<<
>>

К ВОПРОСУ О ХЕТТСКОМ ЦАРЕ И «ЦАРИЦЕ МАТЕРИ»*

Изучение происхождения различных элементов хетт­ской социальной структуры имеет немаловажное значение. В частности, изучение таких терминов как Tabarnaи Та- wananna,служивших с древнейших времён Хеттского цар­ства названиями хеттского царя и царицы, с этой точки зрения особенно важны.

Кроме того, они показывают обстановку накануне соз­дания Хеттского государства (период, засвидетельствован­ный клинописными табличками начала II тысячелетия до н.э.). Как теперь выясняется, представители анатолийских языков (период переселения которых в Малую Азию отно­сят к концу III тысячелетия до н.э.), составляли в староас­сирийских (как считалось до сих пор)[11][12] торговых колониях вместе с аборигенами Центральной Малой Азии — хатта- ми, одну из основных (если не главную) частей его этноса. Причём, что особенно важно, «история канишского торго­вого объединения (в котором наряду с вышеупомянутыми народами были семиты — ассирийцы и амореи, а также

хурриты — выходцы из Северной Сирии); была наглядным уроком для создателя политически объединённых хеттских областей» [31, с. 14]. Эта пестрота этнического состава, по- видимому, и сказалась в многообразии традиций и элемен­тов в Хетгском государственном объединении. То, что зна­чительную часть их составляют хаттские, даже было вос­принято как свидетельство того, что «Хеттское государство возникло в условиях политической гегемонии не хеттов- неситов, а именно хаттов» (см. [24, с. 3]).

Титул хеттского царя Tabarnaявляется одним из наибо­лее интересных и все еще не выясненных вопросов'. На се­годняшний день, согласно мнению, высказанному более чем два десятилетия тому назад:

а) Labama — имя первого правителя Хеттской держа­вы, которое (как имя Юлия Цезаря Caesar,откуда Kaesarи Zar)использовалось в последующий период хеттской исто­рии;

б) в ряде хеттских документов (в том числе и в одном из документов Древнего царства— законе Telepinu)оно {La­bama)употреблено в качестве имени собственного древне­го правителя, от которого ведут своё правление хеттские цари.

Однако и сегодня хеттологи считают, что остаётся не­ясным, в какой мере существительное Labama можно счи­тать именем собственным [14, с. 20-21], не ясен и источ­ник его происхождения, если не принимать безоговорочно (и даже в этом случае.— В.Л.) предположение, что имя соб­ственное Labamaперешло в титул хеттских царей, как это изложено у Ф.Зоммера [61, с. 20-26, 60, с. 921] и И.Фрид- риха [36, с. 211].

Нам представляется вероятным следующее: предводи­тель хеттов, условно обозначаемый нами в дальнейшем че­рез х, — объединив основную территорию Малой Азии и

' Хотя относительно Tabarnaсуществует значительная литера­тура, авторы касаются этого вопроса в основном попутно. Исключе­ние составляют работы Ф.Зоммера [61], а также А.Гётце [42].

создав Хеттское государство, стал первым его «правите­лем», «господином». И как таковой получил (взял себе) имя ТаЬата («правитель»). Оно было отражением большого успеха, возможно, впервые достигнутого хеттами.

ТаЬата— воспринималось как «правитель» и посте­пенно закрепилось за х — как имя собственное (безуслов­но, что х не был «безымянным героем», но его имя, каким бы оно ни было, не могло совпадать с именем Tabarna)и было вытеснено последним. Современники именовали его просто Tabarna.Документы последующей истории хеттов (в частности, уже упомянутый закон Telepinu)совершенно закономерно употребляют Tabarnaв большинстве случаев как титул, в других — как имя собственное, потому что за Tabarnaзакрепились оба эти значения.

Случаи, подобные предполагаемому, известны истории. В частности, примером может служить имя Августа[13].

Tabarnaкак имя существительное могло быть образо­вано от глагола tapar«править», «управлять» (leiten verwal- ten, regieren) [36, с. 211]. Глагол этот встречается в доку­ментах новохеттского периода (клинописных), к примеру, в Анналах МурсилисаП (см [40, с. 88]):

узnam-ma Pi-ih-hu-m-ya-ai U.UL SA URU Ga-аЙ- ga T-wa-ar ta-pa-ar-ta 74 hu-u-da-a-ak ma-ah-ha-an I. NA URU Ga-aS-ga U. UL SA 1-en ta-pa-n-ya-aS 75 e-eS-ta a- ii-ma I Pi-ih-hii-ni-ya-aS SA LUGAL-UT.

