя прислать ей в мужья любого из его сыновей.

В отличие от египтян хеттские цари довольно охотно выдавали замуж своих дочерей и сестёр. Часто они сами брали в жёны иностранных царевен. Использовались такие браки не только для поддержания дружественных отноше­ний. Династические браки порой связывали по рукам и ногам вассала. Ведь, выходя замуж, представительница хеттского царского рода попадала не в число гаремных на­ложниц, а становилась главной женой. Именно такое усло­вие ставили хеттские правители перед своими зятьями. Об этом говорится, в частности, в договорах, заключённых Суппилулиумой I с правителем Хайасы Хукканой и с царём Митанни Шаттивазой. Правда, такого условия нет в дого­воре Хатти с Египтом. Тем не менее известно, что в отли­чие от митаннийских царевен, которые были взяты в гарем египетского фараона, хеттская царевна, выданная замуж за Рамсеса II, считалась его главной женой.

Через посредство своих дочерей и сестёр хеттские цари укрепляли своё влияние в других государствах. Более того, поскольку законными наследниками престола иностранно­го государства становились дети главной жены, возникала реальная возможность того, что в будущем, когда на трон взойдёт племянник хеттского царя, влияние государства Хатти в вассальной стране ещё более упрочится.

В хеттской дипломатической практике имели место и слу­чаи обращения к правителям иностранных держав с прось­

бами о присылке медиков. Уровень хеттской медицины был ниже, чем, например, в Египте и Вавилонии. Об этом свидетельствует, в частности, то, что хеттские писцы пере­писывали аккадские медицинские трактаты и переводили их на хеттский язык. Из Вавилонии присылали в Хатти врачей и жреца-заклинателя. Для оказания медицинской помощи приезжали врачи из Египта, оттуда же привозили хеттскому царю Хаттусили III, страдавшему болезнью глаз, «хорошее медицинское средство». Как-то Хаттусили III об­ратился к Рамсесу с просьбой прислать в Хатти врача для лечения бесплодия своей сестры Массануцци. После не­продолжительной переписки из Египта последовало меди­цинское заключение: поскольку Массануцци исполнилось 60 лет, то невозможно изготовить препарат, который изле­чил бы её от этого недуга.

ли II. Среди произведений ранней хеттской литературы привлекают внимание «Повесть о царице города Канеса» и погребальная песня. В «Повести о царице города Канеса» речь идёт о чудесном рождении у царицы 30 сыновей. Близнецов поместили В горшки И пустили ПЛЫТЬ по реке Но они были спасены богами. Через некоторое время цари­ца родила 30 дочерей. Повзрослев, сыновья отправились на поиски матери и пришли в Канес. Но поскольку боги под­менили человеческую суть сыновей, они не узнали своей матери и взяли в жены своих сестер. Самый младший, уз­нав сестер, пытался воспротивиться браку, но было слиш­ком поздно.

Сказание о царице города Канеса имеет обрядовый фоль­клорный источник. Мотив брака братьев и сестер обнаружи­вает очевидные типологические параллели с письменными и фольклорными текстами многих народов, в которых пред­ставлена тема кровосмешения. Широко известен во многих культурах и архаический обычай расправы с близнецами, по­добный тому, о котором повествуется в хеттском тексте.

Древние индоевропейские поэтические нормы, видимо, отражены в хеттской погребальной песне, представляющей собой почти единственный образец хеттской поэзии:

Саван Несы, саван Несы

Принеси ты мне.

Матери моей одежды Принеси ты мне. Деда моего одежды Принеси ты мне. Что всё это значит? Предков я спрошу.

(Перевод Вяч. Вс. Иванова)

Среди оригинальных жанров хеттской литературы пе­риода Среднего и Нового царств следует отметить молитвы.

в которых исследователями обнаруживаются совпадения с идеями ветхозаветной и новозаветной литературы, а так­же «Автобиографию» Хаттусили III — одну из первых ав­тобиографий в мировой литературе.

В период Среднего и Нового царств на хеттскую культу­ру сильное влияние оказала культура хуррито-лувийского населения юга и юго-запада Анатолии. Это культурное влияние явилось лишь одной из сторон воздействия. Подоб­но тому как в период Древнего царства хеттские цари но­сили в основном хаттские имена, в этот период цари, про­исходившие из хурритской династии, имели по два имени. Одно, хурритское, они получали от рождения, другое, хетт- ское (хаттское), — по восшествии на престол.

Хурритское влияние обнаруживается в рельефах хетгско- го святилища в Язылыкая. Благодаря хурритам и непосредст­венно из культуры этого народа хетты переняли и переложи­ли на свой язык ряд литературных произведений: аккадские тексты о Саргоне Древнем и Нарам-С уэне, шумерский эпос о Гильгамеше, имеющий в целом месопо-тамский первоис­точник — средне-хеттский гимн Солнцу, хурритские эпосы «О царстве на небесах», «Песнь об Улликумми», рассказы «Об охотнике Кесси», «О герое Гурпаранцаху», сказки «Об Аппу и двух его сыновьях», «О боге Солнца, корове и рыбачьей чете». Именно хеттским переложениям мы обяза­ны, в частности, тем, что многие произведения хурритской литературы не исчезли безвозвратно в глубине веков.

