<<
>>

ГЛАВА XXXVIII ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА

Эллинистический мир охватывал все культурное человечество Старого света; даже Китай, правда, лишь в слабой степени, под­вергся эллинистическому влиянию. Этот мир слагался из много­численных и весьма разных народов, живших преимущественно в средиземноморских странах, начиная с V в.

до н. э. приходивших во все возраставшей степени в тесное соприкосновение друг с дру­гом. Завоевания Александра Македонского уничтожили полити­ческие преграды, мешавшие культурному взаимодействию между этими народами, и греческая культура вместе с сотнями тысяч переселившихся греков глубоко внедрилась в страны Востока. Эти переселенцы заселяли многие сотни вновь основывавшихся в эллинистических государствах городов, ставших центрами раз­вития эллинистической культуры. Об этих городах крупнейший греческий географ Страбон сказал: «Эллинистические города...— это политическая система по эллинскому образцу»; этими сло­вами он подчеркивал тесную преемственную связь между эллин­ским и эллинистическим миром во всех областях исторического развития: и в политической, и в экономической, и в культур­ной. В эллинистических государствах главными центрами были новые города; древние центры Востока, такие, как Вавилон и Мемфис, отошли на второй план, Антиохия и Александрия стали мировыми центрами в полном смысле слова; многие сотни тысяч населения каждой из этих двух мировых столиц состояли из самых различных народностей, среди которых преобладали греки, си­рийцы и евреи. Интернациональный характер этих городов под­черкивался политической организацией населения по племенному признаку; существовали греческие и еврейские части города; каж­дая из них имела свой совет, своего главу, который сносился непосредственно с высшей правительственной властью.

Деловая и культурная жизнь била ключом; документальный материал (надписи, папирусы) говорит нам о существовании и большой активности многочисленных союзов граждан; мы находим здесь и профессиональные объединения и объединения культурно- бытовые (в частности, религиозные, так называемые «фиасы»).

Эти последние особенно интересны для характеристики культур­ной жизни городских масс.

Внешний облик эллинистических городов свидетель­ствует о высокой технике благоустройства. Часто несколько древних гре­ческих городов сливались в один очень крупный, выстраивались заново центральные площади и кварталы с государственными и общественными зданиями, проводились водопроводы, сооружались фонтаны, бассейны, купальные заведения; в гораздо больших масштабах, чем в эллинские вре­мена, сооружались театры, гимназии; теперь театры представляли собой огромные каменные сооружения, вмещавшие многие десятки тысяч зрителей; с большим размахом строились и гимназии, развалины которых на местах множества крупных эллинистических городов удивляют нас и художествен­ной планировкой и своим воспитательно-образовательным назначением. Наконец, во многих городах появился новый тип общественных зданий — библиотеки. Уже упоминалось о грандиозной библиотеке в Александрии, и несколько меньших размеров библиотека была в Пергамс; существовали относительно небольшие библиотеки и для более широкого читателя. Одно­временно шло дальнейшее развитие и укрепление полисов в Элладе,Сицилии, Южной Италии, в Северной Африке, на западных побережьях Средиземного моря.

Это колоссальное распространение вширь сопровождалось качественными изменениями в эллинской куль­туре, которая восприняла теперь культурное наследство древнего Востока. Они состояли в том, что в эллинистической культуре наибольшее развитие получили те отрасли, которые в культуре эллинской были на втором плане; техника, точные науки, есте­ствознание, медицина, хирургия, агрономия достигли исключи­тельной высоты в эллинистическом мире. Наоборот, общественные науки, философия, литература, искусство в связи с сокращением общественно-политической активности народных масс не только не получили дальнейшего творческого развития, но даже обнару­живали черты упадка.

Грандиозное строительство городов, развитие морской тор­говли, возросшие масштабы войн между большими морскими и сухопутными государствами настоятельно выдвигали вопрос о технических усовершенствованиях.

Эллинистическая техника поражает нас своими достижениями. В устьях Нила на низменном острове Фаросе был сооружен маяк, свет которого моряки могли видеть за 40 км от берега. Иначе говоря, высота этого сооруже­ния равнялась примерно высоте 50-этажного небоскреба. Морские корабли строились таких размеров, что поднимали по нескольку тысяч человек. Помещения на верхней, привилегированной палубе были обставлены роскошно и представляли пассажирам разнооб­разные развлечения.