TI i-wa-ar -6 ta-pa-ar-ta.

«Пиххунияс не так как в стране Каска (принято) правил, в то время как в стране Каска, правление одного лица не было (обычным), упомянутый Пих­хунияс подобно царю управлял».

А также в «Автобиографии» Хаттусилиса III (см. [62, с. 66]):

(1.25) nu-mu SeS-IA A-NA GAL-MESEDI-UT- TIM ti-it-ta-nu-ut.

(1.26) KUR. UGU-ya-mu ma-ni-ya-ah-lia-an-ni pi- es-ta.

(1.27) mi KUR. UGU-TI ta-par-ha.

«И меня брат мой главным (над) мешеди поста­вил, и «Верхнюю страну»[14] мне в управление дал и «страной Верхней» я правил».

Он также засвидетельствован в иероглифических тек­стах [55, с. НО]. И.Фридрих предполагает для него лувий- ское происхождение. Действительно, он употреблён с глос- совым клином и в I л. ед. ч. имеет окончание -кек которое считается лувийской глагольной формой [30, с. 123].

Tabarna[15]— встречается и в хатгском языке, как сущест­вительное Tabarna«повелитель» (чаще в сочетании Tabarna-

katte[16]«повелитель-царь»), а также в палайском языке, кото­рый, как считают, испытал наибольшее влияние хаттского языка[17][18]: Tabarna(также в сочетании Tabarm LUGAL-if.

Таким образом: в лувийском (как и лувийском иерог­лифическом) глагол taprar,в хаттском глагол tapar[1], а также в сочетании Tabarna kaite.в палайском в сочетании Tabarni LUGAL-i(со значениями уже указанными выше).

По всей вероятности, существительное Tabarnaимеет связь с глаголом tapar-.Какой же из языков Анатолии явля­ется источником таких заимствований? Один из индоевро­пейских языков, который был в древнейший период наибо­лее тесно связан с хаттским, или наоборот (и так считает большинство хеттологов) источником, из которого было заимствовано Tabarna, явился хаттский [36, с. 211; 60, с. 92], язык, по-видимому, древнейшего населения Центральной Малой Азии[19]?

Безусловно, заимствование такого важного термина, как Tabarna,должно было произойти либо в случае отсутствия подобного титула с таким значением в анатолийских язы­ках, либо в случае предпочтительности его перед искони индоевропейским (если таковой даже был).

Мог ли иметься у индоевропейских народов в период их переселения в Малую Азию термин, который близкий по своему значению к TabamalВероятно. Во-первых, индоев­

ропейские народы и, в частности, носители анатолийских языков стояли в то время на достаточно высоком социаль­но-экономическом уровне, что подтверждается лингвисти­ческим материалом [10, с. 43-51].

Как отмечает Вяч.Вс Иванов, в свете приводимых дан­ных, показывающих, что хеттское собрание (ранки— В.А.) было собранием воинов, значительный интерес представля­ет принятая некоторыми лингвистами гипотеза о связи с *teuta— хеттского существительного tuzzi— войско[20][21]. Этого мнения придерживается и автор новейшего исследо­вания Вальтер Порциг. «Не исключена возможность, — отмечает он, — что к этой же семье слов” принадлежит и хеттское tuzzi, tuzziyant— „войско4" из *teutiyo-------------------------------------------------------------------------------- „народ­

ное войско4', „ополчение4'» [26, с. 295].

Действительно, «в эпоху, когда важнейшие дела реша­ются собранием и верховным военачальником, социальная терминология оказывается тесно связанной с военной тер­минологией» [10, с. 49]. Хеттские же документы позволяют проследить постепенное усиление власти верховного вое­начальника и уничтожение последних следов выборного характера его власти. То есть царь являлся прежде всего верховным военачальником [10, с. 49][22][23].

