<<
>>

§ 2. Второй период Пелопоннесской войны: Сицилийская экспедиция и Декелейская война.

Но Никиев мир, заключен­ный на 50 лет, оказался «гнилым». «В течение шести лет и девяти месяцев, — пишет Фукидид, — стороны воздерживались от походов в земли друг друга; но за пределами своих земель они, среди ненадежного замирения, причиняли друг другу очень большой вред...

Если кто не будет считать за войну то, что происходило во время этого перемирия, тот будет судить не­верно» (V, 25, 3—26, 1). Действительно, основные противоречия, существовавшие до начала войны, не были разрешены, да и усло­вия мирного договора фактически не выполнялись: обе стороны даже удерживали захваченные территории, которые должны были вернуть одна другой. Мало того, за возобновление войны стояли теперь не только крупные предприниматели и торговцы, но и широкие массы рабовладельческого афинского общества: разо­рившиеся в первый период войны мелкие ремесленники, даже мно­гие прежние сельские жители, не имевшие средств восстановить свои разрушенные хозяйства и превратившиеся в городских люм- пенпролетариев. Единственным источником существования для них было получаемое вознаграждение за военную службу. Многие мечтали поправить свое состояние военной добычей от какого-либо особенно удачного заморского похода. Низовые массы афинского рабовладельческого общества были поэтому настроены особенно воинственно, и война вскоре возобновилась в открытом виде, при­том в еще более широком масштабе.

Главную роль в политической жизни Афин играл с 420 г. род­ственник Перикла А л к и в и а д, ставший вождем этой воинствен­ной афинской демократии. Алкивиад был молодым, блестяще ода­ренным человеком, воспитанным на софистической философии. Его богатство, щегольство, расточительность, щедрость в отноше­нии к народу, его «величайшее искусство пленять людей» (П л у- т а р х) создали ему в Афинах большую популярность. Но основ­

ным стимулом всей деятельности Алкивиада было его безгранич­ное честолюбие и желание играть первую роль.

Полная бесприн­ципность, уменье приспособиться к любым обстоятельствам и менять в зависимости от них все свое поведение создали ему про­звище хамелеона. Даже ведущую роль в Афинском государстве он захватил путем интриги, ловко устранив посредством остракизма другого демагога — Гипербола. Вся политика Алкивиада строи­лась в основном на невиданно широких завоевательных планах, близких к политической авантюре. Алкивиад выдвинул рискован­ный проект завоевания хлебороднейших областей западного Среди­земноморья — Сицилии, Италии, Карфагена. Этот план нашел отклик в афинских кругах, стремившихся к такой экспансии. Другие, по словам Плутарха, давно «жадным взором смотрели на Сицилию, как на богатейшую житницу».

Поводом для экспедиции в Сицилию явилось хо­датайство сицилийских городов защитить их от притеснений силь­нейшего города Сицилии — дорических Сиракуз. Алкивиад, опи­раясь на это, воспламенил в афинянах настоящую страсть к по­ходу. Повсюду — на улицах, в палестрах — слышались раз­говоры о Сицилии, рисовались карты Сицилии, Ливии, Карфагена. Несмотря на оппозицию этому проекту со стороны противников Алкивиада, среди которых был и Никий, демократической пар­тии в 415 г. удалось добиться решения народного собрания орга­низовать поход во главе с Алкивиадом, Никнем и Ламахом. Был снаряжен большой флот и армия (134 триеры, 40 транспортных судов и 20 тыс. войска).

Однако острая борьба партий в Афинах с самого начала вредно отозва­лась на ходе этой Сицилийской экспедиции. Когда все уже было готово к от­правлению, произошло событие, взволновавшее весь город: ночью кем-то были изуродованы стоявшие на перекрестках столбы («гермы») с изображе­нием бога Гермеса, покровителя путешествующих. С точки зрения суевер­ных древних это было не только святотатство, но и дурное предзнаменование для отправляющихся в путь. Существуют предположения, что в этом были замешаны противники Алкивиада — олигархи. Стремясь предотвратить поход, они стали даже распространять слух, что это дело совершено самим Алкивиадом, напоминали, что он как ученик «безбожных философов» и прежде насмехался над религией, профанируя мистерии, и настаивали на привле­чении его к суду.

Но осуществить последнее им в это время не удалось, так как боялись войска, а среди воинов Алкивиад был очень популярен.