Одно из важнейших значений хеттской культуры за­ключается в том, что она выполняла роль посредника меж­ду цивилизациями Ближнего Востока и Греции. В частно­сти, обнаруживаются сходства между хеттскими текстами, являющимися переложениями соответствующих хаттских и хурритских, с греческими мифами, зафиксированными в «Теогонии» греческого поэта VIII-VII вв. до н.э. Гесиода. Так, существенные аналогии прослеживаются между грече­ским мифом о борьбе Зевса со змееподобным Тифоном и хеттским мифом о сражении бога Грозы со Змеем. Име­

ются параллели между тем же греческим мифом и хуррит- ским эпосом о каменном чудовище Улликумми в «Песне об Улликумми». В этом последнем упоминается гора Хацци, куда переселился бог Грозы после первого сражения с Ул­ликумми. Та же гора Касион (по более позднему автору — Аполлодору) — место сражения Зевса с Тифоном.

В «Теогонии» история происхождения богов описыва­ется как насильственная смена нескольких поколений богов. Эта история, возможно, восходит к хурритскому циклу о царствовании на небесах. Согласно ему, вначале в мире цар­ствовал бог Алалу (связанный с Нижним миром) Он был свергнут богом неба Ану. На смену ему пришёл бог Кумар- би, который в свою очередь был низвергнут с престола бо­гом Грозы Тешубом. Каждый из богов царствовал по девять веков. Последовательная смена богов (Алалу — Ану — Кумарби — бог Грозы Тешуб) представлена и в греческой мифологии (Океан— Уран— Крон— Зевс). Совпадает мотив смены не только поколений, но и функций богов (хурритское Ану от шумерского Ан— «небо»; бог Грозы Тешуб и греческий Зевс).

Среди отдельных совпадений греческой и хурритской мифологий отмечаются греческий Атлант, который держит Небо на своих плечах, и хурритский великан У пел л урн в «Песне об Улликумми», поддерживающий Небо и Землю (аналогичный образ бога известен и в хаттской мифологии). На плече У пел л урн росло каменное чудовище Улликумми. Бог Эа лишил его силы, отделив его с помощью резака от плеча Упеллури. Согласно хурритской мифологии, этот ре­зак был впервые использован при отделении Неба от Земли. Способ лишения силы Улликумми имеет параллели в мифе об Антее. Антей, сын Посейдона, повелителя морей, и Геи, богини Земли, был непобедим, пока прикасался к матери- земле. Геракл сумел задушить его, только подняв вверх и оторвав от источника силы. Как и в «Песне об Улликумми», согласно греческой мифологии, специальное орудие (серп) используется для отделения от Земли (Геи) Неба (Урана) и оскопления последнего.

* * *

Около 1200 г. до н.э. Хеттское государство перестало существовать. Падение его. по-видимому, было обусловле­но двумя причинами. С одной стороны, оно было вызвано усилившимися центробежными тенденциями, приведшими к распаду некогда могучей державы. С другой стороны, ве­роятно, что потерявшая былую силу страна подверглась нашествию племён Эгейского мира, именуемых в египет­ских текстах «народами моря». Однако, какие именно пле­мена среди «народов моря» участвовали в разрушении страны Хатти, точно не известно.

<< | >>
Источник: Ардзинба В.Г.. Собрание трудов в 3-х тт. Том I. Древняя Малая Азия: история и культура. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Акаде­мии наук Абхазии,2015. —416 с. 2015

Еще по теме Цивилизации Древней Малой Азии:

  1. ГЛАВА XIV ДРЕВНИЕ ГОСУДАРСТВА МАЛОЙ АЗИИ И СИРИИ
  2. ГЛAB А 2 ПРОБЛЕМА РАННЕИНДОЕВРОПЕИСКОИ ПРАРОДИНЫ (ДРЕВНЕЙШИЕ ПРАИНДОЕВРОПЕЙЦЫ В МАЛОЙ АЗИИ)
  3. Глава IV ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ В ОАЗИСАХ СРЕДНЕЙ АЗИИ
  4. Дохеттский период в центральной Малой Азии.
  5. АЛЕКСАНДР МАКЕДОНСКИЙ И ПОЛИСЫ МАЛОЙ АЗИИ (К постановке проблемы,)
  6. Восстание ионян в Малой Азии (504 г. до Р. X.)
  7. ВОССТАНИЕ ИОНЯН В МАЛОЙ АЗИИ. (504 г. до Р. X.).
  8. №31. МАСШТАБЫ ПЕРВОГО СИЦИЛИЙСКОГО ВОССТАНИЯ - И ЕГО ОТКЛИКИ В МАЛОЙ АЗИИ (Диодор, XXXV, 2, 25—26)
  9. ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ ИЗБРАННЫЕ СТАТЬИ ИЗ ЖУРНАЛА. ВЕСТНИК ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ - 1937-1997, 1997
  10. 5.2. Цивилизации Древнего Двуречья