Таким образом, во-первых, хеттская царская власть могла происходить из власти верховного военачальника, руководителя tuzziвойска. Другой вопрос, засвидетельст­вовано ли это название. Кроме того, Вальтер Порциг, уста­навливая доказательства существования древних связей между германским и иллирийским языками, указывающих на их соседство, показывает, что ряд наименований лиц, облечённых властью образуется при помощи форманта — *по [26, с. 192] (отмечая при этом, что при помощи этого суффикса и в других языках образуются наименования ана­логичных лиц), к примеру, гот. Piudans — царь, образовано как лат. dominus, tribunus[23, с. 394].

Можно предполагать, хаттское — tapar-было переос­мыслено13 анатолийцами с использованием суффикса *по.

В данном случае ТаЪата, по-вцдимому, заменило собой какое-то анатолийское слово, которое обозначало верховного военачальника (впоследствии достигшего царской власти).

Хеттская царица носила титул Tawanarma. Ею могла быть либо мать, либо жена царя [18, с. 71]. Так же как и царский, титул этот наследовался после ее смерти (причём независимо от наименования царя) следующей правитель­ницей. Taw ап сита, которая пережила своего супруга, со­храняла своё положение также при своём сыне[24][25].

Титул царицы носила, как правило, законная (так назы­ваемая sakuwaSSar)жена царя. Однако известны случаи, ко­гда его наследовала супруга от брака esemt,которая по рангу следовала за главной[26]. Царский сын от брака с eSertu

в случае отсутствия наследника от первой жены, мог стать царём (пример из хеттской истории — Urhi-Tekub).

Согласно господствующей точке зрения, название цар­ствующей особы заимствовано у хаттов[27], на что указывает его употребление в источниках языка аборигенов, а также в палайских текстах. Для него предлагается хаттская эти­мология.

По другому мнению [54, с. 171-188], tawananna— это перевод хаттского слова kattah«царица» на хеттский язык. И слово объясняется на основе анатолийских языков. Для правительницы в ряде случаев используется и другой экви­валент (идеограмма, SAL.AMA. DINGIRLIM) «мать бога», который, как считает автор исследования, имел большое значение в положении царствующей личности.

Так Мурсилис (текст приводится Дж.Маккуином) отме­чает, что он изгнал свою мачеху из дворца и устранил её с положения SAL.AMA,DINGIRLM. Для названия «мать бо­га» есть и другой эквивалент — Siwanzannilkчто, как счита­ли раньше, представлен в лувийской форме[28]. Причём, учи­тывая, что в хеттеком языке отмечено внутреннее изменение гласных -а- и -i-[51, с. 41, 52, с. 201], атакже с учётом материала Маккуина [54, с. 176], который свиде­тельствует в пользу возможных вариаций между s, t. z(на­пример, *WiiruntSemu,которое восстанавливается из форм Wuruzimmu, Wiirunte). Vimu, Wuru(n)$emu,а также zakkar

и Sakkar, kipzil— SipSil),нужно принять вывод, что tawanarma и Siwanzannisразно диалектные анатолийские.

Таким образом, taw ст сита. это слово, состоящее из двух компонентов tawan-arma. Апиа «мать» в хеттеком свя­зано с детским языком и как таковое встречается во многих языках мира[29].

Tawari«бог», зафиксированное в хеттеком (как siusiuri-. slum-, siuann-, siuanni [36, с. 194-195], идеограмма DINGIR), родственное греч. Zeus«Зевс», арм. tiw-«день», лат. deus«бог» [12, с. 320] и восходит к индоевропейскому *dieu-s«бог».

Таким образом, вполне вероятно, что слово может быть объяснено на основе индоевропейских языков. Однако вы­зывает возражения ряд положений Маккуина. Название ца­рицы, по всей вероятности, не может быть переводом kattuKибо эквивалентом последнего (если это перевод с хаттского, то это, видимо, обязательно) должно быть (как katte —LUGAL-w.3 т.е. haSSuS) — haSSuSara.что уже давно известно. Против такого уравнивания говорит само значе­ние слова, которое дает нам «мать бога»[30].

Если титул царицы — эквивалент kattah,то как же тогда следует объяснить двойное написание, в частности в хатт- ском, tawananna-kattah,где первое слово являлось перево­дом второго и одновременно служило титулом? Согласно значению названия оно бы звучало здесь как «queen-mother queen» («царица-мать-царица»).

