<<
>>

ВЕЛИЧИЕ АФИН ВО ВРЕМЯ ПРАВЛЕНИЯ ПЕРИКЛА. (450-431 г. до Р. X.).

После смерти Кимона первенст­вующее положение в политике ста­ло принадлежать Периклу, хотя первое время у него и были сопер­ники. Ими были Миронцц, Толмцц и Фукидид, принадлежавшие к ари­стократической партии.

Несмотря на их нападки, власть и значение Перикла остались непоколебимы. Даже самый значительный против­ник, Фукидид, родственник Кимо­на, далеко уступающий ему в воен­ных дарованиях, в 444 году был из­гнан остракизмом. Теперь у Перик­ла не осталось соперников. Он вла­дычествовал над переменчивым на­родным собранием своим могучим красноречием и управлял народом по своему произволу. Бескорыстие Перикла, в котором не превосходил его даже сам Аристид, простира­лось до того, что, по словам Плу­тарха, во все время своего управле­ния он не увеличил своего состоя­ния ни на одну драхму. Эта добро­детель выказалась тем величест­веннее, чем богаче становилось го­сударство и чем блистательнее бы­ло употребление, которое сделал из этого богатства художественный вкус Перикла.

Уже Кимон начал заботиться о развитии искусств в Афинах. Но то, что было стремлением лишь от­дельного частного лица, теперь должно было стать одним из глав­ных призваний всего государства. Афины, проявлявшие ,до сих пор свое величие в военных победах и расширении государства, должны были оставить по себе вечные па­мятники и в произведениях искус­ства. Наряду с военным господст­вом должно было существовать и- господство мирное, из которых

Перикл,

раздающий венки художникам

первое, несомненно, служило осно­ванием последнему. С окончатель­ным установлением зависимости союзников от Афин все их богатые сокровища поступили в полное рас­поряжение афинян. Последний шаг в этом деле был сделан перенесени­ем в Афины общественной казны, которая до тех пор хранилась на острове Делосе.

Этими сокровища­ми Перикл воспользовался, чтобы покрыть издержки на новые произ­ведения искусства. Его план состо­ял в том, чтобы сделать свой город столицей объединенной Греции. Для этого Афины должны были вну­шать союзникам уважение своей роскошной внешностью. Но не част­ные дома, а лишь общественные здания должны были предстать во всем художественном великолепии.

Судьба послала Периклу друга и помощника, которой помог ему достичь в его предприятии высшего идеала художественной правды и красоты. Этим другом был знаме­нитый скульптор Фидий, бывший главным руководителем реконст­рукции Афин; ему помогали другие известные мастера: строители Ик­тин, Калликрат и Мнесикл, живо­писцы Полигнот и Панен, ваятель Поликлет из Аргоса. Самыми выда­ющимися произведениями искусст­ва времен Перикла были следую­щие: Одеон -т- крытое круглое зда­ние, в котором во время панафи- нейских празднеств происходили введенные Периклом музыкальные состязания. У подножия Акрополя Мнесикл построил Пропилеи. С правой стороны к этому зданию примыкал небольшой храм богини победы — Ники, а левый флигель заключал в себе картинную гале­рею — Пинакотеку. Посредине, под­нимаясь вверх широкими ступеня­ми, шла беломраморная лестница с пятью проходами, поддерживае­мыми колоннами. Наверху стоял Парфенон — храм девственной бо­гини Афины из белого мрамора. Заднее здание служило хранили­щем государственной казны. Там же возвышалась статуя Афины из золота и слоновой кости. Богиня была изображена стоящею в длин­ной, ниспадающей до земли одеж­де, с шлемом на голове, в одной ру­ке она держала копье, а в другой — статую богини победы; у ее ног ле­жал щит. На самом верху крепости находилась, другая медная колос­сальная статуя той же богини Афи­ны, покровительницы города; эта статуя, как и первая, была работы Фидия. Она держала меч, как бы го­товый для защиты. Едущему в Афины уже у мыса Суния были видны позолоченное острие копья и перья, развевавшиеся на шлеме богини. Статуя Зевса Олимпийско­го также была произведением Фи­дия.

Сооруженная из золота и сло­новой кости, в сорок футов выши­ною, она возвышалась над всеми другими статуями. Лицо имело вы­ражение сознания всемогущества, величия, спокойствия и доброты.

Конечно, противники Перикла об­виняли его за все эти сооружения и упрекали его в расточительности и растрате общественных сокровищ. Сам народ был поражен огромностью издержанных им сумм. Но когда Пе­рикл заявил, что он готов покрыть все расходы из своего собственного иму­щества с тем условием, чтобы на всех сооружениях были сделаны надписи, что они составляют его дар, то народ, весьма чувствительный к подобного рода славе, воскликнул, что он может издержать все и ничего не жалеть.