В военной технике важнейшее место заняли механизированные наступательные и осадные орудия; «катапульты» и «баллисты» метали дротики и каменные круглые ядра до двух пудов весом на значительное расстояние; эти метательные снаряды были своего рода холодной артиллерией, действенности которой завидовали европейские теоретики артиллерии в XVIII в. Все эти сооружения могли быть осуществлены только по планам и чертежам научно подготовленных инженеров, и наличие таких кадров в эллинисти­ческом мире подтверждается сообщениями античных писателей.

Этому развитию техники соответствуют замечательные дости­жения эллинистической науки. Эвклид (первая половина III в. до н. э.) подвел итог предшествовавшему развитию геометрии и создал стройную систему геометрических положений; элементар­ная геометрия до сих пор носит его имя. Но в сочинениях Эвклида, так же как и в работах другого гениального математика и физика этой эпохи, Архимеда, содержались и многие положения высшей математики.

Архимед паписал книги «О равновесии», «О квадратуре параболы», «О плавающих телах», «Катоптрика» (т. е. теория зеркал) и другие; в своих сочинениях оп обосновал и развил основные положения механики, в частности, теорию рычагов. В древности Архимеду приписывалось смелое изречение: «Дайте мне точку опоры, и я переверну землю». Разрабатывал Архимед и теорию отражений тепловых и световых лучей в плоских и сферических зеркалах; эту теорию гениальный ученый применил, согласно преданию, на практике при обороне Сиракуз от римлян в 212 г.

до н. э., сжигая их осадные сооружения и корабли. Современник его Аполлоний раз­рабатывал одну из труднейших отраслей высшей математики — теорию чисел.

Не менее поразительны достижения астрономии. Эрато­сфен предпринял измерения величины земного шара и приме­нил при этом впервые те же приемы, которыми пользуются и теперь, именно так называемую триангуляцию; Эратосфен полу­чил цифру, немногим отличающуюся от истины; Аристарх Самосский написал сочинение «О размерах и расстоянии луны и солнца от земли»; в этой работе Аристарх довольно пра­вильно определил и относительные размеры солнца и луны и их расстояния от нашей планеты. Не менее поразительны работы Гиппарха, который показал, что все движения небесной сферы станут понятными, если принять, что солнце находится в центре планетной системы, а планеты совершают круговой путь вокруг него. Великое астрономическое открытие Гипцарха было забыто, и только 1800 лет спустя Коперник и Галилей снова сде­лали его достоянием науки. Гиппарх производил и другие астро­номические наблюдения, вся ценность которых была понята срав­нительно совсем недавно.

Не в меньшей мере замечательны и достижения эллинистической медицины, в частности хирургии. Герофил в своих сочине­ниях обнаруживает необычайно глубокие анатомические позна­ния, которые он приобрел с помощью постоянного анатомирова­ния трупов. Хирург Гераклит Тарентский приме­нял при операциях обезболивающие наркотические средства; это замечательное открытие позднее было совершенно забыто, и только более чем 2000 лет спустя лишь с 60-х годов прошлого века — обезболивание при операциях было вновь введено в практику.

Таким образом, в области точных наук, естествознания и техники в эллинистическую эпоху имело место бурное движение вперед. Но этого нельзя сказать в отношении философской мы­сли. Многие десятки философов выступали письменно и устно в городах эллинистического мира; но они по преимуществу про­

должали и развивали философские учения предшествующей эпохи, однако в разрезе решения проблем личного счастья.

Крупное место среди них занимает Эпикур (341—270 гг. до н. э.), последо­ватель материалистической философии Демокрита, дополнивший представление Демокрита об атомах; но свое учение о материаль­ном мире Эпикур заостряет на вопросах жизни личности, посвящая много внимания вопросу о сущности человеческого счастья и о пу­тях его достижения. От активного участия в общественной жизни эпикурейцы старались уклоняться, придерживаясь правила: «живи незаметно», чтобы не нарушать свой внутренний покой («атараксия»). Громадная заслуга Эпикура заключается в том, что его материалистическое учение избавляло людей от страха перед богами и смертью, почему Маркс и Энгельс называли его «вели­чайшим просветителем древности», «...поэтому же у всех отцов церкви, от Плутарха до Лютера, Эпикур слывет безбожным философом ...свиньей»[XCIV].

То же индивидуалистическое направление, что и у эпикурейцев, резко проступает в другой философской школе эллинистической эпохи — у стоиков.