Исходя из эквивалента для tawememna. SALAMA. dingirlim«с достоинством которого она владела положе­нием царицы» [54, с. 185], мы можем предполагать, что ти­тул царицы возможно указывает на первоначальный харак­

тер её власти, её роль в культе. Может быть, поэтому она выступает в ритуалах чаще всего как tawananna.Поскольку хаттские царь и царица были, по-видимому, сакральными правителями (к чему нас приводит многочисленная литера­тура религиозного содержания, так или иначе восходящая к хаттам), возможно, поэтому значительное число хаттских богов имеет имена, в состав которых входит либо katte «царь», либо kattah«царица», так как это обожествлённые предки, предшествующие правители, которые выступают в различных формах, как например: katahha«царица», dkatahzip!wuri«царица» — zip/wuri(высшая палайская боги­ня, супруга верховного бога Zaparwa,хаттского происхож­дения). KattiShapi«царь-бог», Wurunkatte«царь страны», Sulinkatte«царь-sw/m» (неясно) [50, с. 28-37, 52, с. 187-216].

В частности, можно было бы привести пример из палай- ского, где в одном из текстов [49, с. 5] к богу обращаются как:

§ 5 21. (ni-ku) (Pa-as-liu-ul-la-sa-as Ti(-ya-)-az ta- ba-ar-ni LUGAL-i pa-a-pa-az-ku-ar) ti-i. 21. (an-na-) (-az-ku-wa-ar) ti-i.

«И Табарне царю, бог Tivat-(бог солнца) Pashu- lasa.s(прозвище хатт ) отец ты и мать ты».

Нам кажется, во-первых, что для tawanarmaможно предполагать индоевропейскую этимологию, во-вторых, что в дописьменный период хеттской истории, в период существования тесных контактов между носителями анато­лийских и хаттского языков, когда осуществлялся непо­средственный обмен (в том числе и в области лексики), на­звание царицы Tawanannaпроникло в хаттский язык.

Высокое положение царицы у хеттов, по-видимому, не пережиток матрилинейного порядка наследования"0, а пе-

20 В источниках Древнего царства обнаруживаются следы такого порядка наследования. Это, в частности, как уже отмечалось, пока­зывает древнейшая надпись царя Аниттаса, в которой засвидетельст­вована последовательность annu.f attu.i«матерей и отцов», где назва-

режиток дуальной организации общества. Племя, состояв­шее первоначально из двух экзогамных фратрий[31][32][33], в своей совокупности выступало как эндогамное целое и имело при этом двух вождей, представителей фратрий.

Следы такого института в косвенной форме можно ви­деть в положении хеттского царя и царицы. Правда, в при­мерах, которые приводит А.М.Золотарёв для родовых ор­ганизаций Австралии, Океании, Северной и Южной Америки, Африки, Индии и Индонезии, народов Сибири, в основном это мужчины — вожди (хотя в отдельных слу­чаях есть и мужчины, и женщины)'".

Примером дуалистического правления может служить общественный строй йорубов. С одной стороны, у них (в ча­стности, в Ойо) выступает фигура алафина (священного ца­ря). Сам титул алафина. который имел три толкования, ха­рактеризует безграничность его власти: господин мира и жизни, хозяин земли, товарищ богов [21, с. 143].

С другой стороны, у йорубов видную роль играет руко­водитель совета семи знатнейших сановников государства (ойо меси) — башорун. К нему переходят бразды правле­ния в период между смертью старого царя и вступлением на престол нового[34].

Как отмечает автор исследования Н Б.Кочакова, «в об­щественном положении царя и башоруна есть много сход­ных черт... В действительности башоруны, как правило, были могущественнее священных царей» [21, с. 148].

В функциях алафина и башоруна видно своеобразное разделение духовной и светской власти. Дуалистическая форма правления засвидетельствована и для таких госу­дарств, как Сиам, Тибет, Спарта и др. Кажется, что у хеттов в положении царя и царицы следует видеть пережиток ду­альной организации общества[35] с последующим разделени­ем светской и духовной власти:

а) царь у хеттов в древнехеттский (тем более в ново- хеттский) период выступает как высшее светское лицо с совещательным советом (tiliya)из представителей царской семьи. Причём власть царя была первоначально ограничена

собранием — рстки2‘. Особенно важна роль царя как вое­начальника. С другой стороны, он обладает большой рели­гиозной властью как субъект культа;

б) в свою очередь царице, как уже отмечалось специа­листами, принадлежит одна из ведущих ролей в культе, где она обычно появляется вместе с царём. В случае же отсут­ствия царя она сама выступает как руководительница куль­товых церемоний.