В назначенный срок готовый к отплытию флот торжественно отбыл из Пирея. Прибыв в Италию, Алкивиад уже начал разверты­вать военные действия: высадившись на юге Италии, он взял Регий — колонию халкидян, а затем, переправившись в Сици­лию, захватил Катану. Но неожиданно из Афин прибыл корабль с приказом доставить Алкивиада на родину, так как в Афинах про­тив него было выдвинуто уже новое обвинение в заговоре против демократии. Алкивиад покинул Сицилию, но по дороге бежал в Спарту. Все это, конечно, должно было внести дезорганизацию в армию и понизить ее боеспособность.

После отъезда Алкивиада главная роль в сицилийской армии афинян перешла к Никию. Он удачно высадился под Сиракузами и вначале с не свойственной ему энергией «совершил дело, казав­шееся эллинам невероятным»: он осадил Сиракузы и окружил их в течение короткого времени стенами. Дела Никия шли так удачно, что сиракузяне начали просить мира, а в Афинах стали ему за­видовать. Но дело обстояло так до тех пор, пока в Сиракузы с войском из других сицилийских городов не прибыл спартанец Гилипп, который взял на себя командование. Кроме того, стала прибывать помощь из Коринфа. Гилиппу удалось с моря про­рвать блокаду Сиракуз и занять неблагоприятную для афинского флота позицию.

В 413 г. к Сиракузам прибыла вторая, вспомогательная афинская экспе­диция (в количестве 73 триер и 5 тыс. гоплитов) во главе с Демосфеном, про­славившимся в операциях около Пилоса, но и это не изменило положения афинян: они терпели жестокие поражения. Демосфен настаивал на немедлен­ном возвращении, а Никий колебался, боясь вызвать неодобрение в Афинах и даже обвинение в измене. Ввиду того, что прибытие все новых и новых войск на помощь Сиракузам из Италии и Пелопоннеса усиливало сопротив­ляемость Сиракуз и положение афинян ухудшалось, афинские стратеги наконец приняли решение возвращаться. Но происшедшее лунное затмение заставило суеверного Никия, послушавшегося предсказателей, отложить отъезд на 27 дней.

Эта оттяжка оказалась роковой для афинян. Неприятель использовал ее для преграждения пути отступления как флоту, так и сухо­путной армии.

Фукидид с большим драматизмом описывает трагическое по­ложение афинского войска. После того как все попытки флота про­биться через неприятеля оказались безрезультатными и оставшиеся у афинян корабли были ими самими сожжены, армия сделала по­пытку отступить от Сиракуз в середину острова. Наконец, жестокое преследование неприятеля и голод заставили афинян сдаться. Кампания в Сицилии закончилась страшной катастрофой: флот и армия были разгромлены, оставшиеся в живых были превращены в рабов и посланы на работы в каменоломни, полководцы казнены (413 г.).

Кроме неудачи в Сицилии, афиняне терпели тяжелые бедствия и в самой Аттике: спартанцы заняли Д е к е л е ю, очень важный стратегический пункт, находящийся на северо-востоке от Афин. Это отрезывало город от всей северо-восточной части Аттики и Эвбеи, откуда Афины снабжались продовольствием. Сделано было это по настоянию Алкивиада, бежавшего в Спарту и пылавшего жаж­дой отомстить своему отечеству. В прежний период войны втор­жения пелопоннесцев были кратковременными. Теперь же, укре­пившись в Декелее, они не покидали Аттику, подвергая ее непре­рывному грабежу и совершенно парализуя хозяйственную жизнь страны. Кроме того, более 20 тыс. афинских рабов, преимущест­венно обученных ремеслу, перебежало к неприятелю. Это нанес­ло тяжелый удар афинской промышленности и всему афинскому рабовладельческому хозяйству.

В это время, столь тяжелое для Афин, Спарта начала также активизировать свою деятельность на море, выдвинув целью уни­чтожить морскую гегемонию Афин. Пелопоннесцы приняли реше­ние строить флот, для чего пойти даже на измену общеэллинскому делу: войти в союз с Персией и пользоваться ее денежными субсидиями. Связи Спарты с Персией начал укреплять Алкивиад, который для этой цели прибыл в Малую Азию и сумел вступить в дружеские отношения с сатрапом Тиссаферном. Он достиг того, что вся Иония отпала от афинян.

