>>

ВВЕДЕНИЕ

Великие основоположники научного коммунизма Маркс и Энгельс, Ленин и Сталин — подлинные создатели исто­рии как науки. Отмечая полную революцию, совершенную Марксом в науке об обществе, подчеркивая значение марксистского понимания истории, Энгельс в письме к Конраду Шмидту от 5 августа 1890 г.

указывал, что теперь «Всю историю надо начать изучать заново» Ч

Существовавшие до Маркса исторические теории были про­никнуты идеализмом и рассматривали лишь идейные мотивы исто­рической деятельности людей, не исследуя и не выясняя при­чин, которые порождают те или иные идеи. Поэтому историки, писавшие до Маркса, не видели и не могли видеть объективной закономерности исторического развития. «Домарксовская «социо­логия» и историография в лучшем случае давали накопление сырых фактов, отрывочно набранных, и изображение отдельных сторон исторического процесса» [1][2].

Только учение Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина ука­зало путь к познанию истории общества как процесса законо­мерного, процесса, совершающегося с неотвратимостью зако­нов природы. Тем самым история впервые превратилась в науку: «...наука об истории общества, — говорит И. В. Сталин, — несмотря на всю сложность явлений общественной жизни, может стать такой же точной наукой, как, скажем, биология, способной использовать законы развития общества для практического применения» [3].

Уже в ранней работе «Немецкая идеология» Маркс и Энгельс сформулировали основной закон исторического развития общества: «...люди, развивающие свое мате­риальное производство и свое материальное общение, изменяют вместе с данной действительностью также свое мышление и про­дукты своего мышления. Не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание» [4]. Иначе говоря, источником развития

общества, источником формирования его духовной жизни яв­ляются условия материальной жизни общества.

Согласно учению Маркса, получившему дальнейшее развитие и уточнение в трудах Ленина и Сталина, главной силой раз­вития общества, определяющей характер общественного строя, физиономию общества, является «...способдобывания средств к жизни... способ производства материальных благ...». Характер способа производства в каждую историческую эпоху и в каждом обществе определяется производительными силами данного обще­ства в данную эпоху. Под производительными силами разумеются «Орудия производства, при помощи которых производятся мате­риальные блага, люди, приводящие в движение орудия произ­водства и осуществляющие производство материальных благ бла­годаря известному производственному опыту и навыкам к труду, — все эти элементы вместе составляют производительные силы обще­ства». Это — одна сторона производства и его способа, выражаю­щая «...отношение людей к предметам и силам природы, исполь­зуемым для производства материальных благ»[5].

Другую сторону производства и его способа составляют про­изводственные отношения, т. е. отношения людей друг к другу в процессе производства. Ибо люди в производстве материаль­ных благ действуют не в одиночку, а сообща, группами и обще­ствами. «Они не могут производить,— говорит Маркс,— не соеди­няясь известным образом для совместной деятельности и для взаимного обмена своей деятельностью. Чтобы производить, люди вступают в определенные связи и отношения...»[6]—производ­ственные отношения.

Производственные отношения и составляют экономиче­ский строй общества, его базис. «Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания» [7].

Надстройка над базисом представляет собой политиче­ские, правовые, религиозные, художественные, философские взгляды общества и соответствующие им политические, правовые и другие учреждения. Закон соотношения между базисом и над­стройкой следующим образом сформулирован И.

В. Сталиным: Всякий базис имеет свою, соответствующую ему надстройку; «Специфические особенности базиса состоят в том, что он обслу­живает общество экономически. Специфические особенности над­стройки состоят в том, что она обслуживает общество полити­ческими, юридическими, эстетическими и другими идеями и

создает для общества соответствующие политические, юридиче­ские и другие учреждения» Ч «Если изменяется и ликвидируется базис, то вслед за ним изменяется и ликвидируется его надстройка, если рождается новый базис, то вслед за ним рождается соответ­ствующая ему надстройка»[8][9]. Но это не означает, что надстройка только отражает базис, что политические учреждения, идеи и т. п. не оказывают обратного влияния на развитие общества. «Наоборот, появившись на свет, она (надстройка. — Ред.) стано­вится величайшей активной силой, активно содействует своему базису оформиться и укрепиться, принимает все меры к тому, чтобы помочь новому строю доконать и ликвидировать старый базис...»[10]. Пока определенный базис сохраняется и господствует, сохраняется и господствует вся соответствующая надстройка над этим базисом до возникновения новых производительных сил, появления новых общественных классов и новых общественных идей. Но для того чтобы идеи могли оказывать влияние на об­щество, они должны стать достоянием масс, «...теория,—говорит Маркс, — становится материальной силой, как только она овла­девает массами»[11]. И тогда, указывает И. В. Сталин, «Стихийный процесс развития уступает место сознательной деятельности лю­дей, мирное развитие — насильственному перевороту, эволюция — революции»[12].