По-видимому, роль царицы очень велика в ежегодных ритуалах плодородия. По крайней мере она вместе с прави­телем принимает участие в таком длительном (38 дней) культовом празднике, как AN.TAH.SUM (по названию ка­кого-то растения)26, совершая жертвоприношения в честь богов. Интересно, что на 18-й день праздника, когда царь приносит жертвы богу' грозы pihassassis117 она совершает это же в честь богини Арпина28.

Поскольку сам праздник весенний, основная цель куль­товых поездок царской четы — гарантировать хороший урожай всей стране, так как «под богами основных городов должны мыслиться боги всех частей царства» [45, с. 66]29. [36][37][38][39]

На культовый характер (и высокое положение в культе царицы) должна, по-видимому, указывать, рассмотренная выше этимология ее титула.

Что же касается светской власти царицы, то у нас нет данных, которые бы говорили о том, что именно в период Древнего царства она могла играть равную с царём роль (хотя иногда, видимо, она могла выполнять функции царя в случае отсутствия супруга). Однако возможно, что и в этой области в определённых ситуациях царица сопернича­ла со своим супругом. Об этом свидетельствует конфликт между царём и Tawananna,упомянутый в древнехеттском фрагменте[40].

На положении о дуальной организации хеттского обще­ства основана гипотеза, недавно выдвинутая Вяч.Вс Ивано­вым [18, с. З][41]. Поскольку' она разъясняет основные момен­ты исследуемого нами вопроса, мы считаем необходимым хотя бы вкратце привести её.

1. В каждом обществе (не имеющем специальных выде­ленных способов управления посредством особого устрой­ства контроля) есть один-два символа, которые воплощают благополучие племени (обычно два).

2. Оба символа имеют тесную связь:

1 — с богом грозы,

2 — с богом солнца[42],

ПО отношению К богам И первый И второй ЯВЛЯЮТСЯ внешними символами, задача которых первоначально сво­дилась к моделированию в ритуале определённой сферы природы. Эти функции позднее были переосмыслены бла­годаря развитию этого ритуального символа в синтаксиче­ский знак социальных отношений.

Вяч Вс Иванов при изложении своей гипотезы особо касается положения, которое существовало у хеттов[43]. Так автор показывает, что соответствующие древнейшие тек­сты явно подтверждают гипотезу о существовании прямой связи бога грозы с военными функциями царя[44]. Царь, как видно из приводимого ниже текста, непосредственно воз­водит свою власть правителя к богу грозы[45].

! LUGAL-us ku-wa-pi DINGIR. MES-as а-ш-wa- a-iz-zi LUGUDU kis-an ma-al-di

2 ta-ba-ar-na-as-kan LUGAL-us DINGIR. MES-as a-as-su-us KUR-e DU as-pat

3 ne-pi-es te-kan-na ERIN ME§-az DU-as-pat nu-za LUla-bar-na-an LUGAL-un

4 LUina-ni-ya-ah-ha-tal-la-an i-ya-at nu-us-si URUKUBABBAR-as KUR-e

5 liu-u-ma-an pa-is(nu-us)-sa-an KUR-e liu-u-ina-an la-ba-ar-na-as

6 SU-az ma-ni-ya(-ah-hl-i), i-ki-id-du ku-iS-Sa-an

7 la-ba-ar-n(a-aS LUGAL-w) a?-aS NI.TE-aS irk?- ha-aS-Sa

g 5a-li-ga(-aS na-a)n DU-aS har-ni-ik-du

1 Когда царь богов почитает, помазанник (жрец) так молится.

2 Tabarna, царь, богам угоден. Страна принадле­жит богу грозы,

3 небо, земля, люди принадлежат богу грозы. И за­тем он ТаЬата царя

4 сделал правителем и ему страну Хаттусас

5 целиком отдал. И страной всей Labama

6 рукой своей пусть управляет! Кто же к нему,

7 Labama царю, и к его области

н приблизится, и его бог грозы пусть поразит![46]