Но спартанцы не доверяли ему, и в Персию на смену Алкивиаду был направлен как спартанский «наварх» (начальник флота) Лисандр. Талантливый человек, лу­кавый, хитрый дипломат, говоривший: «куда львиная шкура не пролезет, там надо подшить лисью», он действовал методами Алки- виада: Лисандр сумел своим угодливым тоном пленить до такой степени молодого сына персидского царя Кира, что тот предлагал ему просить у него, «чего он только хочет» (П л у т а р х). Свое влияние на Кира Лисандр использовал для увеличения субсидий Спарте и создания мощного пелопоннесского флота, который стал господствовать в Эгейском море.

Все это резко активизировало те внутренние процессы разло­жения в Афинской державе, которыми был обусловлен неудачный для нее ход войны. Прежде всего обнаружился полный распад Афинского союза — отпадение всех малоазиатских го­родов и почти всех островов. Особенно чувствительной для Афин была потеря таких крупных союзников, как Хиос, Лесбос, Милет. В связи с этим приток союзнических взносов значительно сократил­ся. Финансовый кризис принял настолько угрожающие размеры, что афиняне принуждены были тратить ту неприкосновенную ты­сячу талантов, за одно только предложение расходования которой прежде полагалось суровое наказание.

Затем, бедствия, обрушившиеся на Афинское государство, под­рывали положение демократии и усиливали враждебный демокра­тии лагерь в Афинах. Политическая борьба разгорелась с небыва­лой силой. Основными ячейками политической борьбы стали олигархические «гетерии» (товарищества) — тайные объединения, члены которых были связаны клятвой свергнуть афинский демокра­тический строй. В 411 г. с помощью командного состава армии и флота им удалось даже произвести олигархическийпе- р е в о р о т. Сначала были избраны десять так называемых «про- булов», по одному от каждой филы, каждый не моложе 40 лет. Они должны были составить «законопроект о мерах спасения» (Аристотель). Затем введено было олигархическое устройство. Политическим идеалом был провозглашен «строй отцов», т.

е. по­рядки досолоновского времени, как они представлялись идеологам олигархов: политические права были даны на основе ценза пяти ты­сячам зажиточных граждан — тем, «кто больше всего может служить государству или своей личностью или своими средствами». Однако эти пять тысяч оказались «избранными для вида» (Аристотель).

Высшим же органом государственной власти стал совет 400, ко­торый целиком состоял из крайних реакционеров и, по словам Фукидида, «правил тиранически», жестоко преследуя демократов. Обвинение в противозаконии (графа параномон), гарантирующее демократические устои, и оплата должностей были отменены. Эта крайняя олигархия оказалась, однако, непрочной: после четы­рехмесячного существования самые ярые олигархи (Фриних, Антифонт и др.) были перебиты и власть 400 свергнута.

Правление передано было теперь пяти тысячам «из лиц, имею­щих тяжелое вооружение», т. е. средним слоям населения. Глав­ную роль в низвержении олигархии и установлении п р а в л е- нияпяти тысяч играл Ферамен. Ферамен был противни­ком демократии, при которой, по его словам, «рабы и бедные граждане, готовые продать отечество за драхму», принимали уча­стие в управлении. Но он также и не питал симпатии к олигархии. Как типичный представитель средних, зажиточных людей, это был человек компромиссный, неустойчивый в своей политике и потому получивший прозвище «сапог на обе ноги» (Ксенофонт).

Умеренный политический строй пяти тысяч вызывал тоже большое недовольство среди широких демократических слоев. Наиболее организованную часть этой демократии представляли матросы и гребцы флота, находившегося тогда около острова Само­са. Ввиду того что в это время у флота не было командира, способ­ного снискать доверие его экипажей, они решили призвать Алкивиада, находившегося в Малой Азии. Алкивиад согла­сился, так как продолжал мечтать о возвращении на родину. Еще раз он с легкостью изменил свою ориентацию.

Основная задача афинян на этом этапе войны (за выполнение ее и взялся Алкивиад), заключалась в освобождении от пелопоннесцев Геллеспонта и пути в Черно- морье. Блестящие победы Алкивиада при Абидосе и Кизике вновь подняли престиж Афин на море, и Алкивиад принудил ряд отпав­ших городов опять присоединиться к Афинской державе (Хал- кедон, Византий и др.). Военные успехи Алкивиада способствовали также падению правительства пяти тысяч (410 г.) и восстановле­нию прежних демократических порядков.