Рассматривая производство в качестве основного фактора, определяющего развитие общественных отношений, идей и т. и., учение марксизма-ленинизма впервые стало рассматривать произ­водственные и общественные условия жизни масси изме­нения этих условий как важнейший предмет исторической науки. В предельно ясной форме эти мысли были выражены И.

В. Сталиным в работе «О диалектическом и историческом материализме»: «.. .исто­рия развития общества есть, прежде всего, история развития производства, история способов производства, сменяющих друг друга на протяжении веков, история развития производительных сил и производственных отношений людей. Значит, история обще­ственного развития есть вместе с тем история самих производите­лей материальных благ, история трудящихся масс, являющихся основными силами производственного процесса и осуществляю­щих производство материальных благ, необходимых для суще­ствования общества» [13].

Человеческое общество, изменяя способ производства, проходит в процессе своего развития ряд последовательных общественно­экономических ф о р м а ц и й, т. е. типов производственных отно­

шений. Именно, характерная особенность производства заклю­чается в том, что оно «...находится всегда в состоянии изменения и развития, причем изменения в способе производства неизбежно вызывают изменение всего общественного строя, общественных идей, политических взглядов, политических учреждений,— вызы­вают перестройку всего общественного и политического уклада. На различных ступенях развития люди пользуются различными способами производства... Сообразно с этихМ и общественный строй людей, их духовная жизнь, их взгляды, их политические учреждения — бывают различными» *. Так на основе смены различ­ных способов производства происходит, по терминологии Маркса, смена общественно-экономических формаций, причем каждая последующая формация является прогрессивной эпохой, т. е. более высокой ступенью развития производитель­ных сил и общественно-политической организации в сравнении с предыдущей[14][15]. Таким образом, каждому способу производства, или, по выражению товарища Сталина, «типу производственных отношений», соответствует определенная общественно-экономи­ческая формация. В то же время каждая формация имеет свою, присущую ей надстройку, особые политические и правовые учре­ждения, особые идеи и взгляды.

История развития человеческого общества проходит пять основных общественно-экономических формаций: первобытно­общинного строя, рабовладельческого, феодального, капитали­стического и социалистического. Рабовладельческая, феодальная и капиталистическая формации по их социальной структуре являются антагонистическими, т. е. состоящими из враждебных классов, ибо их производственные отношения характеризуются эксплуатацией и угнетением одного класса другим.

Развитие формаций, переход общества к каждой новой фор­мации есть процесс революционный. Закон развития формаций был сформулирован К. Марксом в работе «К кри­тике политической экономии» следующим образом: «На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производ­ственными отношениями, или — что является только юридическим выражением этого — с отношениями собственности, внутри кото­рых они до сих пор развивались. Из форм развития производи­тельных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда на­ступает эпоха социальной революции» [16].

Однако и само развитие антагонистических формаций, т. е. формаций, в которых меньшинство людей тем или иным образом присваивает себе плоды труда большинства членов данного об­щества, происходит путем ожесточенной борьбы классов, борьбы

между угнетателями и угнетенными. «Свободный и раб, пат­риций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче — угнетающий и угнетаемый находились в вечном антаго­низме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов» х.

Однако все революции, предшествовавшие Великой Октябрь­ской социалистической революции, имели своим результатом не уничтожение эксплуатации человека человеком, но лишь изме­нение форм эксплуатации, переход от старых к новым формам эксплуатации трудящихся масс. Только Великая Октябрь­ская социалистическая революция, первая в истории человечества, уничтожила в нашей стране эксплуататор­ский строй помещиков и капиталистов и открыла собой новую эру подлинного освобождения трудящихся.

Таковы основные закономерности исторического развития, вскрытые Марксом, Энгельсом, Лениным и Сталиным. Они положены в основу трудов советских историков-марксистов и позволяют последним вскрывать и воссоздавать с научной точностью историю прошедших эпох и отдельных народов,

* *

*

Под историей древнего мира мы понимаем историю двух первых общественно-экономических формаций: первобытно-об­щинного строя, основой которого является общественная собственность на средства производства и, следовательно, при котором нет классов и эксплуатации, и рабовладельче­ского строя, основой которого является собственность рабо­владельца на средства производства, а также на работника произ­водства — раба — и, следовательно, общества эксплуататорского, в котором происходит жестокая классовая борьба [17][18].

История древнего мира приобретает потому особое значение, что она исследует первый коренной перелом в жизни человеческих обществ — переход от первобытно-общинного, доклассового обще­ственного строя к общественному строю, основанному на частной собственности, с антагонистическими классами и ожесточенной классовой борьбой. При этом вскрывается также прогрессивный ха­рактер рабовладельческого строя в сравнении с первобытно-общин­ным строем. Развитие производительных сил ускорилось и проя­вилось в развитии скотоводства, земледелия и ремесла, привело к дальнейшему общественному разделению труда, к накоплению средств производства и потребления, к расширению торговли, или

обмена, как между отдельными лицами, так и между отдельными обществами. Как говорит Энгельс, «Только рабство сделало воз­можным в более крупном масштабе разделение труда между земле­делием и промышленностью и таким путем создало условия для расцвета культуры древнего мира — для греческой культуры.Без рабства не было бы греческого государства, греческого искусства и науки; без рабства не было бы и римского государства. А без того фундамента, который был заложен Грецией л Римом, не было бы и современной Европы»[19].