Как было уже отмечено выше, наиболее важно в данном тексте то, что отчётливо видна связь между богом грозы и царём, его внешним символом: а) будучи связанным с бо­гом грозы, царь ведёт от него свои функции правителя, он обязан ему своим управлением[47]; б) бог грозы, защищая ин­тересы царя, готов поразить всякого, кто замыслит враж­дебное (можно сравнить с ритуальным действом, описан­ным в «Анналах Мурсилиса», текст которого приводится ниже). При этом связь бога грозы с царём исторически объ­ясняется ролью царя как символа плодородия [18, с. 4][48]

Весьма характерно, что аналогичная связь прослежива­ется в мифологической литературе хеттов, а именно в связи хеттского бога вегетации Telepinuс богом грозы, что не­давно было отмечено в хеттологической литературе (см. [44, с. 207]). «С того момента, так как стал известен миф о Telepinu,все привыкли к тому, — пишет Г.Гютербок, — что он описывал бога Telepinuкак бога вегетации (обнов­ления природы). Всё же, кажется, что более существенная черта в сущности бога до сил пор удовлетворительно не учитывалась, а именно его принадлежность к типу хеттских богов грозы...» [44, с. 209].

Исключительный материал о царе, как о символе пло­дородия, дает хеттский ритуальный текст (см. [59, с. 23— 55]). Центральное место в нем занимает фигура хеттского царя (и царицы).

С одной стороны, правитель — тот, кому боги, богиня солнца и бог грозы дали в руки страну и его дом, которые он будет в дальнейшем защищать [59, с. 25]. Кроме того, он жрец, который выступает как представитель своего народа: «А затем я буду молиться моему' отцу, богу грозы». Деревья и парь, каждый (т е. вся природа и всё население, которое олицетворяет царь-жрец) взывает к богу грозы, потому что дожди делали их сильными, делали их могучими [59, с. 27]. Львы и леопарды, которые встречаются в тексте в связи с царем, являются теми животными, которые оказывают со­действие в его деятельности как субъекта культа [18, с. 4].

С другой стороны, как и в мифе о боге Telepinuв пери­од между как бы временным исчезновением и дальнейшим восшествием царя на престол, отсутствуют благодатные осадки вот почему:

и горы на их местах остались,

24 гора Peiitawiна месте осталась,

25 не растёт вверх, гора Hargasна месте 2в осталась — не растёт вверх [59, с. 31].

И вот он вновь появляется перед нами, как вновь вос­кресший бог, полон сил:

33 (oo-w)-ar EGIR-pa da-a-as kat-ta-wa-a-tar ola-a-as

34 (ooo)-ra at-sa an EGIR-pa da-a-as u-e-ri-ti-ina-an

35 (EG)IR-p(a) da-a-as kar-di-ya-as GIG-an EGIR- pa da-a-as

к GIG-an-si-lian da-a-as mi-hu-un-ta-tar-se-kan da- a-as

37 ma-ya-ta-tar-ina-as-si EGIR-pa pa-is hu-ul-la-tar- ma-aS-Si

38 EGIR-pa pa-a-iS

33 ...он отбросил (прочь) страхи отбросил,

34 ...он отбросил боязнь.

35 он отбросил, болезнь от сердца он отбросил,

36 его болезнь он отбросил, его старый возраст он отбросил.

37 но юную фигуру он восстановил свою, силу

38 он восстановил свою.

У хеттов, так же как и у других народов[49], засвидетель­ствована связь Telepinuс вечнозелёным деревом еуа-. кото­рое является атрибутом культа ЭТОГО бога[50]. Учитывая связь

царя с богом вегетации, символа плодородия, мы можем, полагать, что установление опоры, о которой говорится в одной из заключительных глав текста, и посадка вечнозе­лёного дерева, также символизируют появление царя, его новое восшествие на престол. По-видимому, прав Б.Шварц, который в своём предисловии к тексту' отмечает, что скорее всего это не общий ритуал, а ежегодно время от времени проводимый обряд [59, с. 23]. Аналогичные обряды, касав­шиеся царя и проводившиеся через определённые проме­жутки времени, засвидетельствованы для большинства на­родов мира.