Основателем школы стоиков был Зенон (334—262 гг.), уроженец острова Кипра; его преемники тоже происходили в большинстве из городов эллинистического Востока. Стоики раз­делили философию на три части: этику, физику и логику. В физике их учение утверждало материальное единство всего сущего, в ос­нове которого находится творческое и движущее начало огня. Жизнь и бытие подчинены строгой закономерности и ею даже как бы предопределены. Таким образом, в начальный период («ран­няя стоя») физика стоиков была в известной мере материалистиче­ской, исходя из учения Гераклита и Аристотеля. Но наибольшее значение стоики придавали этике: чтобы вести правильную и счастливую жизнь, человек должен добровольно согласовать ее с законами природы и с жизнью природы в целом.

Такое разумное и активное содействие мировому целому в его законо­мерном движении есть главная обязанность и первый долг человека. Выпол­нение его есть добродетель («аретэ») и ведет к истинному благу и счастью. Наоборот, нарушение его в интересах отдельной личности, с ее частными желаниями и страстями, является пороком («хамартема»).

Однако подлинно счастливым может быть только мудрец, овладевший пониманием истины и претворяющий это понимание в жизнь: он достигает абсолютного душевного спокойствия (апатии), огражденного от всех жизненных печалей,так какой не придает им значения. Он богат в нищете, свободен в оковах, счастлив в болезни.

В своих общественно-политических взглядах стоики часто повторяли антидемократические теории лаконофилов предшество­вавшей эпохи, возвеличивавши? олигархическую Спарту и нена­видевших демократические Афины. Но с другой стороны, в учении стоиков содержались и элементы естественного права (см. стр. 360),

что привело позднейших стоиков к отрицанию рабства и учению о всеобщем равенстве людей.

Разложение рабовладельческого общества больше всего ска­залось на общественно-политическом учении философской школы киников, основатель которой Антисфен сам был полу- рабского происхождения. Учение его и его последователей (наи­более известные из них были современники Александра Маке­донского Диоген и его ученик Кратет) находило глубокое со­чувствие среди широких народных масс — как свободных, так и рабов. Киники были крайними представителями теории естествен­ного права, призывали к непринужденной естественности и про­стоте, к жизни, близкой к природе; они глумились над погоней за богатством и роскошью, отрицали всякую власть государ­ства и общества над личностью человека. Диоген, чтобы показать свое презрение к общепринятым правилам приличия, даже от­казался от всякой одежды, жил в бочке и разбил свою един­ственную чашу, когда убедился, что может обходиться и без нее. За это он и получил от «приличного общества» ядовитое прозвище kuon, что значит «собака». Отсюда вся школа последо­вателей Антисфена названа «киниками» («подражатели собакам»). Но рабы и бедные люди сочувствовали учению киников, тем более что последние умели облекать его в яркие и общепонят­ные формы остроумных притч и сатирических сценок (диатрибы). Однако в учении киников мало было боевых призывов, и оно сводилось, по существу, к мирной проповеди анархизма и самого крайнего индивидуализма.

Художественная литература эллинистической эпохи была весьма богата количественно, но не высока (за отдельными исключениями) качественно. В этой литературе совершенно отсутствуют широкие общественно-политические ин­тересы, пропитывающие всю художественную литературу пред­шествовавшей эпохи. В комедиях, например Менандра, извест­ных нам в отрывках, вышучиваются обывательские интересы, но тоже с обывательской точки зрения. Большое распростране­ние получает лирическая поэзия, основными темами которой являются переживания личности, ищущей наслаждений, и стрем­ление в природу от томительной городской жизни. Главным цент­ром, привлекавшим поэтов-лириков из всех стран эллинисти­ческого мира, была Александрия египетская. Прожил здесь зна­чительную часть своей жизни и крупнейший поэт-лирик III в. до н. э. Феокрит, уроженец Сицилии. Феокрит писал идил­лии — стихотворения, изображавшие прелесть сельской жизни, переживания горожанина, отрешившегося от привычной, но надоев­шей обстановки города. Феокрит, как и другие поэты этой эпохи, большое внимание уделял форме стихотворений. Он ввел в сти­хотворную форму вычурные украшения.