Популярность Перикла основы­валась не только на том, что под его руководством создавались про­

изведения искусства. Благодаря расцвету художественной деятель­ности, многие тысячи ремесленни­ков и художников нашли выгодные для себя занятия. Вместе с тем воз­ник новый источник богатства — торговля. В Пирейской гавани был построен новый город с самой оживленной торговлей. Сюда при­ходили корабли с грузами хлеба и других продуктов из плодоносных стран Черного моря и со строевым лесом из Фракии. На торговой пло­щади было постоянное оживленное движение. «Кто не нуждался в го­роде Афинах? — говорит Ксено­фонт.— Не все ли страны, богатые хлебом и стадами, маслом и вином? Не все ли, имевшие возможность нажиться по своему уму и своим средствам: ремесленники, софисты, философы, поэты? Все, жадные до всевозможного рода зрелищ и раз­влечений, все желавшие многое бы­стро купить или продать — где мог­ли они найти для всего этого место лучшее,#чем Афины?»

зо 1

Благосостояние беднейших клас­сов населения составляло также предмет заботы Перикла. Множе­ство беднейших жителей он посе­лил во вновь основанных колониях. Для того, чтобы успокоить недо­вольных граждан, он установил раздачу хлеба. Затем, чтобы дать и бедным людям возможность до­ставлять себе удовольствие, Пе­рикл установил выдачу им так на­зываемого «теорикона», то есть зре­лищных денег для входа в театр.

Чтобы бедные граждане могли по­льзоваться своими общественными правами, не тратя на это непроиз­водительно время, необходимое для изыскания средств на пропитание, он ввел жалование судьям и воинам в таком размере, что они при тог­дашней дешевизне жизненных при­

Аспасия пасов могли жить в полном доволь­стве. Эти установления имели в то же время и политическую цель — заменить опасную щедрость част­ных лиц, чему пример был подан Кимоном, щедростью государства и теснее привязать граждан к демо­кратическим учреждениям.

Пока Перикл, благодаря своему личному влиянию, управлял народ­ной толпой, введенные им меры не представлялись опасными. Но дела могли принять совсем иной оборот после удаления его с политического поприща. Скоро должны были оправдаться слова, что «Перикл своими денежными подачками сде­лал афинян ленивыми, трусливы­ми, суетными, болтливыми, алчны­ми и падкими к наслаждениям».

Под конец своей жизни Периклу пришлось перенести еще более горькие испытания. Так как враги Перикла, которого слишком люби-

Статуя Афины в Парфеноне

ла толпа, не могли повредить ему лично, то они обратили свои напад­ки на его любимцев, в частности, на его подругу, гетеру Аспасию. Ге­теры были иностранки, которые в противоположность греческим жен­щинам, жившим в уединении, поль­зовались свободным общением с мужчинами и нередко отличались умом и образованностью. Кроме Аспасии, с которой сам Сократ на­ходился в дружеских отношениях, были замечательны: Таис, Тарге- лия, Лаиса и Фрина. И вот враги

Фидий

Перикла стали обвинять ее, фило­софа Анаксагора и Фидия в безбо­жии. Только благодаря защите са­мого Перикла Аспасия была оправ­дана. Фидия, кроме того, обвинили и в утайке части золота, предназна­ченного для статуи Афины. Но Фи­дий вел свое дело с такой предосто­рожностью, что во всякое время можно было снять и взвесить все золото, благодаря чему он и очис­тил себя от всякого подозрения в недобросовестности. Второй обви­нительный пункт состоял в том, что на щите Афины Фидий поместил свое собственное изображение и изображение Перикла. На этом щи­те была представлена битва Тезея с амазонками; одной из прекрас­нейших мужских сражающихся фи­гур Фидий действительно придал черты лица Перикла, а себя самого представил обнаженным воином. Он был изгнан и, по преданию, умер в Олимпии. Анаксагор также был вынужден покинуть Афины.

11.

<< | >>
Источник: Беккер К.Ф.. Мифы древнего мира. Всемирная история.— Саратов, «На­дежда»,1995.- 720 с, ил.. 1995

Еще по теме ВЕЛИЧИЕ АФИН ВО ВРЕМЯ ПРАВЛЕНИЯ ПЕРИКЛА. (450-431 г. до Р. X.).:

  1. Величие Афин в управление Перикла (450-431 гг. до Р. X.)
  2. ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ АФИН ДО НАЧАЛА ПЕЛОПОННЕССКОЙ ВОЙНЫ. (450-431 г. до Р. X.)
  3. Военные действия Афин до начала Пелопоннесской войны (450-431 гг. до Р. X.)
  4. 2. АФИНЫ В ПРАВЛЕНИЕ ПЕРИКЛА
  5. § 2. Правление Перикла.
  6. ГЛАВА XXX ПРАВЛЕНИЕ ПЕРИКЛА В АФИНАХ
  7. 6) Время правления Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха.
  8. № 88. РАБ, УПРАВЛЯЮЩИЙ ХОЗЯЙСТВОМ ПЕРИКЛА (Плутарх, Перикл, 16)
  9. ПЕЛОПОННЕССКАЯ ВОЙНА. (431-404 г: до Р. X.)
  10. Пелопоннесская война (431—404 гг. до Р. X.)