Не менее важно то, что ритуал посвящён не только пра­вителю, но и царице По всей вероятности, её благополучие имело не меньшее значение К примеру, можно было бы привести небольшой отрывок текста:

17 ли GI§ e-ya-an ti-ya-an ti-ya an-zi KI. MIN GI§ e-ya-an

is ma-ali-lia-an uk-tii-u-ri i-ya-at-ni-ya-an nu har- pa-as-ta-nu-us

is ar-ha U.UL is-hu-wa-i LUGAL-sa SAL. LUGAL sa QA. TAM. MA

го i-ya-at-ni-an-te-es a-sa-an-du ud-da-a-ar-as-ma-as

2i QA. TAM. MA uk-tu-u-ri e-ei-du

и Они устанавливают (сажают) вечнозелёное дерево (далее говорят): как вечнозелёное дерево

18 стоит вечно и не роняет листья,

19 точно так же вечно, пусть царь и царица я, стоят и точно так же пусть их дела (слова) 21 будут вечными [59, с. 38].

В рассматриваемый нами период (XVIII-XVI вв. до н.э.), к началу которого относится создание Хеттского государства, когда уже произошло развитие ритуального символа в син­таксический знак социальных отношений, царская власть у хеттов носит чётко выраженный сакральный характер С од­ной стороны, царь (как и царица) — представитель интере­

сов народа перед миром богов, с другой стороны — член мира богов, их земной поверенный. С одной стороны, он преподносит дары и желания людей богам, с другой, как бог и представитель собрания божеств, сохраняет их интересы на земле (см., например, [32, с. 76]). Вообще для положения древневосточного царя в культе характерна его посредниче­ская роль между богом и человеком[51]. Он стоит в качестве посредника между обеими областями, так как он одновре­менно принадлежит к обеим областям [32, с. 79]. Именно та­ким предстает перед нами личность хеттского царя. В воен­ном походе царь, пользуясь поддержкой бога грозы, передвигается незамеченный противником: «И меня никто не увидел и я незамеченным от врага передвигался», — со­общает Мурсилис в своих Анналах (см. [37, с I]) В сраже­нии с противоборствующими силами бог грозы, господин царя, являет свое божественное чудо тем, что на небе вдруг появляется его символ — палица (GlS kalmiscmas),по- видимому, разряды молнии (или что-то в этом роде), которая поражает врагов [37, с. 7]. В свою очередь при исполнении обрядов или произнесении молитвы, царь непосредственно обращается к богу. К примеру, можно было бы сослаться на знаменитую молитву Муваталли (XIV-XIII вв.), обращён­ную к богу солнца: «О неба солнечный бог, господин мой!» — восклицает правитель [60, с. I][52].

Заключая договор, царь созывает совет tuliya(10 000 богов страны Хатти — в свидетели, которые должны также

поразить того, кто нарушает соглашение)[53]. Безусловно, что личность (или личности), которая в области культа встре­чалась с богами, должна была наделяться сверхъестествен­ными качествами и способностями и пользоваться огром­ным влиянием в обществе. Поэтому всё, что было связано с царской особой, тоже было священным, на нее должны были налагаться определённые табу не столько в целях со­хранения достоинства царя, сколько в целях устранения та­ких его поступков, которые, нарушив гармонию природы, могли бы привести народ и целый мир к катастрофе.

Личность хеттского царя, по-видимому, также была окру­жена целым рядом запретов, что подтверждается, в частности, существованием у хеттов специального предписания для царя относительно Sallay husseli(«большое отхожее место»)[54]:

(nu k)a-ma-ar-Sii-wa-aS uddani mekki nahhlanteS eSten) 6 (9) (nam.)-ma-kan URU HattiSi Ser haSSuS le (...) 10 (n) aSta (ha-aS)Sii-uS katta Sallai huSSili-pat (...).

«И будьте осторожны в деле, относящемся к движению желудка, затем, пусть царь в городе вверх не... а пусть царь вниз в большой котёл...»

Ряд высших государственных чинов, первоначальные функции которых были переосмыслены, связаны со свя­щенной особой царя и в совокупности составляли тот круг людей, который занимал высшие государственные посты, т е. составлял первоначальный аппарат управления. Значи­тельная часть их титулов[55], а также ряд предметов, по всей

вероятности, культового назначения, которые упоминаются в связи с личностью царя и царицы, по своему происхожде­нию являются хаттскими. Хаттские элементы либо непо­средственно заимствовались в хеттский (и другие анатолий­ские языки), либо снабжались хетгскими соответствиями, которые в большинстве случаев могут быть возведены к хатт- ским. Таковыми считаются G!Shalma&uittтрон («кресло»)4^, который также обожествляется (Dhalma.suitt)и встречается уже в древнейшей надписи царя Аниттаса.