В 408 г. Алкивиад появился торжественно в Афинах и был встречен как восстановитель могущества афинской демократии. Все преступления, в которых когда-то Алкивиад обвинялся, были забыты. Его конфискованное имущество было ему возвращено. На народном собрании его наградили золо­тым венком и избрали стратегом с неограниченными полномочиями на суше и на море. Некоторые даже предлагали ему стать тираном, и, действительно, в 408—407 гг. он был полновластным правителем в Афинах.

Но торжество Алкивиада было недолговременным. Спарта про­должала усиливаться за счет Персии. Кир широко субсидировал спартанские войска. Кроме того, Лисандр сосредоточил у себя в ру­ках руководство тайными олигархическими обществами и через них наносил удары демократии. Положение Алкивиада в Афинах

было неустойчивым, так как реакционные круги ему всячески про­тиводействовали, а он не предпринимал против них никаких мер. После одного незначительного поражения (при Нотии) авторитет Алкивиада стал резко падать даже в тех слоях демократии, которые так недавно восторженно к нему относились. Левое крыло демо­кратии с Клеофонтом во главе отошло от него. Алкивиад принуж­ден был покинуть Афины и некоторое время жил как бы в добро­вольном изгнании на берегу Геллеспонта. Позднее он отправился в Персию, надеясь получить поддержку от персидского царя. По- видимому, по настоянию Лисандра, персидский царь дал приказа­ние убить Алкивиада во время этого путешествия.

Эта ожесточенная борьба партий в Афинах вызывала неустой­чивость внешней и внутренней политики. Характерными в этом от­ношении являются события, связанные с битвой при Аргинузских островах, близ Лесбоса (406 г.). Афинский флот оказался блоки­рованным в гавани Мити лены. Тогда афиняне на последние средства снарядили 110 кораблей, посадив на них всех, находившихся в призывном возрасте, причем сделали набор даже среди рабов. В проливе между Лесбосом и Малоазиатским берегом произошла битва, во время которой разразилась страшная буря и гроза. Раз­бушевавшиеся стихии ставили сражающихся в чрезвычайно тяже­лое положение. Сражение окончилось победой афинян. Но афин­ские стратеги не успели оказать помощь пострадавшим военным кораблям и похоронить умерших. Это дало повод реакционерам — противникам стратегов — поднять дело против победителей и до­биться приговора их к смертной казни (среди осужденных был и сын Перикла). Когда уже это решение было приведено в испол­нение, афиняне, как говорит Ксенофонт, раскаялись и постановили поднять обвинение против тех, кто вводил в заблуждение народ. Естественно, что такое обострение внутренних взаимоотношений в Афинском государстве ослабляло его и без того уже пошатнув­шееся положение.

Решающей битвой, определившей победу Пелопоннесского сою­за, была битва в 405 г. при Эгоспотамах (Козьих речках) в Геллеспонте. В этом сражении афиняне лишились почти всего своего флота. После этого Лисандр во главе пелопоннесского флота появился у Пирея, и началась блокада Афин с суши и с моря. Консервативные слои настаивали на мире, демократы же провели закон, по которому всякое предложение мира каралось казнью. Однако ухудшавшееся положение осажденного города из-за голода и болезней способствовало усилению правых элементов. Клеофонт был казнен, и в 404 г. Афины сдались после долгого сопротив­ления. Мир был заключен на крайне тяжелых для афинян усло­виях. Афиняне обязывались: 1) сдать весь флот за исключением 12 сторожевых кораблей, 2) срыть все укрепления («длинные стены»), 3) распустить морской союз, 4) уничтожить демократию.

Таким образом, в результате поражения была уничтожена воен­ная мощь Афин, прекращала существование Афинская морская

держава, был нанесен удар греческой демократии. Было разгром­лено самое крупное и передовое греческое государство, которое более всего способно было объединить разрозненную Грецию. Погубило его не военное превосходство Спарты и ее союзников, а основные противоречия, присущие античному рабовладельческому строю. Они проявлялись в Афинах особенно сильно потому, что здесь этот строй достигал наибольшей зрелости. Отсюда эксплуата­ция массы рабов, не заинтересованных в его поддержании, прите­снение союзников, низведенных до положения «подданных», прене­брежение к интересам низовых сельских слоев, занявших поэтому враждебную позицию по отношению к городской демократии и ока­зывавших поддержку ее самым непримиримым врагам — реакцио­нерам (олигархам).