Но то же самое рабство в конце концов было и одной из глав­ных причин упадка «античного» мира, т. е. древней Греции и Рима: оно завело античный мир в экономический и социальный тупик и разрушило этот мир революционным взрывом. Рабовла­дельческая формация в своем развитии проходила ряд эта­пов. Первоначальной основой греческого и римского об­щества являлось мелкое свободное производство, в котором эксплуатация рабского труда была еще незначительной. «Как мелкое крестьянское хозяйство, — указывает Маркс, — так и независимое ремесленное производство... представляет экономи­ческую основу классического общества в наиболее цветущую пору его существования, после того как первоначальная восточная общинная собственность уже разложилась, а рабство еще не успело овладеть производством в сколько-нибудь значительной степени» [20].

Экономической предпосылкой перехода к следующему этапу является превращение «патриархальной» системы рабства, направ­ленной на производство непосредственных жизненных средств, в «...рабовладельческую систему, направленную на производство прибавочной стоимости» [21] и получившую свое полное развитие в греко-римском мире.

Однако превращение рабства в господствующую систему произ­водства влечет за собой кризис всей рабовладельческой си­стемы. «Там, где рабство, — пишет Энгельс в «Диалектике при­роды», — является господствующей формой производства, там труд становится рабской деятельностью, т. е. чем-то бесчестящим свободных людей. Благодаря этому закрывается выход пз подоб­ного способа производства, в то время как, с другой стороны, требуется устранение его, ибо для развития производства рабство является помехой. Всякое покоящееся на рабстве производство и всякое основывающееся на нем общество гибнут от этого противо­речия» [22].

В странах древнего Востока, где долго и прочно сохранялась общинная собственность на землю и рабство не до­стигло полного развития, в значительной мере остановившись

на ступени домашнего рабства, мы тем не менее тоже замечаем боль­шой прогресс в сравнении с первобытно-общинным строем. И там получило известное развитие разделение труда, развивались земле­делие, ремесло и торговля, появились письменность, литература и искусство, создалась древневосточная культура, оказавшая известное влияние на античную культуру, а через нее — и на по­следующую культуру европейских народов. Но древневосточ­ные государства, расположенные в Средиземноморской области, несмотря на свои обширные размеры, оказались внутренне сла­быми и были завоеваны сначала греками, а потом римлянами,

* *

*

За последние десятилетия наши фактические знания во всех областях истории древнего мира чрезвычайно расширились благо­даря целому ряду новых археологических откры­тий. Весь этот огромный вновь открытый материал блестящим образом подтвердил правильность методологических установок классиков марксизма-ленинизма и вместе с тем дал возможность расширить географически и углубить изучение рабовладельческой формации, главным образом ее древневосточного или азиатского варианта. Надо отметить, что в данном случае особенно большая заслуга принадлежит советским ученым. Буржуазные ученые Запада незадолго до первой мировой войны, благодаря раскоп­кам в Малоазиатской части Турции, расширили географические рамки древнего Востока на Малую Азию, открыв там Хеттское царство. Несколько ранее открытия главным образом русских ученых в царской и турецкой частях Армении установили там существование в ассирийскую эпоху царства Урарту. Так, восточная граница древнего Востока продвинулась до Закавказья. Но гораздо важнее как по географическому, так и историче­скому масштабу были труды и открытия советских ученых. Советские ученые еще в начале 30-х годов на основании изу­чения древнейшей истории Китая установили существование там рабовладельческого строя, сменившегося затем феодальным. Позднейшие открытия советских ученых расширили область древневосточных стран и государств от Ирана по направлению на север к Аральскому морю. Именно — южнее Аральского моря, по реке Аму-Дарье (в Туркменской и Узбекской ССР), в области, называвшейся в домусульманский период Хорезмом, открыто древнее царство, разрушенное арабами, царство, по своей обще­ственной организации и по своей культуре достойное занять место рядом с великими державами древневосточного Двуречья. Результаты этого последнего открытия дают право надеяться, что на территории также и других среднеазиатских советских республик будут открыты и другие памятники существовавших здесь в древние времена обществ.

| >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. УЧЕБНИК ДЛЯ УЧИТЕЛЬСКИХ ИНСТИТУТОВ ПОД РЕДАКЦИЕЙ В.Н.ДЬЯКОНОВА, Н. М. НИКОЛЬСКОГО. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР МОСКВА, 1952. 1952

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Введение
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. ВВЕДЕНИЕ
  17. Введение
  18. ВВЕДЕНИЕ