В этой же надписи мы читаем сообщение о том, что че­ловек из Бурусхандаса принёс железный трон и железный скипетр в дар Аниттасу [15, с. 305][56][57]. Хеттское слово hapalkiya«железо» заимствовано из хат. hapalki«железо» (к которому восходит хур hapalkinu).

Как известно, одной из форм сакрализации правителя является почитание умерших предков, бывших правителей

[27, с. 337]. Существование его у хаттов можно показать на материале хеттского погребального ритуала, тексты кото­рого опубликованы Г.Оттеном. Основная их часть объеди­няется вступлением: man URU HattuSi SalliS waStaiS kiSari naSSu-za LUGAL-us nasma SAL ~LUGAL-aS DINGIR UM-iS kisari«Если в городе (стране) Хаттусас большой грех (со­бытие) произойдёт (тем, что) либо царь, либо царица богом станет». Как явствует из вступления, ритуал посвящён либо царю, либо царице. Уже само вступление, где смерть царя или царя или царицы квалифицируется как большой грех, показывает, что понятие «грех» обычно применяется для ряда событий из ряда вон выходящих, и говорит о том, что эта смерть затрагивает непосредственно всех людей хатти. Причём после смерти не только царь, но и царица станови­лась богом. Жертвоприношения совершаются не только душе умершего, «ставшего богом»[58], но и душам уже обо­жествлённых предков (бывших правителей, уже отправив­шихся к праотцам), а также многочисленным богам, как солнечному богу и богине земли, богу грозы из Циппаланда и многим другим главнейшим божествам страны[59]. То есть, как и его предки, умерший правитель становится членом мира богов и как таковой — объектом культа.

Ряд действий, совершаемых во время ритуала, можно рассматривать как элементы магии. Ритуал хорошо показы­

вает обожествление умершего правителя и характерен не только для новохеттского, но и для древнехеттского перио­да [57, с. Ill]

Таким образом, титул хеттского царя (Tabarna)может быть объяснён из хаттского языка, а царицы (Tawanan- па) — на основе анатолийских. В пределах обозримой хетт­ской истории, во время тесных контактов аборигенов (ко­гда их язык был живым разговорным) с хеттами-неситами, эти термины проникли в хаттский язык и употреблялись там наряду с исконно хаттскими (katte«царь» и kattah«ца­рица»). Власть носителей Tabarnaи Тамапаппа, в положе­нии которых можно видеть отголосок дуалистической формы правления и чётко выраженную сакрализацию (так­же связь правителя с богом грозы и соответствующей ему царственной особы с богиней солнца города Аринна) мо­жет рассматриваться как развитие ритуального символа в синтаксический знак социальных отношений.

<< | >>
Источник: Ардзинба В.Г.. Собрание трудов в 3-х тт. Том II. Хетгология, хаттология и хурри­тология. — М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН); Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа Акаде­мии наук Абхазии.2015. — 654 с.. 2015

Еще по теме К ВОПРОСУ О ХЕТТСКОМ ЦАРЕ И «ЦАРИЦЕ МАТЕРИ»*:

  1. Двоичные символы В ХЕТТСКИХ РИТУАЛЬНЫХ ТЕКСТАХ И ФУНКЦИИ ХЕТТСКИХ ПРИДВОРНЫХ
  2. § 2. Функции «помощников» царя и царицы в ритуале
  3. ЦАРИЦА-МОДНИЦА
  4. § 1. Хетте кий царь и царица — сакральные символы коллектива
  5. № 146. ДЕКРЕТЫ „ЧЕЛОВЕКОЛЮБИЯ" ЦАРЯ ПТОЛЕМЕЯ VII И ДВУХ ЦАРИЦ КЛЕОПАТР
  6. Глава III. Функции царя, царицы и других участников ритуала
  7. § 3. Сопоставление царя, царицы и «помощников» в ритуале с мирской-военной (правой, внешней) функцией и сакральной (левой, внутренней) функцией
  8. Хеттские законы
  9. § 7. Хеттское царство.
  10. Хеттские законы
  11. Хеттский СТРОИТЕЛЬНЫЙ РИТУАЛ*
  12. Хеттская культура.
  13. Брак и семья в хеттском государстве
  14. Хеттская культура
  15. Хеттский миф и легенда
  16. Ново-Хеттское царство
  17. Хеттское войско