Все же даже катастрофический исход Пелопоннесской войны не мог сразу уничтожить демократический строй Афинского государства. Правда, в 404 г., по требованию Лисандра, власть в Афинах перешла к олигархическому комитету 30 уполномо­ченных («пробулов»), прозванных «3 0 тиранами», возгла­вляемому озлобленным аристократом Критием и приспособлен­цем Фераменом. Они управляли государством, не считаясь ни с какими установлениями, и ввели беспощадный террористи­ческий режим. Они организовали настоящую охоту на сторонни­ков демократии, а под этим предлогом иногда просто убивали со­стоятельных людей и захватывали их имущество. Никто не мог быть спокоен за свою жизнь. Число граждан было низведено до трех тысяч, и по введенному ими закону тираны могли казнить любого гражданина, не принадлежавшего к этим трем тысячам. Но вскоре между самими тиранами началась борьба различных группировок, в результате которой дажеФерамен, вождь умеренных олигархов, был вычеркнут Критием, сторонником крайней тирании, из списка трех тысяч полноправных граждан и казнен. Описанная Ксено­фонтом картина суда над Фераменом дает яркий пример произ­вола и насилия, которые царили при тирании тридцати («Гре­ческая история», II, 23—50).

Однако этот олигархический строй просуществовал всего 8 ме­сяцев. Демократы-эмигранты во главе с Фрасибулом сконцентри­ровали свои силы в Фивах. Оттуда они напали на Аттику, сначала заняли Пирей, затем Афины и, наконец, Элевсин, где, бежав из Афин, пытались укрепиться последние олигархи. Ликвидации ти­рании тридцати способствовала внутренняя борьба, происхо­дившая и в Спарте. Возвышение Лисандра и его роль вершителя судеб в Афинах вызвали среди правящих кругов в Спарте опасе­ния. Спартанский царь Павсаний постарался достигнуть согла­шения между афинскими демократами и олигархами помимо Лисандра. Так в 401 г. афинская демократия была полностью восстановлена в своих прежних формах, но уже утратила все основания и возможности стать ведущей и объединяющей полити­ческой силой в Греции.

<< | >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. УЧЕБНИК ДЛЯ УЧИТЕЛЬСКИХ ИНСТИТУТОВ ПОД РЕДАКЦИЕЙ В.Н.ДЬЯКОНОВА, Н. М. НИКОЛЬСКОГО. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР МОСКВА, 1952. 1952

Еще по теме § 2. Второй период Пелопоннесской войны: Сицилийская экспедиция и Декелейская война.:

  1. СИЦИЛИЙСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ДЕКЕЛЕЙСКАЯ ВОЙНА
  2. § 1. Причины Пелопоннесской войны. Десятилетняя война.
  3. 49) Основные периоды и события Второй мировой войны и Великой Отечественной войны советского народа в 1939–1942 гг. (17)
  4. № 100. НАЧАЛО СИЦИЛИЙСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ И ПРОЦЕСС О НИЗВЕРЖЕНИИ ГЕРМ
  5. (29) СССР накануне и в начальный период второй мировой войны (внешняя политика, расширение территорий, подготовка к войне).
  6. ПЕЛОПОННЕССКАЯ ВОЙНА
  7. Война сицилийских греков с карфагенянами. Гелон (480 г. до Р. X.)
  8. Возобновление Пелопоннесской войны
  9. 50) Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны и Второй мировой войны. (18)
  10. ВОЙНА СИЦИЛИЙСКИХ ГРЕКОВ С КАРФАГЕНЯНАМИ. ГЕЛОН. (480 г. до Р. X.).
  11. 51) Завершающий этап Великой Отечественной войны и Второй мировой войны. Источники и значение победы стран антигитлеровской коалиции. (19)
  12. ПЕЛОПОННЕССКАЯ ВОЙНА. (431-404 г: до Р. X.)
  13. Пелопоннесская война (431—404 гг. до Р. X.)
  14. Военные действия Афин до начала Пелопоннесской войны (450-431 гг. до Р. X.)
  15. ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ АФИН ДО НАЧАЛА ПЕЛОПОННЕССКОЙ ВОЙНЫ. (450-431 г. до Р. X.)
  16. Лекция 11 ПЕЛОПОННЕССКАЯ ВОЙНА
  17. Глава 3. Пелопоннесская война
  18. ГЛАВА XXXI ПЕЛОПОННЕССКАЯ ВОЙНА
  19. № 101. РЕМЕСЛЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО, ОСНОВАННОЕ НА ТРУДЕ РАБОВ В АФИНАХ В КОНЦЕ ПЕЛОПОННЕССКОЙ, ВОЙНЫ