Это же стремление к вычурности сказывалось ив изобрази­тельном искусстве эллинистической эпохи. Появляется ряд

самостоятельных центров скульптурного творчества: в Александ­рии египетской, на острове Родосе, в Пергаме и некоторых других местах. Три родосских скульптора: Агесандр, Атенодор и Поли- дор, изваяли огромную статую «Лаокоон и его сыновья», изобра­жающую смертельную схватку людей с чудовищами-змеями; художники подчеркнуто изобразили выражение страдания на лицах, невероятное напряжение всех мускулов в борьбе, так что эта статуя является не столько реалистическим, сколько натуралистическим произведением. Там же в городе Родосе была изваяна и отлита из бронзы колоссальная статуя бога солнца в 30 л* высотой. Этот «Колосс родосский» считался одним из чудес света. Высоким совершенством отличалась пергамская скульптур­ная школа; в конце XIX в. на месте бывшего Пергама был извле­чен из земли грандиозный мраморный алтарь Зевса, покрытый на протяжении 120 м превосходной скульптурой, изображавшей «гигантомахию» — борьбу олимпийских богов с Зевсом во главе с гигантами, порождением земли. Этот «Пергамский алтарь» является одним из немногих почти целиком сохранившихся памятников античного искусства. Скульптура, таким образом, стояла на большой высоте в эллинистическую эпоху, но по срав­нению с предшествовавшей эллинской эпохой это был период уже начавшегося упадка, симптомами которого являлись пере- напряженность движений, стремление к грандиозности, чрезмер­ный натурализм.

Эллинистическая культура охватывала почти все передовое человечество III—II вв. до н. э. Эта культура продолжала свое существование и в последующее столетие, когда центр политиче­ской жизни переместился далеко на запад — в Италию, в Рим. Постепенно видоизменяясь, эллинистическая культура сохраня­лась в странах Переднего Востока и в следующую эпоху истории человечества — в средние века. В средние века видоизмененную эллинистическую культуру восприняли народы Востока во главе с арабами; это дало им возможность надолго стать культурными гегемонами европейско-азиатского мира.

<< | >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. УЧЕБНИК ДЛЯ УЧИТЕЛЬСКИХ ИНСТИТУТОВ ПОД РЕДАКЦИЕЙ В.Н.ДЬЯКОНОВА, Н. М. НИКОЛЬСКОГО. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР МОСКВА, 1952. 1952

Еще по теме ГЛАВА XXXVIII ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА:

  1. ОБЩИЕ ЧЕРТЫ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
  2. Лекция 19 ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА
  3. ОБЗОР ДАННЫХ ОБ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ ДРЕВНЕЙ АРМЕНИИ
  4. Глава 22 СТОЛИЦЫ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИХ ЦАРСТВ
  5. Глава 23 НАУКА, ФИЛОСОФИЯ И РЕЛИГИЯ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ эпохи
  6. Глава 8 ЭЛЛИНИЗМ И ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПАНСИЯ
  7. ГЛАВА XXXVI ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЕ ГОСУДАРСТВА
  8. Глава 21 ПОЛИСЫ И МАЛЫЕ ЦАРСТВА ПРИЧЕРНОМОРЬЯ В ЭЛЛИНИСТИЧЕСКУЮ ЭПОХУ
  9. ГЛАВА XXXVII СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В ЭЛЛИНИСТИЧЕСКУЮ ЭПОХУ
  10. Глава 20 ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЙ ВОСТОК И ЗАПАД. РАСПАД И ПОПЫТКИ ОБЪЕДИНЕНИЯ
  11. Глава 8. Рим в господстве над средиземноморьем. Крах эллинистических государств
  12. Глава 4. Становление оседло-земледельческой культуры на территории низовьев Сырдарьи в системе древних культур Средней Азии во второй половине I тыс. до н.э.
  13. ГЛАВА 13 СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ III ТЫС. ДО н. э. ПРОБЛЕМА ХЕТТОВ. МЕГАЛИТИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ - УСАТОВСКАЯ, КЕМИ-ОБИНСКАЯ И НОВОСВОБОДНЕНСКАЯ. ПРОИСХОЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ДОЛЬМЕНОВ НОВОСВОБОДНОЙ
  14. ГЛАВА IV. ВАВИЛОНСКАЯ КУЛЬТУРА
  15. ГЛАВА IV ВАВИЛОНСКАЯ КУЛЬТУРА
  16. ГЛАВА X. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕГО ЕГИПТА
  17. Глава 2 ПАМЯТНИКИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ
  18. Глава 5 НА СТЫКЕ КУЛЬТУР (Ill-Il BB. ДО Н. Э.)
  19. Глава XVI ЗАПАДНАЯ КУЛЬТУРА В АЛЬПИЙСКОЙ ЗОНЕ